электронная
108
печатная A5
498
16+
Стихии песни

Бесплатный фрагмент - Стихии песни

Сборник стихов

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-0842-9
электронная
от 108
печатная A5
от 498

Символизм в поэзии (от автора)

Поэзия полна символизма. По сути, она и есть символизм. Символы в поэзии — как пятна Роршаха в психологии, они отражают сознание не только автора, но и читателя, соучастника.

Конечно, каждый поэт использует и общепринятую систему символов и свою личную. Например, фраза «замок на сердце» — понятна всем и многими воспринимается подобно, но сам «замок» у каждого свой, как и причина, по которой он оказался «на сердце». Но вот уже чтобы понять «пеликана и ежа с огнеметом» нужно быть хотя бы отчасти знакомым с Ветхим Заветом.

Конечно, многие символы и знаки довольно самодостаточны в том смысле, что они более определяют направление мысли, чем другие. А некоторые позволяют довольно свободно ассоциировать. Но в контексте стиха нам важны не только сами символы, будь они старинные или новые, важна их связка, совокупность, что и вызывает те или иные размышления и эмоции.

Символы связаны нитью повествования, которая и есть «ситуация», на которую автор нанизывает свои символы и знаки. Автор может взять за основу нить вымышленную, искусственную, а может и настоящую, реальную. У меня, например, нить-ситуация почти во всех случаях реальная, происходившая именно со мною. Нить может быть окрашена любыми красками, что так же является символом, но может быть и обесцвечена. А может быть порвана. И тогда символы, знаки могут казаться непонятной кучей, нагромождением образов. Но чаще всего это не так. Нить-ситуация есть, и она изначально заложена автором даже в кажущийся обрыв.

Как знак-символ является многослойной, многоуровневой реальностью, так и нить-ситуация может быть сколь угодно множественной.

Любой человек по-своему воспринимает искусство. Даже прозу, даже картину. Тем паче, что поэзия с одной стороны ласкает слух и сознание, но с другой стороны всегда есть опасность проскользить по поверхности символа. Символы, знаки, ситуации рисуют различные образы в сознании и на подсознании одновременно и, неподготовленная мысль, не может сходу справиться и проследить все изгибы, повороты и линии автора. Для восприятия стиха необходима культура, упражнение, как и в любом другом деле. Чем богаче внутренний мир читателя, тем более множественные ассоциации вызывает стихотворение.

На самом деле, это же очень любопытно: символы, нанизанные на ситуацию. Тем более что бусы, четки, ожерелья стиха могут «висеть спокойно», могут «валяться», причудливо переплетясь, а могут быть и «сжаты в руке» так, что даже сразу и не видно — соединены они нитью или нет. Бывает, что и нет.

У хорошего стихотворения всегда есть своя мелодика, свой мотив и, музыка, звучащая в нем — есть одновременно еще один символ и, возможно, цвет нити.

Нужно понять, что в стихотворении для более полного восприятия важно все. Стих — не проза, в стихе обычно обдумано и выверено, тщательно отобрано и оставлено каждое слово, каждая форма, каждый знак препинания, каждая новая строка, каждые начало и конец строфы. Всё. И не важно, как оно родилось — потоком или муками — это дело автора. Но важно всё. Это факт.

Часто так бывает, что на слух красиво, но когда видишь глазами на бумаге и оно воспринимается более полно — возможно все иначе, не так.

Мне кажется, что правильнее всего стихи вначале читать самому, а затем уже слушать. С песнями несколько наоборот. Возможен вариант, что первична музыка, и она то и является основным символом повествования, тем, что автор первым хотел донести до читателя-слушателя. Возможно, голос. В тембрах, ударениях и интонациях тоже есть свой символизм.

Ритмика стиха — еще один «символ внутри». Связана она более всего с мелодикой, но это несколько иное. Ритмика — это место соединения «знака» и «нити». Их совместное движение. Щелчок четок, скольжение бус.

В стихе важен даже его внешний вид. То, как он прорисован, то, как выглядит на бумаге. Длина строк, разбивка на строфы, физическая форма произведения. Это тоже символ, который хотел дать вам автор.

В итоге, если воспринимать поэзию, как символизм, что, отчасти, всегда так и есть, то для лучшего «чтения» и понимания символики автора лучше все же не останавливаться на одном его произведении, а прочесть их хотя бы несколько. Так картина, набор, возможности автора полнее откроются читателю.

Так что же «хотел сказать автор»? Это, конечно, важно… для автора. Но гораздо важнее личностное восприятие произведения читателем, ибо это и есть итог творчества и смысл символа.

