электронная
400
печатная A5
546
18+
Спасибо любимым! Или путь к любви

Бесплатный фрагмент - Спасибо любимым! Или путь к любви

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8049-4
электронная
от 400
печатная A5
от 546

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Исповедь психолога, видящего прошлые жизни

В каждой любви между мужчиной и женщиной заложен глубокий смысл. Позволяя себе любить, мы учимся его извлекать. Именно это и превращает даже самую несчастную любовь в бесценный и неповторимый опыт.

Аннотация

Новый Век требует нового искусства — и эта книга отзывается на его требования. В ней изложена История любви Новой Эры — любви, которая учит, лечит и помогает в осознании духовных истин; взрывает прежнюю жизнь людей, ее переживших и выбрасывает их на новый уровень сознания.

Герой романа, психолог Зенислав влюбляется в свою клиентку Аню, однако им предстоит пережить немало трудностей, чтобы их отношения смогли развиваться. По ходу романаЗенислав начинает видеть прошлые жизни и на собственном опыте постигает истину — наша любовь может быть лишь настолько успешна и счастлива, насколько чиста наша карма.

В историю Зенислава вплетены развивающие блоки — статьи и ченнелинги, материалы тренингов и консультаций. Автор использовал реальные материалы своих книг и статей, подготовленных им для журнала «Колесо жизни», собственные материалы, а также выступления своего первого соавтора и наставника Мерлы (Людмилы Валентиновны Литвиненко, г. Киев).

Такой прием делает новую книгу Станислава полезным материалом для работы над собой, поданным в форме романа о любви и карме. Книга будет интересна всем, кого интересуют вопросы любовных и семейных отношений.

Автор предупреждает, что все совпадения с реальными лицами и событиями в этой книге случайны, а все герои данной книги — вымышлены.

Всем, кто любил кого-нибудь так же, как себя, посвящается

ОТ АВТОРА

Существует четыре уровня восприятия Бога — умом, телом, чувствами и душой.

Познавая Бога, человек обычно поначалу опирается на ум, а уму нужна конкретика. И потому на первом уровне восприятия ум либо отрицает Бога, как нечто недоказанное, либо преподносит его человеку, как личность.

Люди ума присваивают личности Бога разные имена и спорят о том, какое из них правильное; считают, что ему могут нравиться или не нравиться наши ритуалы или храмы, в которых Ему поклоняются; просят его о чем-то или пытаются его разжалобить. На уровне ума еще можно обижаться на Божественную Личность за «тяжелую» судьбу или выпрашивать себе лучшую; можно даже обвинить Ее в своих бедах и выбрать в качестве своего покровителя ее антипод, пребывая в иллюзии, что есть сила, Ей противостоящая.

Однако по мере укрепления веры, человек начинает чувствовать Бога телом, а тело воспринимает Бога, как энергию. Находясь на втором уровне восприятия, люди ощущают, как Бог их поддерживает или от них отходит, чего Он хочет и как через них работает. Общаясь с Богом через тело, люди фиксируют значительные изменения в самочувствии и могут даже заболеть или травмировать себя, когда оставляют Божий путь.

Третий уровень восприятия Бога — чувствами. Человек чувств воспринимает Бога, как течение жизни. Вспоминая о Боге, человек чувств падает в поток событий и несется вместе с ним в полном доверии; принимает все происходящие с ним изменения как должное, не ропщет и не жалуется, а ищет выход, понимая, что решение всегда есть — пусть даже увидеть его Бог поможе ему лишь в самый последний момент. Такие люди могут никогда не упоминать о Боге — однако блистательный пример их жизненных достижений как раз и является прямым доказательством того, что они пребывают к Богу гораздо ближе, чем те, кто остановился на первом или втором уровне.

Четвертый уровень восприятия ощущает Бога душой, а для человека души Бог проявляет себя повсюду. Вот потому-то наша жизнь и все происходящее в ней — священно. И даже крайне негативный опыт бывает необходим для того, чтобы мы могли с благодарностью усвоить его уроки и проложить собственную тропку на головокружительную высоту, на которую Бог желает вознести стремящуюся к нему душу.

