электронная
5
печатная A5
750
18+
Сочувствую ее темным духам…

Бесплатный фрагмент - Сочувствую ее темным духам…

1–12

Объем:
750 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9243-0
электронная
от 5
печатная A5
от 750

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается противоречиям — они заставляют нас тщательнее выбирать свой путь — путь, свернуть с которого мы не вправе…

КОНЕЦ СВЕТА

Тайна Виктории Физерфлай

— Что ты задумала?

— Я? Ничего.

В тонких, можно сказать, утонченных пальцах находилось что-то синее и поразительно знакомое.

— Лилия, тебе не обмануть меня!

— Тебе не идет называть меня Лилией. — Лилия поспешно спрятала синий предмет в сумку.

— Даже не прячь, Ли, я все видела!

Следом — более яростное:

— Отдай его! Он мой!

— Что ты задумала, Эми? — спросила Лилия. — Ты пишешь про меня гадости?

— Ты не должна это читать! — В голосе Эми проступило отчаяние.

— Что ты там скрываешь? — спросила Лилия.

Она чем-то напоминала лисицу. Белую лисицу — потому что она была блондинкой.

— Неужели я наконец-то все узнаю?

Песец, переехавший в теплую Австралию.

Эми ничего не ответила; широкие зеленые глаза на невзрачном лице.

— Ли, пожалуйста!

Лилия отошла от Эми, уселась на скамью, скрестила ноги и взглянула на сокурсницу с подозрением.

— Хорошо. Я не буду ничего читать. Сама скажи.

— Я не… я не могу. — Голос Эми дрожал.

Лилия потянулась к своей сумке, открыла ее…

— Нет, нет! Постой!

— Я жду. — Глаза Лилии угрожающе замерцали, сумку она положила перед собой.

— Но только… Ты должна пообещать, что никто ничего не узнает.

Лилия задумалась перед ответом.

— Зависит от того, насколько все серьезно.

— Все очень серьезно. Ты никому не должна говорить… Пообещай мне.

— Хорошо, обещаю, — небрежно бросила Лилия.

— Поклянись.

Еле слышный голос Эми был пронизан страхом. Тонкие, но не столь утонченные как у Лилии, пальцы неукротимо дрожали. Зеленые глаза умоляюще смотрели на Лилию.

— Эми!..

Реакция подруги несколько пугала, поэтому Лилия не смогла дать иной ответ.

— Хорошо, я клянусь. Эми, в чем же дело? — Голос Лилии звучал куда более сердечнее чем раньше.

— Отдай мне его для начала. — Эми протянула к сумке руку. А Лилия прижала сумку к себе.

— Сперва скажи, что же произ…

— Ну хватит! — истерично вскрикнула Эми.

Лилия вытащила из сумки книжицу и отдала ее подруге. Это был дневник — толстая тетрадь с синей обложкой, на которой была нарисована роза. У основания розы лежало перо. Рисунок явно был сделан от руки.

Подпись в нижнем углу дневника гласила «Виктория Физерфлай».

Испытывая громадное облегчение, Эми положила дневник в свою сумку.

— А теперь, Эми, расскажи мне, что же случилось.

— Мне надо… собраться с мыслями.

Эми осмотрелась по сторонам. Они находились в пустой аудитории университета. Уставшие — от hooklove, а не от пар — студенты ушли на перерыв, оставив после себя звенящую тишину, прерываемую лишь пререканиями двух подруг. Сквозь окна аудитории пробивался яркий солнечный свет. Блики солнца отражались на бледном лице Эми.

С мыслями она так и не собралась.

— Эми?

— Меня бросил Дерек! — выпалила Эми, и с силой сжала свою сумку.

Лилия еле-еле сдержала смешок. Надо же, великая тайна!

— Ну… ну и что, он просто недостоин тебя, — неискренне сказала Лилия.

Ощутив фальшивость своих слов, она поспешно добавила:

— Мне кажется, тот длинноволосый, что с ним тусовался на боулинге, обра…

— И я видела, как убили человека. — Слова против воли сорвались с губ, Эми тут же отвела от Лилии взгляд.

— Кого? Когда? — В голосе Лилии зазвучала неподдельная тревога, и Эми подняла глаза.

— Можно я не буду… подробности описывать?

