электронная
180
печатная A5
490
16+
Ставропольский писатель

Бесплатный фрагмент - Ставропольский писатель

Коллективный сборник


5
Объем:
322 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2951-5
электронная
от 180
печатная A5
от 490

Предисловие

«В современной действительности развитие и продвижение писателя происходит в свободных социально-экономических условиях. Автор самостоятельно ищет выход на читателя по средству социально значимых культурных, коммерческих проектов и интернет ресурсов.

На базе таких мега порталов Российского союза писателей, как Стихи. Ру, Проза. Ру, публикуются «акулы пера» и начинающие авторы разного потенциала и уровней. Рецензия на произведение идет напрямую от читателя автору, тем самым стимулируя оценку писательского таланта.

Региональные отделения работают на поиск, развитие, продвижение авторских фигур через литературные проекты, СМИ, интернет.

Ставропольское региональное отделение даёт возможность популяризации своего творчества в таких литературно-музыкальных проектах как:

Международный литературно-музыкальный фестиваль «Свободный микрофон Ставрополья»;

Марафон искусств «Солнце Ставрополя»;

Конкурс «Площадка»;

Литературно-творческие объединения «Генезис счастья», «Лана» и иные совместные мероприятия.

Не первый год ведется активная работа с авторами во благо Ставропольскому читателю и зрителю совместно с библиотеками и учреждениями культуры Ставропольского края.

И вот, пришло время для выпуска первого коллективного сборника «Ставропольский писатель». Книга без претензий на тщеславие от авторов в возрасте от 18 до 92, проживающих в разных уголках Ставропольского края.

Сборник представляет коллектив авторов готовых стать еще на один шаг ближе к читателю, ближе к критике и оценке своего труда.

Книга «Ставропольский писатель» — это некий внутренний мир на поверхности страниц, с пометкой «Авторская редакция».»

Председатель Ставропольского регионального отделения Российского союза писателей,

Елена Садовская.

Виктор Александрович Москаленко

Член Российского союза писателей.

Родился 5 мая 1952 г. в селе Красном Грачевского района. В 1959 г. пошел в школу. Учился с желанием, любил получать новые, удивительные знания.

Повезло с учителем русского и литературы. Челдышев Василий Александрович был Человеком с большой буквы. Настоящий интеллигент, имеющий большой педагогический талант. Он привил любовь к литературе, поэзии и к чтению. Виктор много читал.

В мае 1970 г. был призван на военную службу. В мае 1972 г. старший сержант Москаленко был уволен в запас. А в сентябре этого же года стал курсантом Ленинградского Высшего политического училища. Там он встретил НИНУ — девушку необыкновенной красоты, и она стала верной женой. У них две дочери -Люда и Ира. В 1982 году Виктор, уже капитан, поступил в военную академию им. Ленина. В 1985 году по состоянию здоровья Виктор был уволен в запас. Семья переехала в Ставрополь, который стал для неё самым родным и любимым.

В Ставрополе Виктор работал сначала начальником автослужбы ДОСААФ края, затем начальником штаба гражданской обороны завода «Сигнал». В настоящее время Виктор работает в государственном казённом учреждении.

Стихи начал писать ещё со школьной скамьи. Это была проба пера. С каждым годом повышался его интеллектуальный и культурный уровень, росло поэтическое мастерство.

Вышли из печати несколько сборников стихов Виктора, его произведения печатались в многочисленных альманахах. Виктор активно участвует в работе регионального отделения РСП. Проводит встречи с читателями Ставропольского края.

КОГДА ДУША ПОЁТ

Не часто с Музой я общаюсь.

В часы разлук, в часы тревог

Души волненье помещаю

В бегущие шеренги строк.

В них шум дождя и запах мяты,

И звук разбуженной струны,

И чувства все, что с детства

Здесь новой мудростью полны.

В минуты радости и горя

Стихи опять зовут меня

Под сень дубов у лукоморья

К костру душевного огня

Сгорают в нём обид занозы,

В нём равнодушья тает лёд

И, вырвавшись из бренной прозы,

Душа над рифмами поёт.


НЕ ХОЧЕТ МЁРТВОЙ БЫТЬ ЗЕМЛЯ

Не хочет мёртвой быть земля,

Хоть в ней и трупы есть, и мины.

Вновь хлеборобов ждут поля,

И будит плач их журавлиный.

Окопов шрамы зарастут

В местах, где воины сражались.

Но слава их осталась тут,

Где до последнего держались.

Над ними обелисков нет,

Но подвиг их в сердцах остался.