Итак, любовь есть путь, путь есть жизнь, а жизнь — это Бог. Ошо, великий мистик прошлого века, говорил так: «Если вы не верите в Бога — ничего страшного. Просто везде, где другие говорят «Бог», говорите — «жизнь». Ведь это одно и то же»* (*Прим. автора: цитата приблизительна).

Только понявшие Бога душой способны любить по-настоящему. Ими и было когда-то сказано — любите жизнь, ибо Бог есть любовь.

Именно поэтому моя новая книга — о любви. А поскольку одним из проявлений Божественной любви, аромат которой мы ощущаем даже после того, как земная любовь проходит, является благодарность — я соединил эти понятия в названии моей книги.

И потому–

Спасибо Любимым!

— В чем заключается разница между «нравится» и «люблю»? — спросили Будду.

— Когда вам нравится цветок, вы его срываете, — ответил тот.

— Но если вы любите цветок — вы поливаете его каждый день. Кто понимает это — понимает жизнь.

МЕЖДУ ЖИЗНЯМИ

Когда Карл умер, космическая волна мягко вынесла его за пределы Вселенной и положила под ноги Богине с синими глазами, царственно возлежавшей среди роз нарождающихся миров. Богиня молча смотрела на него и улыбалась.

— Почему ты молчишь? — спросил ее Карл.

— Шорох звезд привлекает пылинки, формирующие Галактики, — сказала она. — Молчание есть тончайшее творение высших уровней Бытия. Неужели ты еще не познал этого?

— Мое Эго слишком громко кричит, чтобы творить на высших уровнях, — ответил Карл. — Оно требует доказательств присутствия Бога в каждом опыте взаимоотношений с другими людьми.

— Ты прикасался ко мне в каждой женщине, которую любил, — сказала Богиня. — Почему же ты не узнал меня?

— Иногда я был настолько занят собой, что упускал Божественную природу любовного опыта, — признался Карл. — Как мне теперь исправить свою ошибку?

Вместо ответа Богиня развела в стороны линии времени и показала ему проход.

— Украина, 2015. Отправляйся туда и испытай то, что ты до сих пор не позволял себе пережить. А когда вернешься — отчитайся о своем видении Бога во всем, с чем ты столкнулся. Иначе я снова отправлю тебя туда — пока ты не осознаешь главного, что делает этот мир единым в своем совершенстве.

— А для того, чтобы тебе было легче это сделать, запиши эту историю, — сказала она на прощанье.

Так я стал писателем.

ДНЕВНИК ЗЕНИСЛАВА

Это было великолепно… Господи, спасибо тебе за мою замечательную жизнь!

Я живу так, как хочу; я получаю от жизни все, что мне нужно. У меня были замечательные родители, а сейчас я наслаждаюсь любимой работой, крепкой семьей, отличным местом для жизни и увлекательными путешествиями.

Но самое главное — я переживаю восхитительный опыт любви. Да, я познал его ценность не сразу — и потому мое самое большое спасибо достается моим учителям — моим женщинам.

Каждая из женщин, которые в разные периоды находились со мной, была великолепна по-своему, но самые глубокие переживания оставили трое — об одной из них здесь и пойдет речь.

Благодаря им я решил переделать свой дневник в книгу. Мои любимые были мне друзьями, женами и любовницами одновременно — и вместе с тем в каждой из них одна из сторон выделялась особенно ярко.

Подруга выправила мою судьбу, повстречавшись мне в самый трудный момент. Она всегда была рядом, когда мне было плохо; она знала ответ на любой, самый сложной вопрос; она деликатно отходила в сторону, когда мое мужское эго не желало подчиняться ее тонкому видению событий, чтобы позволить мне самому убедиться в ее правоте. Так она и отошла — в какой-то момент я так стремительно побежал к цели, которую посчитал для себя значимой, что опомнился лишь тогда, когда ее уже не было рядом со мной.

