электронная
Бесплатно
печатная A5
320
18+
Сон

Бесплатный фрагмент - Сон

Когда впадешь в безумие и имя тебе будет другим

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0628-0
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 320
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Сон 1

«У Бога совсем другие планы на людей, и есть ли грех у Бога?…

Это люди вешают ярлыки».

Знаете, как говорят Боги в раю про людей? Ставлю на того черного, рыжего, белого, ставлю на того прыщавого, бородатого или на ту толпу людей, что пытаются стать счастливыми. Мол, сбудутся их мечты и смогут они выжить в этом мире более десятка лет и попасть в рай. Будут их сердца открыты и безмятежны в отношениях к себе и подобным. Останутся честны и верны себе и никогда не предадут, а если и поддадутся своим страхам и отведают вкус предательства, сумеют это признать и заслужить прощение. Или они станут черствыми и попадут прямиком в ад.

Так и проходят вечера Богов в раю, они просто разыгрывают жизни людей, убивая скуку и давая смысл жить людям. Парадокс такого мира в том, что кто-то обретает благоговение из-за чье-то скуки, пусть даже и Бога.

Некоторые Боги не играли. Они изо всех сил опекали своих подопечных, что, в конечном счете, приводило к потери их личности — Боги становились своими протеже. После этого их самих отправляли на Землю в обличье человека, чтоб они смогли прожить эту жизнь и больше об этом не думать. А их протеже уничтожались навсегда, ибо двум одинаковым частицам не дано существовать в этом мире. Эта болезнь называется «Человеколюбие», после такого путешествия Боги начинают сразу играть, еще никто больше раза не наступал на эти грабли. Что еще хуже, не все смогли вернуться, ибо вернуться с человеческой рутины не всем под силу. Кто не возвращался, тех со временем забывали и вовсе, их имена стирались с таблички «Боги Рая», и никто не говорил о них более.

Боги в обличье людей всегда отличались от простых людей своими сверхчеловеческими способностями. Никто не отправит Бога на Землю без прикрытия. Прикрытием служили Ангелы, которые помогали этим Богам быстрее вернуться в рай. И приступить к своим непосредственным обязанностям. Делали они это разными способами: являлись к Богам в обличье демонов, ангелов или обычных людей, которые лишали их смысла жить на Земле. Помогали как можно быстрей прожить эту человеческую жизнь. Для Ангелов это тоже не проходило бесследно. Некоторые из них настолько долго нянчились с Богами, что забывали себя и перевоплощались в неуправляемых демонов, которые мучили всех — Богов и людей… Каждый кто сильно долго играл в человеческие игры, не оставался уже прежним.

Земля для Богов — как для людей психиатрическая больница, где ты можешь думать, что хочешь, и творить все, что хочешь, до тех пор, пока тебя не поймали и не напичкали лекарствами, которые опьяняют твой разум, блокируя твое сознание. После того как ты перестаешь принимать лекарства, твое безумие вырывается в тысячи раз быстрей, чем это было раньше. Никто не хочет жить в клетке, будь даже эта клетка из психотерапевтических препаратов. Почему же после путешествия отношение Богов к людям менялось? Иногда они и вовсе начинали их презирать. Нет, Боги никогда не переставали о них заботиться, но теперь они становились более разборчивыми и обращали меньше внимания на их капризы. «Боги плачут, мир тонет в печали». На то Боги и есть Боги, чтоб управлять людьми, а не бегать вместе с ними с их любовью и вечными глупыми проблемами. Как сказал Он: «Каждый должен знать свое место и не путаться, не терять себя». Этой истине и следовали все, каждый старался знать свое место и выполнять свою работу. Людям проще жить, они живут в неведении, они любимцы Его, имеют право на прощение, причем Боги сами их прощают, без всяких на то Его указаний. Люди всегда могут ошибаться, что не позволено Богам.

***

— Ты помнишь, что тебе снилось? Думаю, нет… А я помню, помню все, что там было, и я прожил это всем своим телом словно электрический разряд прошел по мне, затронув мою душу. Чувства переполняют меня до сих пор, я был в твоем сне… Твои воспоминания забрал себе, есть такие вещи, о которых не стоит помнить. Не всем все нужно знать. Но я помню и знаю, вижу все это как сейчас. — повествователь печально улыбнулся и продолжил. — Знающие люди очень часто совершают ошибки, теряют интерес. В детстве мы получали подарки от Деда Мороза, и это был сюрприз. Какой подарок нам подарят, что там будет, исполнятся ли наши желания?..

