электронная
180
печатная A5
423
18+
Сон

Бесплатный фрагмент - Сон

Объем:
214 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5804-2
электронная
от 180
печатная A5
от 423

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Никита спал. Очередной сон в очередной раз поражал своей реальностью. Ему снилось такое красивое место которое никак не могло быть на матушке Земле. Яркий свет огромного оранжевого солнца освещал изумительной чистоты озеро, окаймлённое неправдоподобно красивыми деревьями и кустарниками. Растительность была усыпана неизвестными Никите плодами и яркими цветами, а в кристаллически чистой воде плескались диковинные цветные рыбы.

Никита стоял на участке берега свободном от растительности. Под ногами у него были гладкие, плоские камни, которыми был вымощен небольшой участок берега. Камни до метра в диаметре несмотря на неправильные формы были плотно подогнаны друг к дружке.

— Вряд ли это природный феномен, — подумал Никита глядя под ноги. — Тут кто-то постарался и эти кто-то свое дело знают.

Вдруг из воды в шаге от берега вынырнул камень. Он появился из воды и замер словно приглашая Никиту встать на него. Легкая рябь пробежала по воде и Никита увидел второй вынырнувший камень в шаге от первого. Затем появился третий камень, четвертый, пятый, шестой. Каменная тропинка уходила вдаль забирая влево и сворачивала за выступающую полумесяцем в глубь озера береговую линию. Что в конце тропинки было неизвестно, но Никита смело пошел в след за лучём яркого солнечного света идущим по тропе впереди него и освещающим озеро на десятки метров в глубину. В конце тропинки стояло странное сооружение на воде. По всем законам физики, оно не должно было стоять как стояло.

Шар! Большой! Больше тридцати метров в диаметре, сложенный из тех же камней которыми был вымощен участок побережья и которые чудесным образом вынырнули из воды образуя тропинку ведущую к этому чуду.

— На футбольный мяч похоже, — подумал Никита наблюдая за тем как несколько камней в шаре ушли во внутрь образуя вход прямо напротив тропинки. Шар, как будто, приглашал зайти.

— Ну уж нет. Туда я не пойду. Я и так далеко забрел. — подумал Никита разворачиваясь к берегу и замечая как каменная тропинка двинулась в строну шара. Оглянувшись он увидел как один камень заплыл внутрь, за ним медленно поплыл второй.

— Если шар сломает тропинку, мне придется плыть, а до берега далеко. — подумал Никита ускоряя шаг. Еще раз взглянув на шар у Никиты возникло странное ощущение, что эта громадина недовольна отказом Никиты зайти в гости. Он запаниковал и максимально ускорил темп ходьбы, но чем быстрее он шел к берегу, тем быстрее каменная тропинка двигалась к шару исчезая в нем. Последние двести метров были уже без тропинки и Никита оттолкнувшись посильнее от последнего камня, поплыл к берегу. Плавал он очень хорошо, но какая-то неведомая сила настойчиво тащила его ко дну и каждый гребок давался ему с большим трудом. Он проснулся когда начал захлебываться и тонуть. На границе между сном и реальностью, в тот самый миг когда его сознание было уже не там, но еще не здесь, он услышал как захлопнулась пасть недовольного шара.

Никита лежал на кровати мокрый от пота после ночных переживаний и улыбался солнечным лучам пробивающимся сквозь полупрозрачную занавеску на окне. Мышцы рук и ног гудели он напряжения. Никита потянулся вспоминая вчерашний сон после которого весь день болели руки от щита и меча.

— Мдааа. Приснится же такое. Не пью, травку не курю, колеса не глотаю, не колюсь, не нюхаю, а сны …, не сны, а грезы наркомана. К психиатру что-ли сходить? Рассказать ему сон в котором я помогал дельфинам починить их космический корабль и улететь на родную планету? — Нет, нельзя, в психушку упечет.

Мысли Никиты прервал будильник который всегда звонил через пять минут после того, как он проснется.

— Да понял я, понял. Не сплю, встаю, одеваюсь.

Неинтересный, скучный, вялотекущий день тянулся для Никиты мучительно долго. Когда-то любимая профессия, в последние годы превратилась в нудную рутину. Начальник отделения банка, звучит гордо, но кроме звучания ничего в этой должности красивого не было. С горем пополам закончив все дела на работе Никита засобирался домой. В его кабинет постучали.