Жена была мне союзником, попутчиком и помощником во всех житейских вопросах. Она всегда видела лучший вариант и советовала, как распорядиться нашими ресурсами в тех или иных ситуациях, но при этом считала меня главой семьи и подчинялась моим решениям; заботилась о моем теле, ухаживала за ним и кормила его; давала мудрые и дальновидные советы, значение которых я смог оценить только со временем. Рядом с ней я обрел солидность и ухоженность; остепенился и раздался в плечах; обзавелся собственным жильем и начал позволять себе дорогие покупки. В какой-то момент я посчитал, что семья тормозит мое развитие и решил жить один — и был немало удивлен, когда обнаружил, что многое из того, что мне было положено, я получал находясь именно рядом с ней. И лишь тогда я смог оценить ее вклад в свою жизнь и начал понемногу возвращать ей то, что брал у нее взаймы, уже в новом качестве — качестве друга.

Любовница подарила мне незабываемое ощущение — ощущение себя мужчиной. Мужчиной открытым, заботящимся, любящим, умеющим отдавать и дарить. И получающим взамен энергию женской благодарности — немногословная на похвалы, она умела вложить их в прикосновения и объятия, зажигая мою страсть к ней в любых обстоятельствах и при любом моем состоянии.

Почему же она стала главной героиней этой истории? Видимо, потому, что последний опыт всегда кажется ярче — а еще потому что Подруга и Жена уже успели подготовить меня к пониманию роли женщины в жизни мужчины и роли любви в жизни их обоих.

Ведь исцелить и преобразовать нашу жизнь способна только любовь — и человек будет карабкаться по крутым склонам взаимоотношений, покуда не поймет, что источником истинной любви, а значит, ее главным хранителем и распорядителем является он сам.

Когда-нибудь каждый поймет это. И для того, чтобы ускорить это понимание, он привлечет в свою жизнь как можно больше учителей — своих любимых.

И потому — Спасибо Любимым!

***

Если завтра настанет день моего ухода и мой Ангел спросит, что бы я хотел забрать с собой из воспоминаний о нашей любви, я отвечу ему так:

Твой полный радости взгляд и веселый смех, стремительно уносящийся от меня по канатной переправе через Днепр.

Твоё растерянное метание по квартире в ночь, когда ты проснулась и не обнаружила меня рядом с собой, а я подошел сзади и нежно тебя обнял.

Звук сердито захлопнувшегося соседского окна в ночь на пасху, когда ты кричала от оргазма, наступившего четвертый раз подряд.

Ощущение безграничного покоя, когда я, проснувшись посреди ночи, услышал твое ровное дыхание рядом с собой.

Твои нежные смски о любви, заканчивающиеся неизменным «ятл».

И еще вот это:

«Прости меня, пожалуйста, если сможешь. Я ведь всего этого не хотела, но уже сделала. Прости, извини, я прошу тебя».

ЭТО Я

Привет, в этой жизни меня зовут Зенислав. Сейчас я пишу книгу о любви, которую мне довелось пережить с одной из моих клиенток. Если мы еще не знакомы, позвольте представиться: я — психолог с 20 — летним стажем, провожу консультации и постоянные группы личного роста. Я разведен, но сохранил прекрасные дружеские и рабочие отношения с Мариной — мамой моих детей; у меня взрослые дети и интересная работа, которая заключается в том, что я с помощью бесед, медитаций и ченнелингов* (*ченнелинг — метод получения информации из высших измерений сознания от духовных учителей тонкого мира- прим. автора) помогаю другим людям понять о жизни то, что в свое время успел понять я сам.

Профессиональный кодекс психолога не позволяет иметь иных отношений с клиентами, кроме профессиональных. Смысл этого ограничения в том, что когда ты завязываешь с человеком близкие отношения, ты больше не можешь объективно видеть его ситуацию и уж тем более получать деньги за свою помощь. Однако бывает и по-другому — ведь порой только близкий человек может глубоко заглянуть тебе в душу и увидеть истинные причины того, что там происходит.

