электронная
180
печатная A5
283
16+
Стажёр

Бесплатный фрагмент - Стажёр

Повесть, рассказы об Интернете...

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8751-7
электронная
от 180
печатная A5
от 283

Стажёр

Книга для широкого круга читателей, в которой первая повесть «Стажёр» рассказывает о милицейских буднях, какие они есть на самом деле, о судьбе девочки — стажера Светы и Вадиме, их взаимоотношениях на работе, состоянии влюбленности…

«Интернетовские рассказы», «Счастливая Алька — всё о реальной жизни в интернете, виртуальных друзьях и их встречах…

Глава первая

фото авторское — строевой смотр у отдела милиции

Шёл 2011год.


Света долго не могла устроиться на работу по специальности юриста, у нее еще не было высшего юридического образования и ей оставалось учиться в институте один год и нужна была практика по специальности.


На вопрос, куда пойти работать, она для себя давно решила: она будет работать в милиции.

Насмотревшись сериалов по телевидению, такие, как «Тайны следствия», «Каменская», «Глухарь» и другие интересные милицейские сериалы, которые вызывали у нее чувство восхищения от их постановок, актёров кино, её желание работать в милиции нарастало.

Оно настолько назрело, что она тайком от родителей пошла на прием в отдел кадров ближайшего отдела милиции и попросила сотрудников взять её на работу. Она думала, что так всё просто это.

Но ей отказали, ссылаясь на высшее образование, которого у нее не было. Она приходила еще раз и ей снова отказали и только в третий раз, видя её настойчивость и упорство, пошли навстречу и направили на медицинскую комиссию для прохождения службы стажером в отдел милиции, но только с испытательным сроком на три месяца.

Света была в восторге, наконец — то ее мечта начинает осуществляться!

Она была уверена, что испытательный срок в милиции обязательно выдержит. Осталось только успокоить своих родителей и убедить их, что она сможет работать там.

Окрыленная, от того, что уже принята на работу в милицию, счастливая, она пришла домой.

— Не женское это дело! — воскликнула ее мама, узнав о выборе дочери.

С мамой согласился папа и сказал, что в милиции мизерная зарплата, что там неспокойно, что она, то есть Света, только потратит время и нервы, работая там. Света вынуждена была успокоить их, сказав им, что уволится оттуда она всегда успеет, а пока попробует поработать.


Свету, после прохождения медицинской комиссии направили работать в ближайшее отделение милиции города, которое было расположено в девятиэтажном кирпичном здании первого этажа и совсем недалеко от ее дома.

Там она познакомилась с коллективом отделения, в основном, это были молодые ребята, не считая начальника отделения, средних лет мужчину, собирающегося уйти в ближайшее время в отставку.

Постепенно она входила в эти непростые милицейские будни. В отделении милиции был некомплект участковых уполномоченных и поэтому накопилось достаточно неразрешенных материалов проверки по заявлениям граждан, с которыми ей надо было познакомиться.

Проще было с теми заявлениями, где, кроме домашних адресов места жительства заявителей были указаны и номера телефонов, по которым она осуществляла звонки и приглашала граждан в отделение милиции, кто приходил, а кто нет, всякое бывало, приходилось самой разносить повестки им на дом и на это уходило достаточно много времени.


Первое время её очень волновало, что мужской коллектив не воспринимал ее серьезно, как их коллегу, а относился как к маленькой девчонке, она старалась не замечать этого и просто выполнять свою работу, но такое невнимание к ней порой задевало её и наводило на грустные мысли.


Участковый уполномоченный милиции — Вадим, так он представился ей, видя упорство девчонки, которая выполняла его же работу, успокаивал её и просил не торопиться, убеждая ее, что все сроки по этим заявлениям давно прошли и теперь можно забыть про них, что зря она в них копается.

Но Света не соглашалась с его мнением и считала своим долгом разобраться во всём этом. Просматривая одно из них, где мать подростка обратилась в милицию с просьбой найти сотовый телефон её сына, укравшего на дискотеке, в городском доме культуры, Света обратила внимание, что здесь, то есть по заявлению, что-то не так.


— Как же так? — начала раздумывать Света, ведь телефон был обнаружен самим подростком и его отцом у одной девушки в доме и та не хотела вернуть им телефон, а вымогала у них деньги за их же телефон, но заявители отказались дать деньги вымогательнице.

— Значит, телефон их нашелся! — догадалась она.


Не раздумывая, Света вызвала мать подростка в отделение милиции и та, конечно, очень удивилась вызову в милицию по давно забытому ею заявлению о краже.

— А телефон мы давно выкупили! — воскликнула женщина.

