электронная
200
печатная A5
435
18+
СПЕРМАТОЗОИД

Бесплатный фрагмент - СПЕРМАТОЗОИД

Всё когда-то имеет начало и всё когда-то имеет конец

Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1076-7
электронная
от 200
печатная A5
от 435

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

АЛЕКСАНДР ШЛЯПИН
СПЕРМАТОЗОИД

Эта книга, являет на свет божий серию юмористических и эротических рассказов, навеянных автору Александру Шляпину, в момент его пребывания в процессе творческого созидания нетленных образов.

Сборник рассказов «СПЕРМАТОЗОИД», назван в честь рассказа который стал лауреатом юмористического конкурса «БЕЛАЯ СПИНА» -приуроченного к первому дню апреля 2019 года, именуемого в народе, как «ДЕНЬ ДУРАКА»

Этот рассказ открывает новую страницу в незабываемый мир героев подсмотренных автором в реальной жизни.

Фамилии, имена героев рассказов изменены автором, дабы не подвергать свою жизнь смертельной опасности.

Желаю читателям приятных минут. Надеюсь, что я вас, не разочарую…

СПЕРМАТОЗОИД

Вот и все! Вот Люся, вот мой юбилей и если ты заметила, то мне уже пол ста пять! Даешь пробки шампанского в потолок! Даешь феерию бенгальских искр! Пусть водка течет рекой! Пусть друзья слагают дифирамбы! О боже, как быстро летит время! Всего лишь каких-то пятьдесят пять лет и девять месяцев, и я из микроскопического хвостатого головастика превратился в головастика лысого, но уже без хвоста. О боже, какие это были времена! Сколько в них было любви, страсти и приключений! Все помню — ничего не забыл!

Помню, как на меня единственного и неповторимого из нескольких миллионов таких же, как я «головастиков» выпал жребий стать человеком. На одного! На одного — из нескольких миллионов моих собратьев, которые как и я мечтали и грезили о благополучии, титулах и богатстве. Мечтали все, а получил я один!

Где они? Нет! Все где-то сгинули в небытии. Все пропали в тот день, когда мы, как марафонцы, как залетные гастарбайтеры неслись в сторону свой мечты. Мы летели на крыльях любви. Плыли на встречу единственной по- темным и сырым и мрачным коридорам.

Тогда, каждый из нас мечтал только о ней — о своей единственной яйцеклетушке, в объятиях которой, можно было стать человеком.

Все мечтали, и я тоже не мог не мечтать! Я был спокоен — как удав и был счастлив, что я вообще есть! Я был лидером — идущим только вперед! Я не спал блаженно, приклеившись к стеночке отчего дома. Я не мог быть аутсайдером! И судьба распорядилась так, как я видел её в своих снах. Я спокойный и гонимый инстинктом уверенной поступью своего хвоста плыл к цели. А в то время, мои собратья неслись сломя голову и тут же попадали в западню. Кто каким-то образом прорывался к цели, те в панике давили друг друга. Они толкались локтями, бились хвостами, кусали друг друга, а устав валились за шаг до победы.

И вот он я! Я стою на куче поверженных тел своих соплеменников. Стою, словно русский богатырь на куче тел поверженного врага! Стою, как капитан «Америка» на крыше небоскреба! Я терминатор! Я Бэтман! Я Илья Муромец в одном лице!

— Ну, здравствуй крошка! Ты ждала меня!? Я твой мачо — я твой герой! — говорю ей и наполненный страстью, чмокаю её в пухлую щечку. –Деточка, я загнал девять белых коней! Я стер десять пар железных подков! Я полз к тебе остаток пути по трупам своих братьев! Прими меня, и стань моей!

И в этот самый миг я почувствовал, как гены зашевелились в моем теле. Как мои хромосомы в танце любви и страсти начинают смешиваются с её хромосомами. Нас несет по реке счастья и блаженства на встречу большой и счастливой жизни. И мы гонимые природным инстинктом, начинаем делиться! Мы делимся так, что мою мамашу иногда: то тошнит, то бросает в жар, то холод!