Именно так произошло и со мной. Я влюбился в девушку, которая ходила ко мне на консультации, посещала тренинги. И продолжал вести ее некоторое время после того, как с ней сблизился. Хотя, как выяснилось позже, большую часть моих советов после того, как у нас завязались личные отношения, она не воспринимала — так что кодекс психолога во многом оказался прав. Возможно, все было бы по-другому, если бы вначале я по максимуму удовлетворил ее духовные запросы, а потом бы уже сошелся с ней — но мне не хватило терпения это сделать.

Как бы там ни было, глубже всех в чувства меня погрузила та, благодаря которой я написал эту книгу.

Ты слышишь меня, Аня?

Эта книга — о тебе.

Я ведь обещал всему миру рассказать о нас.

Если бы ты была сейчас рядом со мной, ты прислонилась бы к моему плечу теплым бедром, взъерошила бы мне волосы и сказала своим гортанным серебристым голосом:

— Миллиарды людей любят друг друга, сходятся и расходятся,

живут душа в душу или жалеют об упущенных возможностях и умирают в одиночестве. О любви написаны миллионы книг, поставлены тысячи пьес и снять десятки тысяч фильмов. И ты еще смеешьтратить время читателя еще одной книгой на эту старую, как мир, тему? Тогда ответь мне, что такого необычного было в нашей любви? Почему ты решил написать о ней?

— Каждая любовь необычна по-своему, — отвечаю я. — Но наша любовь для меня — особенная. Она привела меня к осознанию важныхвещей. Она помогла мне вырасти. И потому я считаю, что история нашей любви может помочь понять многое и другим людям.

— Тогда пиши только о самом главном, — напутствуешь меня ты. — Пиши

о том, чего в других книгах о любви до нас еще не было. Пиши о том, чему любовь может научить за пределами наших личных с тобой отношений.

— Хорошо, Аня. Я сделаю все, как ты просишь. Я напишу книгу о

любви, которая учит жизни, — отвечаю я.

ДО ТЕБЯ

До встречи с тобой я переживал не лучшее время. Я похоронил маму, разъехался с семьей и жил один. Наш разъезд ни для кого не был трагедией — дети выросли, цели, ради которых мы сходились с женой — выполнены, а стиль и манера жизни, которую мы привыкли считать для себя комфортной, постепенно эволюционировали в желание находиться на отдельной территории и жажду опыта новых отношений, в которых все могло бы строиться по-другому. Кроме этого я чувствовал, что у меня могут быть еще дети, а Марина, родившая до нашей дочери сына от первого брака, больше детей не хотела. Посовещавшись, мы пришли к выводу о том, что наша любовь перешла в новое качество — и сохранили прекрасные рабочие отношения — благо, Марина тоже работает психологом и помогает мне в некоторых проектах. Я переехал в родительскую квартиру, а к Марине с дочерью стал заходить в гости, обнимая обеих и общаясь на интересующие нас темы.

Постепенно моя одинокая жизнь устоялась, все было налажено и продумано до мелочей — это и угнетало меня больше всего. Мир начал напоминать удобную клетку, которая исподволь душила меня и я все отчетливее понимал, что стремлюсь из нее вырваться. Я осознал, что вполне могу обойтись без этого мира и искал подтверждений тому, что он тоже сможет обойтись без меня.

— Марина, как ты отнесешься к моей смерти? — как-то спросил ее я.

— Спятил, что ли. Чего тебе не хватает, что ты с жизнью счеты сводить хочешь?

— Да нет же, убивать себя я не стану. Все должно быть естественно, просто помолиться надо, попросить, чтобы поскорее забрали, ускорить этот процесс.

Понимаешь, после маминого ухода у меня возникло отчетливое ощущение, что я — следующий. Нет больше вкуса к земным радостям — вроде как остановилось все и куда дальше идти — не понимаю. Если это и называют старостью — то меня она не устраивает. Пускай тогда все произойдет побыстрее.

— А как же другие люди? Почему как все, тихо стареть не можешь?

