электронная
360
печатная A5
590
18+
Сокровища древнего рода

Бесплатный фрагмент - Сокровища древнего рода

Авантюрно-приключенческий роман

Объем:
352 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4698-9
электронная
от 360
печатная A5
от 590

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

…Вот и прошел еще один год.

Валентина задумчиво стояла у открытого окна, вглядываясь в пасмурное майское небо. В умиротворяющем шуме начавшегося дождя возникали воспоминания о прожитых в этом городке днях. Из окна открывался красивый вид на реку, по которой спешил куда-то речной трамвайчик, оставляя за собой темно-синий след. Берег реки и ее маленькие островки утопали в весенней молодой зелени. Вся набережная была окутана ароматом распустившейся черемухи и речной прохладой.

Остапинск оказался очаровательным городком со своей историей и традициями, и Валентина ни разу не пожалела о том, что ей с мамой и сыном пришлось сюда переехать.

«Как все-таки хорошо, что я выбрала именно этот дом на берегу реки», — подумала Валя.

Хотя после развода с мужем времени на выбор жилья ей оставалось совсем немного… Как и многие современные женщины, к своим двадцати шести годам она успела в жизни все: выйти замуж, родить ребенка, получить образование и престижную работу в местном муниципалитете, осознавая при этом, что лучше жить одной, чем иметь мужа в качестве обстановки.

Валины мысли прервал звонок в дверь. Она поспешила открыть. На пороге стояла Лелька, еле сдерживая улыбку. В ее зеленых глазах прыгали озорные огоньки, а румянец на щеках предвещал очередную авантюру.

Лелька — лучшая подруга Вали еще со студенческой скамьи, несмотря на то, что казалась ее полной противоположностью. Валя, спокойная и рассудительная, всегда журила Лельку за взбалмошный характер и пристрастие к невообразимым интригам, хотя и жалея в глубине души, что ей самой не хватало немного романтики и безрассудства. Может быть, именно эти качества и позволили Лельке выйти удачно замуж за местного бизнесмена, которого она смогла разглядеть в обычном с виду парне. Но взрывной характер и тяга к приключениям не позволяли ей жить спокойно, и на этот раз всю свою энергию она решила направить на устройство жизни лучшей подруги.

— Привет, красавица! Что на этот раз?

— О чем это ты? — поинтересовалась Лелька, садясь на диван и пытаясь скрыть улыбку.

— Ну, давай же, выкладывай, что ты опять придумала? Только не говори, что мне, как в прошлый раз, придется знакомиться с очередным твоим родственником с неустроенной судьбой и всей его родней в придачу. До сих пор не могу без стыда вспоминать, какие смотрины ты мне устроила. Ну, надо же было придумать — привести их всех ко мне домой без всякого предупреждения?! Я сначала даже не поняла цели их визита. — Валя пожала плечами и, помолчав, добавила уже спокойно и дружелюбно: — Я заварила твой любимый чай с душицей, пойдем на кухню поболтаем.

Лелька залилась веселым смехом, отчего ее зеленые глаза превратились в блестящие изумруды.

— Алюсик, да ты не обижайся на меня за тот случай, я же как лучше хотела, думала, что ты согласишься. Да, он маленький и толстый, да, он лысый и с бородой, но зато мастерущий-то какой! Но самое интересное в этой истории то, что ты понравилась всей его семье и они просто мечтают с тобой породниться.

— Вот и пусть мастерит что-нибудь у себя дома. Да и вообще, кто тебе сказал, что мне сейчас нужны новые отношения? Я еще после развода не могу прийти в себя. — Валя брезгливо передернула плечами. — Меня семейная жизнь порядком потрепала…

На кухне воцарилась тишина. Лелька попыталась перевести беседу на другую тему, зная, что разговоры о замужестве Вали вконец могут ее расстроить. Такого мужа, как был у Валентины, никому не пожелаешь.