— Просто скажи, что случилось! Ты три дня сама не своя, стала замкнутой — имею в виду, более замкнутой, чем обычно — получила CP по всем самостоятельным, глаза постоянно мокрые на пустом месте. Я же волнуюсь!

Эми пристально посмотрела на подругу. По правде говоря, Лилию она не считала такой уж хорошей подругой. Эми полагала, что Лилия дружит с ней только ради помощи в учебе. Но поскольку Лилия была единственной, кто с ней так или иначе дружил, Эми доверяла ей некоторые тайны. Вернее, ей приходилось доверять Лилии некоторые тайны. Только некоторые…

Но…

Эту тайну она не собиралась доверять Лилии. Вообще никому. Кроме дневника.

Но…

Сказанных слов уже не вернуть…

— Эми? — Лилия встала со скамьи и взяла ее за руку. Эми стала говорить.

— Это случилось три дня назад… — Каждое слово давалось Эми с трудом. — Я была с Дереком… Также с нами были его друзья. Те же, что с ним были на боулинге, помнишь? Ну конечно ты помнишь, этот Сайрус все время до тебя домогается… В общем мы поехали к…

Тут она запнулась.

— К кому? — спросила Лилия.

— К одному человеку. Можно без имен? Не хочу… не хочу имен. Пусть все это будет абстрактным, как бы ко мне не относящимся… тем более они именам не обрадуются, — попросила Эми и, дождавшись кивка подруги, продолжила. — Я и Дерек остались в машине. Двое его друзей отправились к… к человеку, к которому мы приехали. Я и Дер…

— Стоп, — прервала ее Лилия. — Зачем ты вообще с ними поехала к этому человеку?

— Это была машина Дерека, мы договорились с ним встретиться и…

— Тогда как его друзья там оказались? — снова перебила ее Лилия.

— Это долгая история. Дерек с кем-то из них говорил по телефону. Деталей не помню, помню, что он упоминал чей-то рак… Потом их разговор прервался, Дерек перезванивал раз двадцать, но трубку не брали. Дерек сказал мне, что ему нужно срочно отлучиться. Я спросила зачем, он не ответил, он просто завел машину и поехал. Лишь на полпути Дерек сказал, что он должен своим друзьям. Наверное, поэтому Дерек выглядел смущенным, когда их увидел, не знаю. Он их подобрал… И… и…

— И? — поторопила Лилия.

— Мы оказались возле дома Фо… возле дома этого человека. Друзья Дерека вышли. Мы остались в машине вдвоем. Мы молчали где-то минуту. Неожиданно Дерек признался, что он меня не любит, никогда не любил, и вряд ли когда-либо полюбит… — Тут Эми шмыгнула носом и замолчала.

Молчание длилось примерно минуту. Потом Лилия тактично сказала:

— Я понимаю, что тебе сложно об этом говорить, но поверь, когда ты все расскажешь, все без утайки, тебе станет легче. — Она ласково погладила подругу по руке. — Гораздо легче.

— Да… да, возможно… Я жутко расстроилась и выскочила из машины, Дерек пытался меня остановить, но я только ускорила шаг. Я проходила мимо двери, за которой были слышны громкие голоса. Это друзья Дерека спорили с этим человеком о чем-то. Тут дверь внезапно открылась, и прямо на меня упал этот… человек. Весь… в крови.

Голос Эми становился все более неуверенным. Лилия приобняла ее.

— Продолжай, пожалуйста, не держи все это в с…

— Раны были резаные… словно от ножа. Много ран было. Они выскочили на улицу… друзья Дерека… Один из них велел мне никому об этом не говорить, иначе… — Эми провела указательным пальцем по шее. — А раненый… он вскоре умер на моих глазах. Я стояла и смотрела на все это, не в силах пошевелиться. Тот… который предупреждал меня… он велел мне убраться. И я убежала…

Наступило молчание. В глазах Эми покоились невыплаканные слезы. Девушка молча прикрыла лицо ладонями. Лилии было сложно переварить все услышанное. Хоть она видела этих парней всего один раз, лишь извращенца Сайруса видела чаще, сложно было поверить, что они на такое способны…

— Кого они убили? — наконец спросила Лилия. — Ты его знала, этого человека? Как его звали?

