электронная
288
печатная A5
549
18+
Сплетни нашего махалле

Бесплатный фрагмент - Сплетни нашего махалле

По ту сторону окон

Объем:
306 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2443-6
электронная
от 288
печатная A5
от 549

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Сплетни нашего махалле

1

Жила в одном махалле девочка. Назовем ее Ротинда (между прочим настоящее курдское имя). Все свои 17 лет прожила скромно с папашей и тремя сестрами. (Про то куда мама делась даже начинать не буду, потому как там такая ветвь событий! — в три тома). Работала она в супермаркете, сидела на кассе, чеки отрывала и денежки перекладывала, чаек пила, донеры кушала в перерывах. В общем вела тихую женскую жизнь в самом начале своего пути.


В том же супермаркете работал некий Невзад (тоже, кстати курдское имя, вполне себе популярное). Был он должностию повыше, за закупки отвечал, бухгалтерствовал помаленьку, ну и ходил ценники поправлял. Друг директора магазина и по совместительству ортак (соучредитель)


Ничего не подумайте. Между Ротиндой и Невзадом было только легкое облачко флирта, и то без сексуального подтекста (со стороны Ротинды), а у Невзада имелась жена и дочь, такого же возраста как Ротинда, поэтому он всегда был не прочь, хотя репутация у него была безупречна, как у супермена. Женатого, разумеется.


Однажды наш чуткий и вездесуще-мягкопробковый Невзад заметил, что Ротинда сидит на кассе как-то без энтузиазма. Денежки с пальчиков вяло стекают, ящички как-то незвонко хлопают. Чеки от рулончиков отрывать забывает. Да и сама грустной лозой скрючилась и губы коромыслом свесила. Вот и спрашивает он ее: чего, мол, не слыхать сегодня твоего разливистого смеха? Отчего ты, Ротинда, очи свои прячешь под лужами туши и чеки не отрываешь? Али случилось чего?


У Ротинды губоньки поползли еще ниже, голос дрогнул, а из глаз посыпались слезы, словно бисер из лопнувшей банки: да, Невзадик, миленький, есть такое дело! Грустно мне и горько, только ты помочь мне не сможешь, нет у тебя таких таблеток и травок! Печальная я, потому что папан мой засватал меня за 50-летнего мужика с соседнего махалле и 30 тыщ с него наличными взял. Мужик тот всей моей сущности противен, да поделать ничего нельзя. Так что ты плащик свой на крючочек повесь и душу мне не тереби. Иди ценники поправляй и печати шлепай!


Невзад историей проникся, на отца тактично поматюкался. Но миссию свою жизненную он знает — спасать всех от всех! И поэтому руку свою на ее хрупкое плечо положил, да молвил, что хватит сопли распускать, надо дело делать. Давай-ка, дорогая, я сам на тебе женюсь. Никяхом, (религиозный обряд бракосочетания без регистрации в ЗАГСе) и будешь ты за мной, как молящийся за стенами мечети. Пальцем я тебя не трону (есть другие способы. прим. автора), с женой своей поговорю, она баба идейная, а коли люб тебе стану, так и эту проблему решим. Не сцы!


Ротинда девка хоть и печальная, но не глупая была. С женой Невзада знакомая, видела ее, когда та за покупками приходила, с детями ихонными игралась, да все любовалась ею, про цвет волос спрашивала и далекую ее иностранную глушь. Поэтому ответила она так: «Не могу я, Невзадушка, твою семью рушить! Очень уж это грешно! Да и другая сторона есть, не люб ты мне как мужик вовсе, не проходишь ты фейс контроль чрез мои чакры, но и это не самая суть проблемы. Все дело в том, что сердце мое давно украдено сыном хозяина супермаркета (назовем сына Серхвебун, кстати, тоже популярное курдское имя). Поэтому, Невзадик-бей, ты уж всю трагичность ситуации осознай и не лезь со своими яйцами мне в курятник, не до тебя сейчас.