Света не ожидала услышать такое, а та женщина продолжала возмущаться в адрес милиции, что им никто не помог и пришлось заплатить вымогательнице, молодой девчонке, тысячу рублей.


Для Светы, впервые столкнувшись с такой непростой для нее ситуацией, разобраться одной было сложно в этой краже, или мошенничестве, она сомневалась в квалификации действий той девушки и понимала, что без совета своих коллег ей будет трудно принять решение.

Отобрав новое заявление у заявительницы, направила ее к «операм» в уголовный розыск, пусть они посоветуются и решат, что делать.

Заметив наблюдавшего за ней Вадима, который все это время присутствовал при ее диалоге с заявительницей, она не могла его не подковырнуть словами:


— Что же ты, не мог разобраться до конца по этому заявлению? — Ты же «ас» или «спец» или таким себя уже не считаешь?

Ответить ему было нечем, так как он тоже не ожидал такого поворота дел.

Он только промямлил:

— Что они все пишут, пишут, сами не знают зачем.

— Ну, вот, чего писали, если сами нашли свой телефон?… —

И прервав свое бормотание, недовольный собою, вышел из кабинета.


— Не хватало только, чтобы мне читала нотации какая-то девчонка, — возмущался он про себя, присоединяясь к своим коллегам, идущим участвовать в рейде по охране общественного порядка.


Каждый день на работе приносил Свете что — то новое: сообщения, заявления, разные люди мелькали перед глазами Светы. Она находилась в гуще милицейских будней.

И все–таки, какие они непростые, эти милицейские будни!


В кабинете она была ни одна, ребята были заняты каждый своим делом.

Порою она прислушивалась к тому, что здесь происходит и начинала понимать, что не такая уж простая эта служба у участковых уполномоченных милиции, что сюда идут граждане, каждый со своей бедой, с надеждой и верой, что им помогут и двери в кабинете почти не закрываются и всем чего — то надо от милиции.

Это не кино, это жизнь!


Вот так, незаметно, прошли три месяца и Света в душе переживала, прошла ли она испытательный срок.

Как специалисты, коллеги оценят её работу?!

Этот день наступил и она взволнованная, по вызову инспектора отдела кадров милиции, зашла в их кабинет, чтобы услышать себе «приговор», но все обошлось как нельзя лучше: ей сказали, что она может продолжать службу и что скоро ее направят на стажировку в учебный центр милиции, сроком на четыре месяца.

А пока, она, радостная, что прошла испытания по службе, продолжала трудиться.


Коллеги по работе не могли не заметить, и не отметить ее действенную и нужную им помощь. Только вот Вадим был более сдержанным по отношению к ней, видимо не мог забыть Свете то, что она его отчитала, как школьника. И когда он был в кабинете, занимаясь своей кипой бумаг, а у ребят их было предостаточно, она иногда невольно наблюдала за ним.

И она не могла не заметить, что Вадим хорош собою, похож на какого-то артиста. Отлично сложен, высокого роста, смуглый и не грубиян совсем, как ей показалось ранее, при первой встрече знакомства с ним.

— Ему бы артистом быть и с экрана на него смотреть, а он в милиции задержался, — подумала о нем, невольно, она.

— Уж не влюбилась ли я? — задала себе вопрос она, но, поразмыслив, что этого не может быть, ну просто невозможно, Света решила выбросить из головы глупые мысли.


На улице почти весна. То дождь, то снег, но иногда проснувшееся солнышко заглядывает смело в окна домов и от его лучей становится тепло и светло, как бывает летом. Света работала с увлечением, читая незаконченные материалы проверки, из которых было много заявлений о краже и повреждении имущества из дачных садовых товариществ, о повреждении транспортных средств, оставленных без присмотра, а также заявлений об избиении граждан. И во всем этом надо успеть разобраться.


Среди этих милицейских будней, она обратила внимание, что Вадим стал чаще появляться в кабинете и обращаться к ней за помощью: то он просил её помочь опросить кого — то из пришедших к нему граждан, то напечатать постановление, то подшить материал. И при его просьбах, конечно, в мягкой форме, он пытался обратить на себя внимание, то есть заставить Свету посмотреть на него другими глазами, он еще не мог простить ей её колкости в его адрес, поскольку по своей натуре был гордый. И ему хотелось, чтобы Света обратила на него внимание, первая протянула ему руку дружбы и он ждал этого и очень надеялся.


Света, по доброте своей, давно простила ему безразличное его отношение к ней, когда ей на первых порах были нужны его и других ребят внимание и чуткость. Она почти не думала о нем.

Она была вся в работе и учебе, ей надо было готовиться к защите диплома, чтобы закончить институт, времени на глупости, как она считала, просто не хватало.