— Нет, это не в моем вкусе. Кто-то, может, и находит в пенсии удовольствие, но для меня старость — только подготовка к смерти. А мне готовиться не надо, я принимаю ее и так. Для меня жизнь — это движение, новые открытия, приобретения — а не застой, как сейчас.

Ребенка мы вырастили, мир я посмотрел, книг несколько написал — пора и на покой. Клиентов ты заберешь, а имущество детям достанется. Всем польза будет.

Голос Марины стал звонким от гневных вибраций.

— Плохо же ты думаешь о своей дочери, если считаешь, что ей имущество жизни отца важнее. А о том, что отец нужен, ты не подумал?

— Ты это серьезно? Она ж уже взрослая, у нее свои интересы, свой круг общения; как я от вас съехал — уже и не видимся почти. С чего ты взяла, что я ей еще нужен?

— Конечно, нужен. Это сейчас она с утра до вечера на учебе пропадает. А скоро у тебя с ней снова общение начнется — уж мне-то можешь верить. Я с ней под одной крышей живу и лучше ее знаю.

И действительно, вскоре в университете начались каникулы и дочь попросилась пожить у меня. Наши беседы затягивались за полночь, мы откровенничали на разные темы и как-то под утро признали, что до сих пор еще не все знаем друг о друге.

А когда на занятиях постоянной группы, которую я веду уже несколько лет, я озвучил тот же вопрос, что задал Марине, все участники дружно меня заверили, что хотят, чтобы наши занятия продолжались.

Стало быть, я здесь еще нужен!?

Осознание того, что в моем мире есть люди, которые не хотят меня отпускать, основательно взбодрило меня. Старость отступила в сторону, я снова почувствовал вкус к жизни и пожелал увидеть мир за очерченным мной горизонтом — и жизнь тут же открыла мне свои новые возможности.

Вот как это случилось.

ПРЕДСКАЗАНИЕ

Вскоре каникулы дочери закончились и она уехала в институт, а я решил съездить к морю и заодно исполнить давнюю мечту — посетить дольмены в окрестностях Геленджика* (*дольмены — каменные могилы, в которые люди добровольно уходили живыми в «медитацию до смерти», как это делали монахи в кельях Киево-Печерской Лавры и других святых местах-прим. Автора).

Я добрался до известного всем почитателям дольменов поселка, вышел из подвозившей меня машины и углубился в лес. Несмотря на усталость, я почувствовал приближение чего-то торжественного и значимого, а сердце учащенно забилось. Однако я объяснил свои ощущения влиянием места силы и поначалу не обратил на них внимания.

На лесной тропе я встретил группу людей, среди которых была местная ясновидящая* (*ясновидящая, проводящая экскурсии к дольменам возле поселка Возрождение, реальна. Ее зовут Раиса), проводящая к дольменам организованные экскурсии. Она сказала мне, что я не случайно оказался в этом месте и пригласила идти с группой.

Ясновидящая привела нас в гущу леса к известному только ей дольмену и попросила меня первым прикоснуться к нему.

— В этот дольмен когда-то ушел твой дед, — сказала она.

Неожиданно для себя я заплакал. Я почувствовал себя брошенным маленьким мальчиком, члены семьи которого уходят в далекий и недоступный ему мир.

Я погладил камни рукой и тут же голос в моей голове сказал, что в дольмене находится не один, а трое моих кровных родственников по одному из давних воплощений — дед, бабушка и дядя.

Конечно же, я не мог уйти оттуда просто так. Я подождал, пока ясновидящая увела группу и остался с дольменом наедине.

Я ощущал необъяснимое притяжение к древним благородным камням, покрытым мхом и испещренным таинственными знаками. Обойдя несколько раз вокруг плотно пригнанных друг к другу валунов, я решил помедитировать рядом с этим сооружением, однако столкнулся с трудностями — из-за формы и расположения дольмена, медитировать рядом с ним можно было только стоя на краю небольшого плато над ручьем, повернув голову в сторону, потому что верхний выступ дольмена нависал над самым краем плато.