Невзад послушал речь ее печальную, огорчился слегка на ее доводы железобетонные, но, подумав, вспомнил, что пришел он в этот мир, чтобы причинять добро, поэтому все вокруг него должны быть неизбежно счастливы и Ротинда тоже. В связи с этим поскакал он прямиком к директору маркета Серок-бею (можете проверить, я не вру! Это тоже настоящее курдское имя). Отдышался и говорит: «Дело мол, такое. Сыночка твой куш сорвал и не знает об этом! Я б на его месте давно подмышки побрил и рубашку погладил! Влюбилась в него девушка неземной красоты, надо брать, пока она горячая и печальная, иначе передумает и убежит. А твой дятел-недотепистый женится на кривоносой Бюшре с волосатыми ногами!»


Серок-бей оживился. Давай, говорит, надо брать конечно, раз дело такое, только Серхвебуну моему (перечитайте внимательно имя — я не переставляла буквы) на днях 16 исполнилось, не заколосилось у него еще там на женилкиных полях! А Невзад говорит: да девку сосватаем и подождем, пока заколосится!! Делов-то!! Серок-бей подумал, почесал глубокомысленно свои поля и говорит: ладно, давай смотреть девку-то. Может и правда она мечта курдского небритого барда.

2

Взял Невзад Серока под белу (зачеркнуто) смуглу рученьку и повел. Серок-бей приосанился, пояс на шароварах поправил, лысину пригладил. Ну а чо! Мало ли какая там девка, может как влюбится в него, чем Шейтан не промышляет!! И придется ему вторую жену брать, с первой объясняться-уговаривать, ой, столько хлопот! Нарисовал он себе облако в штанах, а тут Невзад у кассы останавливается и с поклоном произносит: «Знакомьтесь, батюшка! Это будуЮщая мать ваших кучерявых и смуглых внуков, браки по любви они хоть и недолговечны, но дети о них очень симпотишные бывают. Серок от неожиданного погружения в такую реальность глаза выпучил и лысиной вспотел, а Ротинда ему «здрасте» ресничками прохлопала.


Серок-бей кивнул растеряно, а потом Невзада обратно в кабинет потащил. Мол, сдурел что ли? Он, понимаешь, сыночку пестовал-кормил, чтобы его девка-кассирша себе увела? Это его, неземной красоты и космических надежд, Серхвебуна!!! Не бывать тому! Иди, Невзад-ка ты туда, куда тебе кармическое имя указывает!!! Невзад же спокойно выслушал, чай в блюдечке поправил и стал доводы приводить. Мол, дурень ты старый! Ничего религиозного в тебе нет!!! Дело там такое, что спасать надо, а не членством в кабинетах мериться!!! Ее продали как скотину на убой, а ты не хочешь себе очки перед Всевышним заработать!! Да и Серхвебун твой тоже на нее свои стрелы имеет! Нет в тебе человечности! Ирод ты поганый! Вот я б женился сам, и свою б жену даже уговорил, и помощница б в дом к детям! да она, змеюка, нос воротит! А к тебе счастье вон само пришло, а тебя дома нет!!! Серок-бей лысиной помотылял, ушами пошелестел, и вежливо попросил Невзада херней не страдать. А если ему спасать некого, то пусть его самого спасет от кредитов и чеков, потому как судьба и кредиты у него тесно связаны, последнее время.


Невзад дверью хлопнул и побежал в каморку к Серхвебуну. Тот, к слову сказать, был товарищ неплохой, но в глубоком детстве, когда молоком маминым кормился. А как подрос стал травки всякие покуривать, пивцо попивать тайно, у папаши денежки лямзить и айфоны покупать. А еще слаб он был на один первичный половой признак и, в связи с этим, падок на женские организмы. Ну и в завершение образа был совсем не шимпанзе, что в принципе могло спасти много девичьих сердец и других невосстанавливающихся частей тела, а очень даже себе Бред Пит, только смуглый и с волосатой спиной. Чтобы купаться в обожании ему надо было прикурить сигаретку, улыбнуться краем зуба, и все девки сами за ним бежали, как в лучших клипах Таркана. А чтобы усиливать свои эмоции и слыть независимым наш Серхвебун колесики разноцветные глотал. Баловался.


