электронная
200
печатная A5
350
12+
Создай желание

Бесплатный фрагмент - Создай желание

Книга 9—2. Твой хозяин — банкир, а ты — его раб

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0028-6
электронная
от 200
печатная A5
от 350

Любовь — безусловна

Ты-я был/была сыном/доченькой и станешь отцом/матерью скоро. Что получил и что я отдам?


*


Как всегда, опаздывая, выскочили с сынком из машины.

С улыбчивой доброжелательностью родителя любуюсь своим продолжением и, поглядывая на него, останавливаюсь.

Жду пока малыш подойдет ко мне, а чувство Любви мягко пытается, хоть частично, проявить себя, перевести теплоту свою из мыслей в слова.

Вот, уже слоги — кирпичики образ строят. Смотрю.

«Топает малыш и

Маленькие ножки не спешат…

Ведь, глазенки видят новое, опять

Так много ярких солнышек,

Игриво, в лужицах блестят

И в ручонки их, ну, никак

Не взять…»

Меня словно кто-то толкает и окриком хочу уже прекратить любознательное исследование лужицы, но тут же отбрасываю от Себя это желание…

«Смех, смешок и…

Вот, уже схватился за бока…,

Смехом заливается дитя.

Хохот, хохотанье,

Ха-Ха-Ха…,

Головку запрокинул и

Остановить его

Нельзя…


Хмуриться пытаешься,

Ведь, взрослый ты,

Но улыбка раздвигает и тебе уста:

Радость заразительна всегда.


Теперь уже хохочете вдвоем,

Не думая: о спешке и

Что? Где? Когда?

А только ощущая

Единенье в счастье,

Что всем нам дарит чистота

Невидимых, щекочущих лучей,

Летящих сквозь века,

От звезды волшебной,

Отодвигая вопросы ума,

Силой мощи Любви безусловной…»

Забыв об окружении, глядя на малыша,, наслаждаюсь состоянием единения с ним. Наполняюсь восприятием пространства и времени подобно сыну:

все прекрасно, что есть Жизнь в миге Здесь и Сейчас.

Состояние это переполняет ощущением счастья, что призывает не понять, а почувствовать сие.

«Лучезарное веселие сынка,

Обнимая взглядом нас,

Призывает всех —

Улыбки, ужимки, обнимки

Бесплатно раздать,

Жить в ладу и так

Всегда поживать,

Ведь, Жизни мера —

Не количество прожитых лет,

А  мгновений  число,

Пропитанных счастьем…»

Спохватился. Смотрю на часы. Подскакиваю к крохотуле. Обнимаю переполняемого песней/смехом сынишку. Подхватываю на руки и несёмся в детсад.

Ополаскиваем руки и направляемся к кабинету директора, кто вчера позвонила и пригласила явиться на собеседование…


***

Твой хозяин-это банкир

Утвердилась в прошлом и главенствует сегодня новая сила, воздействующая на развитие общества, мира, человека и их взаимоотношений — частное лицо, тайная цель которого была и есть — личное благо.

Инструмент этой силы — деньги под проценты, выгода.

Средство влияния — частные центральные банки и структуры государственных органов, куда они внедрили своих агентов. Большинство из нас, даже, не знает, что находимся мы в паутине выплаты лихвы ростовщикам.

*


Они решали, решают все

за тебя и меня, но без нас.


Те, кто в Землю, матушку нашу,

Впились словно вампиры,

Ее кровушку-нефть забирая.

Те, кто законы создали

Под свои интересы.


Они изменили,

Силой, обманом

Суть жизни самой.


Было до них торжество

Красоты и Правды всеобщей.

К совершенству мы шли,

Напрямую с Духом общаясь.


Тогда строили мы

Дом наш,

Как сотворцы,

Помогая друг другу.


Лиходеи уничтожили

Многих из нас,

Носителей Слова о Сути…

Заменили взаимопомощь

Принципом выгоды

Личной.


Теперь поставлены все мы

В связь их  причины и следствий,

Где причина  для нас — нищета,

А следствие — рабство.


Наши блага —

У них, лиходеев.

Присвоены силой, обманом

И живем мы теперь по законам,

Что заказали они.


— Неужели, поздно уже и

я-ты-он-она все мы — рабы?

Бараны — рабы?…


Такого я не хочу!

Не хочу, а логика умозаключений и факты

неумолимо ведут к одному:


Да, мы — рабы!


Но!

