электронная
36
печатная A5
342
16+
Стихи разных лет

Бесплатный фрагмент - Стихи разных лет

сборник стихов

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2213-6
электронная
от 36
печатная A5
от 342

Крылатая пехота

Кто вниз шагнул с небес — тот не сравнится с пылью,

Кто выполнял приказ под лозунг «С неба — в бой!».

Десантники с небес по облакам сходили.

Как крылья купола раскрыв над головой.


Пускай пообсуждают, пускай порассуждают,

Что в войнах современных сейчас имеет вес,

Крылатая пехота задачи все разрешает

В десантный люк шагая смертям наперерез.


Маргелова идея живее всех живая,

Чтобы призвать к ответу агрессоров любых.

Готовая всегда, приказ не обсуждая,

Крылатая пехота в беретах голубых.


Пускай пообсуждают, пускай порассуждают,

Что в армии важнее, ракета или танк.

Пока ещё стреляют и войны полыхают,

А значит, что без дела не останется десант.


Пусть многие считают, что люди не летают,

Что крылья за спиною лишь ангелов черта,

Маргелова идея живёт и побеждает,

Крылатая пехота громит тылы врага.


Десант и через сотни лет историей не станет,

Берет не будет голубой в музей навечно сдан.

И враг пусть не надеется — его везде достанут,

Со звёзд ему на голову обрушится десант.

Мы смерть уложим на лопатки

Самолёты туда не летают,

И не ходят туда поезда,

Корабли туда не доплывают,

И пешком не добраться туда…


И только ночью вертолёт

Нас унесет в квадрат на карте,

На свете нет игры азартней —

Со смертью в прятки поиграть…


Мы смерть уложим на лопатки!

Пускай зубами не скрипит!

Когда в бою мои ребятки —

От страха даже смерть дрожит!


Майор командует «Вперёд!»,

Взлетают в небо вертолёты,

Наш враг — еще не знаем кто ты,

Но мы в аду тебя найдём!


Мы смерть уложим на лопатки!

Пускай зубами не скрипит!

Когда в бою мои ребятки —

От страха даже смерть бежит!


Пускай весь мир горит в огне,

Но нам на это наплевать,

Приказ нам дали на заре

Укрепрайон атаковать.


Мы смерть уложим на лопатки!

Пускай зубами не скрипит!

Когда в бою мои ребятки —

От страха даже смерть дрожит!


Завоет установка «Град»

И к ночи город будет взят,

Будь враг хоть даже черту брат —

Пусть нас рассудит автомат!


Мы смерть уложим на лопатки!

Пускай зубами не скрипит!

Когда в бою мои ребятки —

От страха даже смерть дрожит!


Мы смерть уложим на лопатки!

Пускай зубами не скрипит!

Когда в бою мои ребятки —

От страха даже смерть бежит!

Когда наш экипаж уходит в небо

Я снова вижу мирный самолёт,

И белый след на синем-синем небе.

Но дан сигнал и мы идём в полёт,

Нас вновь зовет разорванное небо.


И снова в бой пускает нас земля,

И вновь врага мы превращаем в пепел,

И мы хотим, чтоб было так всегда,

Когда наш экипаж уходит в небо.


Пусть говорят, что смертны даже мы,

Когда уйдем в полет последний самый.

Пусть на земле нам крылья не даны,

Но мы парим, парим над облаками!


И снова в бой пускает нас земля,

И вновь врага мы превращаем в пепел,

И мы хотим, чтоб было так всегда,

Когда наш экипаж уходит в небо.


И снова в бой пускает нас земля,

И вновь врага мы превращаем в пепел,

И мы хотим, чтоб было так всегда,

Когда наш экипаж уходит в небо.

Марш «Черепов»

Мы смерти улыбаемся в атаке,

На гербовых нашивках оскалы черепов.

Нам дан приказ, боец готовься к драке!

Над нами покровительство всех воинских богов.


Пусть враг закажет панихиду по себе,

Пускай живет последнюю минуту,

Мы очень скоро будем на земле,

Мы смерть несем на крыльях парашютов.


И перед нами каждый просто безоружен.

Ни Дьявола, ни Бога на помощь не зови!

А после нас потоп уже не нужен,

Мы мир утопим в его собственной крови!


Пусть враг закажет панихиду по себе,

Пускай живет последнюю минуту,

Мы очень скоро будем на земле,

Мы смерть несем на крыльях парашютов.

