электронная
324
печатная A4
653
16+
Среди заснеженных гор

Бесплатный фрагмент - Среди заснеженных гор

Итальянская сказка в деревенской глуши

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4187-7
электронная
от 324
печатная A4
от 653

Глава 1. Ночь

Грузный самолет набрал скорость, тяжело оттолкнулся и медленно поднялся над землей. Где-то на задних рядах послышался детский плач. Алина открыла глаза и шумно выдохнула через нос.

Успокойся, все нормально.

Она ненавидела, когда самолет неуклюже подпрыгивал, а сердце и желудок резко падали вниз. Невидимая рука начинала давить на горло, а руки казались 100-килограммовыми гирями. Девушка выглянула в иллюминатор — дома стали совсем игрушечными, и понять, что под тобой земля, можно было только по маленьким, неловко вспыхнувшим огонькам.

За окном стремительно темнело, но на борту зажегся свет, стюардессы с безупречным макияжем принялись ходить по салону и сообщили, что скоро будут подавать напитки. Напуганный ребенок перестал хныкать.

— Ну наконец-то! — воскликнула Лера. — Я не пережила, если бы детеныш ревел всю дорогу. Ночью, — затем она тряхнула светлой челкой и перевела взгляд на свою подругу. — Итак, планируем или спим?

— А не рановато для планирования? — осторожно спросила Алина. — Может быть, сначала доберемся до Вероны, а потом уже с планами разберемся?

В ее руке снова был телефон, который она оживила нажатием кнопки и принялась быстро набирать смс. Алина скосила глаза в сторону подруги и встретилась с нею взглядом. — Чего?

— Не «чего», а «что». Ты же знаешь, он тебе не напишет, — расстегивая ремень безопасности, блондинка закатила глаза. — Он занят. Работа у него волк.

— Вы тут о чем болтаете? — очнулся третий пассажир, сидевший возле входа. Он вытащил из ушей белые наушники и выключил телефон. — Лера, — обратился он к светловолосой девушке, — не донимай ее.

— Серега, ты не понимаешь…! — громко воскликнув, Лера развела руками и чуть придвинулась к нему. При этом ее микросумочка чуть не свалилась на пол, но она доведенным до автоматизма движением придержала это кожаное недоразумение. — Она же сейчас опять начнет строчить безответные смски и… — но столкнувшись взглядом с Алиной, поправилась. — Ладно, иногда он все же отвечает, но редко.

Алина нахмурилась.

— Ну, Лера! Никита много работает. Поэтому он и поехал не с нами, а приедет через четыре дня. И вообще, — зашептала она, — говори потише. На нас уже оглядываться начинают.

— А, это Алина про того молодого человека? В костюме который? — влез в разговор Серега. Он нахмурился. — А тебе это зачем?

— Как зачем? — возмутилась Лера. — Да я же ее подруга! Я…

— Чай, кофе, сок? — раздался над ними небесный голос девушки в красной униформе.

— Три зеленых чая. Верно, Алин? — на удивление бодро ответил Серега.

Время приближалось к часу ночи.

Девушка кивнула. Она не собиралась засыпать.

Красная униформа разлила чай по коричневым пластиковым стаканчикам и передала на небольшом подносе сначала Сереге. Затем она потянулась вперед и вручила оставшиеся девушкам.

Тележка поехала дальше. Алина посмотрела в иллюминатор — из-за туч ничего не было видно. Пластиковая чашка приятно согревала руки, а терпкий вкус, пусть и пакетированного, чая приятно бодрил.

Самолет был практически пуст, поэтому стюардессы быстро расправились с напитками для пассажиров. Тележка покатилась обратно и собрала использованную посуду.

Свет потускнел. Чтобы поскорее очутиться в другой стране, многие пассажиры устраивались поудобнее и засыпали, укрывшись пледами фирменных цветов авиаперевозчика.

Лера, перегнувшись через Серегу, попыталась посмотреть на дальние ряды.

— Ты ее видишь?

— Кого? Женю? — удивился Серега. — А какая разница? Все равно летим в один и тот же город. — он посмотрел на Леру, как на маленькую. — По дороге она не потеряется, — затем он сощурился. — Или она нужна для контраргументов?