Выход найти можно всегда…

Я — ищу… 


*

Ищу и решил: в займы не брать, вообще, но…

Но! Оказывается все государства понабрали ВНЕШНИХ КРЕДИТОВ от ростовщиков и я/ты/мы, отчисляя налоги, в первую очередь погашаем кредит, о котором не знаем. Деньги сии идут в карман лиходеев, имеющих не только свои, частные, а захвативших и государственные банки. Выплачиваем, кроме такого, еще и проценты, как дураки, за деньги, которые ростовщик нам не дал, а лишь начислил, втянув в «игру» с названием «частичное покрытие».


Тик-так, — тикают часы и слышу злорадно-наглый голос из стана власть придержащих…:

«ПОЗДНО: вы уже ПЕРЕДЕЛАНЫ в УМАЛИШЕННЫХ РАБОВ.»

*


Тут же, сразу восстает во мне,

Естественное чувство свободы.

С  удивлением оно вопрошает!


Что же случилось? К чему мы пришли?


Пристальный взгляд

На уровень жизни людей,

Оценку дает: те, кто взимают за займы

По шестьсот процентов за год

Присвоили все, что ценно для нас.

Даже, власть над образом жизни.

Жизни твоей и моей.

Над укладом наций, родов и семей.


Присвоили векторы

Света и Тьмы

И двойные cтандарты

Ввели:

Что своим позволено

Все,

А другим –ничего.


Что же случилось?

Правители наши кем были

В прошлых веках

И кем стали сегодня они?


Времени ветер

Приносит ответ:


«Трудно, даже, льву,

если брата убили,

трудно, когда он один.

Вожак стаи шакалов

для него — господин…


Узреть вам пора:

Львы-герои,

Такие, как

Вашингтон,

Кромвель,

Оранский,

Вильсон

И все другие,

Какие были нужны,

Как  Ленин,

Были не львами, а 

У ростовщиков

В повозке конями» 


***

Сила в Единстве

Есть малое число стран, где используется не иудейский, а исламский банкинг, который отрицает использование ссудного процента. Это — Иран, Сирия…

В государствах уже длительное время, издавна, устраиваются войны и госперевороты.

Цель проворачиваемого хаоса — подмять всех под схему взаимоотношений Западной цивилизации и тогда вся планета окажется под иудейским банкингом. Окажется/не окажется — зависит от тебя и меня.

*

Все население, почти,

У лиходеев в рабстве уже!!!

Как же смогли подлецы

Поймать и в клетку загнать

Птицу свободы, Душу мою?


Нет ответа нигде…


Небо. Земля. Душа…


Но, чу, слышу в безмолвии голос:

«Брат и сестра,

Нам встретиться надо.

Прошлое наше пора обсудить,

Встреча близка…

Слово о правде другу,

Самое время, дарить,

Чтобы завтрашний день осветить.»


Белопенные волны —

Величаво плывут облака…

В вихре песчинка — корабль, Земля…


Наскочили на айсберг —

верно курс пролагали неверный…

Уходим на дно моря слез.


Время, как ветер, сушит влагу  на щеках планеты.

Сегодня — это завтра уже?


Вместо  морей — песчаные бури пустынь.

Бумажкою брошена, скомкана жесть —

исчезли слова, грохот остался, пепелища, холодные камни…


БЫЛ ЛИ ГОВОР ЛЮДСКОЙ?


Слышу слова-

Это Дух нас зовет,

Тормошит:


«Мы, ведь, с тобой — не рабы.

 Я, в доме-храме моем

находясь,

стою на фундаменте Правды.


Вижу долгий поход наш по

Жизни, разделенной годами.

Вижу краткость жизни твоей,

что может в Вечность войти.

Вижу нашу борьбу за справедливость,

свободу, что к победе ведет…


В тебе-храме-теле моем

Я — Душа, как дочь Бога, Живу

и вместе с тобою

к Счастью иду…


Бывают  метель  и  невзгоды в дороге…


Если устал ты, водицы попей из ручья,

из точки, рождающей ВСЕ,

и вновь Мощью наполним

тебя мы…


Мощью-что всегда получаешь

из Единения с нами:

с Отцом и

Дочерью/Сыном, и

Духом Святым.

Мощь эту прими и снова ИДИ…»


Чувствую, слышу Безмолвия голос,

исходящий из Глубины неохватной,

и снова я встал,

и снова я прям,

и снова Иду…

Руки к тебе

Я тяну…

Помогу.


