электронная
40
печатная A5
384
12+
Солдаты Великой Победы

Бесплатный фрагмент - Солдаты Великой Победы

Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-4496-5
электронная
от 40
печатная A5
от 384

Предисловие

Вот уже более семидесяти лет отделяют нас от событий Великой Отечественной войны. Уже почти не осталось в живых на этой земле солдат Великой Победы, тех самых солдат, что отстояли Москву и Сталинград, тех солдат, что брали Берлин и Кенигсберг, тех солдат, что обнимали крепко союзников на Эльбе.

После того победного памятного мая уже успели родиться на свет, прожить долгую жизнь, вырастить детей, состариться и уйти навеки люди целого поколения. Редко теперь встретишь на улице старика с орденскими колодками на груди. Уже отгремели над миром другие войны, жестокие и страшные. Казалось бы, и память о той войне могла бы уже померкнуть, и боль утрат должна бы уже притупиться, и торжество победы должно стать привычным и обыденным. Но нет. Поседевшие внуки героев той войны морщинистыми пальцами порой бережно перебирают обветшавшие страницы солдатских писем, похоронок, наградных листов, вглядываются подслеповато в родные лица на пожелтевших фронтовых фотографиях, вспоминают из детства полузабытые, размытые временем, рассказы родителей о дедушках-фронтовиках. Какие-то детали, порой важные о дорогие сердцу, в памяти не сохранились. Переспросить бы. Да ныне уж и не у кого.

В этой книге собрано несколько коротких очерков о бойцах Красной Армии, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, о тех, чьи внуки и правнуки живут ныне рядом с нами на святой севастопольской земле у берегов бухты  на склонах Малахова Кургана.

Курдасов
Дмитрий Васильевич

В пятнадцати верстах на закат от уездного города Мстиславля Могилевской губернии, вдалеке от торных дорог и больших городов, на обочине глухого пыльного шляха, приютилась невеликая деревенька Телешово. Тихая безымянная речушка, что за огородами, впадает в реку Сож, а та в Днепр, а далее уже текут воды в Черное море.

Земли в тех местах тощие, скудные. Широкие поляны и луга разделены болотами да перелесками. Селяне сеяли рожь да овес, сажали морковь да картошку. Перебивались кое-как от урожая до урожая.

Зато пастбища да сенокосы там знатные. Буренки местные молоком густым исходили обильно.

А разнотравье летнее — пчелам раздолье. Мед душистый всегда в достатке имелся.

Со стародавних времен жили в тех землях люди, звали которых Белые Русы. Белые — это значит, что помыслы их светлые, а в делах своих они чистые. Русы — это значит, что они русского корня.

Места же те издревле были неспокойны.

Встарь приходили сюда дружинники Смоленского князя Мстислава Великого. Брали княжьи люди с хлебопашцев дань посильную. А на страх врагам порубежным основали они на крутом холме город-крепость Мстиславль.

После наложил было на земли сии свою суровую длань Литовский князь Ольгерд Гедиминович, да ненадолго.

Рубились здесь в кровавых битвах стрельцы Московского царя Алексея Михайловича и крылатые гусары Польского короля Яна Казимира.

Под барабанный бой сходились в штыковых атаках преображенцы царя Петра I и драбанты короля Карла XII.

И уже Екатерина Великая при разделе Речи Посполитой в 1772 году окончательно присоединила земли Могилевщины, в том числе и деревеньку Телешово, к Российской Империи.

Грозным летом 1812 года по пыльным дорогам края, жестоко огрызаясь арьергардными боями от дивизий маршала Даву, спешно маршировали отступающие колонны 2-й русской армии генерала князя Петра Багратиона.

А потом пришли наглые французские мародеры Великой армии императора Наполеона. А потом, французских мародеров местные крестьяне стали жестоко изничтожать вилами да топорами.

А уже зимой того же 1812 года, при бегстве захватчиков с русской земли, на деревенских околицах стали появляться безоружные и жалкие дезертиры из той самой Великой армии Наполеона. Они робко топтались на морозе и жалобно блеяли: «Cher ami, je ne mange pas six jours».