— Да, войди, открыто.

Кассирша Лидочка впорхнула в кабинет и хлопая длиннющими ресницами застенчиво спросила.

— Никита Николаевич, вы будете на корпоративе завтра?

— Завтра? Ах да, точно, завтра. День рождения банка, помню, помню. Буду конечно, а что?

— Просто там будет танцевальный конкурс. Участвуют только пары, а приз недельный отдых в Турции.

— И?

— Я подумала, если у вас нет пары то я могла бы поучаствовать в конкурсе вместе с вами.

Лидочка эффектно расправила плечи демонстрируя шикарную грудь. В глазах смущение уже не было, было только чувство собственного достоинства.

— Эвона как. — подумал Никита пряча улыбку и любуясь Лидочкой. — Видать очередной богатенький кандидат в мужья помахал ей ручкой, если она переключила внимание на мою скромную персону. Или хочется очень хочется на халяву в Турцию?

— Лидочка, с чего ты взяла, что я умею танцевать?

— Девченки из отдела кадров шепнули что вы раньше занимались хип-хопом и брейк-дансом.

— Ну, так тоже в молодости.

— Ой, Никита Николаевич. Вам же всего тридцать два. Ваша молодость только начинается.

— В таком случае, ты, Лидочка слишком юная для моей начинающейся молодости.

— Боитесь испортить? — игриво спросила Лидочка.

— Боюсь. *Растление малолетних * — статья плохая.

— Ну вот. — желанно проворковала Лидочка — малолеткой обозвали. А мне, между прочим, двадцать два скоро.

Она стояла явно не собираясь уходить и Никите почему-то не хотелось что бы она уходила. Он знал, что руководство банка не одобряет служебные романы и до сих пор умело соблюдал дистанцию упорно не замечая интригующие взгляды сотрудниц.

— Может хоть сегодня высплюсь — подумал Никита любуясь точеной фигуркой Лидочки. Она как будто прочитав его мысли подошла по ближе и опьяняющий аромат ее духов невидимыми волнами опутал Никиту. Включив музыку в своем телефоне Лидочка сказала: — Порепетируем?

Никита не стал противиться нахлыновшему желанию обнять эту девушку. Он взял ее двумя руками за талию, она положила ему руки на плечи и они закачались в медленном танце.

— Что мы будем делать дальше? — с надеждой в голосе спросила Лидочка.

— Поедем домой.

— К тебе или ко мне? — спросила Лидочка с ходу переходя на ты и радуясь своей победе.

— К тебе, конечно. Ко мне нельзя. У меня дома жена, дети, теща и собака.

— Врешь ты все. Сказал бы лучше, что стесняешься холостяцкого беспорядка в своей квартире.

— Стесняюсь. Я вообще очень стеснительный.

— Я заметила. — с нежным придыхом сказала Лидочка прижимаясь к Никите. Потом мягко отодвинувшись от него добавила: — Поехали репетировать пока нас никто не застал у тебя в кабинете.

— Ты знаешь где моя машина стоит?

— Знаю. — сказала Лидочка.

— Иди к ней. Вот ключи. Сядешь, подождешь, я выйду через пять минут.

— Конспирация? Или меня стесняешься?

— Глупенькая, разве можно стесняться? Руководство банка плохо относится к служебным романам. Не хочу чтобы тебя уволили.

— А, ну если так, то я аккуратно, шепотом, мышкой, шмыг и уже в машине.

— Умница, иди.

— А поцелуй?

После страстного поцелуя Лидочка ушла, а Никита сел в свое кресло и задумался. — Будет ли сегодня продолжение вчерашнего сна? Или вообще спать будет некогда?

Лидочка работала в этом банке почти год и с первого дня понравилась Никите. Но, во-первых, она всегда занята, вокруг нее вечно крутились кавалеры — ухажеры, а во вторых, Никите закрути было ее жалко. Ее непременно уволили бы закрути она роман с Никитой. За себя Никита не переживал. Он был лучшим руководителем из двадцати трех отделений банка уже четвертый год подряд. Банк выделил ему служебную машину, и зарплата его отличалась от зарплаты остальных руководителей отделений.