Невзад к нему чувств положительных не испытывал, но, движимый энтузиазмом спасения, выложил все как на духу и по пунктам, про последствия рассказал, про поломанную жизнь, про старикана-деспота, отца-козла. И «раз уж у вас любовь там, то нечего тянуть резину, женись вон и детей строгай каждый год. Серхвебун проникся, перышки на мужском достоинстве почистил, и к папе за благословением, воодушевленный, поскакал. Разрешите, мол, падрэ, жениться на любимой. А крючкотворный папа ему и говорит, елозая бровями по лысому лбу: «Жениться? можно! Но тогда хрен тебе, а не наследственные деньги! Хрен тебе, а не готовая работа, иди, Орфей, со своей любовью в съёмную хатку на окраине, посмотрим сколько там твоей любви останется, когда тараканы по стенкам ползать будут!»


Серхвебун испужался. ушки и мошонку предусмотрительно поджал. Хрен с работой, а вот если краник с деньжатами перекроют, то не видать ему больше полетов в космос на травке, и айфонов тоже не видать. Поэтому он, смиренный и воспитанный, извинился перед папан и сказал, что бес его попутал (пальцем на Невзада почему-то не показал) и пообещал дурь из башки самому себе выбить.


Невзад, как истинный бэтмен местного разлива, Серхвебуна не отпустил, а стал коучить во все дырки. Мол, мужик ты или тряпка! За папины сиськи держишься, а жизнь Ротинды — вон она — катится!!! Раз уж любовь у тебя фальшивая, хоть поступки пусть будут достойные!!! Не хочешь жениться не надо! Перемелется все! Ты ей инкогнито квартиру сними на задворках, укради ее и все! Нет девки нет проблем. Папаша ее в полицию не обратиться, у него свои интересы этого не делать! Дедок с бесом в ребре перебесится, да и свалит. Ну а ты — мужиком станешь (если Ротинда согласная будет). Серхвебун грудь снегирем надул. Почувствовал мощь богатырскую в тазобедроенном суставе! Вот она, начинается жизнь!!! Вот оно — и спасение, и адреналин и еще и при бабках. Ай да Невзад!!!

3

Но Серхвебун к Ротинде не прямо с ключами от съемного жилья вылетел, а наискосок. Понял он, что если ее напугать своими энтузиазмами, то есть вероятность того, что она и взаправду за него замуж выйдет. Он же человек пока мягкотелый и к различным просьбам чуткий, отказать бы рад, да не сможет. Еще и с папан конфликт обострится. Но, мастерски откоученный Невзадом, решил он к Ротинде подъехать на розовом сопливом козле. «Милая, — шептал он, — а давай мы плюнем на все условности и встанем в четыре грудины против устоев предков! Не бывать тебе замужем за противным морщинистым индивидом! Сепарировать тебя надо от разрушительного влияния отца! Ты ж молода и красива! Создана Аллахом специально для Меня! И я готов принять его дар прямо сейчас и возложить на тебя обязанности будущей жены. И даже детей сразу делать начнем! Только в презервативах, чтобы развить вероятность прицельного попадания! И защитю я тебя от всех бед, и будешь ты мною гордиться! Поэтому давай переждем эту бурю вместе с комнатными тараканами, которые живут в снятой для тебя квартире! Спасибо, аплодисментов не надо! Сам знаю, что герой!»


Ротинда слезы вытерла. План в формате 3д в голове соорудила. Вон в том углу проклятый отец кулаками сотрясает и собирает по соседям просранные деньжата, которые за дочь давали. Вон их с Серхвебуном занавески на окошках и жаренная курица с рисом на ужин. Вот ее Серхвебун тайно проникает в квартиру, а она там уже в клетчатом фартучке с кысыром его ждет. Он ей улыбается, идёт по коридору, вдруг резко снимает тапок и хрясь по стене. Таракана убил! Герой!!!! — тает она. Потом за стол садится, лука нажрется, выпустит дух громко и скажет, мол вкусно было спасибо! Дай-ка мне вон ту табакерку — косячок забью. А она к его слабостям такая чуткая. Он и кормит ее и поит и вообще от судьбы-злодейки спас!! Чего его пилить? Миленький!!! Ну ей богу как настоящий муж! Вот какие фантазии у нее!