— А может быть, я хотела узнать, где она сидит, и вообще пожелать ей спокойной ночи! — Лера помедлила. — А то она так расстроилась, когда узнала, что будет сидеть где-то в хвосте самолета, а не рядом с нами.

Серега улыбнулся.

— Пожелаешь ей приятных снов, когда наши головы коснутся подушек шикарного номера в Альпах. И вообще нам самим бы неплохо вздремнуть.

Пока Лера отвлеклась на беседу со свои молодым светловолосым человеком, Алина быстро дописала смс: «Взлетели. Без тебя было страшно. Целую и жду в горах». Разрезая сотни километров воздушного пространства, сообщение понеслось к адресату.

Девушка зевнула, расшнуровала ботинки, достала из сумочки повязку для глаз и надела ее на голову.

— Заранее желаю вам приятных снов, — прервала она друзей и повернулась к иллюминатору.

— Ой, точно! Алин, мы все! Больше не будем шуметь! — выпалила Лера. — Спокойной ночи.

— Да, а то до посадки меньше двух часов, — послышался голос Сереги.

Алина погрузилась в сон.

***

На двадцатом ряду разозленная длинноволосая брюнетка проклинала всех и вся.

Ну почему мне так везет! — думала Женя. — Если бы не этот болтливый таксист, я бы села рядом с друзьями, а не в самом хвосте самолета. А то, «Вах, красавица, да я тебя быстро довезу, здесь только немного сократим, и вот уже в аэропорту!». Обманул, гаденыш, — продолжала она гневный монолог, сложив руки на груди.

По остаточному принципу Жене досталось место у окна, которое она просто терпеть не могла. Нет, ненавидела всей душой, потому что:

а) не могла полностью вытянуть длинные ноги. В итоге, чтобы колени не упирались в кресло пассажира следующего ряда, ноги приходилось широко разводить, «будто мужик в метро».

Когда-когда, наконец, высоким людям начнут просто предлагать места возле прохода?

б) чувствовала себя крайне неуютно, будучи зажатой между окном самолета и незнакомыми людьми.

в) в глубине души побаивалась такой высоты.

Вдобавок ко всему ее очень любила судьба. Ну, как сказать, любила — она всегда подкидывала ей самых неординарных попутчиков, которые в буквальном смысле скрашивали ее одиночество бесконечной болтовней, необычными выходками или просто не давали ей молча забиться в угол и сделать вид, что она с интересом читает рекламный буклет самолета или спит.

Провожая друзей печальным взглядом до их оплота спокойствия в самом начале самолета и приближаясь к своему месту С практически возле туалета, она была уверена, ей придется делить места с какой-нибудь мамочкой и кричащим всю дорогу младенцем. Заметив издали на месте В мужчину, она было подумала, что на этот раз ей повезло. Так и было. Ровно до того момента, пока место А не было занято пассажиром. Вернее, место А и часть соседнего кресла.

Третьим спутником оказалась весьма корпулентная женщина в дутом разноцветном пуховике с двумя матерчатыми сумками, чемоданом и почему-то палкой от швабры. Все это она пыталась засунуть на полку над их головой. А затем доутрамбовать в соседнюю то, что не влезло. Почувствовав на себе удивленный Женин взгляд, женщина нахмурилась и громко произнесла:

— А ты что смотришь? Знаешь, как часто в самолетах теряется багаж? Воруют только так!

Выглядело все это весьма угрожающе — не влезшая на полку палка от так и осталась в мощной руке хозяйки.

Спасибо, что напомнили, почему я так не люблю летать через турфирмы, благодаря которым наверняка наткнешься на вот таких субъектов, — подумала Женя, вжимаясь в кресло самолета.

На крик прибежала небесная девушка и принялась выслушивать печальную историю о палке, которую надо было куда-то девать перед взлетом самолета. Держать ее в руках все два часа полета даме не хотелось.