И каждый утренний рассвет

Здесь днём свободным возрождался.

Ещё изранена земля,

Но раны скроют волны пашен.

У стен спасённого Кремля

Дают присягу внуки павших.

Героев нам нельзя предать,

Забыв о подвиге бессмертном.

Россия будет жить всегда!

Её мы любим беззаветно.


СТОЯЛ КАЗАК НА ПЕРЕПРАВЕ

Стоял казак на переправе,

А перед ним Кубань река.

Но отступать он был не вправе,

Последний вольницы слуга.

За ним была земля родная,

Что он надёжно охранял.

Но власть на ней теперь иная,

И дом его чужак занял.

Припев:

Земля, землица, крови много

Здесь пролилось за сотни лет!

Но вера искренняя в бога

Была источником побед.

И повернув коня на месте,

Казак к станице поскакал.

В груди кипела жажда мести,

И ветер рану обжигал.

Патроны кончились, но шашка

Была по-прежнему остра.

И он рубил врагов бесстрашно

У разорённого двора.


Я меняю себя изнутри!

Нет, не наспех, а не спеша.

Ангел мой, на меня посмотри,

Я твоя молодая душа.»

Елена Садовская

Мой экспромт:

МЕНЯЙТЕ СВОЮ ДУШУ

Меняет нас и время, и судьба.

Морщинками нам годы отмечает.

Душа порой становится груба,

От гордости и зависти мельчает.

И есть один лишь истинный рецепт,

Чтоб излечить себя нам от напасти.

Не стоит это средство даже цент,

Но открывает путь к любви и счастью:

Менять себя должны мы изнутри,

Ведь главное не вес и не морщины.

Ты в душу свою пристально смотри —

В ней всех несчастий кроются причины.

Найди в ней всё, что нам мешает жить,

Быть добрыми, весёлыми, простыми,

Не позволяет искренно дружить,

И быть в душе весь век свой молодыми.

Пороки все свои искорени,

Оставь лишь то, что ценят в тебе люди.

От скверны всё святое сохрани,

Тогда весь мир к тебе добрее будет.

ИХ ЖЕРТВЫ БЫЛИ НЕ НАПРАСНЫ

Мой дед погиб на переправе

В кровавом месиве войны,

Но мы сказать сейчас не праве:

— Такие жертвы не нужны!

Пусть не убил врага прикладом,

На амбразуру не упал…

Он знал — идти кому-то надо

Сквозь беспощадной смерти шквал.

Он верил, что святой Георгий

В иконке на груди — спасёт.

И жалко было лишь махорки,

Когда над ним сомкнулся лёд.

Нет у него наград и званий.

Одно лишь только — рядовой.

Погиб давно, но рядом с нами

— На фото юный и живой.


НОВОГОДНИЕ УБИЙЦЫ

«В канун Нового Года мальчик из Горловки
написал письмо Дедушке Морозу,
чтобы он не приходил, потому, что его могут убить.»

Дедушка Мороз, у нас война.

Мы в подвалах часто здесь ночуем.

Новый Год встречать будет страна.

Мы погибнуть каждый час рискуем.

Ёлки и игрушек у нас нет.

Мама в поликлинике дежурит.

Может, принесёт она конфет

И бинты подарит тёте Шуре.

Редко мы выходим погулять.

Стали очень частыми бомбёжки.

Ходит братик мой на костылях —

Миной оторвало ему ножки.

Дедушка Мороз, не приходи,

Ты ведь самый добрый на планете.

Может здесь беда произойти,

И подарков не получат дети.


КРАЙ ЗЕМЛИ МОЕЙ

Смотрит в душу лето синими глазами,

Здесь за перелеском край моей земли.

Я стою под небом, как под образами

И светло на сердце от большой любви.

Край земли бескрайней,

край мой Ставропольский,

Ты в душе поэта словно рай земной.

Пусть я — не Есенин и не Маяковский,

С нежностью и болью напишу стих свой

О холмах высоких, о ветрах бессонных,

О родной станице, о своих друзьях.

И о людях наших горделивых, скромных

Мне в стихах певучих умолчать нельзя.

Запою я песню старую, простую,

Вновь забьётся сердце трепетно, легко.

Славлю силой слова Русь мою святую

И люблю как братьев скромных земляков.


МАЛАЯ РОДИНА

Волю чувствам не давая,

Еду я в начале мая

На свиданье в Красное село.

Там осталась моя юность,

Там любовь во мне проснулась,

Озаренье там ко мне пришло.

Меж холмов село зажато,

У пруда родная хата,

Но хозяин там давно другой.