— Я же говорила, что не хочу имен! — всхлипнула Эми. — Я не хочу даже думать об этом, а ты хочешь, что я вспоминала детали и смаковала подробности? Я же не хотела затевать этот разговор, ты меня заставила…

— Прости, я не думала, что настолько все серьезно. Если бы я знала…

— Ты бы все равно спросила! — громко воскликнула Эми. Голос ее эхом раздался от стен пустой аудитории. Она убрала ладони от лица и глазами, полными все еще не выплаканных слез, уставилась на подругу. Та отступила от Эми и ответила ей ошарашенным взглядом. — Тебе все равно, что я чувствую, тебе важно почему я так себя чувствую, чтобы понять, как меня успокоить, дабы я, наконец, пришла в свое обычное состояние — состояние наивной дурочки-уродины, которая поможет Ли, когда Ли ее помощь понадобится…

— Это совсем не так… — Лилия меньше всего ожидала таких слов от подруги.

— Так! — не дала договорить ей Эми. — Именно так! Я твоя подруга тогда, когда тебе от меня что-то надо. Близятся экзамены — «Эми — моя подруга, позову-ка ее на боулинг». Экзамены кончились — «Эми? Кто такая Эми? Эта та уродина, с которой никто не общается, над которой можно поржать, причем необязательно за ее спиной?..»

— Эми! — Лилия была потрясена до глубины души таким поворотом событий. — Я никогда не…

— Я знаю, что ты смеялась надо мной! — Невыплаканные слезы втянулись в глазные протоки, а хрупкий голос с каждым словом становился крепче, от него исходило холодной яростью. — Я слышала все это, когда зашла в туалет. Два дня назад. Там были ты и Ребекка… Вы не могли меня видеть. Поэтому и голоса не понижали. Ребекка сказала, что Дерек врет мне, как врал ей, Стефани, Эрике и кому-то там еще, а ты… — Эми ткнула в Лилию пальцем. — ты была в ярости от того, что он предпочел меня, а не тебя. Ты сказала, что Дерек должно быть слепой, раз вместо тебя выбрал низкорослую задротшу. Еще ты сказала, что Дерек, даже будучи пьяным, со мной не переспит. Что ж… ты не ошибалась…

— Я, я… — лепетала Лилия. — Послушай…

— Конечно, все твои слова подействовали на меня не так, как увиденное мной убийство, — словно не слыша Лилию, продолжала Эми. Голос ее слегка дрожал, но звучал уверенно. — Ты же ко мне относишься как… как к пустышке, и я это знаю. Ты звала меня гулять с собой, чтобы на моем фоне казаться красивее. Тебе же всегда было наплевать на меня, а теперь… теперь тебе вдруг стало интересно мое самочувствие. Можешь мне объяснить, почему?

— То, что с тобой произошло, не могло оставить меня равнодушной, — Лилия нахмурилась, и рука, державшая сумку, нервно дернулась.

— Ты не могла бы узнать, что со мной произошло, если бы не взяла мой дневник! — Эми с презрением глядела на подругу, судя по всему, уже бывшую. Каждая черточка ее некрасивого лица сквозила ненавистью — такой ее Лилия никогда не видела. — Тебе обязательно, обязательно надо было вынудить меня открыться тебе. Ну вот… я открылась. Тебе легче стало? Думаю, нет. Думаю, ты понимаешь, что после всего этого вряд ли я тебе буду помогать в учебе, исправлять все твои огрехи, как ты считаешь?

— Эми, пожалуйста, прости меня за тот случай! — тонким голосом произнесла Лилия. — Тот с Ребеккой два дня назад. Я… это все она. Если бы я все это знала тогда, знала, что же с тобой произошло, я бы…

— Не стала обсуждать тебя с Ребеккой, — окончила за нее Эми. — Да, правильно, я все понимаю. За спиной обмывать мне кости непозволительно только тогда, когда на моих глазах кого-то убивают. А в обычный день — да, пожалуйста, сколько угодно. Тешьте свое самолюбие дальше…

— Я не это имела в виду…

— Да уже не важно, что ты там имела в виду, — пренебрежительно бросила Эми. — Я знаю, как ты относишься ко мне, поэтому врать сейчас бессмысленно. Только ответь мне, пожалуйста, на один вопрос. — Эми всматривалась в лицо Лилии, уголки ее губ слегка подрагивали. — Ты… читала мой дневник?

— Нет.

Эми продолжала пристально смотреть на Лилию.