И вот он я — я уже эмбрион! У меня маленькая голова и первые дни жизни я вообще похож на рыбу. Те же жабры, тот же хвост, который скоро станет моим хребтом, и на котором лет через тридцать будешь сидеть ты Люся. Будут сидеть наши дети, теща и эта такса Люська, которую теща назовет в честь тебя.

Всего восемь недель. Восемь недель моей жизни, и я уже кутаюсь в эмбриональном мешке, словно под шелковым паланкином. Я наслаждаюсь теплом материнского чрева. И вот мне восемнадцать недель. И я бывший сперматозоид и головастик уже похож на человека. Я плаваю в черном пространстве внутреннего космоса, как в теплом Средиземном море. Я слышу, как моя мамаша уже разговаривает со мной.

Как сейчас помню, она обещает мне счастливую и достойную жизнь. Я в экстазе! Я дрыгаю ножкой! Я сообщаю ей, что ловлю её на этом слове. И вот — вот он радостный день моего рождения. Я ползу головой вперед по темному «коридору». Еще не раз в свой день рождения, но уже взрослым дядей я буду ползти по темным коридорам своей жизни. Но это будет потом…

А сейчас — сейчас я вижу свет. Я иду на свет! И вот оно — лицо небритого акушера. Этот первый в моей жизни человек дышит на меня перегаром. Он хлопает меня ладонью по заднице, будто я не знаю, что мне нужно дышать. Я делаю первый вдох и начинаю орать! И с этой минуты я уже начинаю проклинать тот день, когда я родился на этот свет.

— Ну, что ты, хлопаешь меня? Что ты, лупишь меня по заднице — идиот? — хочется мне сказать ему, но этот мужлан, держит меня за ноги головой вниз и скалит мне свои прокуренные зубы.

— У вас мальчик, — слышу я, и мое сердце наполняет волнение. Чистый стопроцентный адреналин впервые начинает бежать по моим венам, запуская во мне не только сердцебиение, но страсть к жизни.

— Я мальчик! Значит у меня все на месте! Значит я мачо! Значит я уже капитан Америка, Бэтман в одном лице? Значит я Гагарин, Бил Гейтс, Абрамович или Фима Шифрин, как хочет моя мама!?

Бог мой, как хорошо быть мальчиком! Всего пару десятков лет, и я бывший сперматозоид. Бывший головастик, буду пить водку, любить баб и ходить на рыбалку!

Боже — это счастье быть настоящим мужиком!

ФИЛОСОФСКИЕ МЫСЛИ ВЕСЕННЕЙ СОСУЛЬКИ

Эх, кончились деньки золотые. Кончилось беспечное время, когда лежишь ты под голубым небом на крыше и впитываешь в себя холодную энергию глубокого космоса. Еще вчера ты был белый и пушистый, а уже сегодня-сегодня ты висишь вниз головой и с каждой минутой прибавляешь в весе, подобно тюленю. Чем теплее деньки, тем толще твоя холодная стать. И вот приходит тот час, когда от собственного веса ты уже не можешь удержаться за ржавый карниз крыши- значит созрела. Тело твое налилось замершей водой, а голова вытянулось так, что превратилось в странное остроконечное недоразумение. И вот предчувствуя свободное падение, ты висишь, заранее выбирая себе жертву, и ждешь это счастливое мгновение. Кому-то из нашего брата повезет упасть на лысую голову профессора, а кому-то суждено торчать в крыше автомобиля. Это хорошо, когда попадет отечественный и гнилой — это великое счастье. Смотришь сверху вниз, как бегает хозяин вокруг и радуется, что наконец-то сдаст свое «ведро» в утиль, и больше не будет тратить на него свое время, деньги и нервы. А как «Лексус» или «Порш Кайен» или какой Мерин… Такого услышишь о себе, что хочется вернуться назад в то беспечное время, когда падал с неба лебяжьим пером и ложился такой белый и пушистый на поля, деревья и холодные крыши домов. И вот приходит твой час, когда земля начинает тянуть тебя к себе. Земля зовет, а солнце греет. И вот появляется он — лысый профессор с полированной макушкой, или какой работник МВД в серой фуражке. Падать лучше на фуражку чем на шарообразный кладезь мозга. Если жертва в фуражке есть шанс попасть точно в центр. И вот найдя себе такую цель, летишь вниз и ждешь, когда тело твое разлетится на куски холодным хрусталем, разбившись об макушку жертвы.