Отчего же сердце бьётся,

Из груди на волю рвётся,

Будто колокольчик под дугой?

Вот мой храм — родная школа!

Помню, как гурьбой весёлой,

По аллее к ней бежали мы.

В наших классах уже внуки

Постигают соль науки,

Развивая светлые умы.

Много лет уже я прожил,

Но село мне всё дороже,

Хоть живу я в городе давно.

Меня память сюда тянет,

И когда мой час настанет,

Мне лежать здесь вечно суждено.


БЕЗ ДЕРЕВНИ НЕТ РОССИИ

Во все века была деревня

Опорой Родины моей.

Всегда чиста, умна, напевна,

Царица пашен и полей.

Глубокий кладезь генофонда

Хранился в ней во все века.

Для ВУЗов, фабрик и для фронта

Текла народная река.

Всё отдавая, — хлеб и силу

Для блага Родины всегда,

Деревня много не просила

И не гневилась никогда.

Опять земля в руках элиты,

И батраком колхозник стал.

Как прежде нет ему защиты

— У власти хищный капитал.

Работы многим не хватает,

И в нищете народ живёт.

Деревня тихо погибает,

А без неё Русь пропадёт.

июль 2002 г.


НАШЕ ДЕТСТВО

Мы жили в детстве не богато,

Зато душа была чиста.

Родным гнездом была нам хата,

И не боялись мы труда.

Семью кормили огороды,

Коровка добрая в хлеву.

С вареньем кислым бутерброды

Мы уплетали как халву.

Носили воду из колодцев,

Косили траву для скота.

И кожу нам снимало солнце:

Без маек бегали тогда.

Мы на лугу играли в салки,

В горелки, в жмурки и в лапту.

А вместо клюшек были палки,

Крик раздавался за версту.

В войну играть тогда любили.

Из самодельных ППШ

Фашистов как отцы мы били,

Победой бой свой заверша.

Нас не поймут сегодня внуки:

Для них — мы жили в нищете,

Но стали мы от той науки

Духовно все на высоте.


ВЕЧЕР ВСТРЕЧИ ОДНОКЛАССНИКОВ

Опрокинулось небо

В синий ковшик пруда.

Я давно в детстве не был

И, вот, еду туда.

Эти вольные степи

Словно крылья судьбы.

Я друзей школьных встретил

У прибрежной вербы.

Пусть в вечернем тумане

У святого огня

Меня вечность обманет,

Память в юность маня,

Вольным ветром взъерошит

На висках седину.

Может, вспомнить поможет

Мне девчонку одну.

Я печаль позабуду,

О любви запою

И у края запруды

Чуть хмельной, постою.

Однокласснице милой

Не решусь я сказать,

Что она часто снилась

Мне лет сорок назад.

Ты, домой возвращаясь,

Мою робость прости,

Как когда-то прощала

За неискренний стих.

И как в детстве с улыбкой

Мне в глаза посмотри:

В них качается зыбкий

Отблеск первой зари.

СОЛНЕЧНАЯ ЖЕНЩИНА

Мой поезд жизни приближался

К конечной станции, и вдруг,

К стеклу оконному прижавшись,

Увидел тёплый свет вокруг.

На полустанке ты стояла

С причёской огненной своей

И беззаботно улыбалась

Среди мятущихся людей.

И с сердца схлынули тревоги.

Я очарован был тобой.

В моей оставшейся дороге,

Проводником была любовь.


МОЛИТВА

Мой добрый Бог, дай мне еще пожить,

Пока есть силы и мозги в порядке.

Мне нужно еще многое свершить:

Стих дописать, полить цветы на грядке,

Составить план на десять лет вперед

(Люблю, когда большие перспективы).

Убитый час никто нам не вернет

И в прошлом не допустит коррективы.

Мне нужно внуку много рассказать

И научить быть добрым, смелым, сильным,

Чтоб мог он вспомнить дедовы глаза

Хоть иногда над холмиком могильным.

Мне нужно детям дорогим помочь

Решить проблем лихих хитросплетенье.

Сподобить их все беды превозмочь,

Иметь надежду, веру и терпенье.

Мне нужно поддержать свою жену,

Когда нет сил с недугами бороться.

Вернуть в наш дом покой и тишину,

Пусть радость жизни к ней опять вернется.

Мне нужно жить, и Бога я молю

И за себя, и за своих всех близких:

Не забирать меня у тех, кого люблю,

Ещё продлить мне срок земной прописки.


ПЕСНЯ О ТЕБЕ

Мне от жизни немало досталось

Трудных дней, ярких встреч, долгих лет.