Поползав крабом по краю плато, я нашел самую удобную позу — прижавшись лицом к небольшому углублению в выступе, в которое как раз помещался мой нос. Находясь в этом месте, можно было не отворачивать лицо, а стоять прямо, полностью прижавшись лицом и верхней частью груди к камню.

Однако как только я обнял камень и прижался к нему лицом, произошло нечто, от чего я чуть не упал в ручей. Мой нос кто-то массировал!

Я отпрянул от камня и внимательно посмотрел на ладони, а затем ущипнул себя. Нет, похоже к галлюцинациям я не склонен.

Я снова приложил лицо к камню — и ощущение повторилось. Едва я вставлял нос во впадину, как та начинала ездить по горбинке носа с мягким, но явным давлением.

Я отшатывался от камня и прижимался к нему вновь, пробовал не дышать, контролировал непроизвольные движения тела, проверял себя на дрожание рук — ничего не помогало. Все мои эксперименты только подтверждали очевидность невероятного — вопреки всем законам физики, камень массировал мой нос снова и снова.

Постороннему наблюдателю могло показаться, что я не могу оторваться от камня — я обнимал его, вжимаясь в дольмен всем телом. Однако все было гораздо проще — камень говорил со мной и одновременно крутил в моей голове «кино», а я, осознавая важность его наставлений, боялся что-то из них упустить, хоть и не мог до конца поверить в реальность происходящего.

Позже я понял, что демонстрация чуда природы была нужна для того, чтобы я никогда не смог усомниться в полученных от дольмена знаниях. Камень подарил мне «массаж» носа, чтобы я поверил в реальность разговора с его обитателями. Дольмен открыл мне жизнь племени Атхаа и их обычаи, предсказал появление новых книг, возвестил о моей роли в возвращении на Землю потерянного рая, а затем сказал, что преподносит мне дар.

А напоследок дольмен шепнул, что вскоре я встречусь с членом нашего древнего племени и он вернет мне то, что давным-давно задолжал мне.

Дар дольмена открылся у меня позднее. Вскоре я обнаружил в себе способность контактировать с духами дольмена на расстоянии. С тех пор их ченнелинги* (*Послания духовных учителей тонкого мира, от англ. Channel– канал) стали посещать меня регулярно.

ЗНАКОМСТВО

Время нашего знакомства было непростым. Драматические события майдана и военные столкновения на востоке страны наложили отпечаток на всех украинцев. В Киеве текла относительно тихая, спокойная жизнь — однако люди были раздражены неспособностью властей объединить страну мирным путем и вернуть ее к спокойному созидательному труду. Политики разных лагерей разделили народ и бессовестно стравливали его части, движимые страхом за то, что люди прозреют и призовут к ответу истинных виновников украинского раскола.

Что я мог поделать в такой ситуации? Только еще больше работать, чтобы усилить народный иммунитет к манипуляциям политиков, пытающихся вовлечь в свои игры как можно больше людей. Всем ведь известно, что в отличие от психолога, политик не будет избавлять народ от чувства вины или злобы, а будет разжигать их, внушая вину в недостаточном патриотизме и превращая злобу в желание силой доказывать свою «правоту» тем, кто смеет иметь свою точку зрения на происходящее и смотрит на мир по-другому.

Я начал выходить на люди и участвовать в открытых фестивалях и конференциях, чего никогда раньше не делал — ведь мне всегда была милей работа с узким кругом посвященных, способных использовать мои усилия по максимуму. Однако время диктовало свои условия — я чувствовал, что пространство остро нуждается в повторении старых, как мир, но, тем не менее, очень нужных для многих истин.

***

Я выступаю на психологическом фестивале. Мое выступление

посвящено чувству вины. Ты сидишь в зале и слышишь мою речь.

«Главная проблема современного человека и в особенности людей, родившихся в прошлом веке — неумение любить», — говорю я.

«Все наши отношения с другими начинаются с отношений с собой и потому от неумения любить страдаем тоже, в первую очередь, мы сами.