И такое счастье охватывает тебя, когда слышишь напоследок своей холодной жизни.

— Мать твою….

А лучше — лучше всего, когда никто ничего не слышит…

С МУЗЫКОЙ

Я вообще-то мужик, спокойный, я толстокожий. Меня ни жена, ни теща измором взять не могут. Я ежели рогом упрусь — меня даже трактором с места не сдвинуть. Жена так и говорит: — «Живу я Саша, за тобой, как за каменной стеной. Хрен тебя бульдозером расшевелишь».

А что меня шевелить, у меня, что как у кота девять жизней?

Раиса Петровна меня уважает, и на этой почве иногда даже балует. То носки на двадцать третье февраля подарит. То пену для бритья на день рождения.

А вот недавно, за любовь мою неземную к её дочке, подарила она мне огромный черный американский автомобиль — с тонированными стеклами. Хром блестит, литье сияет — все как и должно быть -на высшем уровне. Кузов универсал.

Моя теща она ведь баба не простая. Она кремень! Двадцать пять лет надзирателем в областной тюрьме работает. Такие слова знает, что не каждый мужик способен такие выговорить.

И вот однажды, обменяла она у одного уголовного авторитета эту машину на простой мобильный телефон. Какого-то крутого мафиозика родина за решетку упрятала, а имущество описать не успела. Таким «макаром», моей теще Раисе Петровне эта машина досталась. Уголовнику этому срок светил лет на десять, а ему связь нужна была с адвокатом, чтобы эту десятку в условный срок превратить. Вот и польстилась Раечка на халявную машину.

Машина скажу вам, очень просторная и вместительная, не то, что наша «Волга». Очень удобно на ней весной на дачу рассаду возить, а осенью с дачи до дома, взращенный урожай. Я когда с тещей и женой на дачу еду, то в салоне, свободно весь домашний скарб помещается. А после выходных, все домой везу назад, чтобы бомжи часом на даче не поселились и не вынесли все до последнего огурца.

Так я вам скажу, очень удобная машина! Я словно улитка, и колеса под задом, и хата всегда с собой на хребте едет. Да и за дачу особо переживать не надо.

Вот так и катаемся: я, жена и теща, с дома на дачу, с дачи до дома!

Но вот однажды, на мою тачку нечистая сила позарилась. Кто мог поверить, что мой катафалк, может так братве глянуться.

Я вообще- то мужик свирепый и смелый, пока меня никто не трогает! Частным извозом я никогда не промышлял, а в эту машину кроме тещи, жены и таксы Люськи, ни кто садиться не хочет.

А тут — а тут посреди дороги, как гром среди, ясного неба. Выскочил какой-то черт из табакерки, весь в золотых цепях, с печатками на пальцах и в черных очках. Какой-то криминальный субъект. Пальцы у него веером, топорщатся в разные стороны. На каждом пальце по золотому перстню с черепом.

— Слышишь браток: — говорит мне эта блатная рожа. — В натуре я тебе полторы косых зеленых сейчас кину — как с куста!

Деньги мне показывает.

— Что делать надо?

— Точила у тебя зачетная! То, что надо! Ты часом не на «Патриарха» работаешь?

Патриарх — это как раз и был тот мафиозник, который в Матросской тишине сидел. Он моей теще машину отписал. Он со своей бригадой в ней наркотики перевозил, под видом ритуальных услуг.