Понятно, что мечты с реальностью перепутались и через недельку она таки стирала клетчатый фартук и проветривала комнату после луковой отрыжки. Только квартирку ей снял не Серхвебун, а брат его Баран (имя такое, ей богу!! Переводится с курдского как «дождь»).


Случилось все как-то моментально и отчаянно непоправимо. Невзад растеребонькал по секрету о такой ситуации с беззащитной девушкой. И всем по одной схеме: я б сам женился, и тд. Серока пристыдил, мол, конь мохнатый!!! Всего лишь директор, а кассиршей побрезговал!! Вот одна надежда на Серхвебуна. Ну и так дошли слухи до старшего сына Серок-бея — собственно, Барана. А тот уже давно у молокоотсоса маминого ручку сломал. Было ему 25. Деликанлы и все вытекающие оттуда последствия. Плюс нехорошая наследственность от младшего брата в виде травок-муравок, колесиков по мелочи и героин как диагноз. Он-то дело прочухал сразу и Невзаду пообещал помочь совершить геройский поступок для брата и даже принять в нем участие.


Снял он благородно Ротинде квартиру на папины денежки. Ключи забрал себе. Вторую пару в машине оставил. Невзада заверил, мол, надо такие меры предосторожности, чтоб малыши там делов не наделали, да и спокойнее всем будет. У девки ум в волосах запутался, мало ли — взыграет в ней зов рода и вернется она к отцу-кровопийце, покается, а мы потом виноваты будем. Невзад за ушами почесал и неохотно согласился. Серхвебуна Баран поблагодарил за помощь в достойном деле, по загривку нахлопал заранее для профилактики, чтобы там и не думал со своим стволом лезть, потому что еще 17 не исполнилось!! А то знает он эти финты — у нас любовь, а потом ррраз и оприходовались, а потом жени их!! Серхвебун расстроился, что у него опыт первый романтичный отняли, но поперек Барану ничего не возразил, потому как тот превосходил его всеми своими вторичными половыми признаками и грозностью характера. Отступил, хоть и промяукал вначале разговора, что и в мыслях ничего дурного не держал.


Ротинда осталась жить одна в квартире, в богом забытом месте, без ключей и денег в надежде на доброго Барана, который первую неделю исправно присылал ей донер (уличный фастфуд), приходил утром проведать и подолгу оценивающе задерживал взгляд на золотом кулоне, который томно лежал на ее теплой и упругой девичьей груди.


И однажды вечером, скользнув обкуренным взглядом по ее бедрам, решил, что имеет право остаться после ужина, как и полагает благодетелю, намекнув, что за такие добрые дела, причем не малозатратные, требуется ему хорошее вознаграждение.

4

Ротинда головой закивала, конечно, аби! Сейчас!! И побежала на кухню чайник ставить. Засуетилась по ящичкам в поисках печенья или кусочка лукума, а у самой коленки почему-то дрожать стали. Не может быть, показалось ей! Чего это она себе удумала? Чтобы ТАКОЕ благородный Баран в мыслях держал!? Это тот который спас ее от отца-самодура и замужества неизбежного! Это тот, кто каждый день ей лахмаджуны с донерами приносил? Не может быть! Но руки все равно предательски не удержали фарфоровую крышку от заварника, и она с грохотом покатилась по столу. «Чего ты там, чай что ли делаешь? Ну, давай, давай! За чаем разговоры веселее идут» — услышала она реплику совсем близко от ее уха. Она попыталась повернуться, но он уже крепко держал ее за талию сзади. «Баран аби! Ннне-надо!» — проблеяла она испуганной овечкой. «А чего надо? — разозлился нетрезвый голос за спиной — от папы спасти надо, от жениха старого отодрать — надо, кормить ее надо, а как поблагодарить — так не надо?». Ротинда еще попыталась сопротивляться, просила дать ей время подумать, призвала к совести, потому что была еще девушкой, и честно верила в свое светлое будущее. «Девушка? Серьезно? Ну вот сейчас и проверим! А если обманываешь — прибью к чертям собачьим!»


