электронная
200
печатная A5
361
12+
Сочинение без мук

Бесплатный фрагмент - Сочинение без мук

Книга о том, как научиться писать сочинения

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-2676-3
электронная
от 200
печатная A5
от 361

Аннотация

Книга В. Слуцкого «Сочинение без мук» адресована школьникам и абитуриентам, которые хотели бы самостоятельно научиться писать сочинения. Автор — учитель литературы, много лет занимающийся репетиторством (подготовкой абитуриентов к вступительному экзамену-сочинению), — выделяет в работе над сочинением несколько чисто технических проблем, которые несложно научиться решать. Прочитав книгу, вы поймете, в чем причина ваших трудностей и как их преодолеть.

Сведения об авторе

Вадим Ильич Слуцкий родился в 1962 г. в Кишиневе, с 1990 г. живет в России. Педагог и писатель. Автор книг «Элементарная педагогика» (М., 1992), «Общая педагогика» (М., 1993), « «Катехизис» директора школы» (Ростов, 2007), «Говорим на уроке» (М., 2007) и др. Преподаватель Школы творческого развития «Ключ» г. Петрозаводска.

Глава 1. Про муки и страданья

Прежде чем начать работу над этой книгой, я совершил экскурсию по книжным магазинам нашего города. Интересовала меня, разумеется, литература о том, как писать сочинения. Внимательнейшим образом просмотрев соответствующие отделы в пяти крупнейших книжных магазинах, я нашел только одно пособие, предназначенное для того, чтобы самостоятельно научиться писать сочинение (А.Б.Есин. Как самостоятельно написать сочинение. — М.: Экзамен, 2006).

Открыв его, я обнаружил, что со с.20 начинаются примерные планы сочинений по всевозможным темам школьной программы, а затем и вовсе — повторение самой программы по литературе (что-то вроде краткого конспективно изложенного учебника по литературе). О том же, КАК писать сочинение (о выборе темы, ее обдумывании, составлении плана), автор пишет на 2 (двух) страницах.

Так что, даже эта книга только формально совпадает по теме с той, которую вы держите в руках. Фактически, пособие А.Б.Есина — это что-то вроде колбасы, в которой совсем нет мяса.

Но даже такая книга — одна-единственная!

Зато я обнаружил 43 (!!!) книги-шпаргалки с готовыми сочинениями: от толстенных, в 500—600 страниц, фолиантов до тощеньких рахитичных брошюрок карманного формата.

Это — рынок, ничего не поделаешь. Спрос рождает предложение. А спрос у нас вот такой. Как написать сочинение? Списать! 43 книги предназначены для тех, кто не стремится научиться писать сочинения, а попросту их списывает.

А вот в Европе такое явление неизвестно. Заявляю с полной ответственностью: там никто никогда не списывает! Как-то даже в голову не приходит.

Почему это так? Почему у нас сочинение — одно из самых нелюбимых учебных заданий? Почему в школе — где полагается УЧИТЬСЯ — почти никто не хочет учиться, работать над собой? Почему обман, подделка, очковтирательство у нас по-прежнему процветают?

И — самое главное — как все-таки быть человеку, который учится в школе, собирается поступать, а сочинения писать не любит и не умеет? Что, если он не хочет списывать, — предположим, потому, что у него есть чувство собственного достоинства?

Ведь списывать — это значит обманывать, хитрить, ловчить, прятаться, бояться разоблачения. Чувствовать себя кем-то вроде вора. И это, кстати, одна из причин полного отсутствия списывания на Западе: там с чувством собственного достоинства все в порядке — даже у детей. У нас, к сожалению, нет.

Тем не менее, среди моих учеников много таких, которые лгать и ловчить ни за что не станут: хоть они и живут в России, но все-таки умеют уважать себя. Но и для них часто сочинение — это «муки и страданья» — а списывать они не хотят.

Они хотели бы научиться самостоятельно справляться с этой работой, причем, не тратя на это уйму сил и времени (поскольку у большинства из них другие интересы: допустим, они «физики», а не «лирики»).