Яркие блестящие глаза смотрели под елку, мы с нетерпением разгребали мишуру, чтоб достать свой подарок. Также и со многими людьми. Знание не есть всегда сила, к некоторым знаниям мы просто не готовы. Это называется «обезьяна с гранатой». Неспособность воспринять правильно информацию, которую им дали. В нас есть знания и сила, с которой мы сами не можем совладать.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — девушка растерянно посмотрела по сторонам.

Они стояли на пристани у перил, других людей словно и не было. Небо было серым наполненным свинцовыми тучами, море темно синие, лишь только разбиваясь волны волнующегося моря об пристань, пенились создавая красивые мрачные тона. Все это нагоняло тоску на девушку.

— Все просто. Сейчас я мечтаю, чтоб сон стал явью. Мне предстоит решить, рассказать тебе, что там было, или нет. Это очень ответственная миссия, от нее зависит все происходящее.

— Так что там было? Снова начнешь мне рассказывать свои пошлости?

— Нет, там все было чудесно, — Артур поднял взгляд в небо, словно упивался этим воспоминанием. — Осеннее утро, туман опустился с гор, солнце прорезает своими лучами туман. Я вижу тебя во всей твоей красе. Ты стоишь у берега моря и смотришь мне в глаза… Хах, тут ты просто смотришь. Там все было иначе. Ты смотрела в мои глаза своим сердцем, не скрывалась от меня. Ты полностью мне отдалась, раскрылась, словно цветок, чудесный утренний цветок, бутон лилии.

Он усмехнулся, подошел в плотную к перилам причала и уже серьезно продолжил:

— Я знаю, как ты любишь море, насколько сильно ты любишь морской ветер… — его передернуло. — Ну а я его терпеть не могу. Меня знобит от него. Как можно быть такой сухой и любить море?

— «Как можно быть такой сухой и любить море?» Это ты мне говоришь? — Наталья отвела взгляд в сторону и потерялась глазами в море.

— Конечно, твою засуху не сможет победить даже море. Говорят, противоположности тянутся друг к другу. Ну а я считаю, что все это бред. Меня тянет к тебе не от большой любви к тебе, а потому что я люблю, когда меня мучают. Да… Я сам выбрал тебя! Увы, это было не в твоих силах, помешать этому. Ты много раз отказывала своим кавалерам, но когда ты влюблялась, бросали тебя, как это ты называешь — «предавали». И тут ты решила, что люди не любят, а это не так, глупая принцесса…

Артур подошел сзади и прошептал над ее ухом:

— Это ты не умеешь любить…

Ее взгляд не изменился, только пробежалась глазами по морю.

— Все это не твоя маска, это и есть ты… Это я заметил совсем недавно, я слепо верил тебе, мое решение быть с тобой появилось как-то сразу, еще при первой нашей встрече. И я этого не скрывал. Но ты ведь гребаная принцесса! Тебе нужны были рыцарские поединки, подвиги… Что это за подвиги, ты и сама не знала. Все твои мужчины прошли через это, — Артур встал напротив нее, она все так же смотрела в море прижавшись к перилам.

— Ты кукла, у тебя нет эмоций, ты вся состоишь из шаблонов. Когда это понимает твой избранник, он уходит, а ты ведь только начинаешь влюбляться… И вот опять: «Мне стоит прятаться под маской!», «Мужчины не способны любить!»… Все просто! Они тебя не знали, твоя маска прячет тебя, любить бесчувственную куклу никто не хочет! Ты и есть эта кукла!

Он отошел в сторону и повернулся спиной. Девушка повернулась, привстав на цыпочки и сказала.

— Ведь ты меня любишь…

— Я люблю тебя! — парень рассмеялся и продолжил криком: — Я не люблю тебя! Я люблю таких, как ты! — Вас сотни, — продолжил он спокойно, — разница в том, что каждой я дарю всего себя, только ей одной. Я не чист, мне хочется оживить вас, вдохнуть в вашу пустую жизнь хоть немного эмоций. Вы прячетесь под маской безразличия, но, в итоге, превращаетесь в безразличную куклу. Потом уже становится слишком поздно бегать и кричать: «Я люблю жизнь и получаю от нее удовольствие».