— Груз возьмешь? — Говорит мне мафиозик, и протягивает сто пятьдесят долларов.

Я офанарел! Чую счастье само лезет мне в карман.

Гляжу на его пальцы, а глазенки мои так по этим черепам бегают, так и бегают. Думаю, коль пошла такая пьянка, нужно резать последний огурец.

— Маловато будет…

— Ты что в натуре…

— Это машина «Патриарха» он узнает, меня за тестикулы и на цугундер…

Снял мафиозик с пальца перстень с черепом и мне подарил, как компенсацию за риск.

— Назад сдавай — грузиться будем, — говорит он мне и показывает на ворота.

Обернулся я — смотрю, а на воротах вывеска «РИТУАЛЬНЫЕ УСЛУГИ». А внизу еще одна. «Изготовление гробов, по индивидуальным параметрам заказчика».

Смотрю в зеркало заднего вида, а рядом с воротами еще с десяток парней в черных костюмах стоят. Сердце мое сжалось. Руки затряслись, словно с бодуна. Ну, думаю: «всё парень, влип ты по самые помидоры»! Что им от меня надо? Сдаю назад, пока мафиозик мне не показывает — стоп.

— Давай браток, открывай катафалк, груз будем грузить, времени в обрез — труп надо из морга забрать, чтобы не испортился…

Лицо у парня круглое, как биллиардный шар — никакой растительности, любой бы на моем месте наложил в штаны. А я ничего — держусь крепко, словно в сиденье врос.

— Браток, выйди, подсоби милейший!

В ту минуту я до конца обомлел. Ноги подкосились, руки затряслись, хочу сказать, что я не при делах и брать с меня нечего. Но язык у меня тоже онемел, и я ни одного слова вымолвить не могу. Мычу, мычу, как бык на бойне, словно со всем соглашаюсь. Гляжу, трясусь, глазенки мои хлопают, с места сойти не могу, словно свинцом весь налился.

— Что мужик замлел! Открывай свой катафалк!

— Я покойников боюсь…

— Ха, так покойника пока еще нет, но уже скоро будет, если ты будешь тут кочевряжится…

Открыл я багажник, смотрю, эти мафиозные представители выносят из мастерской, невиданной красоты гроб и грузят в мою машину. Все думаю, дело труба!

— За нами поедешь — в морг! — Сказал мне один из братков, и закрыл багажник.

Тут окончательно мои ноги подогнулись, и я не удержался и присел на свое место. Ну, думаю, всё через морг! Ужас! Даже слеза меня пробила, так мне себя жалко стало. В одно мгновение вся жизнь, словно кинопленка, проскочила перед глазами. А представитель ритуальной фирмы, посмотрел на меня через черные очки, и так мягко, словно архангел Михаил говорит:

— Что бедолага соболезнуешь!?

— Соболезную! Я так соболезную, что кушать не могу, как я соболезную, — сказал я. А сам думаю; как это мне побыстрее слинять из этой компании, чтобы не дай бог, они меня в тот гроб не уложили.

— Раз соболезнуешь, держи сотку баксов, выпьешь за упокой души невинно убиенного нашего товарища!

Трясущимися руками беру эти сто долларов, а сам думаю: «Все убьют, и буду я точно невинно убиенный»! — А все же, какой — чудный у них сервис! И гроб хорош, и деньги дают на помин, перед тем, как в последний путь идти! Видно думают мафиозики, что покойнику на том свете пригодятся!? А может они и про загробный мир все знают!? Может у них там уже и места уже купленные есть!?

Подумал я и скрепя зубами поехал следом за их «Мерседесами». Еду — слышу, как из гроба музыка исходить начала. И так это приятно надо мной витать начала. Смирился я со своей судьбой. Даже слегка воспрянул духом, чтобы показать братве, непоколебимую силу. А музыка все играет, словно чарует меня!