Когда все случилось, Баран вроде как смягчился. «Ладно, говорит, не плачь! Мож я в тебя как влюблюсь за такие подарки, и как женюсь через два месяца!!!» Ротинда молчала и пыталась унять дрожь по всему телу. А Баран подгреб ее себе подмышку и чмокнул в макушку. «Теперь ничего уже не поделаешь! Так что не ной!» А через полчаса захрапел на матрасе, расстеленном на полу. Ротинда долго не спала, все ходила по квартире кругами. Пыталась заснуть на кухне, но было холодно. И она, немного подумав, тихонько прокралась в комнату и калачиком свернулась рядом с Бараном, прикрывшись краешком пледа.


А утром она решила, что раз уж фарш обратно не перекрутить, то в принципе ничего плохого не произошло. Никто ее не побил и не оскорбил. А то что взяли ее слабой и беззащитной, так это ж Баран такой сильный и напористый, может он вообще в нее влюблен! Иначе зачем ему все это дело? Точно!!! И она каждый вечер стала находить подтверждение своей безумной теории: принес с донером связку бананов — хочет сделать ей приятное, остался на ночь- разнежничался, грозно посмотрел — ревнует, похвалил за прическу — точно любит. А то что хмурый такой и немногословный — это характер. В мужчине ведь главное поступки и тестостерон фонтаном! И стала она принимать свое положение, как советовал ей воспаленный мозг. И от скуки и постоянства эпизодов на матрасе взяла и влюбилась. А через три недельки поняла, что залетела.


Попросила Барана купить тест. А он пришел в ярость. «Стерва такая!!! Тест ей купить!!! А о чем ты думала раньше, когда звезду мне свою подставляла? Или считаешь я дурак? Хочешь, чтобы я от твоей беременности женился на тебе? Посмотрите-ка! А где у меня уверенность, что это мой ребенок? А? Может у тебя здесь толпами мужики ходят!? Вон я вторую пару ключей не могу найти!!! А ты меня за барана держишь!!! Баран аби принеси покушать, Баран аби принеси мандарины!!!»


Его слова били гораздо больнее, нежели летящие со свистом кулаки, и когда она на следующее утро проснулась с фиолетовыми отеками на лице и болью в грудине, просто поплакала и пошла чай пить на кухню. Потом ручку дверную несмело подергала- не открывается, на замок закрыто. Хотела соседей подкараулить, да побоялась что полицию вызовут и ее обратно папе вернут. Так и просидела под дверью до тех пор, пока солнце не окрасило оранжевым стены комнаты. А когда стало холодно и глаза словно видели через мутный стакан, стала себя утешать, что сейчас он придет и она постарается с ним еще раз поговорить. А он взял и не пришел. Она поужинала остатками печенек. И стала верить, что завтра все станет на свои места.


А завтра она прожила на эйфории ожидания. Желудок настоятельно требовал еды. И она корила себя за то, что не просила принести хоть каких-то запасов. Все боялась, что он ее ругать будет за расточительство и мерантильность. Холодильник не включала из экономии на электричестве. Так и стоял он серым пятном на кухне с закрытой дверцей.


А вечером замок повернули и коридор просочилась до боли знакомая фигурка Серхвебуна.

5

Он, шурша дутой курткой и дыша сигаретным дымом, суетливо закрыл за собой дверь. Увидев силуэт Ротинды в дверном проеме, хамовато поздоровался и прошел обутым прямо на кухню, хозяйственно закрыл занавески и включил свет. Ее лицо он увидел не сразу, потому что облокотившись попой на ледяную батарею и сложив руки на груди, ждал ее появления, надменно опустив глаза.