Однако, в школе этому не учат: не учат тому, КАК РАБОТАТЬ НАД СОЧИНЕНИЕМ в самом элементарном техническом смысле. В школе сочинения ЗАДАЮТ. Учат, в лучшем случае, пониманию темы и составлению плана (последнее, кстати, совершенно не обязательно и сугубо индивидуально: некоторым заранее составленный план даже мешает писать), но — только самые добросовестные учителя. Остальные не делают и этого. Просто — задают. А там уж выплывайте, как хотите. Это ваша проблема.

Впрочем, не стоит вешать всех собак на наших учителей. Учитель — профессия массовая, а обычный человек мало чему способен научиться самостоятельно, открыть путем самостоятельного поиска — увы, это так. В пединститутах же у нас этому не учат.

Так что: им не объяснили, как учить писать сочинения, и они этого не умеют. В сущности, это не их вина.

Правда, существует обширная литература для старшеклассников и абитуриентов на данную тему (о том, как научиться писать сочинение). Но вся она в том же роде, что и упомянутая выше книга А.Б.Есина, с некоторыми незначительными вариациями. Т.е. авторы (А.А.Мурашов, А.А.Крундышев, Ю.А.Озеров, Е.И.Басовская и мн. др.) больше пишут О СОДЕРЖАНИИ сочинений, чем о том, КАК их писать — не о тех самых ТЕХНИЧЕСКИХ МОМЕНТАХ, которые в действительности играют решающую роль.

Читать эти книги бесполезно, потому что тот, кто любит литературу, хорошо знает тексты произведений, и так пишет неплохо; а кто не любит и не знает — и после чтения всех этих книг — все равно будет писать не лучше, чем раньше. Зачем же их читать?

К тому же все эти авторы слишком романтичны: уверены, что сочинение — это такая творческая-творческая работа, ну ужасно творческая! Что тут необходимо вдохновение! — и пр., и т. п.

Спору нет, такое возможно. По моим впечатлениям (я преподаю 25 лет, неоднократно проверял вступительные и выпускные работы) из обычных текущих школьных сочинений в полном смысле слова «творческой работой» бывает примерно одна из 30—40, это в лучшем случае; что до экзаменационных сочинений, то за всю жизнь я такую работу прочел только одну (!) — из нескольких сотен, мной проверенных.

Так что давайте отбросим в сторону розовые маниловские мечты: обычное школьное сочинение, которое пишет обычный ученик (т.е. не литературно одаренный, не слишком любящий читать, достаточно загруженный всякой другой учебной работой), как правило, творческой работой не является. Это обычная учебная работа, за которую ставится самая обычная оценка. И ученик хочет получить оценку повыше, притом, не полагаясь на «потный вал вдохновения», который то ли накатит, то ли нет (скорей всего, нет).

Значит, проблема в том, чтобы именно НАУЧИТЬСЯ ЭТО ДЕЛАТЬ, причем, научиться должен, повторяю, самый обычный ученик — и без гигантских затрат труда, времени и сил (их просто нет: есть же и другие предметы в школе).

Вот так стоит вопрос, по-моему.

Раз есть такая школьная работа, раз есть такая форма экзаменационных испытаний, то значит нужно ПРОСТО НАУЧИТЬСЯ.

Для чего и предназначена эта книга.

Это не книга для тех, кто любит читать и сочинять, — скорее, даже наоборот, я ориентировался на самых «замученных сочинениями» своих учеников, как раз на тех, кто их в особенности терпеть не может, но в то же время и списывать — по причинам, указанным выше, — не хочет.

Кстати, еще несколько слов о списывании.

Сочинение, представляющее собой самостоятельно созданный автором текст (не списанный), НЕСЕТ НА СЕБЕ совершенно явный ОТПЕЧАТОК ЕГО ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ. Я не буду здесь объяснять, в чем это конкретно проявляется, надеюсь, вы поверите мне на слово: я никогда не затрудняюсь определить, кем из моих учеников — если этот человек учится у меня сравнительно давно, и я его хорошо знаю — написан неподписанный текст на абсолютно любую тему, даже если текст этот набран на компьютере (т.е. — по почерку не определишь). Есть особенности стиля, мышления, которые так же очевидны, как черты лица: вы же не затрудняетесь узнать своего старого знакомого, лишь бросив на него беглый взгляд, — так и опытный учитель не затруднится сказать, написан ли текст его учеником или каким-то другим, незнакомым ему, человеком. Т.е. — самостоятельный ли это текст или списанный.