И судьба эти годы листала,

Оставляя на сердце свой след.

Но все беды не стоят минуты,

Что с тобой удалось мне прожить.

В декабре мне дарила весну ты,

Помогала победы вершить.

Припев:

Я волнуюсь, когда тебя слушаю,

О тебе всех богов я молю

Потому, что ты самая лучшая,

Потому, что тебя я люблю.

Красота твоя внутренней силой,

Восхищает меня каждый час.

И бегу я к единственной, милой

На свиданье, где ждёт радость нас.

Ты прости, что не был всегда рядом,

Что стихи каждый день не писал.

Ты поверь, мне другую не надо

С тех минут, как тебя повстречал.


ЛЮБОВЬ И ОШИБКА

Чашу соленую девичьей доли

Испить ты успела до дна.

Постыла любовь в добровольной неволе,

Надежды порвалась струна.

Ты помнишь горячие с милым свиданья

И верности клятву его,

Но тихо забыты тех дней обещанья,

Потеряна искренность слов.

Проблемы делить на двоих он не хочет,

Заботы по дому — твои,

От прежних признаний осталось семь строчек,

Что он написал о любви:

Стоит за стеклом дорогая открытка —

В ней стих к юбилею семьи,

И трудно понять — как же вкралась ошибка

В высокие чувства твои.

ПЛАКАЛА БЕРЁЗА

Ветер хулиган и Холод лютый

Белую берёзку раздевали:

Налетели и за три минуты

Платье листьев модное сорвали.

Бедная прикрылась от смущенья

Тонкою прозрачною лозою.

Под дождём косым от униженья

Плачет замерзающей слезою.

Пожалел бедняжку утром иней,

Шубкою прикрыл нагие плечи.

И стоит она в наряде синем,

Ждет с весной-портнихой новой встречи.

УХОДИТ ЛЕТО

Казалось, — лето бесконечно,

И светлой неге нет конца,

Но время слишком быстротечно

По мудрой прихоти творца.

Пора ночная всё длиннее,

Как тени в полдень от берез,

И небо кажется синее

В жемчужных каплях чистых рос.

Листва осинок всё алее,

А воздух утренний свежей…

Над опустевшею аллеей

Крутые виражи стрижей.

Последних летних дней беспечность

Уносит к югу птичий клин…

И, прославляя жизни вечность,

Зажглись созвездия рябин.

Мари Оган

Член Российского союза писателей.

Родилась в 1964 году в городе Баку.

Окончила среднюю школу «Образцовой культуры». В 9 лет поступила в музыкальной школу. Пела в школьном хоре, писала стихи. Занималась танцами и спортом.

В 1981 году поступила в бакинский институт нефти и химии (ВТУЗ), после его окончания поступила в ереванский институт Народного хозяйства.

В 90 — е годы переучилась, в связи с приходом новой экономики и закончила школу Менеджера. Работала экономистом на режимном предприятии и инспектором в Собес.

Вела тренинги по философии успеха, личностному росту, организовывала встречи, мероприятия для бизнес-школ.

В 2015 году зарегистрировалась на портале Стихи.Ру, так как снова начала писать стихи и прозу.

Была номинирована на соискание национальной премии «Поэт года» за 2015,2016, 2017 годы.

На сайте были выпущены 4 альманахах с моими стихами: Поэт года, Лирика, Детская литература, Дебют.

Принимала участие в литературных встречах различных клубах города и края. Принимает участие в жизни детских садов, как автор. Участвует в мероприятиях краевых библиотек города.

Также ведет Литературное объединение «Генезис Счастья», куда приходят авторы и исполнители разного уровня и делятся своим творчеством.

Издала две детские книжки:

«Изабель и её друзья» и «Новогодние фантазии».

Сейчас готовит к выпуску книгу. Пишет, как для маленьких читателей, так и для взрослых.


БЕЗ МЕНЯ… ОТ МЕНЯ

Этот мир, поседевший от снега,

Зашифрованный тайною дня,

Ускользает туманом и негой

Без меня… От меня, без меня.

В крике птицы — природы волнение

И кругом утихает возня.

Засыпает вокруг. Замедление.

И скользит и плывёт от меня.

Вдаль несётся рассыпчатый ветер

И законы вселенной храня,

Он мечтает однажды на свете

Свой приют обрести у меня.

Снова путают и затихают

Уходящие в вечность дожди,

Словно времени что-то сказало:

Погоди, не спеши, подожди!