Артур развернулся к Натали и смотрел прямо в ее глаза.

— Это еще не все, Натали… Я скажу тебе, чтоб ты любила и никогда не сдавалась. Мой поступок — это не сдача, это план победы. Я тебе оставил несколько посланий, в общем, ты сама знаешь, что нужно тебе делать. Жить полной жизнью, в любви…

Артур достал пистолет и приставил ствол к своему виску. Выстрел, тело падает на палубу, Арт лежит в растекающемся ореоле собственной кровиПричал заполонила паника, лишь Наталья ничего не слышит, все, словно сон, звуки приглушены.

Она упала на колени, и в ее глазах, где отражался ореол крови Арта, осталось только море, море слез.

Сон 2

— Ты уверена, что тебе стоит идти на похороны? — Ксения с сопереживанием смотрела на печальную Наталью.

— Я должна пойти, это мой долг, перед другом. — глаза смотрели в сторону, в никуда, ее мысли были не здесь.

— Ты выдержишь? Я знаю, что ты сильная и не сломаешься, но… Посмотри мне в глаза и скажи: «Я справлюсь».

Она приблизилась к Натали и смотрела прямо ей в глаза.

— Я справлюсь! — в ее словах прозвучала уверенность.

***

На похоронах было немного людей, Артур подпускал к себе только интересных ему людей. Родные его стояли в стороне, люди подходили и высказывали свои соболезнования.

Возле Натальи стоял молодой парень. От него пахло таким же сладким парфюмом, как и от Артура. На нем был надет большой капюшон, лицо было разглядеть невозможно. Была видна ехидная улыбка, которая повергла Наталью в недоумение и несколько разозлила.

— Вам кажется это веселым? — с укоризной одернула парня Натали.

— Простите, просто он был моим другом, хотя мы и не были хорошо знакомы.

Парень посмотрел Наталье прямо в глаза, ее передернуло. Лица до сих пор было не разглядеть.

— Между нами словно вечность, и словно мы одно целое… Не знаю даже, как и объяснить…

Парень отвернулся и ушел в свои раздумья, не договорив.

— Я Наталья, — девушка протянула руку.

Незнакомец ответил безучастным рукопожатием, оставаясь в своих раздумьях, не назвав своего имени.

— Он меня просил… — проговорил медленно, словно вспоминая, о чем просил его Артур.

— Просил о чем?

Ее слова вернули парня в реальность.

— Извините…

Собеседник Натали направился к выходу с кладбища.

Наталья смотрела ему вслед, совершенно растерянная. О чем просил его Артур? На Наталью постоянно смотрели люди. У нее не было времени думать об этом парне, она съежилась и засунула руки в карманы пальто. В кармане она нащупала бумажку. Достала и, развернув, увидела почерк Артура.

Записка: «Получилось все очень трагично, в моем стиле. Теперь тебе придется расхлебывать мой поступок. Мы связаны моей смертью и твоим счастьем. Все это я спланировал за неделю до моего восхождения. Прости, что такой ценой я тебе все это говорю, я поступил, как сволочь, но этот исход событий был самым лучшим. Не обращай внимания на взгляды людей, сделай то, что ты всегда хотела, не зацикливайся на моей смерти. И не стоит жить в этом маленьком городке, ты не выдержишь этого…

Моя смерть положила начало твоему счастью».

***

Наталья бросила взгляд в сторону выхода из кладбища, но того парня уже не было видно, она хотела убежать, ее остановила Ксения, которая подошла к ней.

— Ты в порядке? — голос Ксении вернул Наталью в реальность.

— Нет, я уже давно не в порядке. Артур прав, меня уже нет, — она смотрела вдаль, в даль пустыни, где уже собирались тучи. Глаза девушки наполнились слезами.

— Решено, здесь будет море, — с ухмылкой произнесла Натали.