— Что — ж, как говорил в прошлом вождь народов товарищ Ленин: — “ Конспирация, конспирация и еще раз конспирация “. Лидочка, вроде, не дура, посмотрим что из этой „репетиции “ выйдет.

Поправив безукоризненно повязанный галстук, Никита надел пиджак и вышел. Лидочка ждала его в машине болтая с кем-то по телефону. При его появлении она выключила телефон и улыбнувшись сказала: — Мне всегда нравились мужчины на которых костюмы сидят как влитые.

— А мне смелые, красивые девушки умеющие ходить на высоких каблуках. — сказал Никита глядя на пятнадцатисантиметровые каблуки Лидочки.

Она назвала адрес, он по дороге остановился возле гастронома за джентельменским набором. Вернулся в машину звеня бутылками. Не зная что любит Лида он купил шампанское, мартини и коньяк. Набор дополняла коробка конфет, шоколад и оливки.

— Зря старался. Я не пью. — сказала Лидочка смеясь.

— Да? … Я тоже. Они оба рассмеялись глядя друг другу в глаза.

Квартира Лидочки находилась на седьмом этаже. Поднимаясь на лифте Никита видел, что Лида нервничает, что ей нетерпится показать свою квартиру свою квартиру. Он попытался представить ее апартаменты. — Однокомнатная или двухкомнатная квартирка. Родители на даче. Судя по одежде и обуви, Лидочка не живет на скромную зарплату кассира, значит родители помогают. Скорее всего она у них единственная дочь и квартирка обставлена неплохо.

Лифт остановился и Лида уверенно повела Никиту к двери, которая стоила, как минимум, пару тысяч долларов. Кроме обычных двух замков на ней был еще и электронный подключенный к пульту Государственной Службы Охраны. Такой же был на дверях банка и Никита знал, что удовольствие это не дешевое.

— Ну вот мы и дома. — сказала Лида привычно отключая сигнализацию в прихожей. — Снимай пиджак, тапочки на полке, чувствуй себя как дома.

Никита с трудом сдерживая удивление сказал спасибо. Он был не просто удивлен. Он был в растерянности, в шоке. Отделка и интерьер квартиры говорили не о среднем достатке. Это была квартира очень богатых людей.

— Проходи в гостиную, я сейчас.

Лида провела Никиту и упорхнула в одну из трех дверей находящихся в ней. Никита остановился напротив полки под стеклом и залюбовался коллекцией миниатюрных скульптурок. — Нецьке, так они, кажется, называются. На подделки. Вряд ли в этой квартире есть что-то фальшивое — думал Никита переключая свое внимание на полки со старинными книгами и китайскими вазами.

— Идем на кухню, поужинаем.

Лида переоделась в легкое платье и распустила волосы. Без высоких каблуков она оказалось не такой уж и высокой, но это ее ничуть не портило.

На кухне был засервированный по всяким правилам стол. Никита уже не удивлялся столовому серебру и богемскому стеклу. — Когда она все успела — подумал он наблюдая за тем, как Лида резво, со знанием дела доставала из холодильника тарелки с нарезанной красивыми ломтями ветчиной, бужениной, копченным лососем и осетриной. Хрустальная икорница с красной икрой легла на подробленный лед, а из духовки запахло чем-то ароматным.

— Ты просто волшебница.

— Да, я такая. — ответила Лида смеясь.

— Когда ты все успела?

— Если поставить цель, успеть можно все.

— И какая у тебя цель?

— Давай поужинаем, потом расскажу.

Они ели молча. Гусиное филе с грибами запеченное в духовке было потрясающим.

— Выпьем? — спросила Лида показывая на ряд бутылок среди которых стояли и принесенные Никитой.

— Ты же не пьешь.

— Сегодня можно и вообще, надо же когда-то начинать.

— С чего начнем?

— Всегда хотела попробовать мартини

— И что мешало?

— Да как-то времени не было, то вина под рукой не оказывалось, то не с кем было.

— Значит, я первый мужчина в твоей жизни наливающий тебе вино. Приятно.

— А ты вредный.

— Зато непьющий, некурящий и довольно образованный.

— И скромный, — добавила с улыбкой Лида.