Она тленом бесплотным облокотилась на холодильник, предвкушая сочувствие и романтику, и вопросительно на него смотрела, забыв, что стала теперь не совсем узнаваемой. Он поднял глаза и, словно не замечая фиолетовых перемен в ней, начал свою обличительную речь.


Мало того, что она обманула его светлые чувства и сбежала с его родным братом, так еще и намылилась проникнуть в его семью таким гадким и нечестным способом!!! В его семью, благородную и всемогущую!! Отец его своим супермаркетом три махалля кормит, честным трудом зарабатывает деньги, растит достойных сыновей заботится о репутации семьи, и тут она, змея такая, решила честь их подорвать! Нагуляла там себе ребенка, и собирается на нас его повесить!


Далее была некрасивая сцена с заламыванием рук и просьбами спасти ее у ног этого передоросля, который в свои 17 лет уже чувствовал себя осью вселенной. И все могло бы быть очень страшно и грустно, если бы вдруг замок в двери снова не повернулся и не вошел Баран. Он, не разбираясь что к чему, и при этом по-бараньи не закрыв дверь, бросился на этих двоих с кулаками и криками об измене. Он так и знал! Ротинда кричала шепотом что это неправда, брат елозил локтями по полу, а Баран орал в колесном угаре, словно на него смотрел режиссер. А пока они возились на кухне, любопытные соседи, вызвали полицию. Но чтобы подстраховать свои попки, для чего-то об этом громко объявили. Братья, родственные узы которых моментально объединил ужас, побежали наутек закрывать дверь, а потом парой увесистых аргументов приказали Ротинде молчать. И, ежась в воротники своих нейлоновых курток, скрылись за горизонтом.


Полицаи в гражданском (здесь такая фишка) приехали быстро, что не характерно для наших краев, Ротинду расспросили, куда она так бежала, что о дверной косяк двумя скулами стукнулась, и кто эти двое растворившихся товарищей, про которых говорили соседи. Она плакала и говорила, что соседи врут, никто ее не бил и у нее все хорошо. Синяки это неудачно вколотая гиалуронка, а царапины — нервный расчес. Полицаи помялись в дверях, спросили нужен ли ей психолог, и будет ли писать заявление. Она отказалась. А напоследок попросили показать паспорт. Переписали ее номер, фамилию, имя, дату рождения и, хмуро переглянувшись, уехали на сереньком невзрачном опеле.


А на утро за ней приехал любящий папаша, который уверял полицаев, что ее дочь похитили и угрожали ему, и именно поэтому он не обратился в органы, боясь, что будут присылать тело дочки по частям. Но заявление писать отказался. А когда привез ее домой, устроил скандал, но уже без мордобития. Мол, нашел ей приличного мужа, взял деньги с него на их же свадьбу, а она его подставила и опозорила. Как теперь спасти тридцать тыщ, которые он к слову, уже почти потратил, и как теперь ей с такой рожей показываться жениху!?Как хорошо, что он не поднял панику и не обратился в полицию! А сказал, что дочерь свою послал к тетушке в Анкару, чтоб кысыр строгать и сарму крутить научила. Ложись, лечится будем! Надеюсь хоть ТАМ-то делов не напортила.


Не знаю, ждала ли Ротинда от папы заботы и ласки, но он точно не собирался ими делиться. И в заключение своих выводов сказал: «А что морду набили, значит за дело! Надеюсь, не изнасиловали». И на этом все.


Как только ее лицо стало просто слегка одутловатым, она нашла номер Невзада и позвонила ему, чтобы пожаловаться на судьбу-злодейку. А через день встретилась с ним, замотавшись в абаю, в подвальном кафе.


Невзад с круглыми глазами ее выслушал и вздохнув, сказал- эх, не знаю, чем тебе теперь помочь! Выходи замуж, может там не все так плохо. А что беременна — это да. Аборт тебе никто не сделает без согласия родителя, поэтому мой тебе совет — требуй скорее брачного ложа, бумажку о регистрации брака и жди ребенка. А если помощь какая нужна- то беги ко мне — я на помощь скорый!