А что, Вадим? Он проводил досуг не с одной девушкой, их было достаточно, он привык к их вниманию и видеть равнодушный, а можно сказать безразличный взгляд Светы, для него как — то даже странно было.

— Неужели я ей не нравлюсь? — ни раз он мысленно задавал себе вопрос, глядя сам на себя в зеркало, оставаясь довольным собой, и ответа на него не находил.


Вадим привык к легким, не обязывающим его отношениям с девчонками, они сами липли к нему и задумываться с ними о чем — то не нужно было и так было все ясно: он им нравится, а что еще ему нужно?

И такое вдруг новое возникшее волнующее чувство влюбленности окрылило его и заставляло задуматься о своей жизни, а все ли так он делает? И такие мысли все чаще стали задерживаться в его голове. Он стал жить как бы в новом ритме жизни и куда этот ритм занесет его, он пока не знал. И от такого возникшего состояния души ему хотелось сделать что — то хорошее, полезное и дома и на работе. Он и на службу стал ходить, как на праздник.


Его мама, зная хорошо своего сына, не могла не заметить такую перемену в его настроении, она подметила, что он всю неделю перелистывал какие — то книги, на звонки девчонок, совсем не реагировал и на её вопросы, рассеянно отвечал. А он, просто переосмысливал свою жизнь: ему всего 26 лет, позади школа, армия, небольшой опыт работы в милиции, а профессиональных знаний почти нет.

— Значит надо учиться! — после долгого обдумывания, решил он, — и мама обрадуется и Света на него будет смотреть уже по — другому.


Как — то находясь на работе, в кабинете, вдвоем со Светой, он попросил ее помочь напечатать текст, она была занята за компьютером и ответила ему, чтобы он подождал. Откинувшись на спинку стула, она продолжала печатать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, пытаясь вникнуть в содержание текста, но при Вадиме никак не могла сосредоточиться, при этом мельком взглянула на Вадима и поймав его взгляд, направленный на нее, не могла отвести его взгляд от себя.


Она застыла на мгновение, это был какой — то миг, всего лишь миг, когда взгляды их встретились, зажглись как бы внутренним невидимым светом. Вадим молча смотрел на нее и улыбался, любуясь ею, она смутилась, ругая в душе себя за излишнее проявленное любопытство к личности Вадима и от этого ей стало неловко.

Слегка покраснев, она опустила глаза и отвернулась от Вадима, испугавшись, что он заметит её вдруг возникшее волнение и поймет это по — своему. Она вынуждена была взять себя в руки и продолжать печатать текст, думая лишь об одном, о своем состоянии души и возникшей при этом неловкости, уткнувшись в экран монитора, как будто там был ответ на её переживания и сомнения.


Света сама по себе была крепкая, развитая девочка, небольшого роста, с пышной копной черных волнистых волос, обрамляющих милое личико, с тонкими чертами лица, с выразительными черными глазами. Больше всего ее беспокоило, что кто — то на работе заметит такие возникшие между ними можно сказать, влюбленные взгляды, направленные друг на друга и поймут это неправильно.


А что думал Вадим? А он не мог понять, как к нему относится Света. Он видел, что она стала мило улыбаться ему в ответ, «значит лед тронулся!» — обрадовался он, но о чем она думает, он не знал.

— Взять бы вот так и прямо спросить ее, а чего-то боязно — и решил отложить это на потом.


Света в последнее время была загружена работой и почти не замечала Вадима, а он в это время работал на своем обслуживаемом участке. Она решила не замечать этой игры в «любовь» и делать вид, что этого вообще не было, так как её смущало, что она поддалась на провокацию любовных игр Вадима, который может быть смеется над ней и от этой возникшей вдруг мысли, что это может быть, ей стало грустно.


Вадим не мог понять перемену в их отношениях: почему Света перестала отвечать на его взгляды и не улыбается, какая — то вдруг серьезная стала. И вроде он ничего плохого ей не сделал. Грусть и досада нахлынули на него.

«Мне нужна эта боль, мне нужна эта нежность…» — напевал он песню в исполнении певца Панайотова, в последнее время она захватила его целиком, как бы она соответствовала его нынешнему настроению.


Вот уже прошли майские праздники, и надо отметить, что было тепло, видимо скоро настанет лето.

Вадим случайно услышал от коллег, что Света готовится в дорогу и уезжает в учебный центр школы милиции на переподготовку и от возникшей мысли, что Свету он не скоро увидит, вдруг заволновался и решил, что ему необходимо с ней объясниться и проводить в дорогу.


— Но как подойти к ней? — он не знал и за свою нерешительность, себя просто ненавидел.