Думаю: — А какого хрена? Какого хрена в гробу музыка играет? Еду слушаю, приближаюсь к нирване. Вдруг вижу, что мафиозиков этих, останавливает наш отечественный горячо любимый инспектор ГИБДД. Сердце мое — встрепенулось! Увидев образ нашего полицейского, на душе сразу так легко стало, словно я перед батюшкой исповедался.

Гаишник увидев, что я на катафалке смело, подруливаю, решил, что я в этом процессе взимания штрафа лишний оказался. Он мне махнул, чтобы я ехал дальше. Он, глупенький, наверное, подумал, что я вперед поеду… Шиш, возьмешь с тарелки деньги — нарисованы они! Я как раз аккуратно рядом встал!

— Старший инспектор ДПС старший лейтенант Козлов, — представился он по всем правилам. Тебе мужик, что надо!? На хрена, ты катафалк свой поставил!?

— Я это… Я заблудился… — говорю я, а сам смотрю, что мне мафиозики скажут. Я ведь дорогу в морг не знаю.

— Что-то у вас уважаемый, репертуар не совсем похоронный. Может ваша машина в розыске числится, — говорит мне старший лейтенант.

— А может и числится… Я сегодня на ней первый раз выехал, — говорю я инспектору, а сам моргаю ему, словно у меня не глаз, а поворотник включен.

— А ну-ка товарищ водитель покажите мне, что у вас в багажнике машины такое лежит, — спрашивает он.

— А вот, смотрите, — говорю я и открываю.

Откуда я мог знать, что он почти вылез. Из — под крышки гроба, выглядывает физиономия пьяного столяра, а от неё такой вино -водочный запах исходит, что рядом стоять невозможно стало.

— Добрый вечер вашей хате, — сказал столяр и стал вылезать из гроба.

Гаишник, при виде воскресшего покойника, схватился за сердце и без чувств наземь рухнул.

— Братва, мент зажмурился, — заорали мафиозики, — Валим, пока другие не наехали!

Братки, увидев инспектора без памяти, выхватили свои документы, и разбежались по машинам. Через минуту, забыв про свою покупку и меня исчезли из вида.

Визуально оценив обстановку, я решил тоже не задерживаться. Рванул я по газам так, что гроб чуть из машины не выкатился. Так и потерял я контакт с клиентом.

После того случая, я целый месяц по городу колесил в поисках хозяев. Так их и не нашел. Может, менты их приняли, а может они в бега подались!?

Так с тех пор гроб стал часть автомобильного антуража. Уж больно удобная вещь. Грабли, лопаты и тяпки в нем лежат как надо. А иногда и тёща моя устав от посевов или от сбора урожая, не брезгует в нем с дачи до дома прокатиться. Это у неё шутка такая на посту ДПС передать привет из загробного мира.

Остановит мент, мой катафалк, а я ему гроб открываю, а там теща, золотыми зубами блестит и улыбается. Приветствует инспектора, словно Брежнев с трибуны мавзолея. Ни один из гаишников не выдержал ее приветливой и светлой улыбки. А что, ей хорошо. Машина обошлась по цене кнопочного телефона. Не смотря на свой печальный вид столько она нам радости принесла, что ни словами рассказать, ни пером написать, ни на «клаве» настучать…

Слух обо мне и веселой Раисе Петровне прошел по всей области. Теперь меня инспектора не трогают. Говорят, я несчастье приношу! Так у меня этот гроб и остался. Жалко выбрасывать, чай пять тысяч долларов за него уплачено. Найдется хозяин, так я отдам — мне чужого не надо. А не найдется, так я в нем осенью картошку с дачи возить буду, уж очень удобная штука. С музыкой…

АСТЕРОИД

— Ну-с… Кто на прошлом совещании говорил, что мимо пролетит?