— Как же ты можешь так говорить, Алюсик? — взорвалась Лелька от возмущения. — Ты же у меня такая красавица! Ну, кто же виноват, что «не родись красивой, а родись счастливой». — Лелька потащила подругу за руку к зеркалу. — Посмотри!

В зеркале отражалась молодая женщина с голубыми глазами, черными как смоль волосами и бледным, усталым лицом. Легкий цветной халатик скрывал ее полную грудь, узкую талию и красивые бедра.

— С возрастом весь блеск в глазах куда-то исчез, — с грустью вздохнула Валентина. — Да не с возрастом ты его потеряла, а от жизни такой. — Лелька махнула рукой и посмотрела подруге

в глаза. — Мы ведь, русские бабы, в основном все лучшее стараемся мужу и детям отдать, а про себя забываем. Вот и получается из красивой женщины к сорока годам эдакая «кастрюлька кухонная», ни тебе красивой упаковки, ни сбывшихся надежд, да еще и благоверный к другой начнет бегать.

— Лель, зачем ты так говоришь? А как же ты? — не согласилась Валя.

— Таких, как я, единицы. — Подруга сладко потянулась, взбив копну рыжих волос. — Да я и не искала никогда счастья в семейной жизни.

— Понимаю, оно само тебя нашло.

— Думай как хочешь… А теперь о том, зачем я пришла к тебе. — Лелька слегка замешкалась.

— Если будешь опять сватать, лучше не начинай.

— Да нет, на этот раз все намного проще. Мы едем в Индию. И желательно, чтобы ты приступила к сборам уже сегодня.

Валентина молча, поставила чашку с чаем на кухонный стол, пытаясь понять сказанное подругой. Зачастую сложно было определить, говорила Лелька правду или шутила. Втайне даже от самой себя Валя всегда мечтала побывать в какой-нибудь экзотической стране, но денег на поездку никогда не хватало. Она еще раз взглянула в глаза подруги и поняла, что та не шутит.

— Куда еще проще, но не забывай, пожалуйста, что мне такой отдых не по карману. Лелька радостно обняла подругу и чмокнула в лоб.

— Да я же тебя туда не отдыхать зову, а помочь мне в очень важном деле. Про деньги можешь не беспокоиться, мой благоверный все оплатит. — И добавила: — В конце концов, это в его интересах. Валя задумалась. Она и в студенческие годы старалась никогда ни от кого не зависеть, но предложение Лельки было очень заманчиво, да и обстановку хотелось сменить хотя бы ненадолго.

— Ты можешь объяснить все по порядку, а то налетела как ураган?

— Я, Алюсик, и сама никак не могу прийти в себя. Дело в том, что еще в советские времена не то двоюродный, не то троюродный дядя моего Вовчика, о котором я даже ничего не слышала, уехал жить в Индию и неплохо там обосновался, как написал нам его поверенный, состояние его немалое. Сейчас дядюшка при смерти и просит — заметь, не двоих своих сыновей, а единственного племянника — приехать к нему для передачи всех своих дел. — При одной только мысли о роскошном доме с пальмами на берегу океана у Лельки появился румянец на щеках, а глаза засияли ярче любого драгоценного камня. — Вот я и хотела бы туда поехать, чтобы все выяснить, а одной как-то страшновато.

Валентина поглядела на подругу и задорно спросила:

— Ой, ли, это тебе страшновато? Ни за что не поверю. Объясни хотя бы, почему твой Вовчик с тобой ехать не хочет. Я не думаю, что дядя ждет именно тебя.

При воспоминании о муже Лелька надула губы. Несмотря на то, что муж Лельки Петровны, как он ее называл, был отличным семьянином, неглупым человеком и просто обожал своих жену и дочурку, она все равно надеялась встретить в своей жизни пусть не индийского махараджу, но хотя бы принца Датского — это уж точно.

— Валя, ты же знаешь моего мужа. Со своим пессимизмом он никогда ни во что не верил. Да и бизнес свой «говяжий» боится оставить хотя бы на один день. — Лелька громко рассмеялась.