6

Ротинда поплакала, погоревала. Встретилась с Невзадом еще один раз, чтобы хоть как-то себя утешить. Снова она выражала слабую надежду на помощь с абортом, но Невзад оставался непреклонен: вот если б заделать ребенка — эт он без вопросов бы помог. И даже на постоянной основе в случае неудач. А по врачам шляться с криминальными хотелками — это он не! Гюнах! (Грешно- турекое слово)


Жених Ротинды — хрестоматийный пузатый усатик со сверкающей лысиной, словно почуяв подвох, стал у бати спрашивать — а чего, мол ваша дочь по Анкарам так долго шоркалась? Да и приехала больно грустная и отощала вовсе… не влюбилась ли в кого помоложе? И чего это она к нему никаких светлых чувств не выказывает, смотрит как Валиде на челядь. Мож вернули бы мне батенька, часть калыма, а то я ужо и передумал почти без ответных чувств жениться. Батя засуетился было, а потом гордо задрав породистый рубильник, сделал хитрое предположение, что жених цену себе никак набивать надумал?! Он тут дочь на курсы повышения квалификации отдал, чтоб угождала ему на кухне яствами, а он тут засомневался в честях их семейных!! Ну и забирай свой калым в половинном размере- за то что провозюкал дочь мою почти два месяца, так сказать, придержал для собственного пользования. А у его дверей в это время министры на коленях стояли, зная, что тут молодые розы обитают, взращённые на молоке и мёде. И не в полтинник с усами, а в мускулистые 26 годиков женихи!


Жених усы пригладил и успокоился.


Свадьбу сыграли скоро. Невеста всех краше была. Светло-салатного цвета лицо и синие мешки под глазами. Да еще и отлучалась через каждые полчаса. Отравилась, поговаривали гости, и это в такой день!! Но злые языки намекнули жениху, что неплохо бы простынку утречком повесить. Жених гордо пообещал исполнить — 17 лет и 30 косарей! Какие могут быть сомнения!? Ротинда как узнала, что проверять будут, извелась вся. Что делать не придумала. Хорошо, что мудрый папик настоял на регистрации в ЗАГСе до торжества. А значит можно выдыхать, не до конца, правда. А родственники у жениха настолько консервативные, что аж нафталином от них воняет, не отвертеться. И Ротинда решилась на экспромт.


Как только потные гости, отпрыгав халай (турецкий народный танец а любых торжествах), и надарив монеток, разошлись, Жених сгреб остатки еле ходящей невесты в охапку и побежал исполнять долг, за который в местной валюте отвалил. А Ротинда, хоть и заслужила у читателей легкомысленную репутацию, но доказала, что адреналин творит чудеса. И как уж исхитрилась, — но 8 свидетелей из старушек и озабоченных старцев пятно на простынке — таки увидели. А через месяц гордо принесла в двух пальчиках полосатый тест. И все успокоились.


А еще через месяц лысомакушечный муж отвез ее в Стамбул в новые апартаменты и про Ротинду все благополучно забыли.


Только через пару недель стал папашу этот самый муж беспокоить, мол, что за кошку дранную вы мне подсунули! К себе не подпускает, орет и членовредит все вокруг, а как оседлаешь, так лежит бревном сучковатым, не дышит и поцелуями его седовласое тело не осыпает!!! Папаша удар держит: мол, я не для публичного дома дочь свою воспитывал! А напротив — для семейности и уюта. Что тебе неймется-то? И так бинго сорвал, будучи моим ровесником, заграбастал обманным путем себе 17-летнюю лань! А теперь недоволен, что она от него нос воротит! И вообще, не мое это отцовское дело, в ваших наволочках копошиться. Это теперича дела семейные — разбирайтесь сами!


А потом снова зазвонил телефон — соседи новобрачных — беспокоятся, что дочь его ходит с фингалами, может пора бы волосатую и крепкую отцовскую руку запустить в горячий семейный очаг На что тоже нашелся ответ — не влезайте в чужую семью, а то ходить вам потом виноватыми в семейном несчастье, а молодые сами разберутся как-нибудь.