И куда теперь эта межгалактическая хренотень делась, которая перебила в Челябинске столько стекла? Как, как вы господа хорошие, проморгали этот астероид, которое подкрался к нашей планете, — спросил Президент, вытирая со лба проступившую испарину. — Это просто в моем мозгу не укладывается. Государство вам триллионы рублей денег платит на научные изыскания, а вы вместо того, чтобы дальний космос изучать, пивко на рабочих местах пьете, а вырученные деньги себе в карманы прячете. А потом в Сочи и на Кипре дачи по три этажа, как грибы растут. Может уже хватит? Чай родина мать не корова дойная, — сказал Президент, странно подмаргивая генеральному прокурору.

Министры сидели, молча, понурили головы. В эту минуту наступающего Армагеддона, им больше всего было жалко моржи, ловко спиленной с бюджета страны. Президент, конечно, был прав. Нужно было срочно что-то придумывать. А думать почему-то не хотелось. В мозгу совсем другие цифры крутились: кафель, кирпич, доска, дубовая лестница алюминиевый профиль. Чем ближе к Земле приближался очередной астероид, тем меньше было шансов сохранить то, что уже было нажито непосильным трудом.

А авось пронесет…

Совет Сделав на телекамеру ущербный вид, они погрузились в глубокое осмысление проблемы. Миллионы экранов телевизоров отразили их скорбь и озабоченность за всю матушку Землю.

Президент России как старый и опытный разведчик все знал. Особенно сейчас в минуту угрозы для всей цивилизации он как всегда был прав. До столкновения астероида с землей остались какие-то считанные годы, и он не мог сидеть, сложа руки. Вместе с Землей могли погибнуть и миллиарды и миллионы долларов накопленные за годы правления великой державой. И тут скупая мужская слеза блеснула на его глазах.

— Седьмая… Слезу Президента крупным планом, — сказал режиссер, и десятки инженеров по видеоэффектам мгновенно включились в работу. Через доли секунды народ России увидел на экранах телевизоров, как из глаз слуги народа. Из глаз избранника, словно из фонтана «писающий мальчик» брызнули бриллиантовые струи усиленные программой видеоэффектов. Вслед за Президентом слезы появились и у министров. Еще секунда, и по плану режиссера в Кремле уже рыдали все.

— Хорошо, хорошо ребята. Плачем еще секунду и уходим на рекламную паузу. -сказал режиссер, и на экране телевизора тут же появился рекламный ролик.

— Если ты беден! Если ты не можешь себе позволить купить «Бентли», возьми кредит в банке «Русский стандарт» всего, лишь под ноль процентов. Бери и тебе не надо отдавать эти деньги, — говорил бархатно медовый голос банкира и сотни сексапильных сотрудниц, улыбаясь и сверкая японским фарфором с экрана телевизора, делали вид, что манят клиента в банк.

Сердца русского народа сжались. Вид рыдающих министров и фантастические банковские кредиты точно говорили о приближении полного «Армагеддона». Цепная реакция прокатилась по стране, и вся великая держава залилась горючими слезами. В этот самый миг мусульмане, иудеи и буддисты вышли на улицы страны и стали обниматься и просить прощения у православных, за все прегрешения которые они натворили на славянских землях. Цены на базарах и магазинах упали практически до нуля, но ни кто, не бросился запасаться впрок — народ скорбел и понимал, что жить осталось считанные дни…

— Картинку апокалипсиса на экран, — сказал режиссер.- Даем разбитый Кремль, Капитолий и поломанную Эйфелеву башню. Еще цунами в Японии и падение метеорита в Челябинске и крупным планом, горящую дачу Сердюкова.

И в этот самый миг всенародной скорби народ увидел, как в страшном дьявольском огне, сгорают народные деньги России. Россияне воочию увидели, как горит Кремль и американский Белый дом. Горят дачи Медведева, Собчак и Сердюкова. Горит вся Рублевка и дачи олигархов на побережье Черного моря. Народна радость и одновременно скорбь за цивилизацию наполнили души всех жителей России.