Этот мир поседевший от снега,

Зашифрованный тайною дня,

Ускользает туманом и негой

И опять: без меня, от меня…


ЛЕТО НА ИСХОДЕ

Ах, это лето на исходе

— За степью маревый закат,

Стилягой шумно ветер бродит

И смене года он не рад.

Листва ещё не хороводит.

Едва заметной рыжиной

Лес благородно вдаль уводит

Своей творящей тишиной.

Ах, это лето на исходе

— Пора грустинок и тепла

И снова осень на подходе

Свою шарманку завела.

***

В холодную осень так хочется жить!

И ноты душевные перебирая,

Шедевр поэтический вновь сотворить

И мир без границ, и мыслям нет края!


И ПАДАЛ ТИХО СНЕГ НАД МОСТОВОЙ

И падал тихо снег над мостовой,

Снежинок ход — беспечное движенье,

Вальсируя во тьме над головой,

Как вечности земное отражение,

И сыпался он так на грешный мир,

Вновь унося забытые стремления,

И белым фейерверком, как факир,

Менял реальность до преображения.

Спускался очень тихо. Как сапфир,

Сверкал в ночи под темным звездным небом,

Даря чарующий поток, что ювелир,

Он изменял наш мир… на мир волшебный.

***

Когда мы есть достоинство и честь,

Несём собою их из века в век,

Я думаю: тогда и право есть

Нам зваться громким словом: Человек!


ЛАВАНДОВЫЙ ЗАКАТ

Скатился солнца диск

В лавандовый закат

И взяли облака

Наряды напрокат.

И чинно роль сыграв

В темнеющей дали,

Уйдут они устав,

Но звёзды нам зажгли.

Лавандовый закат

— Торжественный, немой,

Рисует свой шпагат

Полоской золотой.

***

И осознанно хочется жить!

Созидать, Создавать, Пробуждать,

Покорять и писать, и творить,

Просто действовать… просто не ждать.


ОСЕНИ ГЛАЗА

У этой лужи осени глаза,

В них отраженье неземного мира:

И облака, и просинь, и гроза

— Всё проявилось рыжим кашемиром.

У этих листьев осени полёт,

Свободные летят теперь повсюду.

Волнуются, спешат, их будто ждёт

Концерт осенний, где звучат этюды.

А дождь польет — покатится слеза

Из глаз, что неожиданно взгрустнули,

В них отразится неба бирюза,

Они собой планету развернули.

***

Зима. Не сплю и тихо воет ветер.

Спит лес, лениво натянувши плед.

Смотрю в окно и снова на рассвете

Твой след опять засыпал свежий снег.


***

Когда за окнами бураны

И снега намело кругом.

Когда у печки на диване

Мы под гитару запоём…

Тогда душа опять проснётся

И в ней распустятся цветы,

Твоя рука моей коснётся

— Где Я и Ты! Где есть мечты!


МОЯ КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

Дело было вечером. В каком году произошла наша история, точно не помню, но важно вовсе не это. Запомнить в тот день мне суждено было совсем другое!
Уютненько устроились мы с папой в нашей тесной кухне малогабаритной хрущевки. Папа то и дело включал чайник, наливал себе в стакан горячий, невероятно темный чай и поглядывал на меня со строгим прищуром. Глаза у него были небольшими, такие бывают у жителей юго-восточной Азии, и взгляд от этого становился еще более серьезным.
Поздние посиделки были связаны с невыполненным мною домашним заданием по истории… (Такая вот история!).

Мама с младшим братом уже давно спали, время-то недетское. А мне приходилось сидеть и страдать, грызть «гранит науки». Папа так просто не отпустит, пока не убедится, что весь материал усвоен.

— Ну, рассказывай, — сказал папа, продолжая пить свой раскаленный напиток мелкими глотками.

К этому времени я уже успела прочесть заданный параграф пару раз и пересказала его, сбиваясь. Папа недовольно посмотрел и потребовал прочесть еще раз.

— И запомни тему так, — сказал он, — чтобы, когда ночью разбужу, ты мне ее, не запинаясь, пересказала.

Я, охая и вздыхая, снова принялась читать, подпирая голову рукой, периодически изображая засыпающую великомученицу. После очередного осмысленного прочтения тему сдала таки строгому родителю.

И услышала его любимое: — Ай, молодец!
Я радостно заулыбалась, закрыла учебник и уже мысленно направилась в свою комнату, как поймала удивленный взгляд папы: — А даты? Где даты? Тему помнишь? — продолжал он, начиная сердиться.

— Ну да! Куликовская битва!, — жалобно промямлила я.