Возможно, если бы девушка была стюардессой итальянского авиаперевозчика, эта проблема так и не решилась. Но мисс в красном костюме была из России и сталкивалась и не с такими просьбами. В итоге палку от швабры просто положили вдоль дорожки возле пассажирского сидения. Словно оберегая, уверенная нога дамы в цветном пуховике пододвинула ее поближе к креслу, чтобы «точно никто не спер». Впереди и позади сидящим А-пассажирам просто пришлось смириться с необходимостью переступать через небольшой пластиковый бортик ядовито-зеленого цвета каждый раз, когда надо пойти в туалет.

Ввиду указанных обстоятельств Жене ничего не оставалось, как обиженно щелкать выключатель лампочки над своей головой и мысленно насылать на таксиста самые ужасные-преужасные проклятия.

Сидящий слева мужчина посмотрел на Женю искоса.

— Вообще это моя лампочка, — заметив ее удивленный взгляд, продолжил: Ваша — крайняя слева.

— Спасибо, не знала, — Женя не нашлась, что ответить. Про выключатель она решила забыть и сложила руки на груди.

Мужчина кивнул, достал из лежащего на коленях рюкзака электронную книгу, включил ее и погрузился в чтение. Рюкзак он машинально поставил на пол между ног.

Странно, внезапно девушка перестала так остро переживать свое опоздание и то, что ее посадили далеко от друзей. Она принялась осторожно рассматривать своего собеседника.

Мужчине было около тридцати пяти лет. Он был одет в удобную клетчатую рубашку приятного темно-зеленого цвета и черные джинсы. На его коленях темно-синий шерстяной шарф крупной вязки.

«…Связанный заботливыми руками любимой девушки», машинально продолжила про себя Женя.

— Меня, кстати, зовут Саша. А Вас как? — все еще глядя в книгу, произнес мужчина.

Он оторвал взгляд от электронных букв и посмотрел на нее в упор. Растерявшись, Женя уставилась на него, но поняла, что это неприлично, «проснулась» (хватит витать в облаках!) и представилась.

— Не нравится место, которое дали?

— Закон джунглей: опоздавшим достаются остатки, — неловко пожав плечами, ответила Женя. — Хотя вроде и ничего… Лететь-то недолго.

Дама с места А хмыкнула, достала из сумки книгу и прилипла к ней. Судя по мелькнувшей полуобнаженной груди на странице, главная героиня как раз сейчас падала в объятия героя и, говоря поэтическим языком, «проваливалась бездну».

— Мне по такому же принципу место досталось, — улыбнувшись уголком рта, ответил Саша, а затем задумчиво добавил: — С другой стороны, если бы мы, например, летели в Таиланд, я бы точно забронировал себе место еще на сайте.

Собеседник показался Жене достаточно адекватным, поэтому она решила набраться смелости и спросить.

Надо же развивать навыки общения, а то с ее работой она скоро совсем разговаривать разучится и русский язык позабудет.

— А Вы куда летите? — спросила она. — Тоже кататься?

Еще один хмык с места А.

Она подслушивает что ли?

— Скорее по делу, — уклончиво ответил Саша. — Лыжи уже потом. А вы, Евгения, откуда летите?

— Я из Москвы, — Женя автоматически потерла нос с небольшой горбинкой.

— Да, Москва… Благодаря согласию растут малые государства, — улыбнулся Саша.

— Вы правы, — удивившись, ответила девушка.

Несмотря на свою необщительность в обычной жизни, эта полуночная беседа показалась ей глотком свежего воздуха в душном салоне.

От Саши не хотелось отворачиваться и делать вид, что засыпаешь, или надевать наушники и слушать безумно интересный подкаст или книгу.

— Чай, кофе, вода? — над ними внезапно раздался бодрый голос стюардессы.

Саша прищурился и хитро улыбнулся Жене:

— А как Вы смотрите на то, чтобы отметить нашу встречу? Все-таки летим из одного города в Верону, а в небе, ввиду ограниченного пространства, — тут он скосил глаза в сторону их соседки, — нелегко встретить хорошего собеседника.

Женя колебалась. С незнакомыми людьми она обычно не пила. Собственно, и со знакомыми практически тоже.

Интересно, это он так флиртует? Эх, сейчас бы у Леры спросить, как в таких случаях поступают! Но посоветоваться было не с кем.