— Это точно. Скромный и очень стеснительный.

Лида пригубив мартини посмотрела на Никиту таким многозначительным взглядом, что другой на его месте уже рвал бы на ней платье, а он сдерживая нарастающее возбуждение выпил немного и пожал плечами.

— Да, как все запущено. Я тут перед ним и так, и эдак, и вздыхаю, и глазки строю. А он стесняется и хоть ты лопни. Скоро начну сомневаться в своей привлекательность.

Никита ответил на этот колкий выпад своеобразно. Допив вино, он включил музыку в своем телефоне и сказала придавая своему лицу выражение максимальной тупости. — Мы репетировать собирались. Начнем, а то у меня мало времени. На короткое мгновение, на лице Лидочки мелькнула с трудом сдерживаемая ярость, но она моментально исчезла трансформируясь в очаровательную улыбку.

— Танцевать! Я так люблю танцевать. — сказала она включая дурочку.

Они закружились по комнате под звуки мелодии очень похожей на вальс. Как они оказались в спальне, и когда танец превратился в другое действие, Никита не понял. Лида заснула далеко за полночь положив свою очаровательную головку Никите на грудь и обняв двумя руками и ногами.

— Я проиграл. — подумал Никита засыпая.

Сегодня мы избавимся от угрозы крептов и вернем Бирюзовую гряду под свой протекторат. Мы сильные как никогда. Наши лорги повинуются нам без сомнения. Наши стрелы длиннее, а луки мощнее чем у племен полукровок именующих себя эльфами.

Мы настоящие эльфы и полноправные хозяева лесов от побережья Сиреневого моря до неприступных гор Донеала.

— Вы готовы идти на смерть, чтобы восстановить свои законные права считаться хозяевами Эль-Хайята!?

— Эль-Хайят. — закричала толпа эльфов. Никита стоял в первых рядах войска во главе отряда немного отличающегося от остальных одеждой и вооружением. Все как один высокие, светловолосые, зеленоглазые с правильными чертами лица и слегка заостренными к верху ушами, бойцы Никиты были вооружены копьями, длинными узкими мечами, кинжалами и луками.

— Вот они где истинные арийцы — думал Никита оглядываясь на строй своих бойцов.

Остальные отряды были без копий. Вместо них у эльфов были короткие боевые топоры которыми удобно орудовать в лесной чаще.

Эль-Торг, глава совета эльфийских племен на время войны избранный главнокомандующим, взмахнул рукой в которой держал окрашенную в алый цвет стрелу и отряды стали расходиться. Несмотря на довольно большое количество воинов, они расходились почти бесшумно словно растворяясь в лесу. Каждый командир отряда знал свое направление атаки и держал ментальную связь с другими командирами и Эль-Торгом. В каждом отряд е воины знали кто из них заменит командира в случае его смерти и каждый из них готов был пожертвовать собой чтобы этого не случилось.

Отряд Никиты остался на месте. Они ждали своих лоргов. Эль-Торг подошел к Никите и сказал глядя ему в глаза.

— На твой отряд Эль-Мор особая надежда.

— А ведь глаза у него как у хищника, — подумал Никита не сводя глаз с сужающихся как у тигра зрачков Эль-Торга.

— Мы выполним свой долг. Святыня Эльфов вернется в храм Эль-Хайята. — сказал Никита

Эль-Торг приложил левый кулак к груди и кивнул Никите. Это было признание Эль-Торгом Никиты как равного. И означало, что если Никита — Эль- Мор выполнит задание и выживет, Эль-Торг поставит на голосование вопрос членства Эль-Мора в совете племен. Никита приложил левый кулак к груди и почтительно склонил голову. В этот момент он услышал призыв своего лорга.

Семьдесят семь огромных белых львов вышли на опушку леса. Вожак этого огромного прайда, лорг Эль-Мора, подошел к своему хозяину хотя хозяином Никита-Эль-Мор себя не ощущал. Боевой товарищ, преданный воин, лучший друг, но точно не раб. Эль-Торг поднял над головой руку со стрелой и эльфы бесшумно двинулись навстречу своим лоргам находу запрыгивая на них. Это было внушительно зрелище. Семьдесят семь белых львов и сидящие на них светловолосые эльфы. Издав громогласный рык, лорг Эль-Мора повел свой прайд в обход приготовившихся к сражению эльфов и эльфов-полукровок которых эльфы Эль-Хайята называли одним словом: «крепт».