Как часто мы слышим слова: «не уходи, ты мне нужен», «я не смогу жить без тебя», «я люблю тебя». И как дорого они обходятся нам, когда это говорим мы. Все в этом мире зависят друг от друга, определяется лишь только зависимость на данный момент и следствия этой зависимости к последующей…

А мы уходим и только иногда думаем вернуться, когда уже ничего нельзя вернуть.

Сон 3

Спустя 6 месяцев…

Улица, здание, над входом написано: «Центр психологической помощи». Заходим в холл, пусто, стоит стойка, надпись «Регистратура». Лестница на второй этаж, поднимаемся, коридор и в нем много кабинетов. Пройдем в один большой кабинет. Он напоминает палату, в центре комнаты в круг стоят стулья. Восемь стульев, на них лицом друг к другу сидят люди разных полов, возрастов и внешности. В углу стоит стол и куллер с водой, на столе табличка: «Собрание анонимных алкоголиков». Нам сюда.

Встал мужчина с залысиной на голове, в сером джемпере и коричневых брюках, ничем не приметный мужчина.

— Вечер анонимных алкоголиков объявляю открытым!

Он окинул присутствующих взглядом.

— Смотрю, у нас здесь трое новых лиц, но давайте начнем с бывалых. Никита, давай ты начнешь.

Мужчина сел на свой стул, указав на молодого парня лет тридцати.

Парень поднял голову, усмехнулся и начал говорить равнодушно и с расстановкой:

— Добрый день. Я люблю сюда приходить — всем раздают карандаши и бейджики, мол, впиши свое имя. Чтоб каждый смог прочитать его и обратиться к тебе по имени. Как это называется, док? Если я не ошибаюсь, «дружеское отношение» — тебя назвали по имени, и ты не чувствуешь себя покинутым. Но это ведь собрание анонимных алкоголиков! Что за смехотворное название, если ты все равно должен вписать свое имя?

— Все верно, Никита, здесь дружеское отношение, — с улыбкой произнес мужчина с залысиной. На его бейджике красовалась надпись: «Роман, док».

— Меня зовут Никита, мне 35 лет. Подсел на алкоголь с двадцати двух лет. Состою в этом сообществе уже два месяца, не принимаю ни капли в рот с этих самых пор. Я был рок-музыкантом, ну, вы понимаете, мы играли хорошую музыку, такую, что наступала эйфория и девочки сами срывали с себя трусики и прыгали на тебя. Но прошло время, и мы не смогли пролезть в шоу-бизнес. Всем нужны девочки, а не парни, у которых куча этих девочек. Зависть толстосумов, вот что нас погубило. Они хотели быть нами и просто поимели нас своим толстым кошельком.

— Просто музыка у вас отстой, вот и все, — сказала прокуренным голосом девушка, сидящая рядом.

— Хах, повтори это, когда будешь отсасывать у меня, Мери, — парень показал вызывающий жест.

— Давайте не будем ругаться! — вмешался док.

— Я угробила свои лучшие годы жизни на этого урода. Он обещал мне славу и деньги, а что я получила взамен? — девушка обвела взглядом присутствующих, ища поддержку. — И сейчас я такая из-за него.

Мери показала пальцем на Никиту. Никита откинулся на спинку стула, оставаясь безучастным к происходящему. Девушка от безысходности погрузилась в свои мысли.

— Не самое лучшее начало, док, — произнес укоризненно мужчина пожилого возраста и неопрятного вида.

— Тогда, может, вы, Петр? — любезно предложил док.

— Хорошо, док. Я Петр, сколько лет, не помню, да и не важно уже это, стар уже давно. Меня выгнали с работы, и я начал пить. От меня ушла жена и забрала ребенка, мне было все равно. Но пять лет назад, когда я увидел свою дочь, поступившую в институт, я все проклял. Проклял себя, проклял свою слабость, что не смог от удара жизни оправиться и встать снова на ноги. Бывает такое, просто теряешь себя и больше уже не можешь найти. Многие это называют кризисом среднего возраста.

Она, моя дочь, была восхитительна. Как я мог бросить свою семью и стать таким ничтожеством? И вот пять лет я уже не пью, работаю дворником и пытаюсь наладить общение с дочерью. К счастью, она идет на разговор со мной. Это все, о чем я могу рассказать, я не красноречив, к сожалению, — Петр улыбнулся. — Боритесь за то, что вам дорого.