— Ну, хорошо! В каком году состоялась Куликовская битва? — продолжал папа.

Я смотрела на него взглядом мыслителя, который усиленно пытался что-то вспомнить, но безуспешно…

И вместо даты вспомнила слова нашего учителя по математике, Михаила Зиновьевича, который в подобных ситуациях философски говорил: — Садись! Чего не знаешь, того не вспомнишь!
Я поняла, что начала откровенно испытывать терпение папы…

— Учи! — папа повысил голос.

Дата не шла в голову, как заколдованная. Четыре цифры вертелись у меня перед глазами, плясали и делали все, чтобы я не могла с ними не справиться.

— Да учила я… — заныла я жалобно.

— Верю! Отвечай тогда! — папа негодовал и не мог понять, как эти четыре цифры не может запомнить ребенок, который имел совсем неплохие способности.

— «Не мой день», — подумалось мне, и, поймав себя на этой мудрой мысли, я заулыбалась.

Лицо папы вытянулось: — Ты еще и улыбаешься?! — негодуя, вскрикнул он.

— Одну дату запомнить не можешь, как тупарик, и чему-то еще радуешься?
В тот же миг, ткнув спичечным коробком мне в лоб, папа проговорил сквозь зубы: — Я сегодня сделаю так, что ты запомнишь эту дату на всю жизнь!
Давно я папу таким не видела…

Цифры встали в строй при виде «грозного генерала», и я резко выкрикнула: — Тысяча триста восьмидесятый год!!!
И закрыла глаза.

Паузу нарушил спокойный голос папы: — Молодец! Теперь иди спать и повторяй ее про себя, чтобы запомнить. А когда разбужу, ответишь без запинок!

— Ладно, теперь точно не забуду! — сказала я, уходя в свою комнату.

Периодически, вспоминая этот вечер, я говорила папе с иронией: — Да помню, помню я твою Куликовскую битву! 1380 год. Ты доволен?

— Конечно, доволен! Не зря весь вечер мучился, — улыбаясь, отвечал папа.
С тех пор прошло много лет, может, пятнадцать, не помню… Да и неважно.

Однажды, когда я с семьей уже проживала в другом городе, мы с дочкой решили слетать в гости к моим родителям во время летних каникул. Сил не было, так соскучились!
Прилетели и благополучно добрались до дома и квартиры. Дверь открыла радостная мама, она расцеловывала любимую внучку, они весело щебетали! А из кухни навстречу к нам шел счастливый, улыбающийся папа. Он ждал нас с нетерпением. По дороге, успев поставить на стол стакан с любимым чаем, он подошел ко мне и распростер руки для объятий. У меня что-то сработало внутри, и вместо того, чтобы кинуться ему на шею, я медленно отвела папину руку и серьезно сказала:

— Батяна, докладываю: Куликовская битва состоялась в тысяча триста восьмидесятом году! Я не знаю, что это дает мне по жизни, но твое обещание выполнила!
Радостно протараторив это, я крепко обняла любимого папочку.

Папа, удивленно глядя на меня, стоял и о чем-то думал, как умел только он. О чем-то, о своем… На его лице были то ли улыбка, то ли сожаление…

— Не волнуйся, — успокаивала я. — Благодаря тебе мне не раз удалось блеснуть этой датой!
Удивительно тепло в родительском очаге, особенно когда все живы и относительно здоровы. Такие встречи запоминаются и оставляют в душе особенный свет, они такие… штучные, уникальные!
С тех пор прошло уже тоже много лет. Может, 20?! Да какая разница, ведь запомнить я обещала совсем другую дату.

Наша повзрослевшая дочь собралась замуж, и, как положено, стали съезжаться родные отовсюду. Первыми были мама и брат со своей дочуркой из Москвы. Хлопот было много, все надо было успеть, а времени, как всегда, не хватало. Впрочем, все как у всех. В перерывах успевали шутить, что-то вспоминать. Девочки устраивали ночные обжорства, радуясь встрече, трещали о чем-то без конца.
И вдруг совсем неожиданно Катя, дочь брата, воскликнула нараспев, по-московски:

— Тёёёть! А я тоже знаю про твою Куликовскую битву с дедулей! И даже дату запомнила!
Катюша смеялась, глядя на меня своими узенькими, один в один как у папы, глазами. Все смеялись. Стало так хорошо и радостно.