Большинство людей считают, что смогут полюбить себя, когда чего-то в этой жизни достигнут (богатства, карьеры, замужества или привлекательной внешности) — однако это самообман. Даже тогда они не изменят отношения к себе и не будут счастливы, потому что любовь — это начало, а не конец; причина, а не следствие.

Обычно привычка не любить себя приклеивается в детстве, когда нам дают понять, что любят только за хорошие оценки или поведение, за соответствие родительским ожиданиям или социальным шаблонам. И тогда место любви в нашем сознании занимает страх.

Психологи называют страх несоответствия своим или чужим шаблонам чувством вины.

Чувство вины многолико. Людям, попавшим под его власть, свойственно страдать из-за стремления быть, чем они не являются или иметь то, чего у них нет — идеального лица или фигуры, характера или качеств, здоровья, богатства или общественного признания. Человеку свойственно чувствовать себя виноватым, если роль, которую он играет, не соответствует шаблонам по высшему разряду — идеального супруга (и), родителя, любовника, ребёнка, работника или начальника. Чувство вины исподволь вгрызается в человека и подчиняет себе всю его жизнь, если он вовремя не заметит и не остановит его. Однако это бывает трудным, поскольку чувство вины всегда маскируется под понятия борьбы за улучшения, совести, греха или долга.

Как же нам побороть чувство вины? Только перепрограммировав своё сознание.

Уберите из головы все идеи о том, что вы должны действовать, как все или кому-то подчиняться в ущерб себе. Вы не должны страдать из-за того, что не соответствуете придуманному кем-то (и собой в том числе) идеалу. Вы не обязаны подчиняться законам, написанным другими людьми — каждый несёт ответ только перед собой. Ваша свобода не должна регулироваться никакими правилами — единственным правилом духовного человека является правило не отягощать собственную карму — то есть, не делать другим то, чего он не хотел бы испытать на себе.

Помните, что Бог создал вас такими, какими захотел видеть — толстыми или худыми, бедными или богатыми, курящими или пьющими, некрасивыми или больными, русскими или украинцами. Все мужчины не могут быть сильны, как Шварцнеггер и богаты, как Рокфеллер, а все женщины не могут быть красивы, как Мерилин Монро. И потому пока вы сами изо всех сил не захотите изменить свою ситуацию — ничего не изменится. Так научитесь же хотя бы получать удовольствие от нынешней жизни, пока вы ещё не захотели или не научились меняться!

Примите себя целиком, со всеми достоинствами и недостатками — и тогда начнётся ваш истинный рост; только с этой точки ситуация начнёт понемногу меняться к желаемому для вас лучшему.

Любите себя не за что-то — любите себя полностью, совершенно. А в совершенной любви нет и не может быть места для чувства вины».

После завершения речи зал поблагодарил меня аплодисментами, а несколько человек поднялись на сцену с книгами, чтобы взять автографы. Некоторые из участников конференции, увидев меня впервые, подошли к книжной раскладке, чтобы купить мои книги. Среди них была и ты.

***

Переписка от 25 февраля 2015 года.

Здравствуйте, Зенислав!

Вчера была на вашем выступлении, тема чувства вины меня очень затронула. Хочу записаться на консультацию. Сориентируйте меня, пожалуйста, какие условия.

С уважением,

Анна

— 

Здравствуйте, Анна!

Я применяю интенсивное консультирование. Это означает, что мы работаем до момента, когда у вас возникает ощущение, что вы знаете, как решить проблему, поэтому время консультации не ограничено. Фактически, вы платите за результат, поэтому цена соответствующая. Конкретнее — по телефону.

С уважением,

Зенислав

— 

Спасибо за информацию. Позвоню вам на следующей неделе.

— 

Хорошо. Жду звонка.

***

Ты звонишь ясным весенним днем и спрашиваешь, когда можно прийти на консультацию. Я предлагаю тебе больше рассказать о себе, чтобы подготовиться к твоему визиту. Оказывается, что тебе 25 и что твой жизненный опыт включает в себя рождение в поселке на юге Украины, заочное образование, полученное в одном из провинциальных вузов, жизнь в столице на съемных квартирах, работус 16 лет и недавнюю покупку последней модели тойоты, которая ознаменовала пик твоих менеджерских возможностей.

