электронная
108
печатная A5
276
18+
Сосед и я!

Бесплатный фрагмент - Сосед и я!

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1549-7
электронная
от 108
печатная A5
от 276

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Зовут меня Елизавета. Мне 31 год, и я живу с мамой, а точнее сказать, она со мной, так как нашу родненькую квартиру мама оставила нашему папуле и нам в срочном порядке пришлось переезжать, чего мне ох как не хотелось делать. Но с мамулей не поспоришь, если она чего задумала — все, пиши пропало! Поэтому я сгребла все свои сбережения, и мы отправились покупать квартиру.

— Ты чего такая недовольная? — удивлялась мама. — Ты сама мне два года как твердишь: хочу себе квартиру.

— Главное в этом предложении — «себе»! — уточнила я.

— Так ты себе и покупаешь! А я иду в подарок.

— Ничего себе подарочек, — хмыкнула я.

— Лизка, ну нам же с тобой весело живется, — не унималась маманя.

— Что ты подразумеваешь под весельем? Может, то, как ты нам квартиру спалила?

— Подумаешь, зато какой ремонт забабахали!

— Или как ты соседей затопила?

— Ну зато со всем подъездом перезнакомились!

— Ага, в суде.

— Ну чего ты такая скучная, прям вся в отца. Вот пошла бы ты в меня…

— Если бы я пошла в тебя, — перебила я ее, — то сейчас ты бы жила под мостом, а я бы гастролировала с каким-нибудь цирком-шапито.

— Цирк не трогай! Это моя голубая мечта. Это святое! А вот если бы ты пошла в меня, то сейчас была бы замужем и воспитывала как минимум троих!

— Ну на троих ты размахнулась, сама-то только меня родила, да и то потому, что папаня ультиматум поставил: или дети, или развод. А я так вообще туда не стремлюсь.

— Не рожала я, потому что все ждала, что какой-нибудь цирк все-таки меня позовет. Ну ничего, теперь я внуков ждать буду, опыт-то надо передать!

— А то они без тебя пить, курить и материться не научатся, — съязвила я.

Мы продолжали с риелтором кататься по квартирам, они у меня уже в глазах мелькали и в голове все перепутались.

— Все. Давай брать эту, — сказала я мамане, уже не в силах ехать на другой объект.

— Лиза. Ты как-то халатно относишься к нашим деньгам. Почему именно эту?

— Не к нашим, а к моим деньгам, — уточнила еще раз я. — И вообще, какая разница, где жить.

— А как же соседи? — заканючила мама.

— Что ты привязалась к соседям? — начинала я злиться.

— А вдруг нам не повезет и здесь живут одни порядочные и скучные люди. С кем же я тогда буду воевать. Мне же скучно станет, и я таки почувствую, что такое пенсия.

— И дай бог, — ответила я. — Может, начнешь вязать носки и печь пироги.

— А как же цирк?

— Блин, мама, какой, нахрен, цирк. Ну хочешь, найду себе дурачка, больного на всю голову, можешь с этим клоуном веселить соседей своими разборками.

— От тебя дождешься, только обещаешь, — запечалилась она.

Мы вышли на лестничную клетку, и тут открылась соседняя дверь, и из нее выскочил мужчина. На вид лет 35, высокий, крепкий. И главное, нервный.

— Вы, что ли, новые соседи? — набросился он на нас. Я открыла рот, но мама его опередила:

— Может, и да, а вам какое дело?

— Слушай, старая, еще раз музыку ночью врубите, я тебе дверь вынесу вместе с тобой. Понятно?

И стал спускаться. Мы с риелтором стояли ни живы, ни мертвы.

— Может, соседнюю квартиру только продали, — предположила она. — Пойдемте отсюда.

— Куда это?! — удивилась маманя. — Доча, берем эту, уговорила, — потирая ручки, радовалась она.

Переехали мы довольно быстро, ремонт в квартире уже имелся, мы купили мебель и забрали свое барахло от папы.

— Лиза, ты, если что, возвращайся. Только без этого дракона, — показывал папа на маму потихоньку.

— Папа, да ты судьбу свою устраивай, может, приведешь кого.