Львы-лорги шли бесшумно несмотря на свои размеры. Никита услышал, вернее почувствовал напряжение своего лорга. Он более чувствительный чем эльфы, почувствовал боль умирающих в сражении воинов.

Бой начался. Сейчас на подмогу к своим спешат отряды полукровок со всех сторон стараясь не допустить вторжения эльфов в свои пределы.

Никита не смог сдержать возгласа разочарования когда увидел, что построенный в стародавние времена мост через черную пропасть разрушен крептами. На той стороне пропасти была их цель: круглый замой «древних», в котором хранился Лойт. Никита не знал что из себя представляет этот Лойт. Ему объясняли мудрецы, что стоит чистокровному эльфу зайти в круглый замок, он сразу узнает все о Лойте и Лойт распознав в нем своего позволит себя забрать оттуда. Он знал, что Лойт является ключем могущества древних эльфов и крепты не в состоянии даже зайти в круглый замок, всячески мешают эльфам туда проникнуть.

Никита посмотрел в подзорную трубу и увидел далеко, далеко, еле заметный шар. Он притягивал его как магнит и казалось звал к себе.

— Надо идти в обход. Наши братья отвлекающие на себя крептов не должны гибнуть зря. — передал Эль-Мор своему отряду мысленный приказ.

В этот момент эльфы почувствовали беспокойство своих львов. Крепты. Крепты рядом. Крепты идут по следу. Отряд сплотился и приготовился к бою. Общим усилием эльфы выставили невидимый энергетический щит защищающий их от вражеских стрел и копий. Живым существам щит не был страшен, но с ними расправятся лорги и воины.

Эльфы ждали недолго. Их давние враги смешавшиеся с дикими племенами темных эльфов, атаковало их молча и яростно. Никита сражался в первых рядах. Проткнув копьем троих воинов-крептов он бросил его и взялся за меч. Его лорг оглушая своим рыком врагов оставлял мало работы для своего хозяина. Яростная атака крептов захлебнулась. Они не рассчитывали на такое количество противников в своем глубоком тылу. Стрелы эльфов разили без промаха, а когти и клыки лоргов наводили ужас на крептов.

— Они знают что мы здесь, они знают что нас много и на что мы способны. — думал Никита разминая руку получившую удар копьем. Доспехи из кожи нарма спасли руку от страшной раны, но она все равно болела. Никита с тоской посмотрел в сторону бирюзовой гряды, на одном из склонов которой стоял круглый замок.

Он его не видел без подзорной трубы, но чувствовал его притяжение. Ему даже показалось что он услышал недовольный хлопок закрывающийся двери замка.

— Никита, Никита, что с тобой? Испуганный возглас Лиды разбудил Никиту. Она сидела на кровати возле него бледная, напуганная. Никита посмотрел на свою левую руку. На ней красовался синяк, а правая гудела от усталости.

— Что случилось?

— Ты кричал во сне и скрипел зубами.

— Надеюсь я не матерился.

— Не знаю, ты кричал на каком-то непонятном, булькающем языке, а на твоем лице было такое страдание, такая боль, как будто ты потерял близких тебе людей. Я так испугалась, я… Она готова была заплакать. Никита притянул ее к себе и обнял.

— Это был плохой сон. Просто плохой сон.

— Ты всегда так спишь?

— Не знаю, обычно я сплю один.

— Ты еще скажи, что до этой ночи был девственником.

— Как ты догадалась?

— Вот брехло, ну держись.

Никита держался. Он держался изо всех сил пока Лида не получила всего чего хотела. Когда она успокоилась и умиротворенно легла на его грудь он спросил.

— Убедилась?

— Убедилась что вы трепло, гражданин Ребров Никита Николаевич. Проведенная мною, только что, экспертиза показала, что вы опытный искуситель и опасный сердцеед. вы умело расставили сети в которые попалась бедная, наивная девушка в моем лице.

— Все это правда с точностью до наоборот. — подумал Никита и спросил.

— Могут ли у меня быть смягчающие обстоятельства?

— Нет.