— И вообще, если там, куда мы едем, узнают, из чего мой Вовчик в России колбасу делает, его забьют камнями на центральной площади Дели, ведь корова у них — священное животное.

Валентина молча, встала из-за стола, поймав на себе умоляющий взгляд подруги, и подошла к окну. По-прежнему моросил дождик. Она вдруг вспомнила, что уже два года не была в отпуске.

— Ну, хорошо! Разве я могу отпустить свою единственную подругу в чужую страну без присмотра. Едем!

Лелька рванулась с места, начала кокетливо изображать какие-то па индийского танца, весело напевая песню из знаменитого кинофильма.

Глава вторая

Валентина перед отъездом не сомкнула глаз. Накануне вечером она несколько раз принималась перебирать дорожную сумку, проверяя по списку сложенные вещи. Больше всего ее волновала мысль о предстоящем полете. Свой единственный перелет с Дальнего Востока в Москву Валя совсем не помнила. Для маленькой пятилетней девочки с огромными бантами полет на самолете казался каким-то новым аттракционом. Отец Вали был военным, и поэтому ей с мамой и старшим братом пришлось объездить полстраны, но вот летать довелось единственный раз.

Будильник прозвенел ровно в семь утра. В голове пульсировала одна-единственная мысль, что завтра в это же время она будет находиться в чужой далекой стране, и от предвкушения новизны по телу пробежал легкий приятный холодок. Валя выпрыгнула из-под теплого одеяла и поспешила разбудить сынишку, чтобы отвезти его к своей маме, после смерти отца — единственному родному и близкому человеку, который переживал вместе с ней все жизненные трудности.

Подойдя к детской кроватке, Валя невольно остановилась, любуясь своим сокровищем. С первого дня замужества каждой своей клеточкой она чувствовала, что у нее родится мальчик, и хотела этого до безумия.

Ромка рос послушным ребенком, хотя и был копией своего мерзавца отца.

— Как же жалко оставлять тебя так надолго! Впереди целый месяц разлуки. — Валя погладила мальчика по кудрявой светлой голове.

Через час, окончив все сборы и выслушав мамины инструкции, как вести себя в дороге с незнакомыми мужчинами и какие вещи лучше надеть в «холодную» погоду в жаркой стране, Валентина стояла у окна в ожидании такси. Путь до аэропорта был неблизкий — предстояло добраться до областного города. Ей сейчас меньше всего хотелось трястись по ухабам на пригородном автобусе, поэтому она вызвала такси.

Через каких-то полчаса Валя уже неслась в новеньком автомобиле навстречу неизведанному — чему-то, что обязательно должно было перевернуть всю ее жизнь с ног на голову.

У входа в аэропорт ее уже ждала Лелька. Как всегда — одета с иголочки, глубокий вырез на кофточке, без которого Лелька просто не представляла себе женский гардероб, она выделялась из толпы, привлекая заинтересованные взгляды мужчин.

— Валя, ну ты что так долго?! — закричала Лелька, завидев подругу, и замахала руками. — Я уже решила, что ты передумала. Стою здесь целый час, замерзла вся. Пойдем скорее, сдадим вещи в багаж и — в кафешку. Да, кстати, а как это ты решилась в такую даль ехать на такси? Меняешься прямо на глазах.

Пройдя предполетную регистрацию, подруги с удовлетворением уселись в удобные кресла в уютном кафе зала ожидания. Заказав по сто граммов коньяка и кофе с шоколадом, они позволили себе немного расслабиться.

— Видела бы ты себя сейчас, Алюсик. Ты похожа на загнанного кролика. — Лелька рассмеялась, глядя на растерянную и бледную подругу.

— Знаешь, никак не могу прийти в себя. Такое ощущение, что все происходит не со мной. Вот лечу с тобой в незнакомую страну. Ты хотя бы рассказала поподробнее, куда летим, а то Индия — страна большая.