Отходчива русская душа. Бродяг этих мужики да бабы кормили, чем бог послал, отогревали, да язвы кровавые залечивали. Отпускали бродяг после на все четыре стороны. Называли их про меж себя «шаромыжниками». Кто хотел, тот уходил, а иные оставались, приживались, обзаводились семьями.

В годы Первой Мировой войны в городе Могилеве квартировала Ставка Верховного Главнокомандующего, возглавлял которую сам Император Всероссийский Николай II.

Здесь же в дни февральской революции 1917 года Самодержец отрекся от престола.

Здесь же приняли в свой черед нелегкое бремя Верховного Главнокомандования русской армией генералы Алексеев Михаил Васильевич, Брусилов Алексей Алексеевич, Корнилов Лавр Георгиевич.

Здесь же был растерзан озверевшими дезертирами последний главком Временного правительства генерал Духонин Николай Николаевич.

Курдасов Дмитрий Васильевич родился в 1911 году в деревне Телешово Мстиславского уезда Могилевской губернии в православной крестьянской семье.

В годы Первой Мировой войны, революционных событий и Гражданской войны в России мальчик был ещё очень мал, что бы понимать происходящее.

Что говорить, и взрослые люди порой путались среди многочисленных политических партий, среди самопровозглашенных республик и правительств, среди вновь сформированных армий и открывшихся фронтов, среди иностранных союзников и интервентов.

Основные события Великой Русской смуты (заговоры и восстания, декреты и воззвания, походы и сражения, трибуналы и расстрелы) происходили вдалеке от деревни Телешово, затерявшейся в Белорусской глуши.

Однако и здесь было неспокойно. Красные чекисты гонялись по лесам за разрозненными белыми отрядами, банды уголовников охотились за богатыми контрабандистами, контрабандисты в безысходности отстреливались от чекистов.

Но, в конце концов, Гражданская война закончилась. В стране прочно установилась Советская власть. Стрельба в лесах, да на болотах прекратилась.

Курдасов Дмитрий подрастал. Кое-как постиг грамоту. Пока был мал, баловал со сверстниками — рыбачил, ловил раков, ставил силки на зайцев, водил коней в ночное. А с четырнадцати лет стал работать в поле наравне с отцом.

Пережили селяне коллективизацию, пережили голод в 1932 — 1933 годах. А уже в 1935 году земля дала щедрый урожай. Колхозники зажили веселее. На полях появились трактора с плугом, по дорогам помчались «полуторки» с зерном.

Подошло время, и Дмитрий Васильевич женился, обзавелся своей собственной семьей. Жизнь налаживалась. Всем миром деревня построила молодым новую хату, а колхоз выделил скотину. В деревню провели радио, стала приезжать кинопередвижка. Селяне смотрели советские кинофильмы «Путевка в жизнь», «Мы из Кронштадта», «Веселые Ребята».

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

Гитлеровские полчища вторглись на советскую землю. Удар невиданной силы обрушился на войска западных округов Красной Армии. Несмотря на героическое сопротивление, стойкость и упорство наших воинов, невзирая на свои собственные огромные потери, враг неудержимо прорывался вглубь территории СССР.

Бойцы и командиры советских частей мужественно дрались и погибали на последних рубежах обороны и в многочисленных «котлах», но все же они из последних сил, ценой своих жизней, сдерживали бешенный натиск фашистских войск.

Все же 28 июня мы потеряли Минск, а 12 июля мотоциклисты немецкого генерала Гейнца Гудериана, проскочив без боя через деревню Телешово, ворвались в город Мстислав. В окруженном фашистами Могилеве вплоть до 26 июля ещё сражались полки и дивизии 61 стрелкового корпуса генерала Федора Алексеевича Бакунина.