— Нет, Эми, я правду тебе говорю, — поспешила добавить Лилия.

Теперь взгляд Эми был устремлен поверх головы Лилии. Глаза ее почему-то расширились.

— Эми? — неуверенно произнесла Лилия.

Эми слегка наклонила голову набок, зрачки ее зеленых глаз были по-прежнему расширены.

— Я… я хотела прочитать, — стыдливо призналась Лилия. — но ты сразу заметила, что я взяла дневник, и… Эми, ты меня слышишь?

— Посмотри… туда. — Эми указала в сторону окна, находящегося за спиной Лилии.

Лилия обернулась и, прищуриваясь, посмотрела в окно. Щуриться нужды не было — солнце побледнело, полуденный свет потонул в неуместном сумраке. Безоблачное небо сделалось пепельным, высоко в небосводе виднелись какие-то завихрения, сравнимые с гигантским роем насекомых. Пейзаж за окном вдруг стал серым, прежде яркий день внезапно лишился всех своих красок. Замерев, девушки, смотрели на это необычное зрелище, приоткрыв рты.

— Что это? — спросила Лилия.

Эми в ответ покачала головой, не отрывая глаз от неба.

Серые вихри вращались все быстрее. Они сталкивались друг с другом в небе, сливаясь воедино и не прекращая свое движение. Постепенно завихрения образовали собой облака, скорость движения которых неукротимо возрастала. Таинственные облака, также как и вихри, собирались вместе, переплетались в одно целое, временами разъединяясь, неизменно становясь все больше, приближаясь все ближе…

— Что это такое? Похоже на… даже не знаю на что. Эми, что это может быть? — испуганно спросила Лилия.

— Я не знаю…

Эми подошла к окну и открыла его. В аудиторию ворвался неприятный запах — похожий на запах гари. Он быстро наполнил собой все помещение. Помимо запаха в аудиторию проникло нечто, вроде тумана. Он был наполнен густой, странно мерцающей пылью. Серые песчинки тумана плавно опускались на пустые скамьи аудитории.

— Закрой окно! — воскликнула Лилия и закашлялась, но в этом призыве нужды не было, рука Эми уже захлопнула створку. Резкий зловонный запах пропал, но остался его неприятный осадок. Эми, прислонившись к окну, внимательно посмотрела — но не на небо, а на улицу внизу. Она увидела нескольких людей, которые прикрывали нос ладонями, либо воротником одежды. Другие же пристально смотрели в небо. На тех немногих лицах, которые Эми сумела разглядеть, читался страх. Кое-где послышался крик. Медленно, но верно за окном разгонялась суматоха. Лилия тоже подошла к окну и своими глазами лицезрела все происходящее. С нескрываемым ужасом она обернулась к Эми.

— Нам лучше уйти отсюда, — испуганно сказала Эми. — Найти кого-нибудь из преподавателей.

— Идем.

Девушки оторвались от окна и поспешили к двери. Открыв дверь, они выскочили в коридор, который уже наполнился паникующими (и не очень) студентами из соседней аудитории. Повсюду слышались взволнованные голоса.

— Что за туман?

— Вы чувствовали этот запах? Будто кто-то сжигает тайваньские айфоны…

— Видели, что на улице происходит? Торнадо в небе, как из фильмов об апокалипсисе…

— А вдруг это и есть начало апокалипсиса? — в шутку предположил какой-то коренастый студент. — Вдруг этот туман превратит нас в зомбарей?..

Эми и Лилия взглянули друг на друга, явно не зная что думать.

Вторжение в душу

— Грайсберг! Гиллан!

К Эми и Лилии подошла низенькая пухлая женщина с прической под горшок на широкой голове — куратор Эминой группы, миссис Хелмсфилд.

— Я вас никак не могла найти! Где вы пропадали?

— Были в 134 аудитории, — ответила Лилия. — Звонка на следующую пару не было…

— И вряд ли будет. Немедленно следуйте в 108 аудиторию, вся наша группа уже там. А вы, — обратилась декан к студентам, выскочившим из соседней аудитории. — направляйтесь в 201 кабинет. Профессора Фохё вновь сегодня нет, вас там ожидает профессор Шайстер.

Студенты рванулись в указанном им направлении. Эми и Лилия пошли в противоположную сторону, за ними семенила миссис Хелмсфилд.

Сто восьмая аудитория звенела от шума студентов. Все те, кто не зависал в hooklove, оживленно обсуждали невиданное явление, происходящее за стенами университета. Увидев своего декана, студенты немного притихли. Миссис Хелмсфилд встала за трибуну. Эми и Лилия направились к своим одногруппникам. Лилия села отдельно от Эми, рядом с девушкой с каштановыми волосами, и о чем-то с ней зашепталась.

«С Ребеккой села, значит? Твоя мнимая дружба столь бессмысленна, как узор Беккиных ногтей» — со злостью и горечью подумала Эми.

Миссис Хелмсфилд повернулась к студентам. Шепот мгновенно прекратился.

— В данный момент никому не разрешается покидать территорию университета. Таково распоряжение ректора. Туман, если его так можно назвать, содержит в себе неопознанные токсичные вещества. Причины появления тумана пока не установлены, известно, что такого рода явление происходит не только в Мельбурне, но и по всей Виктории. Пока данное явление не пройдет или, по крайней мере, не ослабнет, ни в коем случае не покидайте стен университета.

Посмотрев на испуганные и в то же недовольные лица студентов, декан поспешила добавить:

— Позвоните своим семьям, скажите, что с вами все в порядке. Будем надеяться, что в ближайшее время будут установлены причины появления неизвестного тумана. Сейчас я вас ненадолго покину, мне надо поговорить с ректором. Повторюсь, — Миссис Хелмсфилд окинула строгим взором группу своих подопечных, и взгляд ее задержался на светловолосом курчавом юноше со вздернутым носом, который уткнулся в свой телефон, — никто не должен покидать стен университета… Тайгер!

Курчавый юноша оторвал голову от телефона и посмотрел на преподавателя, будто не понимая, чем заслужил ее внимание.

— Да, миссис Хелмсфилд?

— Ты услышал все, что я сейчас сказала?

— Да, миссис Хелмсфилд.

С секунду миссис Хелмсфилд всматривалась в Тайгера, потом обвела взглядом всю аудиторию и чуть дрогнувшим голосом произнесла:

— Помните о своей безопасности.

Декан развернулась на каблуках и покинула аудиторию. Некоторые из студентов смотрели в окно на творившийся внизу хаос, кое-кто звонил своим близким. Юноша по имени Тайгер, едва скрылась спина декана за дверью, громким звучным голосом произнес:

— Даже старуха Хелмсфилд не может сказать, что это за чертовщина. Она явно сама этим напугана. Сидят тут профессора, учат всякой ереси, а как что-то реальное происходит, то они не знают что говорить.

— Брось, — осадил его рослый студент, сидевший неподалеку. — Не только она, вообще никто не знает, что происходит. В интернете, — он помахал своим телефоном, — ничего по этому поводу не сообщается, лишь ссылаются на чудилу-анонима из hooklove, только и всего.

— Ну да, — хмыкнул Тайгер. — Как ее там… тевтонская бомба…

— Тектоническая, — поправила пара-тройка голосов.

— По-моему, эти странные облака идут к нам с севера, — задумчиво произнес один из студентов, вглядываясь в небо за окном.

— Ну конечно, — усмехнулся Тайгер. — Катастрофы и прочая дребедень вроде мигрантов и неизлечимых болячек всегда приходят к нам из Азии.

Девушка с каштановыми волосами, к которой подсела Лилия, угодливо засмеялась. Студентка с азиатской внешностью, стоявшая возле окна, развернулась и, сильно нахмурившись, посмотрела на Тайгера. Тот ее взгляд заметил:

— А что, Моу, не так, что ли? Лихорадки, эбола, птичий грипп — все это безобразие исходит с ваших этих Вьетнамов и Корей.

— Все это пришло с Африки, — хмуро произнесла Эми. Расисткие речи Тайгера, к тому же его банальная неграмотность, приличино набили Эми оскомину за все годы обучения с ним.

— Да какая разница — Африка, Азия, одна и та же хрень! — небрежно отмахнулся Тайгер. — Только тебе, Эмочка, есть до этой чепухи дело.

— Ну, конечно ей есть до этого дело! — вмешалась каштановолосая студентка, сидевшая между Лилией и Тайгером. Она презрительно уставилась на Эми. — Девушки, у которых нет опыта с парнями, всегда себя считают самыми умными.