Саша заметил ее колебания:

— Но если вы не пьете, могу предложить чашку чая и к ней небольшую светскую беседу перед сном.

— Все в порядке, — ответила Женя. Осмелев, она добавила. — Думаю, нашей беседе немного красного вина не помешает.

***

Самолет приземлился в Верону в 02:35 утра.

За окном иллюминатора было темно. Сонные пассажиры автоматически открывали ящики над креслами, доставали сумки, чемоданы и прочие нужные вещи.

Затем ленивый строй тел двинулся по цепочке к выходу, устало прощаясь по дороге со стюардессами.

Если бы у Алины спросили, как они добрались дальше, она бы честно ответила, что как-то на такси. И это был бы самый развернутый ответ.

Она помнила только, как машина со сноубордами Леры и Сереги петляла по серпантину, не любовалась горными красотами за окном и не прислушивалась к тихо шелестевшему на мелодичном языке радио.

Поездка прямо до гостиницы «Бельведер» небольшой итальянской деревеньки заняла около двух часов. Пожилая женщина-администратор, которая, как и подозревала Алина, была владелицей гостевого дома, практически не понимала по-английски, что уж говорить о русском языке. Однако она деловито их рассчитала, раздала ключи и указала, куда идти. Вещи быстро доставили в номера.

Алина поселилась вместе с Женей, напротив них оказался номер Леры и Сереги. Шел пятый час утра, девушки не стали разбирать чемоданы, а сразу легли спать. Перед сном Алина вновь проверила телефон — на экране одиноко светилось смс от оператора, информирующего о роуминге.

И ни строчки от него.

Глава 2

Если бы у Леши спросили, зачем он едет в горы, он бы просто ответил: «За лыжами и снегом».

Февраль в Москве был самым отвратительным месяцем со стылым ветром и ошметками снега на улицах. В это время Леше безумно хотелось уехать хоть к каким-то снежным пейзажам за окном и негородской тишине.

Поэтому когда Влад предложил ему съездить компанией в отпуск — покататься на лыжах в Альпах — он долго не раздумывал. Весомым преимуществом этой поездки было и то, что февраль всегда считался затишьем перед бурей в отделе маркетинга, поэтому начальство с радостью отпустило его на целых две недели.

Осталось только вспомнить, как кататься на горных лыжах.

Подростком Леша в основном катался на лыжах московских курортов сначала вместе с родителями, а потом уже с друзьями. Катание его настолько увлекало, что он даже подумывал стать инструктором.

Но с болезнью мамы жизнь круто поменяла свое направление. Он просто отложил свою мечту в коробку суровой действительности, поставил ее на верхнюю полку в шкаф и закрыл дверцу, а затем достал свой диплом и пошел работать в крупную IT-компанию.

— Ну все, договорились! Встречаемся в «Домодедово», — накануне отъезда, в предотпускную пятницу бодро произнес Влад. Он сощурился и сказал: — Паспорт не забудь и не опаздывай!

Леша чуть не пролил чай на клавиатуру. Влад был самым злостным опаздывающим менеджером по работе с клиентами в их компании. Ничто — ни предупреждения, ни выговоры, ни внушения — не могло заставить его прийти вовремя.

Только сумасшедшая преданность компании и чрезвычайно довольные его работой клиенты не давали его начальнику в лице Вероники Александровны наконец-то начать штрафовать парня.

— Кстати, — продолжил, словно ничего не замечая, Влад. — С нами поедет Маша. Думаю, ты помнишь ее? Мы мой день рождения в том кабаке отмечали.

— Ммм, здорово, — поправив очки, Леша внезапно заинтересовался экраном монитора. Он прекрасно знал, куда ведет разговор.

После того как Леша расстался с девушкой, Влад загорелся идеей устроить его личную жизнь. И в этой жизни он почему-то упорно видел свою лучшую подругу детства Машу.

Когда молодые люди все-таки встретились, разговор у них не задался сразу. Маша была высокой девушкой с собранными в небрежный пучок волосами, из которого выбивались небольшие пряди и печально свисали с висков и затылка. На праздник она пришла во всем черном и после того, как спросила у Леши, что он думает о российском феминизме (а он о нем вообще не думал), не удовлетворилась его ответом и принялась спорить. Леша даже не думал перечить ей.