В этих условиях неразберихи областные и районные военкоматы Белоруссии были дезорганизованы, частью эвакуированы, а частью потеряны. Ни о какой мобилизации и призыве военнообязанных граждан в ряды РККА не могло быть и речи.

Никто Дмитрию Васильевичу повестку о призыве в армию не вручил, и остался мужик дома. А там и под гитлеровскую оккупацию попал со всей семьей.

В те дни через деревню Телешово по ночам пробирались на восток мелкими группами бойцы и командиры Красной Армии, выходившие из окружения. Они просили ночлега, хлеба, перевязки для раненых. Немецкого гарнизона в деревне ещё не было, и селяне помогали воинам, чем могли. Иных, тех, кто не мог идти дальше, оставляли в своих домах. Остальные уходили.

А потом в деревню пришли гитлеровские каратели и полицаи из числа наших предателей. Они обыскали всю деревню. Они выволакивали из хат, из сараев и с чердаков тяжело раненных красноармейцев в окровавленных бинтах, с самодельными костылями, беспомощных, безоружных. Изверги с руганью, с мордобоем ставили их к стене сарая и расстреливали на глазах у всей деревни. А потом ради устрашения повесили несколько наугад выбранных жителей.

Полицейские команды, немецкие патрули, просто мародеры и впредь часто заезжали в деревню Телешово. Они уводили скотину, забирали домашнюю птицу, сало, мед, самогон. Они глумились над молодыми девушками. И каждому двору была установлена кабальная норма сдачи зерна со следующего урожая в закрома «Великого Рейха».

Но надо было выживать, сохранять от лютой смерти семью, растить детей. Как и вся деревня, Дмитрий Васильевич, стиснув зубы, кипя ненавистью к захватчикам, но, не поднимая глаз и не переча новым хозяевам, пахал на родной земле из последних сил.

К слову сказать, о партизанах, о народных мстителях, в тех безлесных и малолюдных местах слухи даже не доходили. Народная война широко развернулась много западнее, среди бескрайних лесных просторов, возле больших сел и многочисленных дорог, рядом с железнодорожными станциями, мостами, складами, комендатурами и гарнизонами врага.

А крестьяне деревни Телешово так и жили два с лишним года оккупации, в голоде, в страхе, в неверии, в унижении. Гебельсовская пропаганда внушала населению, что Москва и Ленинград разрушены, что Сталин сбежал, что немецкие солдаты вышли к Уралу. И ничего люди не ведали о победах советских войск под Москвой и под Сталинградом.

Но вот наступило лето 1943 года. Что-то вокруг почти незаметно стало меняться. Если немецкие каратели стали злее и беспощаднее, то полицаи наоборот стали добрее, лишний раз прикладом не ударят, да сапогом не пнут, а то и поздороваются со стариком, мимо проходя.

А там уже потянулись уныло германские обозы через деревню на запад.

А там уже на востоке заполыхали по ночам далекие зарницы, заворчали глухо громовые раскаты.

Приближался фронт.

7 августа 1943 года войска Западного фронта под командованием генерала Соколовского Василия Даниловича после двухчасовой артиллерийской подготовки перешли в решительное наступление. Началась операция с громким наименованием «Суворов», в ходе которой были освобождены города: Ельня, Духовщина, Дорогобуж, Ярцево, Смоленск, Рославль, Мстиславль.

6 сентября 1943 года, после жестоких боев и тяжелых переходов, бойцы 49 армии Западного фронта вошли в деревню Телешово. Немецких оккупантов и их прислужников к тому времени — как ветром сдуло.

А уже 7сентября 1943 года тридцатидвухлетний Курдасов Дмитрий Васильевич был призван в ряды РККА рядовым красноармейцем в 252 стрелковый полк 70 стрелковой дивизии.

Дали солдату шинель да каску, котелок и саперную лопату, винтовку со штыком, ну и пару ручных гранат. Накормили его кашей с салом, налили сто грамм водки сивушной, насыпали в кисет махорки душистой. Вот и готов воин к бою, ступай на передовую.