— Ну что ты так переживаешь, Алюсик? — Лелька мягко обняла подругу за плечи, желая успокоить. — Дядя моего мужа, Артур Павлович, проживает в городе Мадрасе, штат Тамилнаду, кажется, это юг Индии… Представляешь, какая там красота!.. Но сначала нам нужно попасть в Дели и встретиться там с поверенным родственника моего мужа. — Лелька немного замялась, нахмурив брови. — Если честно, я не совсем понимаю, почему мы с этим поверенным не можем встретиться в Мадрасе, зачем будем мотаться по всей стране?! Ну да ладно, зато посмотрим Индию, будет потом что рассказать знакомым. Да и вообще, вот возьмем и найдем там тебе раджу какого-нибудь, и станешь ты у нас самой счастливой. — Лелька рассмеялась, увидев кислое выражение лица Валентины. — Я очень хочу, чтобы ты была счастлива, подружка! Посмотри на наших девчонок — все сплошь разведенки и одиночки, хотя и красавицы. Женщине в провинциальном городе очень трудно устроить семейное счастье. В нашем Остапинске каждый второй или пьянчуга, или наркоман, а оставшаяся «золотая середина» вся при женах. Вот и приходится нашим бедным бабенкам метаться от одного женатого плейбоя к другому. — Лелька развела руками, добавив: — А что тут поделаешь, каждая в душе хочет романтики и тепла, но получает в результате одну только обиду и пустоту. Счастливы единицы или только изображают счастье, обманывая при этом самих себя. Да вот взять хотя бы Машку Трофимову. Как она нас с тобой целый год кормила баснями про безумный роман с богатым и интеллигентным любовником. И надо же так фантазировать! Каждый раз преподносила новый рассказ об их очередной встрече, а на самом-то деле не было ни встреч, ни любовника. Наверное, хотела, чтобы мы ей завидовали.

Валентина, слушая размышления своей замужней подруги о жизни одиночек, складывала кораблик из фантика от шоколадки, полностью с ней соглашаясь, пока речь не зашла об общей знакомой.

— Лелечка, ты совсем не права насчет Машки и судишь зря. Вот я ее прекрасно понимаю. Мне было ее очень жаль, когда раскрылся весь обман. Она ведь просто хотела, чтобы все окружающие не думали о ней как о никому не нужной вещи, ведь ей уже тридцать пять, а она ни разу замужем не была, и даже ни одного серьезного романа. Ты вспомни, когда она рассказывала нам свои истории, у нее глаза блестели, а домой приходила и плакала в подушку.

Лелька махнула рукой:

— Да у нее просто больное воображение. Так и свихнуться недолго. Ты же не сочиняешь про красивых интеллигентов.

— А мне все равно никто не поверит. Я когда говорю неправду, сначала краснею, потом заикаюсь, потом впадаю в состояние ступора: округляю глаза, размахиваю руками и молча шлепаю губами, как только что пойманная щука.

Подруги весело расхохотались, из-за чего люди, сидевшие за соседним столиком, повернулись в их сторону.

— Это точно, с враньем у тебя туго, не то, что у меня, — согласилась Лелька, еле сдерживая смех. — Ты знаешь, Алюсик, я так благодарна тебе, что ты едешь со мной. Что бы я одна делала! А за деньги не переживай, пока я побуду твоим спонсором. Мне мой благоверный целый рюкзак долларов выдал.

Валентина от этих слов вспыхнула и зашептала подруге прямо в ухо, крутя пальцем у виска:

— Да ты что, Лелька! Только не говори, что тот салатовый рюкзачок, который мы сдали в багаж, с деньгами!

Подруга состроила серьезную гримасу.

— Да, а что, не надо было сдавать в багаж? — Она не выдержала и рассмеялась. — Ну вот, опять повелась на мой прикол… За кого ты меня принимаешь? И впрямь поверила, что я с мешком денег путешествовать поеду? — Лелька порылась у себя в сумочке и достала пластиковую карточку. — Подруга, на дворе двадцать первый век….Вот здесь все наши с тобой деньги.