Не найдя достойного слушателя, она надула губы и удалилась к барной стойке. Больше Леша для нее не существовал.

— Я просто подумал, что она сможет составить тебе отличную компанию, если мы с Мариной вдруг от вас отстанем или пойдем кататься вдвоем, — как ни в чем не бывало, рассуждал Влад. Задумавшись, он взял карандаш со стола Леши и принялся вертеть его в руке. — Правда, она кататься на лыжах не умеет, но, — он сделал паузу, — хотела бы научиться.

— То есть мне ее еще учить!? — не понял Леша.

— А, ну да, — простодушно подтвердил Влад. Увидев выражение лица Леши, он быстро заговорил. — Да она нормальная! Просто тогда она хотела с тобой на интересную тему… или темы там поболтать. Она же журналистка, — принялся объяснять он. — Им всегда интересно мнение окружающих и их реакция на нестандартные вопросы. В общем, не важно, — карандаш перестал вертеться в его пальцах. — Решим потом как-нибудь. Ты, главное, ничего не забудь и не опаздывай. Все, у меня перекур закончился!

Последнюю фразу он уже произносил на ходу, быстро взбегая по лестнице на второй этаж.

Незадачливую троицу Леша увидел только на борту самолета перед самым взлетом. Волоча громоздкую сумку, нахмуренный Влад протопал мимо него в самый хвост самолета. За ним степенно шла девушка в короткой юбке и высоких красных сапогах. Ряд замыкала загорелая девушка с темными волосами, собранными в знакомый кривой пучок.

Ребята сильно опоздали, поэтому ехали раздельно, что немало не смутило Лешу. Он надеялся хоть немного выспаться в самолете и потому, едва железная птица выехала на взлетную полосу, надел наушники с большими амбушюрами. Сквозь толстый слой полипропилена на взлете рев железной птицы привычно попытался заглушить детский плач. Малыш потерпел поражение.

Ну, все отключаюсь, — подумал молодой человек.

День перед отлетом у него выдался неспокойный. Работа преподнесла неприятный сюрприз в лице недовольного клиента, а хоть какая-то личная жизнь — головную боль в виде бывшей девушки, которой ровно за два часа до вылета непременно захотелось снова выяснить причину расставания и попытаться склеить старое.

«Не надо было гулять, не пришлось бы ничего возобновлять» написал Леша, отправил iMessage и поставил телефон на виброрежим.

Впереди его ждали две недели замечательного снежного отдыха, и он вовсе не хотел появляться в отпуске невыспавшимся и в плохом настроении.

Глава 3. День первый

Незабываемые снежные дни в Альпах начались замечательно.

Бежевые шторы оказалась не настолько плотными, а потому солнце настойчиво стучалось в окно. Алина долго не хотела вставать с кровати. Благодаря ночному перелету и свежему горному воздуху она заснула, стоило лишь голове коснуться мягкой подушки.

Она ворочалась, полностью накрылась одеялом, но резко открыла глаза и окончательно проснулась, лишь когда услышала за окном протяжное «Муууу».

В комнате было тихо, слышалось лишь едва уловимое дыхание Жени на соседней кровати.

Неужели показалось?

Ленивое мычанье вновь донеслось за окном.

Алина надела носки и прошла к балкону. Она тихонько отворила штору, чтобы незваное солнце не разбудило Женю, и вышла наружу.

Прямо напротив их отельчика стоял коровник. Из него вышла жующая корова, а за нею пузатая лошадь, из ноздрей которой сыпал теплый пар. Вспаханная земля с небольшими островками темно-зеленой травы вокруг коровника была покрыта инеем. Пожалуй, это было единственное, что напоминало о феврале.

Алина улыбнулась — она просто обожала спокойный быт уютных небольших городов и деревень. Увиденная картина словно перенесла ее в прошлое к бабушке в деревню с небольшими домиками, ежесубботними банями, выпасом коров и овец, кормлением кур, сбором грибов в мохнатом лесу по соседству и единственным телевизором на всю деревню с каналами ОРТ и РТР.