***

Борцы — свободны

Планета — наш дом. Кровь на полу и сегодня не прибрано еще в комнатах. Оглянулся лет на двести назад. В том дне солдат нож заносит над женщиной…

Та пытается увернуться. Держит на руках таращащего на злого дядю глазенки младенца, прикрывает его в объятиях телом своим.

*

Она падает на одно колено.

Сильнее к себе

Малыша прижимает…


Поворачивает голову.

Смотрит прямо в глаза,

Несущие весть смерти…


Слышим слова, что идут сквозь века:


Я — женщина, мать,

Безоружна, одна…

Муж мой, защищая страну

С честью погиб…


Мы жили в доме своем —

Стране.

Любили, творили…

Не трогали вас и ваши дела…


Зачем и какая мать

Тебя родила?


Она ласкала и грудью

Кормила тебя,

Так же как я своего?

Улыбался ты ей?

Нежно к ней прижимался…?


За что убиваешь дитя

И меня?


Завоеватель вновь, повторно,


Руку отводит, замахнулся…


*

Так было вчера, происходит сегодня и будет завтра, если не изменим систему отношений, что лиходеи создали.

*


Ростовщик-неприятель

На мир наш напал.

Потерял я в битве друзей,

потерял я страну…


Стою перед домом своим,

но разбиты уже доспехи мои

и я безоружен…


Вижу как из далека

направляет лиходей

матерых убийц на меня.


— Раб делает то, чего хочет хозяин!…, —

слышу окрик его,

что несется из-за шеренги зомби-солдат, —

Ты — виновен всегда

и смертью будешь наказан!


Грозно звучат,

будто литавры гремят,

слова!


Стою как иду,

к победе иду и веду…


Трудно?


Ответа не жду.

Я — мужчина и не смею стенать!

Я — мужчина и не смею рыдать…


Приближается первый палач

Меч надо мной поднимает…


Резко и сильно

хватаю за локоть его

и, тут же, за кисть…


Меч у врага выпадает.

Я схватил рукоять на лету!

Схватил и взмахнул.


Я снова — в бою, снова я — воин!

О, радость борьбы и свободы!

Пусть безнадежна сеча моя.

Пусть безнадежна, но в борьбе я — свободен!


Рублю и колю, рублю озверелую

черную силу!

Путы рублю, что держат меня!


На путах — узлы: за века омертвели!

Их только рубить и рублю!


Путы — несправедливый закон.

 Все рассекаю.

От махов, ударов сам ухожу.

 Нагнулся…

Снова я прям и колю…


Звон железа, скрещенных мечей —

музыка боя, борьбы — прекрасна она.

Я — не раб: борцы свободны всегда!


Окружили меня

копья, мечи и щиты,

но пробьюсь я к тебе…


Удар!

Прорубаюсь к тебе,

мразь, захватившая власть

ради выгоды личной!


Прорубаюсь и возмездия жажду

кровью твоей, потоком ее утолю.


Раз! Еще и еще.

Удар. Отбиваю. Колю.

Обернулся: мах и удар.

Кругом!

Развернулся, махнул…


Выстрел в меня

И тебя…


Упал, но

Встал я с колен,

Делаю шаг.


Да, нелюди меня-тебя-нас

и страну захватили,

ввергли в новую бойню,

где брат на брата

целиться стал и стрелять.


Вижу тебя, лиходей,

кто всю власть захватил

и с мечом я иду,

чтобы вернуть нам ее.


Только к нему,

пробиться к нему!

Пробьюсь!


Раз! На куски…

Только к нему,

пробиться…


Рублю и рублю.

Звон железа здесь —

как песня любви…

Моя горячая кровь

на ноге и плече…


«О, правда, когда мы тебя завоюем?

Когда всеобщей ты станешь?!»


Слышу спускается с неба ответ

и плачет Душа:


«В лица смотрю, но они —

словно закрытые двери.

Железные, тюремные двери,

а там — стеклянный глазок.

Стучу.

— Умираю, — кричу.

Смеются

и все больше запоров,

грохочут засовы».


Рублю…, но в спину

наносят удар и еще раз…


Схватили. Держат меня.

Держат, тянут руки,

суставы ломая.

Кулаки разжимают.

Тело прижали к земле.

Перевернули: песок на зубах!


Тянут, выпрямляя, руки мои…,

развели их…

Словно обнял

и прощаюсь с планетой Земля.


А, может, встречаюсь,

Матушка-Земля, ты, моя?


Слова.

Крики, приказы и

снова слова.

Война.

Слова, будто шаги…


Куда и к чему уводят они?…

Я и Ты-Душа — одни?


Руки к тебе протянул —

Поможем друг другу…

Ты видишь меня?

На что тратим себя?


Пора нам идти.

Пора сделать шаг!


Встань и иди.

Я — Жизнь — иду.

На знаки смотри — научу…


ВСЕ — в тебе…,

Чело-веке, духовной искре.


***

S-O-S

А как же смотрятся со стороны демократия и хваленые выборы?


Наиболее откровенно раскрыл этот обман один из современных лиходеев России — Олег Дерипаска.

«В своём интервью бюллетеню «Время Евразии» он, в частности, сказал:

«Власть — это группа людей, элита, способная принимать решения и их реализовывать… Президент России Путин — это своего рода топ-менеджер, управляющий всей страной. Мы — российская реальная власть. Носители настоящей власти принимают решение — кто будет во главе структуры управления, один из них, или кто-либо наёмный. В России, например, это наёмный менеджер, Путин… Надо откинуть всякие сказки о демократии, якобы кто-то что-то решает, зайдя в кабинку для голосования. Я уточню для того, чтобы была понятна технология управления обществом. Группа людей, осуществляющих власть, принимает решение о форме этой власти. Сейчас, например, это — форма демократии, когда широкая публика убеждена, что ими управляет тот, кого они выбрали в кабинках для голосования».


Почему нам, мне-тебе неизвестна суть явлений?

Потому, что написание, трактовку истории и современных событий заказывают и оплачивают РОСТОВЩИКИ, которые, маскируя свои цели, скрывают истинные причины действий.

Аналогично этому они завершают и другие деяния свои, а в результате — как в загон, в рабство вгоняют всех и тебя…

*

Счастье — чувство человеческое,

Но не знаем о нем мы.

Купаемся в удовольствиях тела.


Мы — как орленок,

Под курой-несушкой,

Проклюнувший яйца скорлупу.


Он не знает сладость

Парения в небе.

Не знает о нем

И копошится в траве…


Так же и мы.


Один и второй

Носители Знаний

Боролись, погибли они.

Погибли и о свободе

Некому нам рассказать.


А, ты и я?


К земле прижали меня/тебя…


Схватили… Подняли… Связали…

и, дергая путы, толкая острием копий —

нуждой, нищетой обстоятельств — гонят на плаху…


Гонят тень-тело мое,

куда когда-то вселилась Душа.

Гонят к смерти меня и Ее.

Гонят, щит и меч, украв у меня…


Отчаянья крик рвется наружу.

Но!

Я — мужчина и не смею стенать!

Я — мужчина и не смею рыдать…

То, что другие не могут,

Я должен поднять.


Слышу приказы — это слова

власть захвативших…


Приказы-слова.

Ложь и слова, будто шаги…

От Жизни уводят они.


«Толчок. Новый рывок. Шаг».


Шаг. Шаг, как удар.


«Рывок — шаг!»


Рывок. Шаг, как удар.


«Шаг, как удар и

все ближе к жизни концу.

Что же дальше?


Люди к беде моей и твоей,

моя Невеста-Душа,

равнодушны?


Куда и к чему уводят ложь и слова?


Будет разлука?


Что случится с тобой

за краем нашей разлуки?


Что с тобою, со мною и нами — в разлуке?…»


«Рывок…»


— Не-е-т! — рыдающий женский крик

раскалывает напуганную тишину.

— Не-ет! Не надо! Не надо!

Нельзя! Нельзя человека жизни лишать!


— То — не человек! Он — ра6!

Я волен так решать.

Сила — за нами, — рык лиходея все обрывает…


*

Насилие, обман, войны, дезинформация — инструменты, уничтожающие счастье, а затем загоняют в болото невежества и все это только, чтобы сохранить рабство. Родителей дети теряют и, даже, их…

*


Помогите,

Добрые люди.

Убийцы рвутся сюда.


Детей защитите…

Зову я

И криком прошу…


Кричу, как молю…

Защитите, спасите…


Тройняшки мои так задорно

Смеются всегда,

Но застыли недвижно их губы

Не понимая за что их

Жизни лишают.


Нелюди мчатся сюда,

Стреляют в меня,

В горло дитят

Вонзают ножи…


Кровь, красно-живительной струйкой

Стекает по телу на пол и 

Жизнь застывает,

Угасает в крике моем…


*

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 350