И тут у меня перехватило дыхание: «Как же не хватает тебя, папочка, в этой радости с нами…» Сумев себя пересилить, не подавая виду, я ответила ей:

— Да, как интересно! Запомнилась не только дата, но и сама история с уроком истории, и похоже на всю оставшуюся жизнь!
Мыслями же я была уже далеко, сквозь пространство и время, улыбалась папе и говорила:

— «Спасибо, что ты сегодня с нами! Спасибо, что проявляешься во всем! Спасибо за все! Я люблю тебя!»

Журавлева Екатерина Владимировна

Уважаемые читатели!

По образованию я преподаватель иностранных языков. Работаю по специальности. Пишу, как для детей, так и для взрослых. Для меня очень важно делать свои произведения не только увлекательными, но и познавательными. Есть публикации в Ставропольских сборниках «Город золотых сердец», «Берег надежды», а также в сборниках портала «Проза.Ру». Для этого сборника я предложила по одной главе из двух своих прозаических произведений, два стихотворения, а также два поэтических перевода с французского и английского языков. Приятного чтения!

НОЧЬ — МОЯ ПОДРУГА

Ночь пришла — моя подруга,

Понимаем мы друг друга!

Звёзды светят в небе ясном,

Воздух чист и жизнь прекрасна!

Днём заботы: целый ворох!

Все в делах, переговорах…

Ночью, в бархатной тиши,

Слышен каждый вздох души…

Днём — возня и суматоха,

Голос сердца слышен плохо.

Ночь нам шепчет: «Не спешите

И мечты все запишите

В сокровенные блокноты

Ну, а днём — вперед, вперёд и

С пылом их осуществляйте,

Всё получится — дерзайте!»


ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

Charles Baudelaire

Viens, mon beau chat, sur mon coeur amoureux;

Retiens les griffes de ta patte,

Et laisse-moi plonger dans tes beaux yeux,

Mêlés de métal et d’agate.

Lorsque mes doigts caressent à loisir

Ta tête et ton dos élastique,

Et que ma main s’enivre du plaisir

De palper ton corps électrique,

Je vois ma femme en esprit. Son regard,

Comme le tien, aimable bête

Profond et froid, coupe et fend comme un dard,

Et, des pieds jusques à la tête,

Un air subtil, un dangereux parfum

Nagent autour de son corps brun.


ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

Charles Baudelaire

Приди, мой котик, ляг на грудь

И коготочки спрячь свои,

Позволь в глазах твоих тонуть:

Их блеск агатовый манит.

Движения твои легки, упруги;

И чувствую в пьянящем упоеньи,

Когда тебя ласкаю на досуге —

От шерстки электрической волненье.

Я вспомню пассию свою,

А взгляд ее — что твой, мой милый котик:

Холодной остротой пронзит, как дротик.

Она стройна и признаю:

Овеяна от головы до смуглых пят

Эфирами, что лишь опасности таят.


ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО

Edwin James Brady

When a heavy surf is droning

In the twilight on the bar;

When our Mother Sea is crooning

Her quaint cradle-song afar;

When the wild black swans are lining

To some still, remote lagoon;

And above the headland, shining,

Hangs a quiet, crescent moon;

When the panoply, the splendor

Of the tropic sunset dies, —

Then my Fancy turns to tender

Dreams beneath the queenly skies.

Dear-loved Loadstone of my longing.

Fair, fond Woman of my heart!

When the twilight thoughts are thronging.

Art thou dreaming, too, apart?


ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО

Edwin James Brady

Вдали гудит прибой нараспев,

И отмель в сумрак окунется,

И Моря убаюкает напев;

Лаская слух, затейливый мотив проснется.

И лебедей чернее ночи стая

К лагуне, манящей летит.

Им путь над мысом освещая,

Дремотный серп луны блестит.

В сиянии сгорит закат,

И солнце в темень облачится;

Фантазий начинается каскад,

И к небесам мечта стремится.

Магнитом манишь, не найти покой,

Любовь моя и Дама сердца!

А в сумерках теснится мыслей рой;

Скажи, в мир грез открыта дверца?


ПРАЗДНИК ТРОИЦЫ

Тёплая пора,

Колокол звонит;

В Троицу с утра

В церкви дивный вид.

Ступишь за порог —

Сладкий запах трав,

Никаких тревог,

Тихим станет нрав.

Святы образа

Вглубь сердец глядят.

Их добры глаза

Души окрылят.

Видно небеса

Сквозь огни свечей.

Вместе голоса

Молят горячей.