В ходе продолжавшегося наступления части 70 стрелковой дивизии с тяжелыми боями еще немного продвинулись на запад и 2 октября 1943 года вышли на рубеж реки Проня. Там наши бойцы были остановлены противодействием сильно укрепившегося в обороне противника.

Дело все в том, что в ходе стратегической наступательной операции «Суворов», пройдя с тяжелыми боями за два месяца более двухсот километров, войска Западного фронта израсходовали боеприпасы и горючее, продовольствие и медикаменты, понесли потери в людях и технике. Бойцы смертельно устали, а изношенные моторы танков, тракторов и машин безнадежно глохли. В тоже время противник подтянул резервы и создал прочные рубежи обороны.

Однако, несмотря ни на что, с конца 1943 года по весну 1944 года 70 стрелковая дивизия вела тя­жё­лые и почти без­успеш­ные на­сту­па­тель­ные бои на ви­теб­ском на­прав­ле­нии.

Каждый день наши обескровленные роты поднимались в атаку. Перед этим наша артиллерия бросала на фашистские окопы с десяток снарядов из числа последних. О танках и авиации даже никто даже и не мечтал.

По счастью, у гитлеровцев положение было не лучше. Атаку-то они, конечно, отобьют, но из последних сил, и преследовать наших бойцов, отходящих в свои окопы, они уже не решались.

В этот период основные события Великой Отечественной войны разворачивались на юге и на севере советско-германского фронта. Советские войска ценой огромных потерь очистили от гитлеровцев Северный Кавказ и Тамань, в период жестоких зимних штормов высадили крупные десанты на Крымский полуостров. Сильным ударом советские войска сняли блокаду с Ленинграда и освободили Новгород. Советские войска форсировали Днепр, освободили Киев и Житомир, вели упорные бои на Правобережной Украине за Винницу и Корсунь-Шевченковский.

Ну, никак нельзя было давать врагу передышку на других, как бы спокойных, направлениях, в том числе и в Белоруссии. Ни один гитлеровский солдат, ни один танк, ни один снаряд, ни одна буханка эрзац-хлеба, не должны были быть отправлены на главные участки борьбы.

20 марта 1944 года красноармеец Курдасов Дмитрий Васильевич был ранен в бою за деревню Косачи, что на Витебском направлении. По счастью ранение оказалось легким, и врачи оставили бойца на излечении в полевом госпитале родной 49 армии.

Конечно же, ранение солдату не в радость.

И плоть воспаленная гниет, и кость перебитая болит, и озноб все тело трясет, и слабость подняться на ноги не дает, и тошнота в горле стоит.

Но зато в атаку под пулеметный огонь идти не надо, на животе под проволокой в грязи ползти не надо, окопы лопатой рыть не надо, на вражеский танк с гранатой в руке бросаться не надо.

А еще — ванна горячая, простыни белые, подушка мягкая, паек калорийный, медсестрички ласковые.

А еще — тишина в палате, за окном весенняя капель, верба цветет, воробьи чирикают.

Как бы там ни было, а ранение все-таки легкое. Умирать от него солдату не требуется.

И медицина, в конце концов, свое возьмет, и молодой организм свое возьмет. Боль со временем унялась, дрожь в коленях прошла, появился аппетит.

Вот уже выздоравливающий боец через окошко в самоволку бегает, вот он уже с санитарочкой за углом целуется, а вот он уже и дрова для кухни лихо колет.

Не прошло и месяца, как боец здоров, готов к бою. А значит — ждет его передовая. 14 апреля 1944 года Курдасов Дмитрий Васильевич был выписан из госпиталя.

В запасном армейском стрелковом полку майор-кадровик, с протезом вместо левой руки и с Орденом Красного Знамени на груди, полистал личное дело красноармейца Курдасова Дмитрия Васильевича, посмотрел на него придирчиво, и выписал ему направление в часть. Быть ему отныне заряжающим номером боевого расчета в 1-й минометной роте 617 стрелкового полка 199 стрелковой дивизии 49 армии 2 Белорусского фронта.

Майор рассуждал так — мужику уже за тридцать, повоевал полгода на передке, ранение имеет. К миномету нужен как раз серьезный опытный солдат, войну познавший. А со штыком в атаку бегать — найдутся бойцы помоложе его да поретивее.

Так стал Курдасов Дмитрий Васильевич минометчиком. Это уже не совсем пехота. Это уже почти артиллерия.

82-мм батальонный миномет образца 1937 года обслуживался боевым расчетом из четырех человек (командир, наводчик, заряжающий, подносчик снарядов). Он имел дальность стрельбы чуть более трех километров, скорострельность до тридцати выстрелов в минуту. Масса миномета составляла 61 кг (в разобранном виде: ствол — 19 кг, опорная плита — 22 кг, двунога — 20 кг). Масса мины составляла 3,4 кг (лоток с тремя минами — 12 кг). Длина ствола — 1220 мм. Оружие в целом было весьма эффективным. Взрыв мины давал 400—600 осколков, обеспечивавших поражение живой силы противника в радиусе шестидесяти метров от места разрыва.

Таскать это чудо-оружие расчету приходилось на своих плечах. Само собой разумеется, что никто не отменял личное оружие в виде карабина с боекомплектом. Ну и чтобы окопчик отрыть для миномета, расчету лопатами помахать тоже приходилось изрядно. Расход мин в бою составлял 100 килограмм в минуту. Пойди ка натаскайся. Поэтому доставка боеприпасов на огневую позицию возлагалась на пехоту.

В бою минометные позиции располагались непосредственно в боевых порядках пехотных батальонов. Конечно, не в первой траншее, но и не в тылах. При наступлении минометчики зачастую бежали в атаку вместе с пехотой, таща на плечах свою артиллерию в разобранном виде. В уличных боях они устанавливали свои трубы в разрушенных зданиях на лестничных пролетах, на крышах, во дворах.

А противник, взбешенный минометными обстрелами, тщательно выискивал наши огневые позиции и в ярости обрушивал на них десятки артиллерийских снарядов и авиационных бомб. Нашим бойцам приходилось под огнем спешно разбирать свое орудие на части и бегом менять место расположения.

6 июня 1944 года наши союзники по антигитлеровской коалиции приступили к осуществлению в Нормандии грандиозной операции «Оверлорд». Был открыт, наконец, второй фронт в Европе.

Выполняя свои обязательства перед англо-американцами, советская сторона 23 июня 1944 года развернула в Белоруссии стратегическую наступательную операцию «Багратион».

После мощной артиллерийской подготовки, 199 стрелковая дивизия, в которой воевал минометчиком красноармеец Курдасов Дмитрий Васильевич, пошла в наступление и начала форсирование реки Проня, по которой проходил немецкий оборонительный рубеж.

Поскольку противник был практически полностью подавлен артиллерией, сапёры в течение короткого времени навели множество лёгких мостов для пехоты и четыре 60-тонных моста для тяжёлой техники.

Потрепанные же в боях части и соединения вермахта хоть и с боями, весьма поспешно отступали на запад.

Воины 199 стрелковой дивизии на плечах бегущего противника ворвались в город Чаусы, а затем освободили населённые пункты Черневка, Ждановичи, Хоньковичи, Будино, Васьковичи, Темривичи, Бординичи.

27 июня 1944 года части дивизии стремительно форсировали Днепр севернее Могилёва и прорвали вторую оборонительную полосу немцев, подготовленную ими на западном берегу реки.

Вот тут-то минометчику Курдасову Дмитрию Васильевичу пришлось поплавать. Мосты никто не наводил, и Днепр бойцы переплывали под вражеским огнем на подручных средствах. Каждый номер боевого расчета плыл, на чем попало (на бревнах, на бочках, на дощатых заборах), со своей частью миномета. Не столько страшно было погибнуть самому, сколько страшно было утопить проклятую железяку. Мало того, что под трибунал отдадут, так ведь и пехота наша останется без огневой поддержки. Полягут ребята почем зря. Однако переправа, хоть и с боем и с неминуемыми потерями, все же удалась. Минометчики вступили в бой. Их интенсивный огонь сыграл далеко не последнюю роль в успешной атаке стрелковых рот на вражеские траншеи.

Могилев, наконец окружён советскими войсками. А на следующий день город был взят приступом. Бойцы Красной Армии захватили более двух тысяч пленных. Среди сдавшихся гитлеровцев был и немецкий комендант города генерал Готфрид Генрих фон Эрмансдорф. Позднее был признан виновным в совершении многочисленных тяжких преступлений в отношении мирных жителей и по приговору военного трибунала повешен.

После освобождения Могилева, части 199 стрелковой дивизии с боями вышибли гитлеровцев из городов Шклов и Быхов. А после, вплоть до 14 августа 1944 года, активно участвовали в операции по ликвидации немецкой группировки, окруженной западнее Минска.

Гитлеровцы отчаянно пытались вырваться из «котла», но это не было им позволено. Бои завязались жестокие. В этой операции минометчикам довелось пострелять изрядно, огневых позиций поменять вдоволь, землицы окопной перелопатить досыта, да атак вражеских отбить в рукопашных схватках толику.

14 августа 1944 года войсками 2-го Белорусского фронта был занят город Осовец и плацдармы на западном берегу реки Нарев. На рубежи реки Нарев и была передислоцирована из-под Могилева 199 стрелковая дивизия. Там на плацдармах шли позиционные бои вплоть до января 1945 года.

К слову сказать, к ноябрю 1944 года Красной Армией были выполнены основные задачи общего стратегического наступления (десять сталинских ударов). Территория СССР была почти полностью освобождена от захватчиков. Из войны были выведены союзники гитлеровской Германии — Финляндия, Словакия, Румыния, Болгария, Хорватия. Пришла пора для накопления нами сил и средств, для подготовки операций завершающего этапа войны с гитлеровской Германией.

Но германская военная машина была еще очень сильна. Немецкая армия была многочисленна. Полководцы были талантливы. Боевой дух солдат был высок. Вооружение было отличным.

16 декабря 1944 года в Арденских горах на Германо-Бельгийской границе внезапным ударом немцы нанесли сокрушительное поражение англо-американским войскам. Союзники бросали вооружение, технику, сдавали своих солдат в плен и спешно окатывались к морскому побережью Голландии. Под вопрос ставилось само существование Второго фронта в Европе.

Премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с отчаянным призывом о немедленной помощи.

Сталин ответил на обращение Черчилля:

«Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем всё, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам».

(Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 — 1945 г. Москва. Политиздат.1989 г.)

12 января 1945 года Красная Армия нанесла ряд мощных ударов по гитлеровским войскам и, на восемь дней намеченного срока, невзирая на недостаточную подготовленность войск, приступила к осуществлению Висло-Одерской стратегической наступательной операции.

13 января 1945 года Советские войска неожиданно для противника начали крупномасштабное наступление в Восточной Пруссии.

Немецкое командование с целью спасения восточного фронта от неминуемой катастрофы, было вынуждено экстренно снимать с западного направления целые дивизии и корпуса, сотни танков и самолетов, артиллерийские части и срочным порядком усиливать ими группировки войск, противостоящие стремительно наступающей Красной Армии.

В итоге уже 15 января 1945 года 1-я и 3-я американские армии получили возможность остановить наступление гитлеровских войск, ликвидировать прорыв, переформироваться, нанести врагу сильный контрудар, развить наступление по сходящимся направлениям, соединится передовыми частями в районе бельгийских городов Оффали и Новилль и тем самым окружить крупную группировку противника. Союзники тоже умели воевать нешуточно.

Конечно же, в глобальном масштабе мировой войны все это звучит значительно.

А что на практике означает для рядового красноармейца Курдасова Дмитрия Васильевича — «наступать на 8 дней раньше намеченного срока».

А это означает, что авиационного прикрытия из-за нелетной погоды не будет, что плотность нашего огня при проведении артиллерийской подготовки будет недостаточной, что число стрелковых рот в атаке будет невелико, что штатных понтонных переправочных средств не предвидится.

Но советский солдат ко всему привычен.

Отгремела в ночном мраке короткая артподготовка. В предрассветной мгле толкнули бойцы хлипкий плотик в студеную воду и поплыли во вражью сторону. Справа и слева слышны размеренные удары весел. Другие тоже плывут. А у солдат зубы стучат дробью, коленки трясутся, руки дрожат, озноб по спине бьет. В мыслях сумятица: «хоть бы фашисты нас не заметили; хоть бы снарядом плот не накрыло; хоть бы пуля шальная в живот не ударила, хоть бы в воду темную взрывом не скинуло».

Но чудес не бывает. И вот уже шарят по реке лучи вражеских прожекторов. И вот уже висят над головой немецкие осветительные ракеты. Светло, как днем. Бьет по нашим плотам и лодкам гитлеровская артиллерия, вздымаются с шипением на реке фонтаны воды, с грохотом разлетаются бревнами и людскими изувеченными телами наши взорванные плоты, трассирующие пули впиваются в солдатские сердца под шинелями.

С нашей стороны, конечно, тоже бьют по огневым точкам противника из всех видов оружия.

На то она и переправа.

Но минометчикам в этот раз повезло. Повезло и красноармейцу Курдасову Дмитрию Васильевичу.

Плотик ткнулся невредимым на отмель вражеского берега. А теперь бойцам бежать под обстрелом вперед и тащить на себе тяжеленые части миномета.

Наконец поступил приказ — «открыть огонь».

Тут же: опорная плита — наземь; труба и двунога — монтируются к плите; прицел — монтируется к трубе. Цель определена. Огонь!!! Пошли ребята метать снаряды.

Огонь вражеский несколько подзавял. Пехота наша заметно повеселела, пошла вперед.

Частями 199 стрелковой дивизии река Нарев была успешно форсирована. Враг был отброшен. Наступление продолжало развиваться.

Безусловно, минометчики были в то время незаменимыми помощниками пехотинцев в их яростных атаках на вражеские траншеи и в их кровавых боях с лютым врагом.

Та земля, где тогда наступали наши войска, и которая сейчас принадлежит Польше, столетиями называлась Восточной Пруссией и была в то время заселена этническими немцами. Воевать там было тяжело. Гитлеровцы остервенело дрались за свою землю, за свои дома, за свои семьи. В занятых нашими частями городах и фольварках население держалось враждебно. Нашим бойцам приходилось все время быть начеку.

20 января 1945 года, через восемь дней после начала наступления наших войск, красноармеец Курдасов Дмитрий Васильевич вновь был ранен в бою. Ранение опять же оказалось легким, и солдат отлежался в медсанбате родной дивизии. Стонал по ночам от боли, скрипел зубами на перевязках, заглядывался на молоденьких медсестричек. Не прошло и месяца, как он вновь вернулся в родную минометную роту.

26 марта 1945 года Курдасов Дмитрий Васильевич совершил воинский подвиг, за который был награжден «медалью за отвагу». В приказе о награждении №011/19 от 3 апреля 1945 года по 617 стрелковому полку Смоленской Краснознаменной ордена Суворова 199 дивизии было отмечено:

«От имени Верховного Совета Союза ССР награждаю медалью „За отвагу“ заряжающего 82 мм миномета 1 минометной роты красноармейца Курдасова Дмитрия Васильевича за то, что в бою за город Олива 26.03.1945 года метким огнем из своего миномета уничтожил 1 пулеметную точку противника, мешавшую продвижению нашей пехоты».

(Podvignaroda.ru)

После разгорелись ожесточенные уличные бои за город Данциг, важнейший порт и первоклассная военно-морская база гитлеровцев на Балтийском море. Из каждого окна бил в сердце советского солдата горячий свинец, на разрушенных лестничных пролетах яростно кипела рукопашная схватка, рухнувшие стены навеки хоронили под грудами битого кирпича и живых и мертвых.

Минометчики, сгибаясь под тяжестью своего оружия, спешили за наступающей пехотой и при каждой возможности впивались опорами в землю, задирали трубы и кидали мины на головы фашистов сотнями.

В ответ они принимали на себя бешеный огонь озверевшего врага. Солдаты падали на землю со свинцом и сталью в груди. Живые продолжали вести огонь.

30.03.1945 года город и крепость Данциг нашими войсками был взят.

А потом были жестокие бои за овладение главным городом Померании и крупным морским портом Штеттин. А потом были яростные бои за города Гартц, Пенкун, Казеков, Шведт.

Тем временем, приказом начальства мудрого, по соображениям обоснованным, после двух ранений и награждения боевой медалью, переведен был солдат Курдасов Дмитрий Васильевич из ротных минометчиков в батальонные связисты. Должность серьезная, ответственная. Надежная и бесперебойная связь между подразделениями в бою — это залог успеха в выполнении поставленной задачи. Это значит, что предстояло солдату таскать на себе по полю боя, под вражеским обстрелом, тяжеленую катушку с телефонным кабелем, телефонный аппарат, да неразлучный карабин. Предстояло ему восстанавливать порванные линии, да отбиваться, при случае, от гитлеровских автоматчиков.

23 апреля 1945 года Курдасов Дмитрий Васильевич вновь совершил воинский подвиг, за который был награжден «Орденом Красной Звезды».

В наградном листе указано:

«Курдасов Дмитрий Васильевич.

Красноармеец.

Телефонист 617 стрелкового краснознаменного полка 199 стрелковой Краснознамённой, Ордена Суворова дивизии.

Представляется к Ордену «Красная Звезда».

Год рождения 1911.

Белорус.

Беспартийный.

Участие в Великой Отечественной войне с 07.09.1943 года.

Имеет ранения: 20.03.1944. — легкое; 20.01 1945. — легкое.

В РККА с 07.09.1943 года.

Призван Мстиславским РВК Могилевской области.

Тов. Курдасов, хорошо усвоивший свое дело в любых условиях боя, отлично обеспечивал связью подразделения с КП батальона. В бою при форсировании реки Одер 23.04.1945 г. в трудных условиях боя, при наличии водной преграды, обеспечил связью боевые порядки с КП батальона. Под сильным артиллерийским огнем противника он устранил до 10-ти порывов линии, чем обеспечил выполнение боевой задачи — форсирование реки Одер.

Достоин награждения орденом «Красная Звезда».

Командир 617 стрелкового краснознаменного полка подполковник

Никитин.

16 мая 1945 года».

(Podvignaroda.ru)

Несмотря на ожесточенное сопротивление гитлеровцев, наступление советских войск в Западной Померании и в Мекленбурге продолжалось:

27 апреля 1945 года части 199 дивизии овладели городами Пренцлау, Ангермюнде;

28 апреля 1945 года части 199 дивизии овладели городами Эггезин, Торгелов, Пазевальк, Штрасбург, Темплин;

30 апреля 1945 года части 199 дивизии овладели городами Грайфсвальд, Трептов, Нойштрелитц, Фюрстенберг, Гранзее;

1 мая 1945 года части 199 дивизии овладели городами Штральзунд, Гриммен, Деммин, Мальхин, Варен, Везенберг.

3 мая 1945 года. части 199 дивизии овладели городами Барт, Бад-Доберан, Нойбуков, Варин, Виттенберге.

Конечно же, слушая по радио сводки Совинформбюро, где могучий голос Юрия Борисовича Левитана, ежедневно возвещал о новых и новых, взятых штурмом, немецких городах и артиллерийских салютах в честь отличившихся войск, советские люди ликовали в предчувствии скорой победы над ненавистным врагом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 384