Многие студентки, услышав это, звонко рассмеялись. Некоторые юноши глумливо усмехнулись, рослый студент неодобрительно покачал головой, а Лилия, в полном смущении, старалась не смотреть на Эми.

Сама Эми к подобному выпаду отнеслась спокойно.

— Зато твоего опыта, Бекки, на весь универ хватит.

Наступила звенящая тишина. Кто-то из студентов картинно протянул: «О-оу!». Студенты и студентки мигом обернулись к Бекки — посмотреть на ее реакцию, ведь она была заводилой в группе и такого рода заявления слышать не привыкла. Ребекка смерила Эми уничижающим взглядом и спокойно — что, видимо, стоило ей огромных усилий — произнесла:

— Зависть, Эмочка, — нехорошая штука. Смотри, как бы она не погубила тебя. Я же не виновата, что ты такая сирая и убогая, и поэтому никому не нравишься…

— Зато ты каждому парню нравишься, — так же спокойно парировала Эми. — Нравишься всего лишь на раз. Потом ты вынуждена искать другого.

Ребекка вскочила на ноги. Она смотрела на Эми так, будто бы хотела ее задушить. Тайгер поднял глаза и жадно уставился на Ребекку, явно желая увидеть драку. По другую сторону от стоявшей студентки Лилия жестами призывала Эми больше ничего подобного не говорить.

— Тебе нравится рассуждать о вещах, в которых ты ничего не понимаешь, — сквозь зубы процедила Ребекка. — Ты сама хочешь оказаться на моем месте, быть хотя бы вполовину как я…

— Даже не знаю, что хуже — быть полной дурой, как ты, или на половину.

— Да на тебя в жизни никто не посмотрит!

— На тебя тоже не каждый смотрит. — Эми привстала и, чуть наклонив голову, добавила: — Тайгер, например. Сколько бы ты не пыталась ему понравиться, сколько бы ты к нему не подсаживалась, своей мобилке он уделяет больше внимания чем тебе.

Ребекка густо покраснела. Тайгер от удивления широко открыл рот и стал пялиться на пламенеющие щеки Ребекки. Лилия, бросив на Эми осуждающий взгляд, спрятала лицо в ладони.

— Лилия! Ты не могла держать язык за зубами? — Ребекка была вне себя. Ярость в ней смешалась с крайним смущением.

— Лилия ничего мне не говорила, — соврала Эми, чтобы выгородить подругу. — Я догадалась. А своей реакцией ты только подтвердила мои догадки…

Ребекка рванулась к Эми и хотела схватить ее за ворот блузки, но рослый студент мигом вскочил и поймал тянувшуюся к Эми руку. Та отступила от нападавшей на нее сокурсницы и одарила ее пренебрежительным взглядом — тем самым, которым Ребекка обычно одаривает ее при каждой встрече. Ребекка дергалась и пыталась наступить на ноги юноше, который ее остановил. «До чего же приятно — доводить тебя до белого каления!» — злорадно подумала Эми, которой такое поведение было несвойственно. Она испытывала эту необычную радость впервые.

— Бекки, не дури! — пытался урезонить Ребекку студент, которому было сложно с ней совладать.

— Фред, отпусти! — отмахнулась от него Ребекка.

— Отпущу, если пообещаешь не нападать на Эми, — спокойно проговорил Фред. — В любой момент может вернуться Хелмсфилд. К тому же, тебя что ничего больше не волнует? Например, ядовитый туман за окном?

— Ладно, ладно, не буду я ее трогать… Да отпусти же ты наконец!

Фред отпустил Ребекку. Та со злобой посмотрела на него, потерла покрасневшее запястье и обернулась к Эми. Ее каштановые волосы растрепались и почти полностью закрыли лоб, Ребекка смахнула их рукой. Появившиеся из-под волос глаза теперь смотрели на Эми по-другому — помимо ненависти в них почему-то читалось самолюбие — и это Эми совсем не понравилось.

С мгновение они смотрели друг на друга. Никто из студентов уже не смотрел на загадочный, ставший густоватым, туман, все их взоры были обращены на конфликтующих студенток. Тайгер, открыв рот, не отрываясь смотрел на Ребекку, словно до этого ее никогда не видел. Внезапно Ребекка произнесла:

— Ты думаешь, я не смогу тебя заткнуть, умная ты наша? — Она неприятно улыбнулась. — Я могу сделать тебе очень больно, даже не трогая тебя…

— Может, ты успокоишься, наконец? — не выдержал Фред.