— Ой, Елизавета, не смеши, в моем возрасте, я внуков ждать буду.

— И ты туда же, — укоризненно замотала я головой.

Отметив новоселье, я со спокойной душой приступила к работе. Работала я в фармацевтической компании провизором. Работы много, ответственность зашкаливает, поэтому в свою новую квартирку я плелась еле живая. Выйдя на своей остановке и пройдя домов пять, я подняла свои глаза от земли и ужаснулась — на меня летела огромная собака; оглядевшись вокруг и не найдя спасения, я решила бежать. Развернувшись на месте и увидев парня, мирно разглядывавшего что-то в киоске, мною было решено спасти и его. Бежим — схватила я его за руку и понеслась. Парень бежал не отставая.

— Девушка, что вы делаете? — кричал он мне задыхаясь. — Отпустите мою руку, я сейчас сдохну. Что вообще происходит?

— Бежим, потом еще спасибо скажешь.

— Какое там спасибо, у меня уже звездочки перед глазами, скажи хоть, далеко еще бежать?

— А я почем знаю, видишь эту злобную собаку? Не отстает, зараза.

Парень обернулся и выдернул свою руку из моей. Но главное, зачем-то остановился.

— Ты чего, ку-ку? — удивилась я. — Смотри, она несется.

— Да неужели, — съязвил он. — Как дать бы тебе… Мало того что напугала, так и бегать заставила, причем быстро, — засмеялся он. — А у меня, между прочим, нога вывихнута, в тугой повязке, завтра, блин, хрен на нее встану.

— Так собака… — заканючила я. — Летит ведь на нас.

— Да это моя собака. Вот и бежала ко мне. А я, того не ведая, как дурак, убегал непонятно от чего благодаря тебе, — и снова как засмеется.

— Подожди, — начал он. — Что-то мне знакомо твое лицо. Где-то я тебя уже видел, а вот где — не помню. Где я мог тебя видеть?

— На стенде «Их разыскивает дурдом», — показала я ему язык.

— Вспомнил, — стукнул он себя рукой по лбу. — Ты та противная новая соседка.

— Дурак, — пнула я его по больной ноге и пошла домой.

— Доченька, ну чего ты такая злая, — не унималась мама с вопросами.

— Терпеть его не могу, — кричала я, размахивая руками. — Вот придурок. Ты знаешь, что он про меня сказал? Что я противная. Ах, как я зла, чтоб ему…

— Лиза, ну не надо так бурно реагировать, мы же интеллигентные люди, давай ему просто обмажем дверь какашками.

— Интеллигентная ты моя, — съязвила я. — Получше ничего придумать не могла.

— А надо?! — обрадовалась маманя.

— Нет, — строго ответила я ей. — И не вздумай мне чего-нибудь выкинуть. А то я тебя знаю.

— То-то и обидно, — приуныла она. — Знаешь ведь мой творческий потенциал, а проявить не даешь.

— Ты уже один раз проявила, еле-еле тебя от ментов отмазали. Ты зачем дядю Федю на поводок посадила и по рынку водила, как обезьянку?

— Сами его пристроить просили.

— Мы просили невесту ему найти, а не продавать его, как редкого зверька. И вообще, чего ты в нем редкого нашла? По мне, так обычный алкаш.

— Может, и алкаш, — приуныла мама. — Но в необычности ему не откажешь! Вот кто из твоих знакомых может полфляги за полчаса осилить?

— Тоже мне достижения, — фыркнула я.

— А кто может, как он, из окна девятого этажа выйти, а зайти в дверь как ни в чем не бывало? Уникум наш дядя Федя! Его к кому попало нельзя, загубят мужика, — подытожила маманя.

— А зачем ты этого уникума на поводок посадила?

— Так, зараза такой, идти продаваться не хотел. Еле-еле его с Валентиной уговорили, пришлось пачку дрожжей ему пообещать купить. А поводок так, для жалостливости напялили, нам столько денег накидали, чтоб его выкупить, мы с Валей себе по сережкам золотым купили. Все-таки хороший у нас народ, жалеет юродивых. Ладно, ты ужинай, а я пойду займусь любимым делом!

Я разогрела ужин и только приступила к трапезе, как нарисовалась мама с печальным лицом:

— Все. Отменяется мое любимое занятие.

— Чего это?

— Лампочка на площадке перегорела. Площадку через глазок не видно.

— Ладно, не переживай, завтра с работы пойду, новую лампочку куплю.

— А если купишь, да не ту? Лучше, Лиза, эту выкрути и по образцу купи.


Доев ужин и взяв табуретку, я вышла на площадку. Выкручивая перегоревшую лампочку, я услышала за спиной знакомый голос:

— Ну и что мы тут делаем?

— Лампочки воруем, чего, не видишь?

— А ну вкрути обратно, — повысил на меня голос сосед. Мне бы ему объяснить, но этот гад меня почему-то жутко раздражал.

— Мужчина, идите, куда шли.

— А ну верни лампочку на место. По-хорошему пока прошу. Не буди во мне зверя.

— А я хомячков не боюсь, — скривила я лицо.

Сосед схватился за табуретку и давай меня трясти. Я от страха схватилась за плафон, и тут меня дернуло током, да так, что я схватилась за соседа, и нас начало трясти вместе. Искры разлетались по всей площадке, и он орал:

— Дура, от плафона отцепись.

Я резко одернула руку, и упав на соседа, мы кубарем покатились с лестницы. Полежав на полу пару минут, я, привстав, потрясла головой. Что-то явно было не так, но что именно, я не понимала.

— Встать можешь? — спросил меня сосед.

— Нет, я, блин, какая-то тяжелая стала. А ты как?

— А я плакать хочу. Что за хрень со мной происходит — не пойму.

Я подняла на него глаза, и мне стало нехорошо.

— Ты чего?

— А ты еще не понял? Мать твою, вот влипли, я такое только в сериалах видела.

— Ты о чем?

— О том, блин, посмотри на себя и скажи: ты кто?

Сосед поднял руки, покрутил ими и как заорет:

— Я что, женщина?!

— Бинго! — сказала я.

— Это что за хрень?! Что ты со мной сделала?

— Не ори и перестань ругаться как сапожник. Мы телами поменялись, теперь не паниковать, а что делать дальше, думать нужно.

— Вот ты и думай, а я домой.

— И кто тебя там ждет в моем-то теле?

Сосед опечалился.

— А я смотрю, тебя эта ситуация забавляет.

— Нет. Просто я понимаю, что это нам кара за что-то.

— Да ну тебя, — махнул рукой на меня сосед. — Пойду прогуляюсь, надо все обмозговать, а главное, успокоиться, меня от злости всего трясет. Я привык контролировать ситуацию, а тут такое.

— На улице уже темно.

— Ну и что?

— Да так, напоминаю тебе, что ты теперь девушка, и если верить окружающим, весьма симпатичная.

— И что?

— И что, и что, да то, что нечего шляться по ночам, тем более пока ты в моем теле.

Сосед слушать меня не стал и, махнув на меня еще раз, вызвал лифт.

— Ну и иди, — разревелась я. На площадку вышла моя мама.

— Он ушел, — бросилась я к ней. И получила кулаком в ухо.

— Где моя дочь? — серьезно спросила она.

— А я кто? — еще больше заныла я.

— Молодой человек, сказала бы я, кто вы! Еще раз спрашиваю, где моя дочь?

— Гуляет, — терла я ухо.

— Что-то маловероятно! Ее из дому не выгонишь. Ну ежели она надумала свежим воздухом подышать, так почему бы вам ее не сопроводить? — и пихнула меня с лестницы. Я еле удержалась на ногах, но потопала. «Ну и где я его искать должна?» — крутилось у меня в голове. Выйдя на улицу, я увидела ту еще картину…


Пятью минутами ранее.

«Но как я мог так влипнуть?» — крутилось у меня в голове, эта мысль просто сводила меня с ума. Я почти уже прошел до конца дома, как навстречу мне вырулили человек пять. Веселая компашка из пяти пацанов, на вид лет так 19–20, лихо двигалась в мою сторону. Поравнявшись со мной, один из парней дернул меня за юбку.

— Привет, красавица, далеко собралась?

— Давай с нами, — поддержал его друг. И стали меня пихать.

— Ух, ребята, — обрадовался я. — Вот вас-то мне и не хватало! Теперь я знаю, на ком злость спущу.

Недолго думая я заехал одному с ноги в челюсть, приняв боевую точку, раскидывал я их как котят. Пока не услышал вой сирены и не увидел, как из патрульной машины выбежали полицейские.

— Ну и что у вас тут происходит? — поинтересовались они.

— А что, не видно? — прикрывая один глаз, отвечал парень. — Бьет нас и фамилию не спросила.

— Девушка, что же это вы хулиганите? — поинтересовался страж. — Придется с нами в отделение проехать, протокол составим, штраф выпишем.


Я летела как угорелая. Подбежав к соседу и выяснив обстановку, я отправилась с ним. По дороге полицейские только и качали головами:

— Что же вы невесту одну в такое время погулять отпускаете. Она вон на людей набрасывается. Парней обидела.

— А вы хотите, чтоб я один страдал?

— Зараза, молчи лучше, — зашипел на меня сосед.

— Девушка, — начал страж. — Ну что же вы такая злая? Вас ведь замуж никто не возьмет.

— Да! — поддакнула я. — Так и будешь ходить старой девой. А я то теперь парень хоть куда — и в сорок жених.

— Ах ты стерва! — накинулся на меня сосед.

— Какие-то странные обзывательства, — почесал голову полицейский.

Мы прибыли в участок и уселись на допрос. Сосед давал показания.

— Значит, парни сами стали к вам приставать? — уточнял начальник.

— Да.

— А вы решили дать отпор. Смело. Вы знаете карате?

И не успел сосед ответить, как в кабинет ворвалась мама и с криками «Где мое беззащитное дитя?»

набросилась на стража порядка.

— Женщина, успокойтесь, — пытался он от нее отбиться. — У вас, блин, это что, семейное — мужиков лупить? Сядьте, идет допрос. Так, продолжим. Так вы владеете боевыми искусствами?

— Нет, — влезла мама. Сосед пристально посмотрел на меня и ехидно улыбнулся.

— Карате и дзюдо в совершенстве.

— Охренеть, — упала со стула маманя.

— Хорошо, идем дальше. Ваше место работы?

В комнате воцарилась тишина, все поглядывали друг на друга.

— И долго молчать будем? — сосед разозлился не на шутку. — Ну и где я работаю, блин? — заорал он.

Я всполошилась.

— А, ты трудишься в фармацевтической компании провизором, — выпалила я.

Мама пристально посмотрела на меня, потом на соседа.

— А вы что, без подсказки жениха вспомнить не можете?

Мы все молчали. Полицейский продолжил:

— Где вы отрабатывали боевые навыки?

— В армии.

— А я где в это время была?! — завопила мама и хлопнула себя по коленям.

— В цирке, очередное представление смотрела да к клоунам приставала, — одернула я ее за рукав.

— А ты о цирке как узнал?

Я вспомнила, что теперь выгляжу мужиком, и быстро ретировалась:

— Лиза рассказала.

— И когда она только успела.

— Да пока с лестницы катились, только о вас и говорили.

Полицейский стал уставать, его мозг, видимо, не был рассчитан на таких нестандартных личностей, как мы.

— Продолжим, — потирал он лоб. И повернулся ко мне: — Может, вы свою невесту обучили? Вы знаете боевые искусства?

— Знает-знает, — хмыкнул сосед. — Он их и преподает.

Я открыла рот. Начальник все оформил, и нас отпустили. Дойдя до квартиры, мы переглянулись. Сосед хотел уже пойти к себе, как был мною одернут.

— Куда? — схватила я его за руку. — Тебе теперь ко мне. Если что, звони.

— Лизка, я маму твою боюсь.

— Она не кусается. Тем более ты ведь в моем теле, она тебя не тронет. А ты с кем живешь?

— Вообще, один, но сейчас брат из Германии приехал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 276