Валентина, испуганно озираясь по сторонам, поспешила перевести разговор на другую тему:

— Хорошо-хорошо, но только не кричи на весь аэропорт, а то, не дай бог, украдут твою карточку, что тогда будем делать.


* * *

За беседой подруги не заметили, как пролетело время и объявили посадку на самолет, который должен был доставить их в самое сердце Индии — Дели. Полет проходил нормально. Валентина всю дорогу смотрела в иллюминатор на проносящиеся внизу города и равнины, то и дело прятавшиеся за пеленой белых облаков. Рядом, тихо посапывая, спала Лелька. Какая она все-таки счастливая, у нее в жизни всегда все складывалось удачно, наверное, потому, что она в любой ситуации сохраняла оптимизм и легко шла по жизни. Но Валя никогда не испытывала к подруге черной зависти, а даже наоборот, всегда радовалась ее счастью и успехам и знала, что может рассчитывать на ее помощь и поддержку в трудную минуту. Вот так произошло и после развода: когда Валентина попала в больницу, Лелька не отходила от нее ни на шаг, забыв о семье и работе. В восемнадцать, как и многие девушки в этом возрасте, Валентина мечтала о романтических отношениях, которые смогут перерасти в более сильное чувство.

Но, встретив достойного, как ей казалось, человека влюбилась без памяти и глядела на него сквозь «розовые очки», не видя недостатков. Закрывая глаза на все его поступки, находила оправдание самым низким из них. И только потом, через пять лет замужества, когда розовый туман рассеялся, она согласилась со своим внутренним «я»: ее семейная жизнь — самая большая ошибка, которую она совершила.

Сейчас Валя уже не надеялась встретить человека, который мог бы стать ее мужем. Она решила, что такого мужчины просто не существует на белом свете. Теперь, опасаясь своего прошлого неудачного опыта, она при первой же встрече пыталась найти в мужчине недостатки и придиралась даже к самым незначительным мелочам. Из-за этого все мужчины, с которыми она начинала встречаться, оставляли ее на второй день знакомства, за что Лелька журила подругу и пророчила ей одинокую старость.

В полдень они прибыли в международный аэропорт Дели. Еще на борту самолета бортпроводница предупредила, что температура воздуха в городе сорок градусов. Стояла невыносимая жара, которая просто обжигала. Подруги спустились по трапу и направились в здание аэропорта. Там они, к великому своему удивлению, увидели молодого привлекательного мужчину, который, по всей видимости, ожидал именно их, потому что в руках он держал большой лист картона на пластиковом держателе, где крупными буквами были выведены Лелькины фамилия, имя и отчество — «Родионова Ольга Петровна».

Лелька в недоумении уставилась на него.

— Валь, ты что-нибудь понимаешь? Я никому не говорила, каким рейсом мы прилетаем в Дели.

Валентина только улыбнулась в ответ. Она была рада тому, что их встречают и им не придется плутать в незнакомом городе, совсем не зная языка. Подруги робко подошли к мужчине. Лелька протянула ему руку.

— Здравствуйте, я Родионова Ольга Петровна, а это моя подруга Валентина. Кажется, вы ждете нас. Мужчина пожал Лельке руку, приветливо улыбаясь.

— Здравствуйте, очень приятно. Казанцев Андрей Борисович — поверенный дяди вашего мужа. Понимаю ваше удивление, вы не ожидали меня здесь встретить. Вчера я созвонился с вашим супругом, Ольга Петровна, — уточнить дату его прилета, он мне и объяснил, что вместо него вылетела жена с подругой, что вдвойне приятно — встретить таких очаровательных соотечественниц. — Он окинул их оценивающим взглядом, и то, что он успел рассмотреть, ему явно понравилось. — Думаю, о делах мы поговорим завтра, а сначала нужно отдохнуть с дороги. Я помогу вам устроиться в гостиницу. — Он подозвал носильщика. — Какой вид транспорта предпочитают дамы: такси, велорикша, тонгу? Подруги переглянулись, не понимая, о чем он говорит.