Все знают теорию о том, что нас окружают и с нами говорят в жизни (пусть не всегда ясным языком) множество символов, сигналов и знаков. Так вот стихи, по моему мнению, это самый сложный и интересный рукотворный символ, который встречаем мы на своем жизненном пути. С его помощью, как в зеркале, можно увидеть и рассмотреть себя и окружающий мир. Осознать и задуматься, а может получить предупреждение или подсказку. Не зря ведь сказано, что поэт — больше чем поэт. Пусть автор дает лишь первичные символы, пусть его сознание рисует словом на холсте бытия, он все же помогает проникнуть мыслью глубже, выше и дальше.

Ведь даже простой символ-слово «ты» — многосложен, как и любое местоимение. К кому автор обратился? Мы точно не знаем, можем лишь догадываться. Ко мне? К Богу? К любимой? К другу? К прохожему? А может к облаку? Решать для себя читателю.

Поэзия как символизм — это и срез сознания, и состояние автора в тот или иной момент его жизни. Произведение живет лишь в диалоге с читателем. Прозвучит ли оно в унисон с вашей душой? Если да, то полнее откроется мир символов и знаков, помещенный автором на нить ситуации. А мы сможем лучше понять и его и самих себя, ведь стих — это и притча, и мысль, и пророчество, и история, и, конечно же, символ.

Отчасти, поэтому и не стоит объяснять поэзию — каждый должен открыть ее для себя сам.

стихотворения

Вдохновение

(Молитва поэта)

Подай мне, Боже, силу вдохновенья

Пусть правится Тобой моя строка!

Нет смысла у смертельного забвенья…

Пусть, Господи, легка моя рука!

Пусть хоть разок я напишу удачно

Пусть будут все намеренья чисты!

Пускай порой светло, порою мрачно

Испишутся и перья и листы.

Пусть на немного зацветут улыбки

Рассеется удушье и дурман…

Но, чу! Стучится кто-то у калитки?!

А! Это новых строчек ураган…

Наилучший стих

Я один среди пустыни,

Город мой притих.

Буду я искать отныне

Наилучший стих.

Песню я спою, а завтра

Стих свой расскажу.

Ты под песню будешь сладко

Спать, а я сижу.

Я сижу и созерцаю

Красоту твою.

Завтра снова будет вечер,

Снова я спою.

Песня тихая, ты лейся

Грозам всем назло.

Расскажу я только другу,

Как мне повезло.

Вот мой уставший зверь

Вот мой уставший зверь,

Свернувшийся внутри…

Ты странно на него,

Родная, не смотри.

Не то проснётся он,

Сощурясь, зарычит.

Пусть лучше он поспит,

Пусть дремлет и урчит.

Ты зверя лаской слов

Покрепче усыпи,

А то подскочит он —

Поди, останови.

Признаюсь: я и сам

Слегка боюсь его…

Кто знает, что теперь

Кормёжка для него?

Вот мой уставший зверь,

Свернувшийся в клубок…

***

Перо упало на ладонь,

Мне улыбнулась ты.

О, эти дивные слова

И чудные мечты.

***

Полузабытая ласка

Перед уходом начала.

Тёплые дни обещала

Древняя, вечно поющая,

Сказка.

Яблоневый цвет

Так прекрасно мерцает,

Сияет, но нам непонятна

Удивлённо нас всех поджидает

Закрытая книга.

Уезжаем, летим, расстаёмся

И дальние дали

Томно манят куда-то…

Зачем? Почему? Непонятно.

Уезжая, спеша, оставляем

Друзей и надежды.

И в душе наступают

Разлуки, слезинки и осень.

Очень трудно забыть

Наши краткие, дивные встречи.

Улыбаюсь, лежу, вспоминаю —

Засыпаю под утро.

Средь дождей и туманных дорог

Вспоминаю весну я.

Посреди грёз-тревог

Мудрый ветер подует.

Упадет лист седой и немой

Мне на плечи.

Вспомню мягкий рассвет,

Что меня так ревнует.

И, как яблони цвет,

Пусть безудержно нежно и чисто

В сердце рвётся куплет

Недосказанной вовремя сказки.

И теперь душу ночь успокоит

Звёздным лучом.

Вот напев оборвался хлыстом…

Дальше, с ливнем течём.

***

Друзей провожают в дорогу,

Любимые смотрят вослед.

Легонько вздохнём:

«Слава Богу!»

Звезда подмигнёт:

Нам — привет.

***

Открывая новое дыхание

Под полётом пенящим стрелы,

Впитываю новые названия,

Раненый осколками звезды.