— Так господа, на картинку Армагеддона, даем саунтрек из фильма «Терминатор», -сказал режиссер и музыка конца света полилась из динамиков телевизоров по все стране. Огромная глыба космического Астероида стала приближаться к планете, поражая своей титанической мощью. Народ напрягся и миллионы экранов телевизоров и айподов отразили гору, летящую в сторону голубой планеты под названием Земля.

— Даем картинку пуска ракет. На экран все, что у нас есть, — сказал режиссер и тысячи боеголовок понеслись в сторону «космического пришельца». Картинка взрывов в режиме хайдифинишен и звук долбисураунд, возникли на экранах телевизоров, наводя еще большую жуть на испуганный народ.

— Что будем делать, и как будем бороться с этим небесным телом? — спросил президент. Обращаясь не только к министрам, но и ко всему народу России.

Медведев, словно первоклассник, робко поднял руку, но тут на экране возникло мужественное лицо истинно- русского актера Жеррара Депордье, которое стало трансформироваться на экране, превращаясь в знаменитого киллера огромных астероидов Брюса Виллиса.

— Лицо крупным планом, — сказал режиссер.

— Чтобы астероид метко бить, нужно кока-колу пить, — сказал Брюс Виллис, и сверкнув голливудской улыбкой, передернул затвор помпового плазмоидного бластера.

— Ну, что скажешь Брюс, как ты будешь спасать мир и сколько денег тебе на это понадобиться, — спросил русский президент Путин как-то по-дружески тепло.

— Я так полагаю сэр, что нам нужно изменить траекторию полета астероида в противоположную сторону от земли. Для начала необходимо на поверхности космического тела закрепить ракетные двигатели. Надо увести его подальше от нашей планеты. По примерным расчетам это будет стоить, не менее сотни миллиардов долларов, ну плюс миллиардов пять командировочных, — сказал Брюс Виллис, откатывая офисное кресло с Медведевым в сторону.

— Значит Брюс, говоришь пятьдесят, — переспросил Президент Путин.

— Я сэр, говорил про сто миллиардов. — поправил президента американский крутой вокер.

— Сто миллиардов это с учетом, если ваш Президент Абама даст еще пятьдесят.

— Нет сэр. У меня с Президентом Абамой свои счеты. Он мне за прошлый астероид задолжал сто миллиардов.

— А сколько вы намерены от бюджета программы распилить Брюс?

Америкос удивился и посмотрел на премьера Медведева, как бы спрашивая его.

Медведев покраснел как вареный лобстер и промямлил:

— Ну, процентов десять не более, а остальные обязательно пустим в дело.

— А ваш заместитель, сколько отщипнет, — спросил Путин.- А зам зама, а завскладом? — скрепя зубами стал перечислять Президент желающих присосаться к бюджету стратегического мероприятия. -У кого еще, какие будут соображения.

— Пятая, крупным планом Сердюкова, — сказал режиссер и в долю секунды русский народ увидел, как бывший министр обороны России на листке бумаги написал слово из трех букв. Мы предлагаем установить на астероиде ядерные заряды и жахнуть так, чтобы он разлетелся на мелкие щепки, — сказал Министр обороны Сердюков.

— Щепки уважаемый Анатолий Эдуардович, получаются от переработки древесины в мебельном производстве. Да еще от разорения и развала Российской армии. Астероид он мать вашу из гранита состоит, а гранит, как нам известно, это твердая космическая порода. А может и вовсе -железный…

— Извините, как всегда не подумал, — сказал Сердюков, и сел на свое место.

— А вы что умеете думать, — сказал Президент и прищурил глаз.

— А если мы его покрасим белой краской, как медицинские халатики, — спросила Скворцова. — Солнечные лучи, отражаясь от окрашенной поверхности, придадут небесному телу ускорение, и оно само покинет пределы нашей вселенной.