— А что лучше? — выпалили они в один голос.

— Если хотите посмотреть достопримечательности, то лучше выбрать тонгу.

Проехав мимо многочисленных переулков с двух- и трехэтажными домами, мастерскими и торговыми рядами, они попали на широкую площадь, в центре которой возвышалось великолепнейшее сооружение с фасадом из розового камня, а на нем красовались сотни полукруглых, с резными решетками окон и куполообразных с пиками ниш.

Дождь словно ждал их появления и, сделав небольшую передышку, хлынул с новой, неистовой силой. Казалось, что сам Брахма послал с небес потоки воды, чтобы напоить истерзанную жарой и ветром Лу землю Раджастхана, отмыть от пыли и песка дворцы и площади его столицы.

Подруги, поблагодарив рикшу, забежали под брезентовый навес, развернутый возле высокого парапета дворца Хава-Махал, и устало опустились на плетеные стулья. В открытом кафе сидели несколько молодых людей — иностранцев. Смеясь и перебивая друг друга, они что-то весело обсуждали на незнакомом языке, но, завидев внезапно появившихся промокших до нитки молодых женщин, все разом приумолкли и, перешептываясь, стали бросать исподтишка в их сторону любопытные взгляды.

— Андрей, пожалуй, город мы посмотрим в другой раз. Мы очень устали, хотелось бы побыстрее смыть дорожную пыль и отдохнуть. — Валя умоляюще посмотрела на него. Андрей одобрительно кивнул, и уже через десять минут подруги ехали на легковой машине устраиваться в гостиницу. Они долго кружили по узким улочкам города, пока не выехали на главную магистраль Дели — Чандни-Чоук, или аллею Лунного Света. Валентина была удивлена огромным количеством велосипедистов на улицах индийской столицы. Они ехали в три ряда, что-то выкрикивая друг другу, жестикулируя, при этом, абсолютно не обращая никакого внимания на движущиеся рядом автомобили. Никто из них даже не пытался соблюдать элементарные правила дорожного движения, из-за чего на дороге то и дело образовывались пробки. Вся улица Чандни-Чоук была похожа на огромный восточный базар: торговые ряды, лавки со сладостями и фруктами, цветами и ювелирными изделиями. Прекрасные ткани для сари самых разнообразных расцветок развевались прямо над головами прохожих. От такого количества народа и товаров пестрело в глазах.

Всю дорогу Андрей рассказывал гостьям о достопримечательностях города. Он посоветовал им приобрести более приспособленную для здешнего климата одежду, в которой будет легче перенести жару. Наконец машина остановилась у небольшого отеля с одноименным названием в конце Чандни-Чоук. Отель оказался очень уютным, с прекрасным сервисом, просторным холлом в восточном стиле, да и стоимость номера вполне устроила. Валя и Лелька оформили небольшой двухместный номер с кондиционером и балконом, открывавшим вид на развалины древней индийской крепости Лал-Кила и торговую площадь. Андрей, убедившись, что его подопечные устроены лучшим образом, оставил им номер своего сотового телефона и деликатно удалился, пообещав навестить их на следующий день.

— Ну и что ты скажешь об этом поверенном? — Лелька заинтересованно взглянула на Валентину, выкладывая вещи из дорожных сумок и развешивая их в небольшой деревянный шкаф, украшенный цветной мозаикой. — Ты на него запала или мне показалось?!

— Очень приятный мужчина. — Валя, смущенно улыбнувшись, отвернулась к окну. — По всей видимости, он должен очень много знать о стране. Хорошо бы он согласился стать нашим гидом, пока мы будем здесь.

— Тебя разве только это интересует? — Лелька пыталась вызвать подругу на откровенный разговор. — А у меня его семейное положение вызывает несказанный интерес.