Ротинда и сама звонила, плакалась, чтоб забрал ее папик в отчий дом обратно, не то прибьет ее муж. И папа, устало закатив глаза, твердил дочери — а не надо было соглашаться, чай не секрет что муж ей с изюминкой достался, вот пусть сама и выковыривает теперь сухофрукты самостоятельно.


И снова вести от Ротинды перестали прилетать. Пошел 5-месяц ее замужества, и папаша успокоился. Значит прижились!

Эпилог

Супермаркет, в котором когда-то работала Ротинда, случайно настигла революция, захватившая улицы Кызылтепе в 2014. Его грозились поджечь бешеные подростки с повязанными лицами, и поэтому Серок-бей дежурил возле витрин с пистолетом и неунывающим Невзадом. Серок хватался за сердце и падал на колени, заламывая толстые руки, вопрошая Аллаха, что ж будет делать он с кредитами и займами, если всевышний лишит его магазина. А Невзад невозмутимо попивал чаек и возмущался на недальновидность Серока: во дурак!!! За маркет переживает!!! Да нехай поджигают, придурок! это же по пункту «стихийное бедствие» проходит! Давай! Магазин же застрахован — тебе там такие бабки выплатят, что еще на полжизни вперед хватит! Но Серок бей переживал.


Два его выпестованных отпрыска погрузились в самую гущу событий, и бегали по улицам в адреналиновом бреду, кидая камни в машины и дымовушки под двери заведений подбрасывали. А когда папашу увезли с сердечным приступом, они сами ограбили его магазин. Перепродали продукты сирийцам и поехали на Кипр. Серок-бей вышел из больницы вышел, увидел полную разруху в делах, даже не стал писать заявление в милицию. Взял и вот этими вот трясущимися от инфаркта руками, и поджег свой магазин сам. Ну и с видом ягненка пришел в страховую компанию писать заявление в надежде на выплату страховки. Возбудили уголовное дело и через пару месяцев Серок-бей мотал срок в местном Мардиновском Централе.


Его сынули тоже сидели на нарах, но уже на Кипре — один за групповое изнасилование, второй за торговлю наркотой. Так что корни у семьи не прогнили добрыми семьянинами и успешными бизнесменами.


О Ротинде еще какое-то время никто не вспоминал, но судьба как-то занесла Невзада в Стамбул. Он гулял там по Султанахмету и встретил нашу молодую пару, которые к тому времени были пузатыми оба. И муж Ротинды, как вежливый и гостеприимный потомок своего народа, пригласил Невзада посидеть по-братски в кафе. И, пока тот отлучился в туалет, Ротинда трагично-настойчивым шепотом попросила Невзада ей позвонить. Невзад такие дела не любил, но шейтан на левом ребре подсказал ему идею о возможности «мало ли там» и он, тем же вечером слегка волнуясь, позвонил. Но трубку никто не брал. Тогда он решил не испытывать судьбу и успокоился. Но этой же ночью она сама ему перезвонила и шепотом рассказала, что ее муж сейчас ушел и оставил ее, беременную, пристегнутой к батарее. Он так делал уже не раз, и она спрятала поблизости свой телефон там и предусмотрительно под коврик положила ключ от квартиры. Муж ее не вернется до 5 утра (это статистика) и поэтому она просит хлебнуть редбула и лететь к ней. У Невзада аж сумка в околоягодичном пространстве поджалась! Ого!! Ничесе!! Это ж форсаж в чистом виде, поэтому он, с волнами всевозможных гормонов, приехал к ней, достал ключ, всех спас и отвез в гостиницу.


А утром повез в Анкару. Они договорились, что оставит ее у тети, но Ротинда посередине дороги стала рыдать как вепрь, и просить не сдавать ее никому! Невзада проняло, и он пообещал над ситуацией подумать. И посчитав свои финансы снял ей квартиру на 2 месяца. А потом еще подумал и оставил 100 долларов на личные расходы и быстро уехал в свои махалля, чтобы не пришлось еще чего помогать.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 549