— Не вмешивайся! — воскликнула Ребекка. — Создается впечатление, будто ты, Фред, неравнодушен к ней!

Тайгер усмехнулся, прикрыв ладонью рот. Фред сердито обернулся к нему, и Тайгер вмиг обрел серьезную мину. Эми мельком взглянула на Фреда. Его лицо слегка потемнело, он отошел от Ребекки к окну и стал смотреть на темно-серый туман, который к тому моменту стал еще гуще чем прежде.

«Вряд ли Фред неравнодушен ко мне» — ушла Эми в свои мысли. — «Он, конечно, относится ко мне лучше всех остальных, но он делает это по доброте душевной, а не по любви или той же дружбе. Если бы я для него что-то представляла, то он давно бы…»

— Так вот, Эми, — Громкий возглас Ребекки оторвал девушку от внезапно охвативших ее раздумий. — Я не буду вступать с тобой в перепалку, скажу тебе всего лишь два слова, после чего ты сама поймешь чего стоишь. Всего лишь два, — Ребекка набрала в грудь воздух и выдержала паузу, — слова.

«Говори, корова, не тяни» — раздраженно подумала Эми и собралась озвучить свою мысль вслух, как вдруг она услышала:

— Дерек Страйкс.

Пальцами Ребекка почему-то обозначила кавычки.

— Эми что, употребляет? — вырвалось у Тайгера, не обратившего на «кавычки» никакого внимания.

Все перевели взгляд на Тайгера — тот прикрыл рот ладонью.

— Наверное, перепутал, извиняюсь! — быстро сказал он и повернулся к окну.

«Сам ты употребляешь, идиот!» — зло подумала Эми, но вслух не произнесла — сказанное Ребеккой выбило ее из колеи…

Что-то внутри у Эми неприятно повернулось. Ей вдруг стало очень жарко, она почувствовала колючий пот у себя на спине. Эми агрессивно посмотрела на Лилию — та выглядела потрясенной и еле-еле слышно проговорила:

— Я ничего не говорила…

— Лилия ничего мне не говорила, — подтвердила Ребекка, — про Страйкса. А про дневничок твой рассказала достаточно. Так что я бы на твоем месте сумку без присмотра не оставляла… Виктория Физерфлай.

Лилия встала и, стараясь избегать чьих бы-то ни было взглядов, подошла к окну и, став в такую же позу, как и Фред, начала всматриваться в ставший уже непроглядным туман. Остальные студенты тоже стояли у окон и испуганно переговаривались друг с другом, обсуждая удивительную аномалию, которая казалась теперь совсем уж устрашающей. Эми данный туман уже не пугал — и без него все было скверно. Она чувствовала, словно кто-то ворвался к ней в душу и все перевернул в ней верх дном, и данное ощущение погасило все иные чувства, которые были перед этим. Дневник, дневник, который знает о ней больше чем кто-либо другой, стал оскверненным, после того как побывал в руках этой легкомысленной девицы, взявшей его ради забавы. А Лилия! Гнусная Лилия, неумеющая хранить секреты. Подруга так называемая! Дерек, тот самый Дерек, пустослов, который разбил ее сердце ради забавы. А его друзья… гнусные убийцы! Совершили убийство прямо на ее глазах. Столько крови она никогда не видела… «Почему же все эти люди окружают меня? Почему это происходит со мной?»

Вопрос, полный злобы и отчаяния, отчетливо прозвучал у Эми в голове. Уголки ее зеленых глаз вдруг стали мокрыми — невыплаканные ранее слезы именно сейчас решили вырваться наружу. Ощущение совершенной беспомощности охватило Эми с головы до ног. Не обращая внимания на испуганные пересуды, доносившиеся от студентов, она резко развернулась и направилась к выходу.

Странная радость

Эми громко хлопнула дверью. Длинный коридор казался непривычно пустым — все, даже самые задиристые студенты, послушно находились в аудиториях.

Смотря себе под ноги тяжелыми от слез глазами, девушка ускорила шаг и почти бегом пронеслась через весь коридор, как вдруг в кого-то врезалась.