Вот почему мои ученики — независимо от уровня уважения к себе — никогда не списывают: потому что это бесполезно. Я такие тексты не оцениваю. А обмануть меня, выдав чужой текст за свой, почти невозможно.

Теоретически можно чужой текст переделать «под свой стиль», но это намного труднее, чем написать сочинение самостоятельно.

Конечно, есть разные преподаватели: некоторые мои коллеги предпочитают не ссориться со своими учениками и делают вид, что «не догадались», — и ставят хорошие отметки. Но вот это уже будет педагог, САМ СЕБЯ НЕ УВАЖАЮЩИЙ.

А, кроме того, списывание тормозит всякое развитие в определенном отношении: зачем же вы ходите в школу, зачем хотите поступить в институт, если вы не собираетесь развиваться? Ведь образование — это, по определению, работа над своим развитием (в данном случае, речевым).

Вы хотите только благоустроиться, жить обеспеченно и благополучно? Тогда мне вас искренне жаль. Но, к счастью, такие люди не составляют большинства.

Наконец, списать на вступительном экзамене (где никто никого не знает, а значит, узнать списанный текст «по стилю» нельзя) почти невозможно потому, что темы неизвестны заранее, — притащить же на экзамен все 43 шпаргалки затруднительно (понадобится тележка).

Конечно, можно сшить такие специальные штаны — с 43-мя карманами, большими и маленькими, но: во-первых, за время экзамена вы не успеете не только прочесть, но и пролистать все свои шпаргалки; во-вторых, в формулировке каждой темы есть свои нюансы, из-за чего списанные работы всегда оказываются немножко или множко не на тему, а это одно из главных оснований для снижения оценки. Т.е., конечно, можно, списывая, адаптировать (переделать, приспособить) готовый текст к предложенной теме, но это очень трудно — гораздо труднее, чем написать свой самостоятельный текст.

Так что, мой вам совет: плюньте на это дело! Я говорю о списывании. Мораль тут ни при чем: просто это хлопотно, трудно, неэффективно, портит нервную систему, требует творчества (специфического) и вдохновения. Гораздо проще научиться это делать самостоятельно.

Глава 2. О причинах мук и страданий

Почему же пишут неудачные сочинения? Другими словами, какие проблемы — о существовании которых большинство наших школяров если и догадывается, то не умеет их решать — неизбежно встают перед любым «сочинителем», что бы он ни сочинял?

Проблема 1. Понимание темы.

Все знают, что есть такая проблема, но далеко не все научились ее успешно решать. Сочинение «не на тему» в наших школах, и даже на экзаменах, — это по-прежнему явление обычное.

Представьте себе, что вы учитель. Вы задали своим ученикам сочинение « «Роман А. С. Пушкина „Евгений Онегин“ — энциклопедия русской жизни» (тема банальная, надоевшая, но популярная: почти во всех «шпаргалочных антологиях» присутствует текст на эту тему). И вот вы знакомитесь с плодами вдохновенного творчества своих учеников. Кто-то (обычно это свойственно девушкам) пишет о своих субъективных впечатлениях о романе, о том, что понравилось, о своих чувствах и пр., — хотя тема этого совершенно не предполагает. Что, писавшая не могла внимательно прочесть название и понять, что тут требуется? Могла. Но почему-то этого не сделала. Ну, например, потому, что писать «чисто субъективные» тексты ей просто легче: болтай себе, что вздумается и о чем вздумается, — хорошего знания текста не нужно, строгой последовательности и логики тоже не требуется. А писала вечером (хорошо, если не ночью), после того, как сделала все прочие уроки (а кроме уроков есть же еще и какая-то своя жизнь). Вот и пошла по пути наименьшего сопротивления.

Или попадается работа, невероятно объемная и солидная, но в ней — обо всем обо всем: и об отношениях Онегина с Татьяной, и об истории создания романа, и об истории его публикации, и о высказываниях критиков — и т.д., и т. д. Этот автор подсознательно, всякий раз, когда садится за сочинение, руководствуется мотивом — ПОКАЗАТЬ СВОЮ ЭРУДИЦИЮ, продемонстрировать свои обширные познания. У него вообще нет установки на раскрытие именно этой и только этой темы, так что он ее и не пытался понять: ему кажется, что, о чем ни пиши, важнее всего «вывалить» перед учителем весь свой «багаж знаний», и чем он больше — тем лучше.