А какой здесь был чистый воздух! Им так хотелось насытиться, пить его носом, вдыхать и вдыхать, пока у тебя не закружится голова. Солнечные лучи лениво прогревали стылую землю.

Вот и первая машина прошлась под окнами. Горный городок медленно просыпался.

Алина осторожно закрыла балконную дверь, задернула штору и на цыпочках подошла к кровати, чтобы включить телефон. Мобильник беззвучно завибрировал и выплюнул одно непрочитанное сообщение. От Никиты.

Девушка сглотнула от волнения. Телефон сделался ужасно тяжелым, а кнопки — каменными.

«Прости, не мог ответить — много работы. Крупный клиент из Европы. Как долетели?»

Алина нажала «Ответить», затем набрала побольше воздуха в легкие и принялась щелкать пальцами по кнопкам.

«Доброе утро, милый) Долетели нормально, правда, сидели раздельно. Жене не повезло с билетами. Приехали рано утром и сразу легли спать. Здесь так классно, как в деревне, и оч свежий воздух…»

Затем она снова задержала дыхание и, словно готовясь к затяжному прыжку, написала на одном выдохе: «но я очень скучаю по тебе; -* Позвоню вечером».

На соседней кровати послышалось ворчание, затем из-под одеяла вылезла черноволосая лохматая голова и спросила в подушку:

— Ммм, доброе утро, сколько сейчас времени?

Быстро нажав «Отправить», Алена произнесла:

— Самое время просыпаться и будить Леру с Серегой, а то мы этот день катаний пропустим.

***

Еще по универу Алина помнила, как трудно поднять Леру на первые пары. Громкие будильники не срабатывали, настойчивые телефонные звонки игнорировалась. В конце концов, пара просто расценивалась как не стоящая внимания, а посему Лера поворачивалась на бок и полностью отключалась.

Поэтому оставив Женю собираться и не добудившись до парочки напротив их номера, девушка спустилась завтракать в одиночестве.

Время ланча заканчивалось, в комнате была всего пара пожилых немцев и итальянская семья с совсем маленьким ребенком.

Усевшись в дальнем углу так, чтобы ее сразу увидели друзья, Алина положила на стол мобильный телефон экраном вверх и позвала официантку. К ней подошла молодая девушка в длинном черно-белом платье и фартуке, отделанном алыми и зелеными лентами. Темно-каштановые волосы были уложены в аккуратную прическу с перекрещенными косами.

— Добрый день! Дайте, пожалуйста, меню, — произнесла Алина на английском.

Девушка еще шире улыбнулась и пожала плечами.

— Ох, это будет долгий день. Здесь хоть кто-нибудь на английском разговаривает?! Ну, серьезно, к вам что, никто из англичан никогда не заезжает отдохнуть? — пронеслось в голове у девушки.

— Марта, иди к тем гостям, я помогу этой девушке, — послышалось за спиной у официантки, и к столику Алины подошла невысокая улыбчивая девушка с большими карими глазами. Ее волосы теплого медового оттенка были уложены в такую же прическу, но форма явно шла ее хорошо очерченной фигуре. Алина заерзала на стуле, но потом одернула себя.

— Вы говорите по-английски? — спросила она официантку.

— Да, говорю. Меня зовут Клара, и я буду вашей официанткой на время Вашего пребывания в этом отеле, — улыбнувшись, четко произнесла Клара. В ее речи не слышалось ни намека на акцент. — Вы нормально долетели? Вот меню. Скоро я к Вам подойду.

— Все хорошо, спасибо, — произнесла Алина. Выбрав зеленый чай и яичницу, она сообщила свой заказ Кларе, которая все это время собирала грязную посуду с соседнего столика.

Как только официантка скрылась за широкими дверями кухни, в столовую спустилась, потирая глаза, Женя. Она была в широкой полосатой толстовке и темных обтягивающих джинсах. Черные, как смоль, волосы были заплетены в небрежную косу.

Алина помахала ей рукой. Медленно усевшись за стол, Женя произнесла:

— Срочно нужен кофе, — подумав, она угрюмо продолжила: — Желание убивать всех жизнерадостных людей на моем пути само не пройдет.