Я научу тебя войне

В чёрном небе ночном

Ярко светит луна,

Мирный город уснул,

Только мне не до сна.


И снова занывшие старые раны

Мне не дают полноценно вздохнуть,

И грязная ржавчина воспоминаний

Не позволяет спокойно заснуть.


Мне снова снится вертолёт,

Чужое небо под ногами,

И пепла пыль под сапогами,

Инструктор шепчет за спиной.


Я научу тебя войне!

Я научу тебя сражаться!

И научу живым остаться,

Когда весь мир горит в огне!


Огня ударит новый шквал,

С небес дождём польет напалм,

Стрекочут пули по броне,

И командир прикрикнет мне.


Я научу тебя войне!

Я научу тебя сражаться!

И научу живым остаться,

Когда весь мир горит в огне!


Здесь больше нечего хотеть,

И не бессмертна даже смерть,

От жара плавится броня,

И этот ад — рай для меня,

И в наступившей тишине,

Сам бог войны грохочет мне.


Я научу тебя войне!

Я научу тебя сражаться!

И научу живым остаться,

Когда весь мир горит в огне!


Начнется медленно рассвет,

Как будто не было войны,

И снова слух мой разорвёт,

Звенящий грохот тишины.


Я выхожу в пустую дверь,

Мальчишка спросит мой знакомый,

Когда я выхожу из дома,

«Чем, дядя, ты поможешь мне?»


Я научу тебя войне!

Я научу тебя сражаться!

И научу живым остаться,

Когда весь мир горит в огне!


Я научу тебя войне!

Я научу тебя сражаться!

И научу живым остаться,

Когда весь мир горит в огне!

Когда в бою прикажет командир

(Секретным подразделениям посвящается)

Наша форма пятниста, как карта Земли,

Но мы не ходим в ней как на параде,

Мы пролетели, пробежали, проходили, проползли…

Для нас на карте нету белых пятен.


И солнце может в небо не соваться

И может наизнанку вывернуться мир,

Но даже боги с нами не сравнятся

Когда в бою прикажет командир.


В атаку взвод! Бегом вперёд!

Чтоб уцелеть на острие атаки!

Нас не возьмут огонь и пулемёт!

И нипочём нам танковые траки!


В атаку взвод! Бегом вперёд!

Чтоб уцелеть на острие атаки!

Нас не возьмут огонь и пулемёт!

И нипочём нам танковые траки!


Нам не бросают под ноги цветы,

Нас не встречает рев аплодисментов,

Но мы весомый аргумент страны,

Других стране не надо аргументов!


Пускай не спят спокойно иностранцы

Под нашими прицелами сон превратится в тир

И бесполезно под землей скрываться,

Когда в бою прикажет командир.


В атаку взвод! Бегом вперёд!

Чтоб уцелеть на острие атаки!

Нас не возьмут огонь и пулемёт!

И нипочём нам танковые траки!


В атаку взвод! Бегом вперёд!

Чтоб уцелеть на острие атаки!

Нас не возьмут огонь и пулемёт!

И нипочём нам танковые траки!

Десантные войска

Засвистела-просвистела пуля у виска,

Наконец-то я попал в десантные войска.

Я последние три года рвался в них попасть,

Надо ж было голову засунуть чёрту в пасть!


Первые пол года превратились в сущий ад,

От залётов жизни через месяц стал не рад.

Кроет взводный, кроет ротный, кроет сам комбат,

Целый день я слышу только мат.


За неделю удаётся спать часов так семь,

Как ещё я не свихнулся головой совсем?

Построения, разводы, стрельбы и прыжки,

Только успевай менять рожки.


Через год мою бригаду понесло в Чечню,

Встретить бы того, кто эту выдумал фигню.

Четверть роты грузом двести увезли домой,

Я хожу неделю сам не свой.


Целый день стрельба, зачистка, минные поля,

Точно не уйду живым наверно в дембель я.

Нас вчера свои накрыли установкой «Град»,

Кто давал им вводную? Какой дегенерат?!


Наконец-то вот он дембель, еду я домой,

Третий день я на гражданке от тоски больной.

Пролетели две недели, скоро я рехнусь,

Застрелюсь, повешусь, утоплюсь.


Так нельзя же в самом деле выход должен быть,

Невозможно непрерывно только пить и пить.

Ненавижу жизнь такую, извела тоска,

Я вернусь в любимые десантные войска!