— Спасибо, Петр, вы молодец. Давайте похлопаем.

Все похлопали, насколько это было уместно. Док старался изо всех сил, но все его слова были наиграны.

— Я хочу рассказать свою историю, — Наталья подняла руку и уставилась на доктора. Она была выпившей, но опрятного вида.

— Да, конечно, пожалуйста, — обрадовался доктор и показал рукой, что можно начинать.

— Я Натали, полгода назад начала пить, пью и по сей день, а все из-за чувства вины. Эта вина не дает мне покоя, она просто убивает меня.

Наталью передернуло, она достала из сумочки бутылку виски, сделала пару глотков и вернула ее на место.

— Мой психолог обязал меня ходить к вам, и вот я здесь. Сейчас жизнь для меня, словно сон, это все чертов кошмар.

Наступила тишина, Наталья задумалась.

— Спасибо, Наталья, еще что-нибудь хотите добавить? — любезно спросил доктор.

— Нет, я пас! — Наталья откинулась на спинку стула и закрыла глаза, словно играла в покер.

— Может, тогда вы, Егор, вы у нас тоже впервые? — доктор обратился к парню, сидящему рядом с Натальей.

— Я Егор, пил с шестнадцати лет, и мне никогда не хотелось бросить пить. Знаете, религиозные культы всех народов предполагают поклонение высшему существу, обычно его называют Бог. А если ты становишься его противоположностью, это может означать только одно — ты познал истину другого бытия. И да, мне в этом помог алкоголь. Как шаманы погружаются в транс под воздействием дурмана и видят истину, так и я. В детстве я был умным ребенком и мне все давалась легко, так мне наскучила жизнь, появилась боль от осознания и понимания, что к чему. Люди очень жестоки, даже по отношению к себе, что уж там говорить об остальных… Я летал в своем бреду… Летал словно птица в небесах, парил и срал на всех вас! Вот так я и жил.

Егор обвел взглядом публику и грустно улыбнулся:

— Конечно, все это обман, но это мой обман, он греет меня и дает мне смысл жизни. Упиваться своим ничтожеством, словно Божеством, — это ошибка… Но я именно так и делал. Конечно, это не вся правда, наверно я просто бежал от реальности, но она очень сурова, даже к хорошим людям и ни в чем неповинным детям.

Публика смотрела на Егора непонимающими глазами.

— Хорошо, вот вам история, — сделав глубокий вдох, он начал свое повествование. — Как-то на одной из тусовок мне представился случай наблюдать такую картину. Мы пили на квартире какого-то местного алкоголика. И там был мужчина средних лет, он протыкал себя железными мечами, словно для него это была игра. Из его тела сочилась кровь, но он не останавливался и продолжал представление.

Меч за мечом он вонзал в свое тело, на его лице была видна боль, но эта боль не от мечей, была у него некая загадочная боль, которую он хотел заглушить своими порезами. Это читалось в его глазах, мне было ужасно не по себе от происходящего. Народ был пьян и восхищался его представлением. И я тоже. И все-таки было страшно. Люди клали деньги в его шляпу, которая лежала рядом. Этот мужчина так зарабатывал на жизнь. Наверно, он работал раньше в цирке.

Док кашлянул, на что обратил внимание только Егор, остальные слышали только голос Егора.

— После представления он полил на свои раны виски. Он закурил сигарету и своим пугающим взглядом остановился на мне. Как сейчас помню этот момент и его слова. «Подойди, юнец», — обратился этот мужик ко мне. Я подошел, и от страха затряслись ноги. «Ты слаб, тебе не дает покоя твой страх. Я победил свой страх, а ты сможешь победить свой?» Он протянул мне свой окровавленный меч: «Ты сможешь его победить?» — и вложил мне в ладонь оружие. В страхе я взял этот меч и приставил его к своему горлу. Кончик холодной стали замер возле моего кадыка. Это было какое-то безумство, я был готов воткнуть его себе в глотку! «Стой парень!» — окликнувший меня голос принадлежал совсем незнакомому мне человеку. «Твой страх у тебя в голове, — продолжил голос, — вот что тебе мешает, и эта чепуха не поможет тебе, как и этому глупцу». С этими словами обладатель голоса вырвал меч из моих рук. Он был примерно моего возраста — на тот момент мне было 25 лет, и я уже был пропойцей.