— Ох, прости, не думала, что ты так быстро соберешься, я бы тебе его заказала, — оправдывалась Алина. — Сейчас позову Клару.

— Кого?

— Клару, — просто ответила Алина, — Я так понимаю, она единственная в деревне понимает и говорит по-английски.

— Ого, как нам повезло!

— Не смешно, Жень. Я вот немецкий только в школе проходила, и весь мой словарный запас сводится к «Ich heisse Alina».

— Все богаче моего, — скорчив рожицу, ответила Женя.

В это мгновение на столе перед девушками появился небольшой белый чайник и чашка с блюдцем. За ними последовала тарелка с ароматной яичницей с двумя сосисками. Запах заставил Алину шумно вздохнуть.

Она искренне поблагодарила Клару, потому что всегда уважала людей, которые приносят ей еду..

Послышался скрип вилки о тарелку.

— Я добудилась-таки до нашей парочки, но они решили перекусить прямо там, в горах, — ответила на невысказанный вопрос Женя. Ей было некуда деть руки, поэтому она скрестила их на груди. — Итак, наш план! Мы доедаем завтрак, одеваемся и через полчаса встречаемся внизу в вестибюле. Идем на остановку, которая находится в пяти минутах от отеля, и едем на станцию Пампеаго. А там уже покупаем ски-пассы и лыжное снаряжение.

Заметив удивленный взгляд Алины, она пожала плечами.

— Я погуглила и поспрашивала на одном форуме.

— Оперативно, — удивилась Алина. Желток медленно растекался по тарелке и теперь устремился к последней сосиске. — А, может быть, спросим у Клары на всякий случай? Вдруг что изменилось?

— Как хочешь, — пожала плечами Женя и уставилась в окно.

В это время улыбчивая блондинка подошла к их столику и в какой раз спасла мир.

— Извините, — начала Алина, — Вы не могли бы нам помочь? Вы не подскажете, как здесь добраться до автобусной остановки до Пампеаго?

— О, конечно! — произнесла Клара, а затем развернулась и указала вглубь отеля. — Вам сейчас надо будет выйти из отеля и свернуть направо, и идти до конца улицы. Там и будет остановка. Для лыжников проезд бесплатно, — тут она указала пальцем вниз в пол. — Если вам необходимо будет где-то хранить лыжи и ботинки, вы можете оставлять их на цокольном этаже. Вход со двора справа. Для постояльцев это бесплатно.

По ее тону и размеренным движениям было ясно, что не одна Алина задавала такой вопрос.

— Большое спасибо! — постаралась также бодро произнести Алина, но до официантки ей было далеко.

Клара удалилась и девушки некоторое время молча медитировали на белый чайник. Столовая практически опустела.

— Не бойся общаться с незнакомыми людьми, — наблюдая за движением чаинки в кружке, прервала тишину Алина.

— Я не боюсь, просто не вижу в этом особого смысла, — Женя усиленно измельчала ножом принесенную яичницу.

Словно что-то вспомнив, Алина улыбнулась и продолжила:

— Но ты же вроде бы нормально летела с тем приятным мужчиной?

— И когда она только успела увидеть? — удивленно подумала Женя.

— Я в туалет шла и вас заметила, — словно прочитав ее мысли, продолжила Алина. — Вы нормально так болтали. Да еще с бокалами вина!

— Мы не болтали, — сказала Женя, быстро допивая кофе. — Просто нашлось много интересных тем для обсуждения. В кои-то веки со мной рядом сидел адекватный пассажир. — С яичницей было покончено. — Ладно, может быть, пойдем? А то не успеем. Плюс я карту маршрутов заранее посмотреть хотела.

— А, да, конечно, — Алина поспешно допила чай.

Глава 4

Погода была великолепная. Солнце освещало уютные сельские дома, словно срисованные с рождественской открытки. Пели птицы, снег лежал разве что только в тени.

Лера не могла устоять против обаяния маленькой деревни Анцио и принялась фотографировать все, что попадалось на пути. На фоне витрины домашней пекарни с просто божественным запахом круассанов она попросила Алину сфотографировать ее с Серегой, а затем попыталась сделать фотографию сама. Посмотрев на получившееся фото, она нахмурилась.