— А может экспертиза ошиблась?

— Исключено.

— Могу я попросить назначить дополнительную экспертизу по этому вопросу? — спросил Никита, в то время как его руки опровергали его утверждения о неопытности.

— Да, конечно. Повторную, многоуровневую экспертизу мы начнем вечером.

— Вечером? — разочарованна переспросил Никита и в этот момент зазвонил будильник.

— Лида с трудом оторвалась от Никиты и выскользнула из постели.

— Я приготовлю завтрак, а ты марш в душ и одевайся.

— Будет исполнено, о великолепная. — сказал Никита любуясь обнаженной фигуркой Лиды сияющей в солнечных лучах пробивающихся сквозь золотистые шторы.

— Где-то я ее видел раньше. — подумал Никита когда Лида ушла на кухню.

«О, великолепная». — Я это уже говорил, но где? Может она мне снилась? Да нет, бред какой-то. Сны оставим на потом. Надо разобраться с тем, что происходит в реальности. Хотя где гарантия что я сейчас не сплю и это не очередной сон? Да нет, опять бред. Я Никита, это Лида, мы работаем в банке. Стоп. Откуда у Лидочки-кассирши такие хоромы? Судя по тому как она здесь ориентируется и свободно себя чувствует, она здесь не первый день. Что нам подсказывает логика? А нифига она не подсказывает. Молчит как рыб об лед, подлюка. А интуиция?… Интуиция отдыхает. Что делать? Спросить неудобно, вести себя как ни в чем небывало, глупо. Попытаться шутя угадать, еще глупее.

— Никита, ты что заснул?

— Я уже в ванной, почти.

На работу ехали весело болтая о всякой всячине и Никита с удовольствием обнаружил что Лидочка довольно начитанная, эрудированная девушка. Он высадил ее за два квартала от банка и припарковав машину на обычном месте пошел в свой кабинет. Сегодня он впервые за десять лет работы в банке не побрился утром и не поменял рубашки. Критически посмотрев на свое отражение в зеркале Никита отметил про себя, что выглядит отдохнувшим и счастливым. Он сел в свое кресло и с энтузиазмом принялся разбирать отчеты кассиров.

Обедать он не пошел удовлетворившись булочкой и чаем, боясь выдать себя при общении с Лидой в присутствии других сотрудников банка. Они почти каждый день обедали всей толпой в «бистро “ напротив.

За пятнадцать минут до конца обеденного перерыва в дверь кабинета Никиты постучались.

— Войдите.

Лидочка зашла с пакетом в руке.

— Я принесла тебе обед.

— Но…

— Ничего не хочу слышать. Мужчина должен нормально питаться.

— А…

— А любопытным сотрудникам я сказала, что ты попросил меня купить для тебя обед. Тебе же Рита и Вадик обеды иногда покупали?

— Покупал.

— Вот. Поешь и не нервничай.

Она оставив пакет на его столе вернулась к дверям собираясь уйти.

— А деньги? — спросил Никита рассеянно.

— Деньги? Какие деньги?

— За обед.

— А, деньги. Отвезешь меня домой, там рассчитаемся.

Она ушла, а Никита сидел и рассеянно разворачивал принесенный из бистро обед. Он был не просто рассеян, он был подавлен случившимся. Лидочка так стремительно ворвалась в его жизнь, что он не успевал за своими чувствами. Не покидало его и чувство нереальности происходящего.

— Влип ты братец — сказал он своему отражению в выключенном мониторе компьютера. Он посмотрел на свои руки. Они не были похожи на руки офисного работника. Явных мозолей не было, но кожа на ладонях была толстой как у людей часто занимающихся тяжелым физическим трудом.

— Вот что значит работа мозга на подсознательном уровне. Снится всякая чепуха, а организм перестраивается.

В общем, ну его, время их. Сны снятся всем и не стоит обращать на них внимания.

Вечером Никита не поехал к Лиде домой.

— Куда мы?

— Хочу вернуть тебе долг. Мы едем в ресторан. Сегодня я накрываю на стол.

В ресторане гуляла шумная компания вернувшихся с рейса моряков и их друзей. Никите это не понравилось.

— Поехали в другое место. Здесь слишком шумно.

— А мне нравится — сказала Лидочка ловя на себе взгляды мужчин.