Перемена мест, покой воззвания

Восклицают, мыслями журча.

Новые, прекрасные создания

На песке мы строим, не шутя.

А ещё песок — жилище сосен,

А еще — прадедушка стекла.

Смыслов же бывают сотни сотен,

Милая моя, а жизнь — одна.

Южное окно

Смотрюсь я в южное окно,

А ветер всё сильней.

Зима — печаль (давным-давно)

И вьюга у дверей.

От северных высоких скал

И ледяной воды

Покой души я обретал.

Гуляли явью сны:

Тревожат горы вышину

Небесных чистых струй.

И, обретая красоту,

Шептал я ветру: «Дуй!»

Когда же говорил: «Постой!»,

Мой Ветер затихал…

Иль это он, забыв покой,

Со мною всё играл?

***

…Но я верю, момент придёт

И закатится символ страданий,

Вековая усталость пройдёт,

Мир встряхнётся от предначертаний.

Разольют мириады цветов

Символисты графической формы;

Мир окрепнет от Дара Даров,

Прекратя устанавливать нормы.

Август

Август. В тёмном море Неба

Сыплет искор хоровод.

Август. В мрачном небе бреда

Похоронный ход.

И полёт души на Север,

К островам, в грозу.

К чайкам, волнам…

Мечет песня слёзку-бирюзу.

***

Пройдёт печаль печатью плена,

Взметнутся стаи на крыло;

На дно нас тянет не измена,

На дно нас тянет торжество.

Толкает мир в лицо разлукой,

Моралью бьёт до тошноты;

Зазорны домыслы и слухи,

Мы лицемерия полны.

Частенько мы втыкаем точку

На середину важных слов,

Вбиваем гвозди в шатку кочку,

А мир стенает от ослов.

Нас тянут за ноги соседи

И тянут за руки друзья…

Плюёмся, ржём (как на комеди),

Трагедиями жизнь полня.

Погоня смысла за мечтою

Прицельно бьёт нас прямо влёт,

Ну а красавица с косою

Одна нас постоянно ждёт.

***

Пусть водопадом чувств

Играет рифма,

Пусть облаками слов

Летят года.

Порою, кажется,

Слышна молитва.

Порою мнится,

Что шипит молва.

Бывает, чудится

Гора седая,

Бывает, снится

Распрекрасный сон.

Но чаще смотрит

В душу вьюга злая,

Но сердце успокоит

Чистый звон.

Мысль о разлуке

Клубится дымка, солнце застилая,

Пугает нас.

Но яркая звезда опять пылает,

Лаская глаз.

Зимняя песня

Уезжая, милая улыбалась:

Не на век она со мной распрощалась.

От души трещал мороз, от души.

Целовались от души. Напиши.

Мы по разным сторонам разъезжались,

Поезда в мороз и в ночь разбежались.

Не порвать бы тонку нить при разлуке,

Не гулять бы и не пить мне со скуки.

Вьюга, ночь. Тоска скрежещет морозом,

Да узор ведёт февраль по откосам.

Прикатил холодный день, накатил.

На сердечко падать, тень, прекрати.

Взять перо, ударить звоном по струнам —

Выйдет солнце жарким тоном по рунам.

Расцветут весной подснежники ярко, —

Я любимой подарю — мне не жалко.

***

Как часто в голове

Ревели бури

И гром гремел,

И ливень бушевал,

Но это я назвал

Припадком дури,

А как назвать души

Девятый вал?

Или седьмой… Хотя,

Что толку в цифрах?

Печаль склонила

На плечо главу.

Ищу я утешенье

В строках-рифмах,

Не слишком озираясь

На молву.

***

Тишь воды призывно дремлет,

Розовея по утру.

Мне б попить водицы чудной,

Надышаться на ветру.

По нутру звезды мерцанье,

Плеск волны.

Да — стальное фехтованье

Без игры.

Быстрый ход, немеют тени.

Вой часов.

Нам достались объясненья

Мертвецов.

Полудурочным мотивом

Едет стих.

Уж навряд ли я докончу

Свой диптих.

И трилогию уж вряд ли

Допишу.

Что успею — только милой

Покажу.

Торопливо в окна бьётся

Белый снег.

Да весёлым, звонким плачем

Кружит смех.

Дым рукой отодвигая,

Я лежу.

Суть во сне осознавая,

Вскрикну — задрожу.

Через смутные куплеты

Познаю себя.

Эх, друзья, порой прекрасно

Жить, любя.

Романс

Милая, ты — звук покоя,

Нежный, добрый трепет свечи.

Милая, словно ветер с луною,

Мы беседуем до зари.

