электронная
108
печатная A5
284
12+
Стихи на перекрёстке

Бесплатный фрагмент - Стихи на перекрёстке

Поэзия

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-6145-6
электронная
от 108
печатная A5
от 284

Прощаешься? Прощай.

А если не простишь, ужель перекрестишь?

А, может, плюнешь вслед. Да? Нет?

Вот и простыл, тот, что постыл.

Когда-то ведь пылал, был и пропал.

Шёл да упал.

Так вот и я была с тобой.

И снова сбой. И я ни с кем.

Зачем? А ты с другой. Покой.

Штиль после наших бурь.

Дурь.

Балкон

Балкон открыт на верхнем этаже,

Что мне разбитой, все равно уже.

А грех господень: насовсем пропасть,

Шагнуть и в бездну навсегда упасть.


Шагнуть с балкона и полёт вобрать,

Жизнь так постыла ― не хочу страдать.

И вдруг в полете страшно закричать,

Но не вернете снова не начать.


Балкон открытый, льется белый свет,

Щебечут птицы, но меня уж нет.


Я именем твоим все рощи назову

И в лес приду, и к дереву прильну,

Поверю тайны, будто наяву

И паутинку с рук твоих сниму.

А, может, постою и помолчу,

Прислушиваясь к сердцу твоему.

И нежно так, тихонько прошепчу:

― Не надо говорить, я все пойму.

Твоя страна

Есть у тебя одна страна

Там нет мне места, там она,

А мне пока досталась боль.

Так, может, для тебя я ― ноль?


Тебя ревную я до слез,

До самых кончиков волос.

Ты говоришь: у нас семья,

Но ты осколок. Где же я?


По телевизору ― она,

Не мною строилась стена

Меж нами, от тебя я ныне

Все чаще слышу это имя.


И льется в душу смертный яд;

Никто ни в чем не виноват.

Ты снова принял за любовь

Влюблённость лёгкую. И кровь


Теперь уже моей души

Пусть льется, впрочем, не спеши

Меня жалеть, ведь снова та

Тебя охватит пустота.


Пусть сердце рвется наяву,

Пусть будет боль, но я ― живу.

И я стерплю, и я смолчу,

Смеюсь, хотя в душе кричу.


Есть у тебя одна страна,

Там нет мне места, там ― она.

Не можешь ты не знать, что вновь

Так просто загубить любовь.

Февраль

Какой обманчивый февраль,

Весны предтеча и негодник,

Зимы с весною вечный сводник.

Хотя его немного жаль.


Слегка побалует теплом,

Поманет солнышком из дома.

Нам это всё уже знакомо:

Не он при нас, а мы при нём.


А то, неистовый мороз

Нам разрисует щедро стекла.

С носами, красными, как свекла,

Идем, ледышки вместо слёз.


Но за зимой придет весна

Прекрасной девственницей строгой,

Зима походкою убогой

Уйдет на отдых в царство сна.

Прошлое

Я не иду к тебе, а приближаюсь,

Лишь постепенно замедляя ход,

Уже однажды мы так затерялись,

Поверив в чушь, но все наоборот.


Никто ничто не отнял, только сплетни:

Им можно верить, можно зачеркнуть,

Одна сболтнула, а другой поверил,

И прочь ушел, не дав себя вернуть.


И вот издалека, прошло уж время,

Стремлюсь к тебе, лечу, бегу, иду.

Стоп. Испугался. Пролетели годы.

А, вдруг, теперь ее не той найду.

Весенняя прогулка

Елагин остров. Вместе мы

Идем в предчувствии весны.

Дни теплые стоят на диво,

И почки на кустах ретиво

Глядят. Вдруг, брызнули листочки,

Зеленые, рассыпав точки.

И, в свежей дымке утопая,

Деревья, красота такая,

Стоят таинственно вздыхая,

И теплых ожидая дней.

Вдруг, будто горсточка огней

Зажглась на маленькой полянке.

То мать-и-мачеха веснянки

Торопятся встречать грачей.

Сонет

Я о любви так мало говорю,

А ты за нас двоих о ней расскажешь.

Не упрекай за то, что не дарю

Я щедрых слов, ведь их не много скажешь.


Ты говоришь, я слушаю тебя

И, как цветок весенний расцветаю,

Как цвет молчу: ты вслушайся в меня,

Вся трепещу и от любви сгораю.


Свою любовь я передам перу,

Которое в стихах её опишет;

Пускай молчу, но в чувствах не солгу,

А сердце и без слов любовь услышит.


Туманит взор девичий слов дурман:

За словом не полезешь ты в карман.

Покуролесила

Я никого не убивала,

Не обокрала никого,

Не зная меры, выпивала

И было горьким то вино.


И целиком поддавшись стаду

(По щиколотку ― океан!)