— Ладно, остаемся.

Во время ужина Лиду несколько раз пытались пригласить на танец и каждый раз приглашающие уходили ни с чем. Самого настойчивого танцора отшил Никита, объяснив ему что он ужасно ревнив и не разрешает своей спутнице танцевать с чужими мужчинами.

На этот раз логика и интуиция подсказали Никите что на этом дело не кончится и продолжение следует.

Шестеро полупьяных морячков курили на улице когда Никита и Лида вышли из ресторана.

— Возьми ключи, иди к машине.

— А ты? — испуганно спросила Лида.

— Я иду за тобой.

— Я не пойду одна.

— Пойдешь и быстро, — со стальными нотками в голосе сказал Никита.

— А вот и сладкая парочка. — сказал один из морячков.

— Ребята, давайте мирно разойдемся. — сказал Никита вспоминая сон в котором он обучал разведчиков Вермахта рукопашному бою.

— Мирно говорим. Сейчас в рожу съезжу и разойдемся.

Никита увернулся от летевшего в его лицо кулака и с громким выдохом нанес ответный удар. Морячек сложился пополам, а его дружки бросились на Никиту как по команде.

Никита не думал о своих движениях. Он вообще в этот момент думал о Лиде, о том села ли она в машину, видит ли это безобразие и о том, что будет не хорошо, если увидит.

Со стороны казалось, что движения Никиты вялые и хаотичные, но если бы эту драку видел специалист по единоборствам, он отметил бы высокий уровень мастерства Никиты. За пару минут все шестеро нападающих легли на асфальт, а Никита поправив галстук пошел к своей машине.

Лида стояла возле нее глядя на Никиту и валяющихся морячков расширенными глазами.

— Я же просил сесть в машину. — сказал он улыбаясь.

— Да, да, конечно. Я просто волновалась.

— Все хорошо как видишь. Поехали.

Никита рванул с места не желая выяснять отношения с милицией.

— Где ты научился так драться?

— А я не умею драться.

— А это что было? — кивнула в сторону ресторана Лида.

— Инстинкт самосохранения.

— Так не бывает. Ты был один, а их шестеро и тебя ни разу не ударили.

— Они пьяные, я трезвый и у меня от природы хорошая реакция.

— Ну не хочешь рассказывать и не надо. — сказала Лидочка обиженно надув губки.

— Кажется, сегодня я буду спать дома и один. — подумал Никита искоса поглядывая на обиженную Лиду.

Остановив машину возле ее дома он молча посмотрел на нее. Он ждал особо приглашения и не дождался.

— Парковать машину будешь? — спросила Лида.

— А надо?

Лида пожала плечами и резко вышла из машины.

— Подожди. Я просто хочу разобраться в своих чувствах.

— Ну, ну… Разбирайся. Спокойного сна.

Она пошла к своему подъезду намеренно медленно, надеясь что он догонит, остановит, обнимет, а он сидел и смотрел ей вслед проклиная себя за бездействие.

Ночью ему снилось огромное дерево. Оно телепатически делилось мыслями с Никитой, а он рыл канаву от ближайшего ручья чтобы вода смогла поступать к корням разумного дерева. Спокойной сна которого ему пожелала Лида не получилось.

Утром позвонил начальству и сославшись на плохое самочувствие отмазался от посещения корпоратива. Зная непьющую, некурящую натуру Никиты, его не сильно уговаривали и пожелав скорейшего выздоровления оставили в покое.

Чтобы чем-то занять себя, Никита затеял генеральную уборку своей двухкомнатной квартиры и был очень удивлен пыли и мусору обнаруженному под мебелью.

— Вот она холостяцкая жизнь. Сам намусорил, сам убираешь и никто тебе не указ. Это же надо так запустить квартиру. Все. Буду убирать каждую неделю.

Никита старался думать об уборке, но мысли упрямо возвращались к Лиде. А еще он никак не мог избавиться от мыслей об избитых им пьяных морячках. Десятки раз прокручивая в памяти произошедшее он перестал верить в его реальность.