Милая, отзвук молчанья,

В предрассветных сумерках дым.

Милая, простим обещанья,

Что не сможем выполнить мы.

Милая, я нынче с тобою:

День и ночь, закат и рассвет.

Милая, улыбнись мне звездою

И пришли свой тихий привет.

То, что люблю

Люблю я смотреть,

Как закат догорает.

Я слушать люблю,

Как скворец умолкает.

Люблю говорить я

Слова ветру в поле.

А петь я люблю

Лишь тебе, лишь на воле.

Люблю я смотреть,

Как небо трепещет;

Как волны шальные

По палубе хлещут.

Я слушать люблю

Несмолкающий ливень,

А гром в небесах

Мне так сладок и дивен.

И реки люблю,

И моря, и озёра.

И чаячий крик

В поднебесье простора.

А голой скалой

Я любуюсь не меньше,

Чем соснам в бору,

Где шатается леший.

Люблю я глухие

Болота и топи.

И дерева скрип,

И звериные вопли.

Мне любо смотреть

На паренье орла.

Мне очень приятны

Девичьи глаза…

И, в общем, наверное,

Я радуюсь доле.

Но вот не люблю

Я любить поневоле.

***

Так манят тёмные колодцы,

Синеющие глубиной.

Волнует дум отображенье

Полёт, оборванный стрелой.

Влекут печальные напевы

И будоражит взлёт весны.

Я слышу: плачет королева

И тикают песком часы.

Зануда-боль не покидает —

Трезвит, ударами звеня.

Капелью ручки умывает

Моя прекрасная заря.

Прискорбны долгие раздумья:

Печать ложится на чело.

Хотя… постойте… я не умер!

Ещё летит моё перо.

Катает волны дым суждений,

Порою разбивая круг.

Туманы звёздные видений

Вливаются в объятья рук.

Ночная

Приходит ночка пеленой нетленной,

Уют и непокой даря.

И укрывает ручкой сокровенно

И города и дальние моря.

Далёкий лес неразличим уж боле.

И соловьи смолкают над рекой.

Сливается во тьме дорога с полем,

Уже почти не видно мостовой.

Но я не сплю, я ночку созерцаю;

Я не ложусь — приятна тишина.

Я старые мотивы вспоминаю,

По-прежнему я ночку пью до дна.

Мерцают в небе звёздочки-сестрицы,

Спокойно ветер бродит надо мной.

А мысль моя к любимой мчится птицей,

Нет милой на прогулке над рекой.

Она уж спит — свернулася клубочком,

Совсем не улыбается сейчас.

Так будь же доброй и хорошей, ночка:

Улыбку подари ей хоть на час!

Приходит ночка нежно, сокровенно;

То холод, то тепло даря.

Лишь звёздочки смеются откровенно,

Во тьме небес, мигая и горя.

Прогулка

На дорогах вечереет:

В гости соберусь.

Может, сердце потеплеет,

Посмеюсь чуть-чуть.

Посмеюсь и выпью чаю,

Если будет чай.

Ворох новостей узнаю,

Зайка, не серчай.

На дорогах всё темнеет,

Скоро в путь пора.

Лишь луна пятном белеет

За стеклом окна.

Лишь апрель бредёт неспешно

В лето и тепло.

Кто-то скажет: «Ты беспечный».

Засмеюсь незло.

***

Отражают мир глаза,

Мысли — стих.

На лугах блестит роса —

Мир утих.

На щеке блестит слеза,

На твоей.

Хлещет по руке лоза,

По моей.

Скоро свидимся мы вновь,

Без гостей.

Изогнёшь дугою бровь.

Не жалей

Ни минуток, ни часов,

Что вдвоём.

До озёр и до лесов

Добредём.

А не хочешь — будем дома

Сидеть.

И в глаза друг другу

Молча смотреть.

Первый дождь

Дождик чуткими руками

Осторожно бьёт карниз.

По окошечку слезами

Он бежит-стремится вниз.

Первый в этот год, весенний

Дождик моет небосклон.

Друг проверенный и верный

Принимает мой поклон.

Раньше часто мы гуляли

По иссушенной траве.

Помню: бредил в ожиданье,

Что вот-вот придёшь ко мне.

Временами я ругался

На бескрайность тяжких туч.

Ты не слушал и старался,

Умывая солнца луч.

Ночью ты пришёл, как странник,

Постучась в моё окно.

Ты моей судьбы избранник,

Ведь знакомы мы давно.

Вместе с ветром приходящий,

Ты даруешь мне покой.

Ты спокойной и бодрящей

Поддержал меня рукой.