Благостию вновь

Свет окутал всё,

Радость и любовь

Людям он несёт…


ЛЬВЯТА-НЕПОСЕДЫ И БОЛЬШОЙ МИР ВОКРУГ

Глава первая «О чудесном спасении»

Восходящее солнце ласково погладило землю своими лучами. В Африке начинался новый день. Каждый занимался своим делом: озорные зебры играли в догонялки (пока сезон дождей — им весело — вокруг много вкусной, сочной травы). Ловкие леопарды спали после ночной охоты. Большеротые весельчаки бегемоты (они же — гиппопотамы) рассказывали друг другу забавные истории. Никто из этих животных не подозревал, в какой ужасный водоворот накануне попали двое львят.

Маленькая львица Калипсо открыла глаза. Трава на земле поблёскивала росой. В воздухе пахло свежестью. Калипсо осмотрелась. Течение реки выбросило ее на пустынный берег.

«Где же Цезарь?» Маленькая львица поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла вдоль берега. В голове Калипсо мелькали события прошлой ночи. Тогда, во время дождя, они с братом и еще тремя львятами наблюдали, как взрослые львы и львицы охотились на буйволов. Но всё пошло не так, как было задумано. Буйволы заметили львят и, потрясая своими увесистыми, острыми рогами, понеслись прямо на них.

Трое детенышей забрались на дерево. А Цезарь и Калипсо бросились в реку. Буйволы не захотели мочить свои шкуры и повернули обратно. Но в воде львят подстерегали голодные крокодилы — они преградили путь к берегу, защелкали своими зубищами и двинулись на брата и сестру.

Спасаясь от рептилий, Цезарь и Калипсо заплыли в ту часть реки, где было сильное течение. Дальше маленькая львица помнила лишь надвигавшуюся жуткую пасть крокодила и мрак.», наверное, я попала в водоворот, поэтому меня не успели съесть» — размышляла Калипсо, — «Хоть бы с братом тоже всё было в порядке!»

Наконец, она его увидела! Львенок лежал без сознания.

— Цезарь, Цезарь! — Калипсо бросилась к брату и стала его тормошить. К счастью, маленький лев пришел в себя. Откашлявшись, он просипел:

— Я так рад тебя видеть!

— А я — тебя! — с облегчением произнесла Калипсо.

Цезарь поднялся и отряхнулся.

— Ну и видок у тебя! — улыбнулся он, оглядывая сестру. Его большие золотистые глаза смотрели с добротой.

— Кто бы говорил! — усмехнулась Калипсо. В ее блестящих карих глазах пряталась хитринка. Песочно-желтые шкурки львят и в самом деле были выпачканы и взъерошены. Так не годится — надо умыться! Приведя себя в порядок, брат и сестра снова огляделись по сторонам. Радость от спасения переменилась тревогой. Где же они очутились? Всё незнакомое. Это немного пугало. Впрочем, здесь лучше, чем было бы в брюхе у крокодила!

Вдруг львята заметили: на поверхности реки появились пузыри. На всякий случай брат и сестра отошли подальше. Из воды показалась голова крокодила. Того, который совсем недавно пытался их съесть! Выходит, он тоже очутился в водовороте. Пока зубастый хищник осматривался, львята побежали прочь.

Опасный берег остался далеко позади. Брат и сестра остановились, чтобы отдышаться. Львята принюхались: запахи здесь новые — диковинных трав и неизведанных земель. Шорохи настораживают. Как и все хищники, детеныши привыкли доверять своим инстинктам. И сейчас эти самые инстинкты нашептывали: «всё это очень далеко от дома».

Цезарь решительно сказал:

— Надо спросить, в какой стороне находится наша семья, наш прайд.

Калипсо кивнула и добавила:

— Поищем местных жителей, хорошо, что мы знаем эсперийский язык — на нем говорят все животные!

Продолжение следует…


ЧУДНЫЕ НОВОГОДНИЕ КАНИКУЛЫ

Глава восьмая «А чем вам ковёр-самолёт не „гаджет“?»

Через несколько дней, в Сочельник, бабушка принялась готовить блюда к Рождеству. Вечером она подала на стол рыбу, кисель и пшеничную кашу (кутью), добавив туда мёда.

— Чего такие кислые?! — воскликнула Фёкла Афанасьевна после ужина, глядя на притихших ребят, — Вы же не тесто в конце концов! Подумаешь, снег растаял! Праздники никто не отменял! Собирайтесь поживей да потеплее одевайтесь — колядовать пойдем!

Ребята удивленно переглянулись. Бабушка, не теряя времени даром, раздала маски: медвежью и беличью. Повязала на голову платок и взяла несколько мисочек с кутьёй. «Стихи какие-нибудь припомните или песни. Идём за гостинцами!»

Миша и Маша заинтригованно переглянулись — вечер становился всё интереснее!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 490