А Света в это время была дома и собирала вещи в дорогу. Немного было грустно. Вспомнила Вадима, его горящий взгляд, направленный на нее, застыл в ее памяти и не давал ей покоя. Надо бы забыть. Да никак.

С мыслями, что скоро она уедет отсюда и будет далеко от всего этого, с одной стороны, радовало ее, а с другой стороны было как — то не по себе. Её мысли прервал телефонный звонок: звонил Вадим, он просил ее встретиться с ним. Это ее обрадовало и одновременно взволновало.


Вечерело. На улице кое — где загорелись огни. Вадим, узнав домашний адрес Светы, шел по направлению к пятиэтажному дому, расположенному за баней.

Света вышла из подъезда дома и направилась навстречу к нему. А он издали заметив ее, помахал рукой, рванув навстречу ей. Чем меньше было расстояние между ними, тем больше его охватывало чувство страха перед девчонкой, которая может отвергнуть его чувства или посмеяться над ним и он чувствовал себя школьником, стоящим у доски в классе, когда не выучишь урока. Но он твердо знал, что если чего — нибудь сильно захочешь, то это обязательно сбудется!

Глава вторая

Как она меня встретит? — мучился Вадим, идя на свидание к Свете. И от этих дум, не дающих ему покоя, он медленно шёл и раздумывал, сочиняя при этом красивые слова, которые он ей скажет.

— Ну, где эти слова? Куда они подевались? Что сказать? — торопился он, напрягая мысли.

И вот сейчас настал такой волнующий для него момент и надо что — то сказать при встрече.

Состояние робости не покидало его и мысли были, как бы парализованы… Но, надо что — то сказать…


Света вышла из подъезда дома и увидев Вадима, идущего ей навстречу, остановилась у растущей липы, которая спрятала ее от отражающего света фонаря, висящего на столбе. Она волновалась, но не на столько, в отличие от Вадима. Ее бодрило немного то, что он сам позвонил ей и вызвал ее сюда.

Подойдя к ней, он наконец набрался храбрости и выпалил:

— Ну, что, пойдем, погуляем! — и не дожидаясь ответа, протянул ей свою руку, данный жест говорил ей: «Соглашайся!». А что ей оставалось делать? Она согласилась на это джентльменское предложение. Улыбнулась. Как — то потеплело у него на душе и напряженное состояние в ожидании этой встречи, постепенно уходило.


— Как я ещё не привыкла к таким романтическим встречам! — подумала она и кинула свой взгляд на Вадима тем самым загадочным выражением лица, как это у нее всегда мило получалось, и сложно было определить, что этот взгляд мог означать, но для него этот взгляд означал многое и он предвкушал заранее свою победу над этой неподдающейся девушкой, коллегой по службе. И от этой прекрасной улыбки, направленной на него, у него защемило на сердце и Вадим почувствовал рядом с собою что-то родное… и вечер и звездное небо располагало его на романтическое общение с ней… позже, прощаясь, он поцеловал её в щечку, боясь спугнуть своими нахлынувшими на него желаниями поцеловаться по — настоящему.

— А как бы это было здорово! — размечтался он.


У Вадима начались милицейские рабочие будни. А, девчонки, ну просто, одолели его! Звонки, то на работу, то на его сотовый телефон. Вот опять кто — то снова звонит… он посмотрел на табло дисплея телефона, там высветило» Люська». Ну, что ей еще надо? — подумал он, но решил ответить ей и в конце концов расставить точки над «и».

— Да… Привееет, — плавно растянул он

— Вадим, ты мне так нужен… давай поговорим! — услышал он в ответ.

— Что еще? — равнодушно спросил ее он.

— Помнишь… тогда я тебе говорила, что телефон нашла… — запнулась Люська.

— Ну, да — и что с того?

— Так, я его не нашла, а взяла у парня в ДК, он даже не заметил, был пьян…

— Мне ты зачем говоришь? — грубо оборвал ее он, это скучная тема мне неинтересна.

— Да… всхлипнула Люська. Этот парень заявил в милицию о краже телефона.

— Что? Что? — вдруг заинтересовался Вадим.

— Я нашла потом этого парня и продала ему его телефон за одну тысячу рублей… ну мне, деньги были нужны, понимаешь?…

— Ну, ты даешь! Дура набитая… вообще, зачем мне звонишь?

— Да, ваш розыск мне нервы трепет, там сказали, что меня посадят, — продолжала всхлипывать она.


— А я, при чем?.. Как что, так Вадим, Вадим! Я вам, что бог?

— Ну, мы же не чужие… ты совсем отдалился от нас.

— А ведь так было весело нам в твоей «компашке» и тебе то же…

— Это было давно! — перебил ее он.

— И меня не приплетай к себе… не умеешь воровать — не воруй! — процитировал он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 283