Я показала всю браваду

В сопротивлении властям.


Я оскорбляла их и пела,

То, что давно запрещено,

И оглянуться не успела,

Меня схватили, как в кино.


Они мои скрутили руки

И носом в землю: не дури!

Покуролесила от скуки:

Смеялись даже фонари.

Черника

Я перепачкала в чернике губы,

С куста, срывая сочных ягод хмель.

Раскинусь навзничь под тяжелой гроздью,

Примяв собой зеленую постель.


Глаза неистово вбирают влагу:

Лесов росистых сладостную сень.

Под небом вижу облаков пушистых

Украдкой набегающую тень.


Грудь наполняет сладкая истома

Блаженный и качающий мотив.

Откинув суету, вздохну спокойно,

Глаза неслышно веками прикрыв.

Ненавижу

Я ненавижу слов пустых

И ненадежность обещаний,

И приторность твоих прощаний.

Молчанье ― золото немых.


К чему бесплодные слова

Когда за ними нет и дела.

Пустые фразы ― дух без тела,

Или без мысли ― голова.


Как всё ж со мною ты жесток:

Чуть я усну, надеждой будишь

Опять пустой, и снова губишь,

Разрушив призрачный мосток.


Обещанного ждут три года.

И я уже три года жду;

Быть может, силы я найду,

Чтоб подождать еще три года.


Я если нет, не обессудь.

Я не могу смотреть без боли,

Когда ты по моей же воле

Ломаешь всё ― ну и забудь.

Первый снег

Сегодня выпал первый снег,

Как будто, напоказ.

Сначала я любила всех,

Потом любила вас.


Растает выпавший снежок:

Ночь станет равной дню.

Все повторится. Только вас

Опять не полюблю.


Тому, что связывало нас,

Я верю не вполне,

И, говорю, прищурив глаз:

Прощай, привет жене!

Моряк

Моряк говорил мне о пылкой любви,

Я вторила нежно в ответ.

Уехал моряк, и осталось лишь мне,

Дать верности вечной обет.


Но месяц прошёл и другой пролетел,

Случилось, а как, не пойму,

Пришлось мне случайно ему изменить:

Да, я изменила ему.


За этот поступок господь покарал

Меня; кара хуже огня.

Ведь память любимого мной моряка,

Короче, чем у меня.

Мысли на заре

Люблю, когда заря

Затлеет на востоке,

Вставать и уходить,

И злой быть и жестокой.


В рассветный этот час,

Когда всего больнее,

Что покидают вас,

Я становлюсь сильнее.


Я не люблю друзей:

С врагами я моложе.

Наверно и тебя

Оставлю скоро тоже.

Петербургские дожди

Петербургские дожди,

Беспросветная печаль.

Радость наша позади

Дней ушедших очень жаль.


Не вернуть нам нежность рук,

Невесомость наших тел.

Наслажденье, как испуг.

Разве может быть предел


Счастью нашему? Конец.

Нас любовь сожгла дотла.

Сырость, слякоть и свинец

Неба серый, дождь и мгла.

Не рой другому яму

Кто смерти ближнему желает,

Тот сам безвременно кончает.

Что ж, правда, жизни такова:

Поверьте, сбудутся слова.


Да, одержать довольно смело

Добро над злом всегда умело.

Жестока жизнь, жестокий мир

И каждый третий в нем вампир.


Взгляни вокруг: все вроде люди,

У всех всё те же лица, груди.

Теперь на зеркало смотри:

О, боже, пусто!

Цветок

На утонченно-нежном стебельке

Чуть бледно-розовый цветок прозрачен.

Он юн и хрупок, и на мир глядит

Распахнуто, но робостью охвачен,


Он скоро скроется и навсегда,

Увидев, что земля его не стоит.

Так и с людьми бывает иногда,

Что много ждут от жизни. Все пустое.

Тыква

Маленьким кусочком солнца

Средь январского мороза,

Желтая хранится тыква.

Снегу белому угроза.


Съесть её? Но позабуду

Я, что лето существует.

Что прошло и снова будет.

Нет уж, пусть пока зимует.


Чтобы солнцу стыдно стало:

И не светит, и не греет.

Тыква цветом ярко-желтым,

Думу о весне навеет.

Фетида

В том, что с нами случилось

Ты вини не меня,

Слишком быстро приелось,

Захотелось огня.


Сладость быстро наскучит,

Если много её;

Меня совесть не мучит,

Что мне сердце твоё?


Я ― богиня морская,

Соль мне меда вкусней.

Кровь я выпью по капле.

Пей со мною, Пелей!

Мои желания

Я порой пишу стихи,

Иногда прекрасные,

А бывают в голове

Мысли несуразные.


Без причины, просто так,

Сердце растревожится,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 284