Одиноким волкам посвящается

Я одинокий волк, бегущий по степи,

Куда меня судьба забросит я не знаю,

Но лишь бы только ноги меня несли

К той линии, где горизонт мерцает.


Я одинокий волк, бегущий по степи,

Что ждёт меня вдали, что будет, я не знаю,

Но лишь бы только сил хватило мне дойти

К той линии, где горизонт мерцает.


Я одинокий волк, бегущий по степи,

Где я найду покой ни я ни Бог не знаем,

Но лишь бы только жизни хватило мне дойти

К той линии, где горизонт мерцает.

Первый пошёл!

Уходит дальше самолёт,

А я болтаюсь на стабилке,

И только в голову идёт,

Что в голове моей опилки.


Не думал мишка Винни-Пух,

За мёдом с шариком летавший,

Что его песенку поют,

Наши десантники на марше.


Страшилки детские всплывают

Мне в перевёрнутых мозгах,

И мысли дикие летают

Про смерть старушки в проводах


Дать в морду пару раз заразе,

Который это сочинял,

И с парашютом он ни разу

Над ЛЭП под током не летал.


И снова бух! Об землю плюх!

Ну прямо точно Винни-Пух!

Куда-то все вокруг бегут,

По полю тащит парашют.


По правой раз, по левой два,

А дальше осликом Иа,

Всё тащим сами на себе,

И что-то долбит по спине.


Неважно то, что будет дальше,

Неважно что, не по себе,

А важно то, что всё же начал,

Я начал службу в ВДВ!

Не лучше ли, наверно…

Кроят историю опять, как будто непонятно,

Что факты те не изменить полемикой о них,

А просто книгу почитать, наверное, приятней,

Чем выступать на митингах в истериках дурных.


Что было навсегда ушло и не вернуть обратно,

Проходят годы, в мавзолей не спрячешься от них,

Но через пропасть по мосту идти куда приятней,

Чем ковылять по жёрдочке на ноженьках кривых.


Одним дай суверенитет, других прими обратно,

Бумаги может не хватить для подписей любых,

Но просто мирно поболтать, наверное, приятней,

Чем погибать под пулями в баталиях дурных.


Одни орут «Даёшь вперёд!!!», другие «Нет, обратно!!!»,

Стучат об стенку головой на выборах любых,

Но просто думать сообща, наверное, приятней,

Чем выдвигать в политику придурков, но своих.


Намучились, налазились, наелись от души,

Напробовались до смерти и наигрались всласть,

А если дальше продолжать лишь на себя тащить,

То так недолго будет и насовсем пропасть.

Машинная логика

(Программистам и системным администраторам посвящается)

В странные игры люди играют,

План жизни рисуют они на песке.

Вечно сомнения их не покидают

В каждой бессмыслице и пустяке.


Во тьме заблуждений,

Ошибочных мнений

Тускло мерцает наития свет,

Только машины не знают сомнений,

Только машины знают ответ.


Вечные игры и тайные страсти,

Сомнения на вас наложили печать,

Живёте вы все у сомнений во власти,

Только машины свободны решать.


Во тьме заблуждений,

Ошибочных мнений

Тускло мерцает наития свет,

Только машины не знают сомнений,

Только машины знают ответ.


В пересечениях логических связей

Переплетается тонкая нить,

Машины не знали сомнений ни разу,

Только машины способны решить.


Во тьме заблуждений,

Ошибочных мнений

Тускло мерцает наития свет,

Только машины не знают сомнений,

Только машины знают ответ.


Когда ты поймёшь моих мыслей ассемблер,

Всё сразу понятно станет тебе,

Только машины не знают сомнений,

Машины не знают сомнений в себе.


Во тьме заблуждений,

Ошибочных мнений

Тускло мерцает наития свет,

Только машины не знают сомнений,

Только машины знают ответ.

А ты опять пришел сегодня пьян

(В подражание Маркину «А ты пять сегодня не пришла»
сильно пьющим начальникам сильно пьющих подчинённых посвящается)

А ты опять пришёл сегодня пьян,

А я так ждал, надеялся и верил,

Что ты в тот раз мне правду обещал,

В последний раз тогда тебе поверил…


Ты обещал мне, что не будешь пить,

И будешь только трезвый на работе,

Всё объяснял, как трудно тебе жить,

А выпивать ты будешь по субботам.