Я назначаю время и таким образом ты впервые оказываешься в кабинете психолога.

Ты звонишь в дверь, я открываю ее и вижу тебя в первый раз. Я отмечаю светлые кудрявые локоны, широко раскрытые синие глаза, стройное крепкое тело, нежный голос и гортанный серебристый смех, выдающий в тебе человека, знающего толк в радостях жизни. Ты нравишься мне с первого взгляда.

Ты заходишь в комнату, расправив платье, садишься в кресло и мы начинаем нашу беседу.

— Не против, если сразу перейдем на «ты»? — спрашиваю я. — Так на сокровенные темы легче общаться будет.

— Конечно, не против… Вы прямо сейчас говорите мне «ты», а я постараюсь постепенно привыкнуть, хорошо? — скороговоркой выстреливаешь ты и тут же продолжаешь:

— Вот, решила сделать себе на день рождения подарок, посетив психолога.

— Так у тебя сегодня день рождения?

— Нет, вчера был.

— Классно, поздравляю тебя! Желаю тебе получить максимальную пользу от нашей встречи и поменять после нее свою жизнь к лучшему, — говорю тебе я.

— Я за этим и пришла.

Мы оба улыбаемся, а я отмечаю про себя наличие интересных знаков, которые обычный человек отнес бы к случайным совпадениям. Ты родилась в день, когда умер мой дед — ровно двадцать лет спустя после этого. А двадцать семь лет назад Оксана (моя первая жена) в этот же день пошла на аборт — и затем долго обижалась за то, что я не создал в семье атмосферу, позволившую ей выносить этого ребенка.

— Дело в том, что я сейчас живу с одним человеком, но мне уже от этого некомфортно, — говоришь ты, сразу приступая к цели своего визита.

— Парень, с которым я встречаюсь, обижается, что я не хочу переезжать к нему. Мы с ним давно уже встречаемся, а я никак не могу понять себя. А сейчас все чаще вспоминаю своего бывшего, с которым уже два года, как рассталась, — делишься со мной ты.

— Что конкретно тебя не устраивает в нынешнем парне? — спрашиваю я.

— Он… Ну слабый такой, понимаешь. Меня тяготит жизнь с ним.

Я его все время подталкиваю к чему-то, ничего без меня решить не может. Сам бы так и работал грузчиком. А пока жил со мной, выучился на менеджера, теперь зарабатывает.

— Ну а тебе есть польза от твоих усилий?

— Он старается для меня, в рестораны водит, подарки дарит.

— Значит, не все так плохо?

— Может, и нет — но не могу я так больше. Устала его по жизни тянуть — я и сама не прочь возле сильного мужчины побыть. Пусть бы меня кто-то подтягивал.

— Так впусти этого сильного мужчину в свою жизнь, освободи для него место.

— Ну не могу же я просто взять и бросить человека. Жалко мне его.

— Ну, тут уж ничего не поделаешь — у него свои уроки, у тебя свои. Если по судьбе ему предписано получить опыт брошенного, он все равно его получит — не от тебя, так от кого-то другого. Вопрос лишь в том, действительно ли ты хочешь уйти от него.

— Иногда мне бывает тоскливо и одиноко — и тогда мне хочется его видеть. Он умеет позаботиться обо мне. Но через некоторое время становится тягостно.

— Где ты ощущаешь эту тяжесть?

— Вот здесь, — показываешь ты на грудь. — Прямо даже сейчас дышать тяжело.

Я предлагаю тебе сделать несколько глубоких вдохов. Ты старательно дышишь и говоришь, что тебе легче.

— Как ты назовешь это чувство? — спрашиваю я. — Грусть, тоска, обида, вина — что тебе ближе?

— Скорее, чувство вины, — отвечаешь ты. — Когда я хочу кого-то бросить, я всегда чувствую себя виноватой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 546