— Тебе-то это зачем? — Валя удивленно раскрыла

глаза.

— Да так, на всякий случай… Вдруг меня мой Вовчик бросит, я тогда его быстро охомутаю. — Она погрозила кулаком в сторону двери и добавила, взглянув на подругу: — Ну конечно, если ты сама им не займешься!

— Лелька, прекрати ерничать. — Валя запустила в нее подушкой. — Так он на меня и кинулся! Для него мы простушки, деревенские тетки.

Глава третья

Андрей возвращался домой по шумным улицам Дели, снова и снова прокручивая в памяти события этой недели. Несколько выигранных дел в суде сулили ему неплохие деньги, к тому же он мог надеяться на небольшой отпуск, во время которого планировал совместить приятное с полезным. Как поверенный Артура Павловича Эпле, он должен был заняться оформлением документов по передаче его наследства. Для этого он собирался встретиться с ближайшими родственниками Артура Павловича из России. Андрей давно знал этого человека, в свое время тот ему помог встать на ноги в Индии и сделать карьеру юриста, что в этой стране имело огромный вес. Поэтому он считал своим долгом безвозмездно помочь старику в его деле, а заодно и съездить в Мадрас, где мечтал побывать еще раз. Хорошо уже то, что он встретился с Ольгой Петровной, хотя в глубине души не был уверен, что Артур Павлович будет решать вопрос о наследстве именно с ней. Скорее всего, он просто пригласит ее погостить и попросит вызвать мужа. Андрей совсем не ожидал встретить таких очаровательных женщин из российской глубинки. С первой же минуты он обратил внимание, что девушки были, как огонь и вода, совершенно разные. Одна — красивая, знающая себе цену и избалованная вниманием мужчин, а другая, ее подруга… Валя, Валюша…

Он закрыл глаза, подставляя лицо встречному горячему ветру и вспоминая образ новой знакомой. Валя, конечно, совсем другая. Тихая, спокойная и уравновешенная — она чем-то напоминала индийских женщин, воспитанных в скромности и кротости. Почему-то при одной мысли о ней сердце Андрея учащенно забилось, готовое выскочить из груди, хотя в любовь с первого взгляда он никогда не верил. Конечно, Валя была очень похожа на индианку, и это выражалось не только в ее манере поведения, но и во всей внешности. Черные волосы, открытый лоб, прямой правильный нос и пухлые губы. Единственное отличие — у Валентины были огромные, как озера, голубые глаза. Она совсем не казалась славянкой. Здесь, в Индии, даже слышать русскую речь из ее уст было как-то необычно.

Лелька и Валя тем временем, распаковав чемоданы, отправились бродить по вечерней Чанд-ни-Чоук. Вся улица была наполнена шумом и многоязыким гомоном. Торговцы, молодые и старые, нараспев зазывали людей в свои лавки.

— Я так и знала, что ты не выдержишь, поспешишь сделать покупки в первый же день нашего приезда. — Валентина устало плелась за подругой. — Мы даже не отдохнули.

— Ночью будешь спать, красавица. Посмотри, как на тебя мужики таращатся. — Лелька указала в сторону двух проходящих мимо парней, которые разглядывали их с нескрываемым любопытством.

— Скорее всего, они разглядывают твой вырез, а не меня. Мне кажется, что в первую очередь нам нужно выбрать себе что-нибудь подходящее из здешней одежды, чтобы не выделяться из толпы. — Валя подвела подругу к лавчонке с развешанными сари. Здесь можно было подобрать сари на любой вкус. Орисские и кашмирские, гуджаратские и бенгальские и самые праздничные — бенаресские. Торговец, обрадованный посетителям, стал быстро показывать девушкам ткани, что-то бормоча на хинди, неуклюже выдергивая из огромной кучи то один, то другой кусок.

Валентина с интересом стала рассматривать огромное шелковое полотно, богато расписанное цветным орнаментом в сине-голубых тонах и расшитое серебряной нитью. Приложив его к себе, она подошла к старинному зеркалу и сама была удивлена, насколько наряд оказался ей к лицу.