— Ой, простите! — Эми подняла глаза и с ужасом увидела знакомую стрижку под горшок.

— Гиллан! Куда вы спешите? — удивленно и с осуждением спросила миссис Хелмсфилд. — Вы должны быть в аудитории!

Девушка старательно отводила взгляд от преподавателя. Ее глаза скользнули по огромной сумке, которую миссис Хелмсфилд держала в руках, и тут же уставились в пол. Капельки с коротких ресниц орошали фланелевую рубашку.

— Я… мне… мне нужно в туалет, — промямлила она.

— В такое время? — удивилась миссис Хелмсфилд. — Сейчас вы должны быть в 208 аудитории!

— Вы же сказали не покидать стен университета, я же их… — обреченный вздох… — не покидаю. — Эми старалась изо всех сил говорить обычным тоном, но голос очень дрожал, дыхание стало прерывистым.

Миссис Хелмсфилд сочувственно кивнула.

— Девочка моя, не переживайте! — ласково сказала она. — Не стоит так расстраиваться! Уже установлены причины появления Серого Тумана, и в скором времени он будет ликвидирован.

— П… правда? — Эми совершенно забыла об аномалии за стенами университета. — Серый Туман?

— Так его успели прозвать австралийские журналисты. Данное явление, хоть оно и глобальное, прекратится, и для этого будут предприняты определенные меры.

— Правда? — повторила Эми, думающая совсем о другом.

— Ну конечно! — Куратор улыбнулась своей студентке. — Профессор Ричардсон, наш ректор, сообщил, что по сведениям, полученным совсем недавно от австралийского научного центра, источником Серого Тумана являются вихреобразные облака. Думаю, вы и сами обо этом знаете. Поэтому решено — облака прогнать, с помощью авиации, в сторону Антарктиды, где низкая температура замедлит скорость вращения облаков и локализует их в удаленной от нас местности.

— Э… хорошо, — произнесла Эми, явно не уловившая сути сказанного. Миссис Хелмсфилд проверяла содержимое сумки, которую принесла с собой, а Эми, улучив момент, вытирала уголком манжеты слезы с глаз.

— Милочка моя, давайте вернемся в аудиторию…

— Нет, мне правда нужно в туалет…

— Я хотела объявить студентам о эвакуации, все меры для этого предусмотрены. Плюс…

— Я быстро, миссис Хелмсфилд, — прошептала Эми. — Правда.

Миссис Хелмсфилд кивнула, ободряюще похлопала девушку по плечу и поспешила в аудиторию. Преподавателя немного клонило вправо — из-за тяжести сумки, подумала студентка. С уходом куратора нутро Эми вновь наполнилось исступленной болью и яростью.

«Ребекка, ты наглая стерва! Да даже в дневнике, будь он пустым, было бы больше мыслей, чем в твоей тупой голове, тупая ты дура!»

Эми закрылась в туалете и посмотрела на свое отражение в запотевшем зеркале. Себе она никогда не нравилась. «Куда мне до Лилии или Ребекки?» — все время думала Эми. Вроде бы уродливой и не назовешь — большие зеленые глаза и длинные прямые русые волосы, заплетенные в косу. Но в лице отсутствовала некая гармония — слишком большие скулы, длинный нос и неприятный шрам внизу подбородка — подарок детства. Достоинство в виде зеленых глаз Эми не подчеркивала — она старалась избегать взглядов парней в связи со своею, ненавистной ею самою, застенчивостью. Стараясь лишний раз не предаваться грустным мыслям, Эми снова смахнула слезы, достала из сумки дневник, открыла его. «Гнусная тварь» — в очередной раз вспомнила о Ребекке Эми, держа дневник словно питомца, которого смертельно ранили.

«Небольшое место для радости»

Когда тебе будет плохо, Виктория Ф., читай с этой страницы. Незачем тебе заострять внимание на всякие мелочи, лелеять свои обиды…

Глаза Эми метнулись к нижним строчкам.

24-го апреля 2021 г.

Бекки поссорилась со своим парнем, Майком, или как его там. Слышала, как она кричала на него в свой планшет. Обвиняла его в том, что он не уделяет ей внимание. Потом она швырнула свой планшет в стену. Экран у него разбился. У планшета. Планшет, кстати, не дешевый, в отличие от самой Бекки…

26-го апреля 2021 г.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 5
печатная A5
от 750