И вот опять я вижу снова ты

Идёшь с бутылкой пьяный на работу,

Сегодня вторник, знаешь даже ты,

Но ведь никак, наверно, не суббота.


Зачем, зачем ты пьянствовал три дня,

Меня подвёл и сам себя подставил,

Чтоб я на этот раз простил тебя,

Ты просто должен тоже мне поставить.


Налей стакан мне полный до краёв,

Плевать, что день рабочий не закончен,

Работа манит только муравьёв,

А человек и расслабляться должен.


Я дам тебе отгулов штуки три,

Чтоб ты глаза мне завтра не мозолил,

Вали отсюда просветлять мозги,

Пока тебя совсем я не уволил.


Ты налакался пьяный как свинья,

Меня чуть-чуть сегодня не обидел,

И чтобы с послезавтрашнего дня

Тебя я больше пьяного не видел


Тебе хоть стыдно, что ты натворил?

Напился сам, меня не приглашая,

Тогда сравнили б кто кого бы перепил,

Ну что за память у тебя такая!


Чтоб это было в предпоследний раз,

И без меня не смел ты нажираться.

Захочешь выпить — сразу скликни нас!

С тобой на этом можем распрощаться.

Начни войну

Когда у тебя отнимают твой дом,

Когда у тебя отбирают твой хлеб,

Когда хотят тебя сделать рабом —

Помни, что ты ещё человек.


Начни войну, начни её с себя,

Будь беспощаден, враг стоит напротив.

Начни войну, теперь мир для тебя

Из тех кто только за и только против.


Не жди наград, не жди пощады,

Будь беспощаден сам к своим врагам.

Теперь доверие только для слабых,

Всё, что ты хочешь, ты должен сделать сам.


Начни войну, начни её с себя,

Будь беспощаден, враг стоит напротив.

Начни войну, теперь мир для тебя

Из тех кто только за и только против.


Забудь про то, что кем-то был когда-то,

Запомни тех, которые должны.

Жизнь изменилась, стань теперь солдатом,

Солдатом не объявленной, не конченой войны!

Рассказ хаджита-почтальона

Достопочтенный граф Анвила

Позвольте мне вам доложить,

Что Вам от графа Лейавина

Письмо должно было прибыть.

Но получилась тут заминка.

Письмо направленное вам

Было поручено кретину,

Чья голова есть не указ ногам.

Вместо того, чтобы с утра

Пойти по городской дороге,

Он на ночь глядя через лес

Погнал пешком, сбивая ноги.

Решил он в форте ночевать,

Что в трёх часах от города того,

Стоит и есть не просит никого.

Но говорили же ему,

Не только громко, но упорно,

Что в старых, брошенных фортах

Селиться любят мародёры,

Ему что вор, что мародёр,

Для идиота всё едино.

Полез он в форт

И мародёрствующий орк

Погнался сходу за кретином.

Кретину был бы тут конец,

Но, видно, Шигорат,

Чей ум безумен, наблюдать

Безумства его рад.

Над головой гудела сталь,

Без сильного напряга

Орк-мародёр его загнал

Прямо в бандитский лагерь.

Случилась драка. Под шумок

Он от обоих и убёг.

Стоит таверна на пути

«Знамение дурное».

Ну до утра хоть обожди!

Так нет, он за спиртное!

По пьяной лавочке один

Аргонианин-постоялец

Сказал где амулет лежит.

Ему. Какой мерзавец!

Кретина охватил задор,

Даэдра, видимо, в ударе,

И искупить он свой позор

Решил, забыв про тварей,

Что по руинам и местам,

Где мало видит кто,

Живут, хотя и не всегда,

А голова на что?

Но думать надо головой,

Не тем, где ноги входят в спину,

И он, не взяв меча с собой,

Полез в айлейдские руины.

Скелета я одной рукой!

Да мне скелеты не опасны!

Все идиоты! Я не тот,

Кто с верит идиотским басням.

На четвереньках он полез

Во тьму по лестнице крутой.

Я доберусь, сказали мне

Там амулет лежит большой.

В руинах древних грохоча

Он лазил гордый безгранично,

И еле ноги волоча

В потёмках налетел на лича.

Шарахнул лич в него огнём

И мало тут не показалось!

Мы днём с огнём не соберём

Того, что от него осталось.

Письмо осталось где-то там,

Среди обугленных кусков,

И доставать его оттуда

Решилась гильдия бойцов.

Аргонианин рассказал,

Чтоб как-то отвязаться,

Куда придурка он послал,

Руины где, и как туда добраться.

Ну надо ж было уже днём

Всей гильдии так нализаться!

Они за проклятым письмом

Опять послали новобранца!

И вот ещё один кретин

Полез за первым идиотом.

Девять богов не приведи

Какую он потом работу

Всем натворил.

Столкнувшись с личем

Он дёру дал, а лич за ним.

Поднял всю нежить из руин!

Он на поверхность с громким кличем

Спасайтесь все!

И в город побежал бегом.

Устроил он для всех дурдом!

Пол ночи гильдия бойцов

Пыталась выгнать мертвецов,

Скелетов, личей, привидения,

Что разбежались по углам,

Подвалам, склепам, чердакам.

Не в силах выполнить задачу

Призвали магов гильдию помочь.

Нелёгкая случилась ночь!

Подумал весь тогда Бравил,

Что конец света наступил.

Лишь к самому утру огнём

Придворный графа маг

Живого мертвеца прибил,

Последнего, не помнит как.

Была у зомби одного

Бумага, видимо, письмо,

Которое тот идиот

Доставить должен был и вот,

Что удалось восстановить,

Могу я здесь Вам предъявить

Увы, не целиком

И обгорелое притом.

Теперь желаю я узнать,

Изволите ли вы читать

То, что осталось от письма?

Мораль сей басни такова.

Не поручай ты идиотам,

Кретинам, прочим дуракам

Того, что можешь сделать сам.

Непредсказуемы пути,

Которыми они пойти

Способны под влиянием дури.

Армагеддон уныния

Бейтесь сильнее нытики,

Бейтесь сильнее и чётче.

Тот, кто ругает Ницше,

Лично не знал расчётчиков.

Пыльною молью из шкафа

Мимо Христос прошмыгнул

Был тут же послан он на угол

Тем, кто на пальцы подул.

Синим огнём загорелись

Умелые пальцы расчётчика,

Молниями примелькались

Души умерших на счётчике.

Кто-то не верит в Бога,

Кто-то боится Аллаха,

Только не знают многие

То, что скрывает магия.

Магия чисел становится

Между числами и константами,

В ужасе содрогаются

Те, кто стали сектантами.

Рушится грань невозможного,

Распахиваются врата,

Нет ничего больше сложного

В бессмертии на века!

Слушайте жертвы, слушайте!

Теперь вы для нас просто корм,

Некромагия над душами

Пронесётся наша, как шторм.

Жизни простых сокращаются

На четверть, две пятых, на треть

Кто не владеет магией

Должен для нас умереть.

Наша жизнь продлевается

За счёт жизней тех, кто не смог

Постигнуть азы некромагии

И кому мешал его бог.

Пиршество некромагии

Над миром живых воспарит.

Вздрогните те, кто не с нами,

Будем мы души их пить.

Тех, кто не смог осмелиться,

Тех, кто боялся греха.

Праздники приближаются,

Меч это вам не соха!

Какие были времена!

(Воспоминания участника культурной революции)

Какие были времена!

У власти был товарищ Мао.

И к коммунизму шла страна.

И все читали Дацзыбао.


Какие были времена!

Еды нам много не давали,

Но хунвэйбины наступали

И побеждали мы врага.


Какие были времена!

Пинали все Дэн Сяопина

За то, что он антипартийно

Сам против Мао выступал.


Какие были времена!

Вступили в битву цзяофани,

Которых в бой товарищ Мао

Сам отдалённо направлял.


Какие были времена!

В Китае власть у коммунистов.

И неоревизионистов

Мы разбивали на века.


Какие были времена!

Мы оппозицию громили

И коммунисты победили

Контрреволюцию сполна.


Какие были времена!

В коммунистическом Китае

Культурных революций знамя

Мы пронесём через века!

Баллада про моль и канифоль

(Поётся пьяным завывающим голосом)

Мы песню вам споём про моль,

Про шубу, мех и канифоль,

Как мех на шубе съела моль,

Как моль не ела канифоль.


Жила была на свете моль. Жила была на свете моль.

Жила была на свете моль и ела мех на шубе.

Но моль не ела канифоль. Но моль не ела канифоль.

Но моль не ела канифоль — моль канифоль не любит.

Потру я шубой канифоль. Потру я шубой канифоль.

Потру я шубой канифоль. Кому какое дело?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 342