Егор остановился на секунду, оценивая эффект, произведенный на слушателей. Все внимали ему все так же завороженно.

— Так вот! Я стоял оцепеневший и не понимал происходящего. Вмешавшийся парень больше не обращал на меня внимания, он смотрел на мужчину, прямо в его глаза. У него был проницательный взгляд. И тут мужчина расплакался, словно ребенок! Не отводя взгляда от парня, он рыдал! Они общались глазами. Не знаю, что он ему таким образом мог сказать, но… Ей-богу, он плакал, как ребенок. «Ты прав», — сказал мужик, встал и ушел, вытирая слезы. От всего происходящего и выпитого алкоголя я вырубился и упал на диван, который стоял рядом. Очнулся только утром, не знаю, куда они оба делись, но в квартире их уже не было. И никто не знал, куда эти двое делись. Год спустя я случайно встретил этого парня, ну, того, с проницательным взглядом, — Егор стал рассказывать более оживленно, — и он меня просто избил, без причины. Накинулся, словно зверь, и бил меня, пока я не начал задыхаться. После чего он позвал меня в бар, как ни в чем не бывало, словно я его старый друг. И я пошел с ним. Я всегда был не против выпить на халяву. Сидим в баре, он заказал бутылку дорого виски. «Мое имя Артур, мы с тобой уже виделись». — «Меня Егором зовут, да, я помню тебя». А сам напрягаюсь еще больше, думая, что ему от меня нужно. «Ты ведь знаешь, что ты не он? Не тот мужчина с мечами, который поверг тебя в шок. Ты просто алкаш, тебе не нужно ничего делать сверхъестественного, просто помогай людям, и все». «Да как же, нужно мне это!» — я рассмеялся и продолжил глушить виски. «Ты все сказал верно, я алкаш», — я поднял стакан виски, словно произнес хороший тост. «Я тебя избил не ради забавы. У всего есть своя цель», — спокойным голосом говорит мне Арт. «Ну, спасибо тебе!» — иронично произнес я, бока еще болели. «Скоро ты сам все узнаешь…» У меня перед глазами начало все расплываться, и я потерял сознание. Очнулся уже на трассе. Тот вечер выпал из памяти. Меня подбросил до дому мужичок на красном грузовичке. И вот уже полгода как не пью. И не тянет пить, у меня теперь есть свой прибыльный бизнес. Понимаю, что всем обязан Артуру, а чем именно — объяснить не могу. И вот на днях мне подсунули записку: «Приди в сборище анонимных алкоголиков и расскажи свою историю». Подпись — Арт… Ну все, Арт, можешь выйти, и мы все похлопаем, — паясничая, позвал Егор. — Ты был прав, не знаю как, но ты изменил мою жизнь.

Егор осмотрелся в поисках двери, из которой выйдет Артур.

Наталья уже давно сидела в замешательстве и не знала, как реагировать. Собравшись с силами, она посмотрела прямо в глаза Егора.

— Он не выйдет, он мертв.

Сон 4

«Так схлестнулись миры его воображения, сотни тысяч имен, мест, религий, вещей и аспектов бытия. Как это все можно назвать? Где есть грань существования миров? Все это разные миры? Или это сотни тысяч миров, вплетенных в один? Зная все это, трудно быть в трезвом уме и воспринимать все, как обычное явление. Не каждый сможет не поддаться истерике, сохранить себя».

Озвучили всех?

Он лежал обгоревший и смотрел ей прямо в душу своими обугленными глазами… По ее щеке скатилась слеза, она упала на колени и закричала:

— Прости меня, милый! Я буду вечно любить тебя!

Собравшись, Натали продолжила:

— У обгоревших людей не остается глаз, но ты смотришь на меня своей тьмой, пустотой. Ты чудовище.

Через минуту встала, смахнула слезу, закурила сигарету и пошла вдоль шоссе…

Что могло ее заставить так поступить? Жизнь, боль, любовь. Или еще не родившийся ребенок, который уже стучал своими ножками в ее животе. Дар жизни — это нелегкое бремя для матерей.

***

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 320
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: