электронная
432
печатная A5
370
18+
Solar House | Шри-Ланка

Бесплатный фрагмент - Solar House | Шри-Ланка

Куда приводят мечты

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3961-5
электронная
от 432
печатная A5
от 370

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Встреча

Ну какая девушка выберет себе в мужья незнакомого парня, которого она никогда не видела, между делом упомянутого подругой в полуночном разговоре? Да еще будучи не юной школьницей, витающей в облаках сопливых любовных саг, а вполне себе зрелой двадцативосьмилетней женщиной, которая к тому же уже была замужем.

Как там признаются на собраниях клуба анонимных алкоголиков? Меня зовут Саша, и я бросила отношения, машину, квартиру и собственную фотостудию… нет, не ради бутылки, а ради Таиланда, куда, правда, так и не улетела. Хотя нет, не так. Я ушла от нелюбимого человека, оставив машину и квартиру, и бросила заниматься наскучившим делом. Вот, так намного лучше. Ведь все мечтают быть на своем месте и получать от жизни кайф, и я не исключение.

Самое смешное, что вместе с будущим мужем я точно также вслепую выбрала себе жизнь мечты. Конечно, тогда я понятия не имела, как все обернется, а просто сожгла мосты и улетела в незнакомую страну, еще и без знания не то что местного языка, а даже английского. И не прогадала — год назад я сидела на кухне у подруги, не имея даже собственной квартиры, а сейчас — на Шри-Ланке. И эта история не о любви (хотя моя жизнь сейчас наполнена ею во всех смыслах), а о том, как за год мы смогли все перевернуть с ног на голову и ввязаться в грандиозную авантюру.

Кто это — мы? Я и «мой будущий муж» Саша.


***


Я не планировала выходить замуж. У меня было много ярких творческих планов на жизнь, и замужество в них совершенно не входило. Но в конце концов я оказалась там, где оказалась. Мне было двадцать семь, я жила в ожившей девичьей мечте, которая уже осточертела. Картинка, надо сказать, складывалась по-голливудски шикарная: обеспеченный муж, квартира, машина, небольшой успешный бизнес. Не к этому ли все стремятся?

Вот только мне отчаянно хотелось все бросить: фотостудия надоела, любовь к мужу давно прошла. Некоторое время я еще сопротивлялась этому чувству, грызущему изнутри, ведь «все так живут», но в конце концов не выдержала. От окружающих поддержки не было. Толчок дал пост какой-то совершенно незнакомой мне девушки с женского форума. Она была в такой же ситуации, вот только любовь к мужу кончилась уже через год совместной жизни, тем не менее они все еще жили вместе, у них были дети, и с ее слов: «Прошло уже больше двенадцати лет, и ничего не изменилось». Вот тогда-то мне стало по-настоящему страшно, и я окончательно решилась уйти.

Сообщила ему об этом и уехала к маме. Так и моталась из родительского дома к подругам и обратно, готовясь к отъезду. Собиралась я на тот момент в Таиланд.


Почему Таиланд? Английский я тогда совсем не знала, а в Тае, как мне рассказали, куча русских. Жить я там не планировала, максимум перекантоваться полгода или год, прийти в себя и решить, что делать дальше. Без денег остаться не боялась — на худой конец пригодилось бы мое танцевальное прошлое.

Итак, вроде все было обдумано и решено — Таиланд. Но тот разговор на кухне с Розой, одной из двух моих подруг, все изменил. Она увлеченно рассказывала о друге своего мужа — парне по имени Саша, так же все бросившем и улетевшем на Шри-Ланку. И у меня в голове вспыхнула да и с языка сорвалась мысль: «Да это же мой будущий муж!». Зашли в его Инстаграм, и я решилась написать, спросить совета. Кто бы знал, что одно сообщение перевернет все с ног на голову!..


***


Шла последняя ночь медитационного ретрита молчания. В моей келье горела свеча, я листал дневник, который вел на протяжении семи дней. Это было запрещено, как и пользоваться всеми электронными устройствами, слушать музыку и говорить. Ашрам в горах Шри-Ланки был идеальным местом для того, чтобы сбросить все лишнее и снова найти себя. Передо мной лежали листы бумаги, на которых отображался мой путь от обычного юноши, рожденного в маленьком уездном городке, до свободного человека, оказавшегося в горах на краю земли.

Я осознавал, что четыре года назад в моей жизни не было ничего интересного, но с точки зрения общества я был довольно незаурядной личностью, человеком с достатком, бизнесом и стремлениями. Так случилось, что родился я в семье предпринимателей, но к моей взрослой жизни родители развелись, а былое богатство улетучилось. Все приходилось делать самому, и только багаж знаний и опыта был со мной.

Даже в детстве я был одержим свободой, зная лишь один путь достигнуть желаемого — стать предпринимателем. Меня учили этому с детства, в семье был только один маршрут обретения счастья и достижения социального успеха. Папа всегда говорил: «Построй бизнес, заработай денег и дальше делай что хочешь!»

Уже к двадцати трем годам у меня была собственная фирма с сотрудниками, личным кабинетом, большим столом и кожаным креслом, но свободы больше не становилось. Я стремился достичь ее, но все сильнее погружался в обязательства, ненормированный рабочий день и погоню за комфортом. Пришло понимание, что в моих руках находятся неправильные инструменты, с помощью которых невозможно реализовать мечту.

В мою жизнь закрались сомнения, и я не знал четкого ответа на вопрос «Что лучше: продолжать играть в капиталистические игры, увеличивая свое благосостояние, или же счастье достигается через нахождение своего призвания и не зависит от уровня личного комфорта?». В поисках ответа я поехал в Индию, мы отправились с друзьями на месяц. Это была моя первая «зимовка», тогда я впервые прикоснулся к иной жизни и иной реальности. Знакомство с новым миром, другими людьми, живущими по отличным от большого города правилам, с обществом ребят, которые выбрали океан, минималистические условия жизни.

Это была отличная возможность вырваться из привычного жизненного уклада, выскочить на время из упряжки, вдохнуть полной грудью и пожить в мире, который еще только предстояло познать. Люди удивляли меня — европейцы, которые бросили все, купили билет в один конец и теперь живут в вечном лете, их ощущение счастья не было привязано к деньгам.

Я изменился. После возвращения в Россию меня не покидало чувство, что во время моего отсутствия мир просто стоял на паузе — у окружения ровным счетом ничего не поменялось, были все те же дела и заботы. Но мой успех теперь не мерялся деньгами, властью или славой, теперь я был движим свободным временем. Только ощущение времени, заряженного созидательной энергией, приносило мне радость, а все обязательства и дела, необходимые для поддержания своего комфортного и статусного существования, удручали.

Следующая зимовка проходила под вопросом «Где лучшее место для жизни?». Посетив Таиланд, Вьетнам и Камбоджу, пробыв в Азии больше двух месяцев, я так и не нашел ответ.

За эти два года жизнь упростилась, минимализм стал основной моей историей. Я возвращал свое время, потраченное ранее на потребление. Упростил источники получения удовольствия, стал питаться только лишь сорока продуктами, отказался от ресторанов, алкоголя. Теперь я не испытывал радости от всех общепринятых развлечений — это было очень пусто для меня.

Я находил новых союзников, окружение менялось, я стал заниматься кожей — мастерил браслеты и шил сумки на заказ. Родные были в шоке от такого поворота: ранее «успешный» молодой предприниматель начинает заниматься непонятно чем, ставит хобби выше основного заработка. Но вокруг уже были другие люди, мастера своего дела, ребята, живущие вне системы, вне распорядка и графика. Те, для кого творчество и самореализация были основой жизни. Я к этому пришел — они, казалось, жили в этом с детства. Там были разные истории: кто-то родился в семье творцов и артистов, кому-то, как и мне, пришлось дойти до этого и многое изменить. Но это были другие люди с иными ценностями и целями в жизни.

Мне удалось поменяться, достичь свободы. Это было невероятно. За пару лет я изменил свою жизнь, теперь время снова принадлежало мне, теперь я реализовывал проект за проектом, улыбался каждому дню и жил. Мой путь был осознанным, мне ничего не доставалось просто так, это была череда выборов и действий, проверок и метаморфоз. Мне хотелось поделиться своими знаниями и инструментами. Приближалась зима 2014 года. Я уезжал на свою третью зимовку (в этот раз на Шри-Ланку) с билетом в один конец, в надежде не вернуться.

Я начал создавать мастерскую «Свободной жизни», записывать разные видеоинструкции, набрал десять человек на коучинг и помогал ребятам найти мечту, определить правильный инструмент достижения и поддерживал на пути ее реализации.

Жизнь на Шри-Ланке была наполнена созиданием, я не мог себе позволить погрузиться в мир ничегонеделания, серфинга и вечеринок. Мое счастье было в другом — мною двигала идея увеличения своей свободы и трансляции знаний, которые позволили мне изменить жизнь и оказаться на острове.


***


Однажды утром я наткнулся на комментарий к своему посту от некой неизвестной мне барышни. Он оказался интересным, что меня уже зацепило, вот только было непонятно, чего же хотела незнакомка — девушка Саша: действительно изменить жизнь или сбежать к океану ради отдыха под пальмами. В то время я только вернулся из буддийского храма, где молчал и медитировал наедине в течение семи дней, и вот теперь размышлял: нужна ли в моей жизни эта девушка? Стоит ли ей помогать? В конце концов решил ответить. Меня действительно интересовало, зачем она захотела все бросить и уехать. Если ради беспечной жизни на берегу океана, то я точно ничем не мог и не собирался ей помогать. А если нет?

Мы с Сашей общались практически двадцать четыре часа в сутки. Сходились буквально во всем: во взглядах на мир и жизнь по важным и не очень темам. Даже на специально задаваемые вопросы (а я уже умел спрашивать о правильных вещах, помогающих мне дойти до истинных ценностей и мотивов человека и понять его) я получал нужные мне ответы. И всегда это было стопроцентное попадание. Между нами явно возникла симпатия и притяжение.

Мои исходные данные были похожи на Сашины. Мы идеально вписывались в современные общественные стандарты и в то же время отчаянно пытались выйти из этих рамок, чувствуя, что проживаем не свои жизни, словно занимаем чужие места. Мне хотелось пробить потолок и достичь новых высот. Именно для этого я начал ездить на зимовки в Азию и к моменту знакомства с Сашей на три месяца оказался на Шри-Ланке.

В конце концов решился ей позвонить. И вот тогда-то, после первого же разговора понял, что у нас ничего не выйдет. Картинка не накладывалась на голос. Ее интонации и манера речи не совпадали с образом, вырисовавшимся в моей голове. Она была настолько экспрессивна и эмоциональна, ее было так много, что я не стал молчать. Так и сказал: «У нас ничего не выйдет, тебя слишком много» — и мы перестали общаться.

Помню, как сидел потом на берегу океана, вспоминая время, проведенное в постоянном ожидании ответа от нее или написании нового сообщения. В памяти всплывало, как я впервые в жизни услышал свою фразу от другого человека. Всегда говорю, что «Я не знаю, что такое изжога, и не испытываю зависть». Когда я увидел сообщение от Саши, слово в слово совпадающее с моей фразой, глаза наполнились слезами радости, чувством, что я наконец нашел свою вторую половину в этом мире. Подобных совпадений было не счесть, от этого горечь первого неудачного общения была еще сильнее.

Мой карточный домик Сашкиного образа разрушился, и я не мог понять почему. Как такое могло произойти? Любовь, затмившая все текущие дела и проекты, словно песок ускользала сквозь пальцы. Я знал, что проблема во мне, какой-то негативный прошлый образ наложился на ее голос и перечеркнул все. В тот безумный месяц весь мой привычный распорядок жизни разрушился, у меня больше не было времени заниматься проектами, мне хотелось только общаться с ней. Все свободное время теперь принадлежало ей. Вся свобода улетучилась, все то, к чему я так долго шел, рассыпалось. Моя жизнь отныне не принадлежала мне, я не мог совладать с эмоциями, и логичный мир разрушился. Сердце выбирало следующий шаг.


***


Мы положили трубки, я не могла остановить слезы. Все закончилось, так и не успев начаться. Может, это была моя ошибка? Красивая история, которой не суждено сбыться в реальности. Когда услышала его голос, не смогла сдержаться, принялась рассказывать все произошедшее в моей жизни за последнее время. Все то, о чем никому не могла рассказать, чего не могла написать. Это был единственный человек, который протянул руку помощи и понял меня и мои потребности, помог разобраться в истинных причинах происходящих событий. Помог расставить все по местам и найти в себе силы сделать последний шаг, поверил. А теперь через слезы я смотрю на экран телефона в надежде увидеть сообщение или звонок от него.


***


Он прилетел спустя месяц. Январь, лютый мороз, одиннадцать вечера, и я жду Сашу под вокзальными часами — с кудрями, накрашенная, в красивой одежде. Меня собирали всем баром, где я тогда работала. По крайней мере я себя чувствовала девчонкой, собирающейся на свидание с парнем мечты, разве что подошву туфель красным лаком не мазала. Волновалась ужасно: а вдруг опять получится, как с тем телефонным разговором? При встрече ведь не повесишь трубку, придется объясняться, мяться, выдерживать взгляды друг друга, подбирать слова. И какое это будет разочарование — встретиться, чтобы расстаться навсегда. Нет-нет, этого не должно было произойти!

В итоге все получилось совсем не мило или как там бывает в любовных сагах. Вместо романтичного поцелуя мы, оба в капюшонах, столкнулись нос к носу, взялись за руки и сели в такси. В ту ночь мы исколесили, наверное, весь город, разговаривали, не смолкая, держались за руки, словно маленькие дети, и никак не могли надышаться друг другом, поверить, что наконец-то встретились вживую, по-настоящему.

Между тем оставалась нерешенной наша дальнейшая судьба. Одно было точно: нас стало двое, мы существуем единым организмом. Для меня было важно уехать к океану, я чувствовала, что должна жить у большой воды. Саша же не очень-то разделял это желание перемен — у него была свобода, творчество и определенные планы, которые хорошо реализовывались в России.

Движение к океану

Перед нами стоял важный вопрос: чем мы будем заниматься у океана, какую жизнь выберем? С самого начала было понятно, что просто жить на берегу, попивая коктейли и прожигая жизнь на вечеринках, — это не про нас, да и денег нам хватило бы только на пять месяцев такой разгульной жизни. Мы сошлись во мнении, что не хотим работать по графику и режиму, не хотим быть привязанными к России, а хотим созидать, развиваться дальше в своих творческих направлениях.

Еще одним принципиальным решением было определить, что нам наиболее подходит: принимать интересных людей или ездить по миру, ходить в гости к другим. Мы понимали, что нам сейчас не хочется много путешествий, скитаний по разным местам, да и денег на это не было, а возможность удаленно зарабатывать еще только предстояло создать. Наоборот, мы хотели, чтобы к нам приезжали разные интересные люди. Рассказывали свои истории, а мы в свою очередь дарили бы им внимание и приятную атмосферу уюта. Мы придумали создать некое атмосферное место, где люди будут чувствовать себя гармонично и комфортно. Речи об отеле тогда совсем не было.


***


Итак, изначальная концепция сводилась к тому, что мы открываем мастерскую в туристической зоне. Саша умел работать с кожей и рисовать, я могла мастерить поделки, шить и фотографировать. Нам казалось, что надо только найти подходящее место, где есть отдыхающие. О том, будет ли у нас интересно, волнения не было. Дело оставалось за малым: решиться на этот серьезный шаг, купить билеты в один конец и полететь. Я ждала от Саши действий в этом направлении, с которыми он явно затягивал.

Хоть мы и передавали дела весь следующий месяц, закрывали фотостудию, распродавали технику и готовились к отъезду, билеты мы все еще не купили. Я была твердо настроена улететь в любом случае, с Сашей или без. Конечно, мы уже по уши влюбились друг в друга и весь месяц были с головой погружены в этот водоворот эмоций, но я не могла и не хотела менять планы. Отправится ли Саша со мной, я не знала. Безусловно, мне очень хотелось, чтобы он предложил уехать вместе, но я понимала, что не вправе этого ожидать, и ужасно боялась. Ведь если я полечу одна, нам придется отпустить друг друга навсегда после этого прекрасного месяца, долгожданной встречи вживую под часами, ночных разговоров и поездок. Отпустить и оборвать возникшую связь, завершить толком еще не начавшиеся отношения.

— Я уеду в любом случае, с тобой или без тебя. Я не могу больше здесь оставаться.

— Не переживай, я больше никуда тебя не отпущу. Мы теперь связаны, и наша история только начинается.


***


Наверное, это было первое испытание для наших еще только-только зародившихся чувств. Мы ведь могли не выдержать и потянуть каждый в свою сторону — в конце концов, встречались всего месяц, а до этого общались лишь в соцсетях. Но за этот короткий срок между нами возникла настолько глубокая связь, что разорвать ее не представлялось возможным. Путь был один — взявшись за руки, вместе двигаться вперед.

Для меня это был определенный шаг в неизвестность, мне предстояло взять на себя ответственность за другого человека, пойти на авантюру и выиграть. Основным риском были деньги. На продаже всех ненужных вещей мы заработали пять тысяч долларов наличными плюс мой ежемесячный доход в пятьсот долларов. Кто-то за отпуск тратит больше, а нам предстояло начать новую жизнь… Этих денег хватило бы на восемь месяцев скудной жизни. Но мы знали, что обязательно что-нибудь придумаем и создадим.

Я чувствовал, что пора принимать окончательное решение и подтверждать все слова действиями, сжигать мосты и покупать билеты. Делать последний шаг в нашу совместную жизнь у океана.

3 марта 2015: «Я просто проснулась утром и все изменила. Мой океан так близко — на расстоянии объятий!»


Жить мы поехали в деревню, в семью, где Саша уже останавливался в свой прошлый приезд на Шри-Ланку. Это была самая настоящая дикая Азия: вместо дверей в доме висели шторки, душ — а вода там была только холодная — на улице, практически в джунглях, и огорожен только с двух сторон. Ради меня его пришлось переделать — Саша уже привык, а я была в самом настоящем шоке от таких «удобств». Поэтому с первого же дня перед нами стояла задача как можно быстрее найти другой дом. Это была настоящая романтика.


6 марта 2015: «Сегодня мы взяли байк на несколько дней, чтобы найти дом. О, чудо, произойди! Короче, в первый день поиски не увенчались успехом, хотя было что посмотреть. В моем дворе сейчас живут обезьяны, собаки, коровы, херова туча огромных крабов, худые белки, какие-то птицы и один енот. Впрочем, не думаю, что он грустит: несмотря на то что ночью никого не видно, всех, блин, слышно, в том числе и мои возгласы „Ё&аные джунгли!“. Ну пугают меня все эти звуки в темноте, что поделать».

Домовладельцы буквально дрались за нас, ведь мы собирались снять жилье не только надолго, но еще и не в сезон. Дошло до того, что ради нас из какого-то дома собирались выселить бабушку! Но ничего подходящего не попадалось: бюджетом мы обладали довольно ограниченным и все было либо слишком дорого, либо не устраивало нас. В тот же момент мы отказались от мысли о кафе-воркшопе, решив, что сначала снимем дом и уже от него будет зависеть окончательная идея проекта. Хотя, конечно, на решение повлияло и то, что кафе в туристической зоне, открытое двумя русскими с туристической визой, быстро прикрыла бы миграционная служба, депортировав нас в том числе.

«House for rent» — гласила табличка на громадной двухэтажной вилле, мимо которой мы проезжали однажды вечером на байке, колеся по туристической зоне в поисках дома. Я не хотел заходить: ужасно устал, проведя весь день в дороге и без остановки разговаривая по-английски. Но Саша буквально потащила меня за руку, и мы зашли.

На вилле жила семья с тремя детьми, готовая сдать дом на пару месяцев и уехать к родственникам. Обычная ситуация на Шри-Ланке, но нам этот вариант не подходил.


***


Пока Саша вел переговоры, я стояла на лестнице и смотрела вниз, на два полуразрушенных после цунами здания с чудом сохранившимися стенами. Внутри что-то екнуло, но я отмела это неясное чувство — нам нужен был нормальный дом, а не разрушенное стихией нечто, нуждающееся в восстановлении. И вдруг уже уставший от переговоров Саша мне говорит: «Да я бы лучше эти развалины снял, честное слово!».


***


Вообще-то про развалины я сказал просто так, в сердцах. Но Саша настояла, чтобы я узнал, чьи они. Оказалось, их продают, но не отступила она и здесь, ведь «где продают, там и сдают», и я позвонил. Как оказалось, не зря — на следующий день мы договорились встретиться с неким мистером Ахамадом.

Мистер Ахамад оказался очень колоритным персонажем: седым статным мусульманином в национальной шриланкийской юбке, с бородой и личным помощником. Это было довольно смешно — респектабельный бизнесмен с прислугой, одетый в юбку. Но мы, конечно, не подали виду и сохранили серьезность. Мистер Ахамад приехал без ключей, мы обошли территорию, и он спросил: «Ребята, сколько у вас вообще денег?». Мы не стали врать и честно признались, что на руках у нас пять тысяч баксов, которые мы готовы вложить в ремонт. Однако, по словам Ахамада, ремонта было на все двадцать тысяч.


***


Я была в восторге — место подходило идеально! Внутренний дворик, выход на дорогу и пляж, туристическая зона — берем! Но не тут-то было. Мистер Ахамад предложил нам другой дом, за Матарой, который вписывался в наш скромный бюджет. «Я туда нахрен не пойду, это же непонятно где!» — отреагировал Саша на поступившее предложение, но мы уже садились в микроавтобус нового знакомого.

Ехали часа полтора, не меньше. Саша ужасался, что нас везут в глушь, для меня же вся Шри-Ланка была сплошной деревней, поэтому я не так сильно переживала. И вот мы выгрузились из автобуса, нам открыли ворота Читрани и Аси — женщина лет пятидесяти и молодой паренек, оба радостно улыбающиеся, — и мы поняли, что нас уже ждали, даже территорию прибрали и чайник вскипятили.

Solar House

Нам показали дом и территорию. Выглядело это все как самый настоящий отель, поэтому, несмотря на множество мелких нюансов и не слишком удачное расположение, решили брать. О нюансах (а их было много: отсутствие посуды и постельного белья, подтекающая крыша, облупившиеся стены и неработающий бассейн, требующий покраски) мы тогда не задумывались. Повесить шторки, вытереть пыль — и погнали, казалось нам. И тогда я сказала Саше: «Делай что хочешь, нам нужен этот дом!».

Надо сказать, мы уже порядком устали от вечных поисков, и наша изначальная концепция трещала по швам. Мы все так же были уверены, что хотим создать уютное место, но обнаружили две большие сложности на своем пути. Первая — это местные жители, которые не терпят конкуренции, и мы то и дело слышали истории про депортацию ребят, которые открывали кафе на Шри-Ланке. Вторая сложность заключалась в том, что мы никак не могли найти подходящее место в туристической зоне — все было либо настолько ужасно, что даже с нашими навыками создавать из непонятно чего уют не стоило брать, либо очень дорого.

Этот дом был нам явно не по карману, но мы сумели договориться с мистером Ахамадом об отсрочке платежа — в конце концов, мы собирались не просто жить, но инвестировать деньги. Как мы поняли позже, владелец согласился только потому, что дом был издержкой, а мы смогли бы вывести его в какой-никакой плюс. Позднее мы часто повторяли, что не мы выбрали дом, а дом выбрал нас. Вселенная послала это место, чтобы мы отошли от изначальной концепции и принимали гостей не только за чашечкой чая, но и предоставляли полноценное размещение. Дом изменил масштаб наших мыслей, мы не могли мечтать о таком, но это стало происходить. За названием тоже далеко ходить не пришлось: Solar — так была записана Санечка в социальных сетях, Solar означает «солнце». Так начал зарождаться солнечный дом, или Solar House.

В итоге нам разрешили пожить недельку, и уже потом возобновить переговоры. Как только тестовая неделя закончилась, мы поехали к мистеру Ахамаду или, как мы его прозвали, Мафиози. Почему Мафиози? Вся деревня твердила, что он нас кинет и не видать нам этого дома — в лучших традициях мафии! Вот мы и решили, что это прозвище буквально создано для него.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 370