Дождь весенний, дождик первый,

Сердце мой и небосклон.

Друг проверенный, друг верный,

Я прошу: прими поклон!

***

Пригорок зелен, воздух чист

И дышится легко.

В руке дрожит весенний лист,

Что тоньше, чем стекло.

Гулял исхоженной тропой,

Да небо обнимал.

И, не найдя нигде покой,

Ход времени считал.

Искал далёкое тепло,

Забытый переход…

А может быть, меня несло

На тонкий лёд…

В путь

Пути железные лежат,

Да стелется туман.

Когда уж нет пути назад,

Не попади в капкан.

Пути железные дрожат;

По ним, забыв покой,

Составы с грохотом летят,

А с ними свет и вой.

Пути в ночной тиши блестят,

Мерцая светом звёзд.

Сомнения в душе горят,

Хотя ответ так прост!

Смотри внимательней, мой друг,

Куда ступить в пути.

Коль нужно, оглянись вокруг,

Реши, куда идти.

Решил? Тогда вперёд смелей,

Но будь настороже.

Коль не заметишь ты зверей,

Так не пройдёшь уже.

Р.Ж.

«Говорят, что день повторяет

Историю мира…»

Что же ночь предваряет?

Песнопения лиры?

«Глупец говорит, что мысли —

Лишь мысли…»

Но дыма спирали повисли

У пропасти смыслов.

Вещает нам все окружение

Таинства жизни.

Нелепы мои продвиженья

К кончине и тризне.

Душа все пытает покоя…

Где ты, где ты?!

Но знаю, что с ветром, с рекою

Мои понесутся куплеты.

Камни и Снег в буре дури

Время вещи изменяет.

Мы разбрасываем камни,

Мы на мертвый остров смотрим,

Молча камни собираем.

В каждом камне слышим вопли,

Слезы руки источают.

Время души омывает,

Отмывает их от грязи,

Если мы о том мечтаем,

Если мы хотим возврата.

Субъективно мы оценим

Вряд ли точно и правдиво.

Сила в слове, сила в деле.

Сила — и слова и дело.

Предрассудки вековечны,

Неизбывны-неизбежны,

Предрассудок — извращенье,

Если он — хозяин дела.

Не имеют права люди

Убивать себя бездумно.

И, подумав, не имеют.

Не имеют права люди

Быть безумными, доколе

Можно вспять подвигнуть разум,

Повернуться к свету Жизни.

На камнях мы ищем руны,

Мы нашли и мы читаем…

Мы относимся предвзято,

Рассуждаем мы не мудро

Над историей мистерий,

Над агонией историй,

Над мистерией истерий…

Знаем следствия последствий,

Не найдем никак причины.

Слышим песнопенья жизни —

Не улавливаем смысла,

Но печалью задевают

Нас чужие думы-скорби.

Иногда отпрянуть можем

И, отпрянув, рассмеяться.

Если ж нас задело слово,

Если ж нас достало дело,

То гораздо нам труднее

Не отпрянув, рассмеяться.

Молча с острова уходим,

Тихо храмы покидаем,

С памятью прощаясь молча.

Но всегда, в любую пору

При безвременной погоде

Можем к острову вернуться.

И тогда нас не заденет,

Не достанет, не догонит

Убивающая доля.

Но на острове тоскливо,

Душно, зябко, одиноко.

Поражает представленье,

Что назад нам не вернуться.

Нужен нам путеводитель,

Светоч, стимул, смысла нити.

Как хотите назовите

Это яркое движенье.

Думный дыма воплотитель

В жизни яркое горенье.

Молний смеха грохотанье,

Разбиванье, растерзанье.

Буйство пиршественных мыслей.

Упорядочить стремленье

Очень редко удается.

Чаще мы макеты ценим

И модели отдаемся.

Мир картонный побеждает,

Мир искусственный подходит.

Создаем себе кумиров

И кумиров ублажаем.

Не освободить мозги нам

Для возвышенных полетов

В храм души и в храмы Бога.

Часы

Часы прославились моментом —

Бьет пульс,

Да преждевременным фрагментам

Дивлюсь.

На естество пустых бокалов

Кинь взгляд.

Немало выпито отравы

Тому назад.

Восторгом старой писанины

Прельщен.

В колечке-капле из рубина

Мой стон.

Биеньем крови вновь стреляет

В висок.

За дальней далью отдыхает

Лесок.

Ныряю в озеро загадок-

Вот дно.

Звенит, разбито где-то рядом

Окно.

Дневник

Передо мной души дневник,

Своей, в которую не вник.

Передо мной страницы, буквы,

Печали, сны, гаданий бред.

Передо мной виденья мчатся,

Страданья зим, терзанья лет.

Молитва слышится напевом,

Взлетает почерк к небесам.

Сказанья, домыслы, снежинки…

Я с детства верю чудесам.

Перед тобою мой дневник

Моей души, моих раздумий.

Возможно, ты услышишь крик,

Намёк, агонию безумий.

Сколь пафосна строка порой,

Настолько же банальны мысли…

Не столько тешусь я игрой,

На сколь себе дарю я смыслы.

Снежинки (бури дури)

«Бытие, определяющее сознание» —

Это ошибочное определение,

Происходящее от незнания

Ни бытия, ни сознания.

Спокойное созерцание

И безрассудное суждение,

Отрицание непонимания —

Есть нормальное состояние.

Возникновение безысходности

Происходит от недопонимания

Собственных предрасположенностей

И недостатка внимания.

У Богие мнения

Суть — талант изъискания,

Следующий за творением

Личного суждения.

Собственная гармония

Истинного творения

Достигается голосом,

Молчащим от незнания.

Ускользание понимания

Собственного творения

Происходит от осмеяния

Глупости самосознания.

Слёзное раскаяние —

Последствие самосозерцания.

Мера страдания —

Истинные испытания.

Великие горести,

Происходящие от знания —

Суть неупорядоченное и

Рассеянное мышление.

Остановка развития,

Смерти подобная,

Есть помрачение

Принципов знания.

Великие люди

Свободного знания

Отрицали рамки

Обыденного мышления.

Пути Господни

Неисповедимы

Человеческим сознанием,

Суть творением.

Погрязшие в самокопании,

Отрицающие размышление,

Плюющие на откровения

Стремятся к саморазрушению.

Безконечное безначальное

Единение понимания —

Безсюжетное отношение

Человечества в Мироздании.

Хорошее и красивое

По природе — Истинное;

Сумрачная риторика

Омрачает движение.

Уставание от злословия,

Идейное безмыслие

Измеряет человечество,

Отягощая подсознание.

Экспрессия подсознания

Равняется восприятию

Реального события.

Возвращённое извращение.

Старые воспоминания,

Затронутые пополнением

Нового переживания,

Отягощают размышления.

Боль от пережитого

Разбивает осознание

Исполненного предначертания

Восходящего удивления.

Изменение суждения,

Происходящего от незнания,

Радует пропадающего

Под гнётом «правильности».

Навязчивые пристрастия

И ослепляющие привязанности

Являются искушением

На дороге Знания.

Данное словословие

Пишется для понимания

Нынешнего суждения

На предмет словомудрия,

Мифическая обусловленность

Всякого суждения

Породит словопрения

О сути любомудрия.

Песок (бури дури)

Вот, слова я нанизывал

На браслет рассуждения.

Ювелиры навряд ли

Эти купят изделия.

Парадокс не в деяниях,

Парадоксы в решениях.

Позабыли о правилах:

О Любви и молениях.

Чистоту не сберегшие,

Прозябаем в бес- действиях.

Мы, себя отлучившие

От Церквей и Заздравия.

Мы, буквально, усопшие,

Мы, глобально забившие,

Максимально отсталые,

Но ещё не почившие.

Устаём не от бремени,

Устаём от усталости;

Заблудились во Времени,

Мы болеем от вялости.

Мы — быльём не заросшие,

Но в Бельё не одетые.

Мы — морально продрогшие,

Хоть, пока, не бездетные.

Парадокс не в деяниях,

Парадоксы в суждениях.

Мы стареем от вялости,

Заблудившись во Времени.

Сам себе помоги

Помоги себе сам

И не рви настежь душу.

Помоги себе сам,

Говори себе: «Трушу».

«Сам себе помоги…» —

Бьют на башне часы.

Попросить?.. «Не проси!» —

Крик мой, птицей лети!

«Помоги — не беги», —

Скажут точно Весы.

«Сбереги, помоги,

Уклонись от косы…»

Себе сам помоги —

Бьют друзья по живому.

Камень рвётся в руке —

Уж пора нам до дому.

Весть застряла в полёте,

Да и был ли полёт?

Огонёк под рукою —

Затушу, коли врёт.

Колыбельная

Темна печаль, темна купель.

Лампадка гаснет — скоро день.

Спи сладко, девочка, усни.

Устав, нельзя нырять во дни.

Не чувствуй ни словес, ни линий.

Картинкой манящею иней

Ложится на мое окно…

Нам спать пора давным-давно.

Темно, звезда мигает тихо,

Нас песня утаит от лиха.

Возможно, солнце огневое

Не украдет у нас покоя.

Лежит перо и спят страницы.

Покой всю ночь нам только снится.

Все спят… лишь ветер беспокойный

Нам в сказку двери приоткроет.

Времена и обстоятельства

Время изменяет обстоятельства,

Обещанья наши рассыпаются.

Мы — нет, нет, — от них не отрекаемся,

Лишь осколки стенок разлетаются.

Мы меняем взгляды, поведение;

Сон приходит, удаляя мнения.

Воля ведь не наша — Провидения,

Мы — лишь отголоски слов Сомнения.

Точку сон поставит под днём прожитым,

Оставляя разум наш непотревоженным.

Мы «вчера» воспримем намного спокойнее,

Чем «сегодня» — сном мозг поднастроило.

Изменяет Время обстоятельства,

Обещанья новые накатятся.

Снова мы от них не отрекаемся,

Лишь Дела со Словом разлетаются.

***

Опять выпал снег…

 Тихий матовый свет

  Лег на сердце.

   Мне что-то никак

     Не унять эту дрожь в руках.

      Суета запорошенных дней,

        Замерзанье вестей…

Лишь печаль на стене

  Потечет по весне

   Позабытой слезой,

    Да дорожкой прямой

     Прям домой.

      Выпал снег и лежит,

        Только ветер кружит

          Надо мной…

Выпал снег, приглушил

  Всё, чем жил…

***

Весенние грёзы…

Пусть дождь-чародей

Прольёт свои слёзы.

Смотри, не болей.

***

Безсвязный сон задёрнул шторы

Дневного умысла в ночи.

Мечта поддала бреду шпоры,

Надтреснул разум и кричит.

Безумный бег воспоминаний

(Перед уходом в стылый сон)

Не управляется сознаньем,

Похожим на реальный стон.

Молитвы шёпот закрывает

Ворота в ночь для диких дней.

Неясным отблеском мерцают

Сто тысяч дум, и всё — о Ней.

ОНА

Она спокойная, как нега.

Она, как сон.

Непредсказуема, как небо.

Ни страсть, ни стон.

Её на все лады склоняют,

Как право — зря.

Её боятся и гоняют,

О Ней моля.

Она и лечит и терзает,

Всегда права.

Порою сердце оживляют

Её слова.

Она сильна, но беззащитна

Для грубых рук.

Но нам должно быть очевидно:

Она живёт вокруг.

***

Уютный угол у стола

В ночь, в день.

А за окошком пелена —

Метель.

Приятны утро и тепло,

Да чай.

Хоть солнце и не увело

Печаль.

Прекрасны вечер и закат,

Да дым,

Но вечер думами богат —

Бог с ним!

Дорога плачет без тебя,

Да дверь

Открыта настежь для меня —

Поверь.

Уснуть? Тревожною порою

Дел нет.

Забыть? Придёт с весною

Куплет.

Кроваво-угольной воды

Я не коснусь.

Что? вечер? — Это полбеды!

Вернусь.

И слов нет, чтобы описать

Погод ненастье.

И нет слов, чтобы подарить

Любимой счастье.

Растопят сумрак летним днём

Твои слова.

Метель окажется дождём,

Любимой — пелена.

***

Переплетенье рук рождает чувство.

Переплетенье слов рождает стих.

Невысказанный смысл даёт искусство,

Невыраженный слог даёт мотив.

Мотив искусный в душах стих рождает

И чувства пробуждает в глубине.

Хоть руки далеки, но руки вспоминают

Рожденье смыслов о самом себе.

Слова слезятся думой по бумаге,

Хоть часть их счастлив на неё пролить.

Не только мрачные и грязные овраги,

Не только беды приходилось пережить.

Грех жаловаться на свою судьбину;

Пока свеча горит, роняя свет,

Сплетенье дум в нелёгкую картину

Рождает ожидания куплет.

***

На окошечке заветном

Твоей тени нет.

К сожаленью, не приходит

Твой привет.

Вспоминаю, помню

О тебе.

А рубин всё плачет

В серебре.

Подмораживает долго

Месяц Март.

Занимаюсь изученьем

Старых карт.

Закрывает сон тихонько

Мне глаза.

Пусть двоим теперь приснится

Неба бирюза.

***

Миф — содержанье Лабиринта,

Бесстрастный путь в ночи…

Я нахожу биенье ритма —

Так сердца голосок стучит.

Тайна

Помню, сдёрнул с Тайны смело

Белоснежную вуаль…

Позже робко, неумело

На неё набросил шаль.

Мне не жаль, не жаль открытий;

А у ног простёрлась даль.