— Ну-ка, ну-ка повернись. — Лелька оглядывала подругу, набрасывая ткань ей то на плечи, то на голову. — Слушай, тебе этот цвет очень идет. Надо брать.

— Я и сама вижу, что идет, только я все равно не смогу это надеть и носить. Его нужно уметь правильно задрапировать. — Валя попробовала обвернуть шелк вокруг талии, но вместо этого совсем запуталась, чем вызвала веселый хохот лавочника и прохожих.

— Алюсик, давай купим, — стала уговаривать подругу Лелька. — Если что, сошьем тебе дома платье. О’кей?!

— О’кей! О’кей! — с энтузиазмом стал поддерживать Лельку торговец.

Сделав первую покупку, Валя и Лелька отправились в ближайший магазин присмотреть себе что-нибудь из одежды попроще. Там их встретила приятная девушка, на английском пригласившая войти. Она была одета в пастельно-розовую длинную, до колен, блузку с разрезами по бокам, просторные шаровары и длинный, в цвет, кисейный шарф, концы которого были закинуты за спину. Ее запястья и лодыжки были украшены множеством браслетов и колец, таких же, какие продавались в магазине.

Оглядев девушку с ног до головы, Лелька пришла в неописуемый восторг.

— Алюсик, берем такое же, это мы точно сообразим, как надеть. — Она погрозила подруге указательным пальцем. — Не забывай, завтра у нас встреча с красавчиком поверенным, и мы должны выглядеть на миллион долларов.

— Хорошо-хорошо! Только не скупай все украшения сразу, а то я тебя знаю, сороку. — Валентина потянула подругу из магазина, и они, подобрав себе пару светлых пенджабии удобную обувь без каблуков, вернулись в отель, решив, что на более длительный шопинг сил у них уже не остается.

Они заказали ужин в номер и, приняв прохладный душ, растянулись на балконе в больших креслах у стеклянного стола. Открыв бутылку вина, купленную по дороге из аэропорта, подруги распробовали дивный напиток и молча наблюдали, как на город опускается вечер. На торговой площади стали закрываться лавки, шумный людской гомон стихал. Вместе с сумерками Дели обволакивала прохлада.

Первой молчание нарушила Валентина:

— Какая все-таки интересная жизнь… Еще три дня назад я даже не мечтала об этой поездке. А сейчас смотрю на этот чудный город и могу только догадываться, какие еще приятные и неприятные неожиданности мне преподнесет судьба. — Она задумчиво посмотрела на желтый диск солнца, который в одну минуту, как бы сорвавшись, скатился вниз и исчез где-то в водах Ара- вийского моря, осветив напоследок своими лучами развалины крепости Лал-Кила. На смену ему выкатилась луна. Она была такой яркой и огромной, что казалось — вот-вот рухнет прямо на эту благодатную землю.

— Валюш, ты посмотри, какая красота. — Лелька, встав с кресла, развела руки и стала вальсировать по балкону, не сводя взгляда с небосвода.

— У них здесь даже луна другая, я такой еще не видела.

Через минуту Валентина присоединилась к Лельке, и они обе, напевая мелодию Штрауса, вальсировали в ночной прохладе.


* * *

На следующий день подруги встали очень рано. Не успели они выйти из отеля в своих новых пенджаби, как оказались в толпе людей и на них со всех сторон обрушились потоки разноцветной краски. Лелька встала как вкопанная. Глаза ее метали молнии на окружающих индийцев, а те, в свою очередь, не дожидаясь ее возмущенной реакции, весело закричали:

— Холи! Хай! Холи! Хай!

Лелька попыталась увернуться от новой порции «разноцветных бомбардировок».

— Какой еще холи?! Какой еще хай?! Валь, это так у них здесь иностранцев встречают? Я такие деньги отвалила за это пенджаби!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 590