— Это сон. Это несомненно очередной сон. Я никогда не умел, не учился и не любил драться. Я просто не мог отбиться от шестерых крепких взрослых мужчин пусть даже и слегка пьяных. Для этого нужна специальная подготовка, а я кроме банковского дела и экономики никогда ничего не изучал. Да и Лидочка? Пришла, увидела, победила и повезла домой как марионетку. Зачем? Судя по квартире которую я видел, я ей не пара. Мне такой уровень жизни как у нее будет сложно поддерживать. Нет, это точно сон. Ведь снилось же мне что у меня гарем из двенадцати жен и они мне не просто снились.

Да, Лида — это плод моей фантазии. Нет, она конечно существует, живет, работает в нашем банке, но я ей не нужен это точно.

Никита замер возле шкафа со своей одеждой. Шкаф был открыт и он услышал еле заметный запах Лидочкиных духов.

— Показалось. — подумал Никита придирчиво рассматривая свой пиджак.

След губной помады он нашел на воротнике рубашки.

— Не понял. Это что же, был не сон?

Как же тогда те шестеро? Ничего не понимаю. А ты что-нибудь понимаешь? — спросил Никита свое отражение в зеркале.

— Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша. Выход один. Напиться и забыться, а потом опять напиться, глядишь и перестанет сниться всякая билеберда. Ну вот, стихами заговорил. Явный признак зарождающейся шизофрении. Шиза, ты снова посетила меня. Мне снится шиза день ото дня. Во сне волшебном снова посещаешь шиза. Реальность с жизнью путаю я.

Пропев сходу родившуюся пародию на песню Андрея Губина, Никита взялся за приготовление обеда.

После обеда взял в руки книгу и бухнулся в кресло. На улице уже темнело когда зазвонил телефон.

— Я слушаю. — сказал Никита хронически не переваривая слова «Алле».

— Я внизу у подъезда. Впустишь?

Это была Лида.

— Значит это был не сон. Но тогда как же я этих шестерых, ааа, не важно.

— Впущу конечно, а как ты меня нашла?

— Вчера еще, в отделе кадров взяла твой домашний адрес и телефон. Как чувствовала что пригодится.

— Поднимайся. На дверях подъезда кодовый замок не работает.

Никита открыл дверь и она зашла. Изумительно красивая, благоухающая духами с кульком фруктов в руке, зашла и сказала: — Прости, я вчера была не права. Ты имеешь право не рассказывать о своем прошлом, особенно если оно у тебя такое боевое.

— Да нет у меня никакого боевого прошлого. Я тебя потом как-нибудь все объясню. Ты проходи.

— Я вот витаминов купила. Полезно когда болеешь.

— Не стоило. Я совершенно здоров.

— Просто …, просто я…, я люблю тебя и не знаю как об этом сказать. — неожиданно для себя сказал Никита обалдев от своей смелости.

— Уже сказал. Не съела? — с улыбкой спросила Лида.

Никита отрицательно покачал головой.

— Дурак ты Ребров. Разве так девушке в любви объясняются?

— Нет, наверное. Это из- за отсутствия опыта. Но, я научусь. — сказал Никита улыбаясь.

— Некогда учиться. Так ты меня поцелуешь или как?

От страстного поцелуя у Лиды закружилась голова. Кулек с фруктами упал на пол и разорвался. Яблоки и апельсины покатились в разные стороны оставив в гордом одиночестве ветку бананов. Никита подхватил Лиду на руки и понес в свою комнату.

— Опять проиграл. — подумал Никита понимая, что теперь уже никуда не отпустит Лиду и плевать ему на то, что думает об этом начальство.

Они заснули очень поздно и это была первая ночь за долгие годы когда наутро Никита не смог вспомнить свой сон. Ему что-то снилось …,что-то непонятное, бессвязное и без его участия. Проснувшись утром Никита попытался вспомнить свой сон и ничего конкретного не вспомнил.

— Как хорошо, что Лида вчера пришла — подумал он и попытался ее обнять. Его рука попала в пустоту. Лиды не было и ничего что напоминало бы об ее присутствии на глаза не попадалось.

— Вот тебе и ничего не снилось. Значит это был сон? Ну да, сон. Стала бы она приезжать ко мне после того как я отморозился позавчера. Стоп. А позавчера? Я? Шестерых?

— Нет. Не может быть.

Задолбали уже эти сны. Я уже запутался.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 423