Милая, не уходите,

Не вонзайте в душу сталь.

***

Филигранная работа

Вызывает интерес.

Добавляется забота:

Неизвестности процесс.

Неизбывность обсуждений

Забивая болтовнёй,

Убежать от огорчений,

Отнимающих покой.

Огорченья постигают

Ты скажи, скажи, зачем?

Иногда меня пугает

Невозможность перемен.

Не привыкну к ожиданьям,

Право слово, никогда.

Но твержу, как оправданье:

«Это горе — не беда».

Дорогу осилит идущий

Дорогу идущий осилит,

Пусть долог и труден поход.

Достало б желанья и силы

На каждый уступ-поворот.

Идущий осилит дорогу,

Коль смысл он увидел в пути.

То скоро, а то понемногу,

Хоть тяжко бывает идти.

Дорогу осилит идущий,

Пусть камни, пусть тернии рвут.

Но голос он слышит зовущий,

И кажется, что его ждут.

Идущий дорогу осилит,

Хоть ноги собьёт до колен,

Пока ему мнится по силам

Грядущая вязь перемен.

***

Догорает осень серебристо,

Под ногой трещит упрямый лёд.

Летний тёплый сумрак золотистый

Успокаивая, снег пройдёт.

Вот туман над соснами седыми

Озаряет ясный луч весны,

А дождями ярко-голубыми

Веет от проказницы-зимы.

***

Причудливым извивом

Твоя струится нежность.

Мне не постичь изгибов;

Виной — моя небрежность.

Прохладным переливом

Вздымает грудь неспешно —

Ты хороша на диво…

Мы свидимся, конечно!

Ночная походная

Костерок наш догорает,

Подступает тьма ночная.

Глазом уголёк мигает,

Неизвестностью пугая.

Днём — исхожена тропинка,

Днём и лес и лог знакомы.

Ночью — странная картинка:

Всё нам дико, странно, ново…

Ухнет филин, сосны скрипнут —

Встрепенёмся, кол сжимая.

Кто-то горько, больно вскрикнет —

Смотрим в темень, ожидая.

Смело мы пройдём по лесу,

Звёзды больше, чем кулак.

Меньше мы боимся бесов,

Мы гуляем просто так.

Костерок наш догорает, подступила мгла ночная…

***

Накатит, бывает, усталость…

Свои вспоминаю слова:

Причина усталости — вялость.

Однако, склонилась глава.

Бывает, нахлынет отрада,

Взлетаешь над грешной землёй…

Кричишь: мне иного не надо!

Паришь, забывая покой.

Случается, нёс испытанье

И думал: дойду — отдохну;

Теперь же одно оправданье:

Коль сдашься — затянет ко дну.

Но ныне не всё так печально,

Свои повторяю слова:

Нельзя предаваться отчаянью —

Смотрите — приходит Весна!

***

Каскад твоих волос,

Да голос лучший в мире

Меня к тебе унёс,

Настроив лаской к лире.

***

Вроде, лето у порога,

Вьется дымка серпантином.

Да погода-недотрога,

Да порхает паутина.

Ну на что мне это лето,

Если милой рядом нету?

Уголёк

Дымочек лентой голубою

Ползёт в открытое окно.

Никак не встретимся с тобою —

Реалистичное кино.

Хоть уголёк глазком краснеет,

Его вращаю я в руке.

Подёрнут сказкой огневою,

Тянусь душою я к тебе.

Уже не то, чтоб вечереет,

Ещё (почти что) налегке…

Страх надо мною не довлеет,

Когда в ночи бреду к реке.

Присяду к звёздному зерцалу,

Зажгу заветный уголёк

И он, как прежде, замерцает,

Хотя от милой я далёк.

Переборы

Гитару взять, да перебором

Пройтись по ней.

Забыть несносный шум раздоров,

Унять взбесившихся коней.

Душою, септовым аккордом

Слезу поднять.

И, может быть, с судьбой притворной

Миг счастья посетит опять.

Узнать покоя отголосок

В дыханье ритма.

Забыть нелепые прогнозы:

Ведь песнь — молитва…

Полет несбывшихся надежд

А днем — как ночью: шум прибоя,

Полет несбывшихся надежд.

А песнь — как шорох снов с тобою,

Блеск ниспадающих одежд.

Полет надежд на крыльях счастья —

Звук пламенеющей мечты.

Над судьбами штормит ненастье:

Надеюсь я — поверишь ты…

Протяжный штиль ударит в сердце

Осколком гаснущей звезды.

Замрет дыханье, скрипнет дверца,

Взметнутся в пустоте костры.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 498