Поймав взгляд Алины, Лера закатила глаза:

— Щеки не влезают.

— Ах, ты мой милый хомячок, — попытался обнять ее Серега, за что был наказан грозным взглядом и положением в конце хвоста их небольшой группы.

В итоге, когда компания все же добралась до остановки, они увидели, как последний пассажир заносит лыжи и передняя дверь закрывается. Остаток пути они бежали на максимальном ускорении.

В автобусе были они, пожилая пара с лыжами, сноубордист в костюме динозавра и лыжник в ядовито-зеленых штанах.

Спустя тридцать минут извилистого серпантина и постепенно заполняемого автобуса людьми в горнолыжных костюмах самых разнообразных оттенков они все же увидели кусочек долины, окутанной теплыми солнечными лучами.

Здесь было холоднее, чем внизу. Повсюду лежал снег, слышалась задорная итальянская музыка, и пахло пряным мясом на гриле с картошкой фри.

Туристическая долина представляла собой широкую улицу с отелями, магазинами горнолыжной одежды и целым калейдоскопом баров. И везде люди в больших, словно глаза стрекозы, очках, с лыжами под мышкой или доской. Мимо них прошел лыжник со стаканчиком горячего глинтвейна. Из-за тяжелых пластиковых ботинок казалось, будто он пританцовывает.

— Ураа, мы приехали! — подпрыгивая, прокричала удаляющемуся автобусу Лера. — Куда теперь?

— Ищем кассу, чтобы купить ски-пассы, а потом за снаряжением, — улыбнулся ей Серега.

Лера все еще немного злилась на него за «хомячка», но она была из той категории людей, которые, в принципе, не могут долго злиться и пребывать в плохом настроении.

Женя огляделась и указала на дальний одноэтажный домик, стилизованный под охотничью хижину. — Вон!

Уверенным шагом Серега направился к кассе и встал в хвост очереди. Лера следовала за ним, с интересом оглядываясь по сторонам.

— А на сколько дней мы будем покупать их? — пристроившись в очередь за Женей, спросила Алина. В отличие от остальных она неуверенно держалась на лыжах и поэтому не хотела брать пропуск на всю неделю.

— Я бы хотел семь дней, — ответил Серега.

— Сереж, а может быть, возьмем поменьше? — мельком взглянув на Алину, с сомнением произнесла Лера. — Помнишь, в прошлом году я уже на четвертый день едва могла ступать на пятки. Колени по утрам просто не сгибались!

— Это потому что ты прилагаешь слишком много усилий, когда поворачиваешь, — настоятельно ответил парень. — Когда едешь вниз по склону, ты должна поворачивать в стороны, наклоняясь корпусом, а не как ты — сильным нажатием стопы.

Лера вздохнула и словно стала немного ниже.

— У меня пока по-другому не получается.

— Ничего. Практика, практика, и приноровишься! — примирительно сказала Женя. — Если честно, мне тоже не хотелось бы кататься всю неделю подряд. Я давно не каталась, и не хотелось потом бы дома себя по кусочкам склеивать, чтобы хотя бы мышку нормально удержать.

— Ладно, — это был Серега. — Тогда берем пока на четыре дня, а потом посмотрим.

— Хорошо, — Алина не была уверена, сможет ли она и четыре дня простоять на лыжах.

Миссия переводчика была возложена именно на нее, хотя ребята знали английский язык.

«Да и вообще, Алин, рассматривай это как отличную возможность прокачать свои навыки», напутствовала ее Лера. Кто бы ей раньше сказал, что с английским здесь будет весьма туго.

Изначально друзья планировали отдых через весьма хорошую турфирму с разветвленной сетью офисов. Но случилось это только после того, как Серега отклонил все предложенные отели по самым различным причинам: от «дорого и нет завтрака» до «далеко до остановки». Последнее, судя по рассказам бывалых покорителей гор в лице Сереги и Леры, было весьма немаловажным, поскольку никогда не знаешь, есть ли в отеле камеры хранения комплектов лыж и ботинок. Если нет, то как долго ковылять в тяжелых ботинках с бордами или лыжами за спиной до этих же камер хранения.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 324
печатная A4
от 653