— Это долгая песня Вероника Игоревна. Астероид за это время не успеет отвернуть в сторону и тогда…

— Я вас Владимир Владимирович, понимаю. Тогда нам необходимо просто построить пару тысяч крематориев и десять тысяч моргов, для утилизации мертвых тел российских граждан, чтобы всем пострадавшим от падения астероида хватило нашего внимания. Остальным выдадим теплые одеяла и по бутылке минеральной воды.

— Третья, берем босса крупным планом

— А я Владимир Владимирович, предлагаю столкнуть астероид с Луной, — сказал генеральный директор первого канала Эрнст. -Нам нужно направить его прямо в Луну, а это природное явление обставить как телевизионное реалити шоу под названием «Апокалипсис». А все это показать на всю планету. Мы — наш канал, станем правообладателями этого эксклюзивного материала. Это же столько бабла мы можем срубить- мама не горюй, — сказал Эрнст.- Пригласим Ваню Урганта, Борю Моисеева и Сергея Светлакова. Под их искрометный юмор и горячую песню «Голубая Луна» жахнем по ней астероидом — так, что америкосы навсегда забудут про высадку своего Аполлона…

— Я понял вас Константин Львович, — сказал Путин, — идея скажу вам хорошая и вполне смотрябельная. Еще обязательно нужно пригласить Никиту Михалкова, пусть снимает продолжение «Удолбленные солнцем -3». Но только все это лирика, а нас интересуют конкретные предложения.

— Пятая, крупный план Министра Внутренних Дел, — сказал режиссер и российский народ увидел того, кто бережет покой страны.

— Я Владимир Владимирович, предлагаю сформировать батальон нелегальных иммигрантов из числа лиц таджикской национальности. Зачем нам их репатриировать по местам жительства. Вооружим их отбойными молотками, да высадим на астероид. За тысячу долларов Владимир Владимирович, они его без всяких атомных бомб расковыряют его на мелкие части, — сказал Министр внутренних дел Колокольцев. -А чтобы им было веселее, предлагаю придать им в качестве руководящей силы товарищей Навального и Удальцова. Пусть эти враги народа, развлекают гастарбайтеров своими бредовыми идеями о интернационализме, братстве и светлом будущем в эпоху развитого капитализма.

— С предложением Министра Внутренних Дел я согласен, — сказал Путин, — пусть астероидом пусть таджики занимаются, а мы продолжим осваивать с товарищем Сердюковым отпущенные на оборону Земли средства. Авось пронесет.

БОЗОН ХИГГСА

Эх, бабы, как бы вы знали, как меня достал этот колорадский жук — будь он не ладен! Целыми днями от зари до зари скубешь этих паршивцев и скубешь, скубешь и скубешь. Нижние полушария целый день выше верхних, в голове гул стоить, а земля под ногами, как живая шевелится. А жука ничего не берет! Налопаются ботвы и давай любовью себя тешить. Картофельные кусты по вечерам ходуном ходят, словно там кабаны шастают, а не жук колорадский. А утром гляжу, а их еще столько же прибавилось. И чем я их только не морила. И золой сыпала, и керосином орошала, и хлорофосом пшикала. Ничего этого гада не берет. Хоть бы Ванька мой, что придумал. А он вместо того, чтобы борьбой с паразитами заниматься, целыми днями по самые уши в интернете сидит. Танки он по экрану гоняет. Громит немецкого супостата, так, что даже обедать забывает. К вечеру бедолага еле ноги тянет — танкист хренов!

А тут намедни, как заорет. Я со страха даже в борозду присела. Банка с жуками из рук на гряду упала. Так эти сволочи, успели быстрее зарыться, чем я за банкой нагнулась. Я её подняла, а там последний сидит. Мне фигу показал, и шмыг под землю. Только дырочка осталась. Я бабы за сердце схватилась, думала всё: Вот он конец света наступает. А этот танкист в окно орет, будто ему танк гусеницами да по помидорному полю проехал и все томаты подавил.

— Открыли, -говорит.

— Что открыли? Отраву от колорадского жука? — спрашиваю я.

— Нет Маня, круче…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 435