А кто-то, может быть, действительно пытался понять тему, но почему-то понял не совсем правильно.

Итак, первая причина неудач — отсутствие ПРИВЫЧКИ сначала понять тему, причем, так, чтобы была абсолютная уверенность, что понято правильно, — а уже потом писать; а также неумение понимать тему.

Проблема 2. Свои мысли.

Написать самостоятельный текст, не имея своих мыслей, нельзя, невозможно в принципе. А свои мысли появляются только у неравнодушного человека.

Эта проблема (наряду с проблемой-6, см. ниже) — главный камень преткновения наших учеников: подавляющее большинство спотыкается как раз на нем. Ведь произведение прочитано не потому, что хотелось прочесть, а потому, что ЗАДАНО. Прочитано не ради удовольствия, не из непосредственного интереса, а потому что НУЖНО.

Какое тут может быть неравнодушие и какие свои мысли?

Да, школьник — это человек, поставленный в невероятно трудное положение. Ни одному самому гениальному мыслителю не приходится высказываться по такому множеству самых разных вопросов из разных областей человеческого знания.

И тем не менее, реально проблема стоит именно так: состряпать приличное сочинение из обрывков чужих мыслей (из учебника, критической литературы, из того, о чем шла речь на уроках) нельзя.

Излагать чужое страшно скучно. А как скучно это читать! Вы-то напишете одну работу, а учитель проверяет сразу десятки! И он никогда не простит вам, если ему будет тяжело и скучно читать ваш текст.

А свои мысли — даже самые простые — никогда не бывают скучными: ни себе, ни другому.

Но не надо думать, что это страшно сложно — иметь свои мысли. Ничего подобного! Просто многим не приходит в голову, что это возможно и, более того, даже очень легко и просто. Нужно просто знать, КАК.

Но о том, как научиться иметь свои мысли об абсолютно любом прочитанном тексте, речь пойдет в следующей (3-й) главе.

Кстати, и запоминается по-настоящему содержание произведения только в том случае, если у вас по поводу него возникли какие-то свои мысли: это психологический закон.

Когда наши ученики читают то, что им задано, они часто «духовно отсутствуют»: их личность, их Я в этом не участвует. То же самое, кстати, часто бывает и на уроках в школе.

А чтобы написать полноценное живое хорошее сочинение, нужно научиться, читая, думать; нужно, чтобы при чтении появлялись свои мысли (а может быть, и чувства). Которые и станут стержнем, главной составляющей, вашей работы.

Кто этого не умеет, тому, собственно, нечего писать, нечего сказать, — а он пытается что-то выдавить, вымучить, слепить текст из ничего, состряпать «пирожок ни с чем», — но это кушанье пресное, невкусное. И это, повторяю, едва ли не главная причина неудач при написании сочинений: как в школе, так и на экзаменах.

Проблема 3. Продумывание основной части (свои мысли — доказательства — примеры).

Все знают, что сочинение, как правило, состоит из вступления, основной части и заключения, и что главное — это основная часть. Тем не менее, пишут обычно «по вдохновению»: т.е. начинают «от печки» — со вступления — а уже по ходу дела «обдумывают», что бы такое «насочинять» дальше.

Таким образом написать хороший интересный текст может только талантливый импровизатор.

На самом деле, грамотная работа над сочинением напоминает процесс съемки кинофильма: как правило, сначала снимаются ключевые эпизоды (из середины и конца картины), а уже потом все остальные.

Как вы будете писать сочинение — ваше дело. Но продумать лучше сначала главное, т.е. основную часть.

И, кстати, в этом случае вступление и заключение перестают быть проблемой: они определяются содержанием основной части. А то часто бывает: пишет человек вступление, а к чему это вступление — и сам не знает. Во что он «вступает»? — ведь «вступление» — это от «вступать», «входить». Получается, что входят туда, неизвестно куда. Потом к этому «предисловию» приделывается — пришивается белыми нитками — «основная часть», но какая же она «основная», если не ею определяется «вступление», а сама она зависит от него?

Так что одна из причин неудач — неправильная, так сказать, «наивно-естественная», последовательность работы над сочинением: раз вступление вначале, то и сочиняем сначала его, а потом уже все остальное. В результате самое главное часто оказывается скомканным, мысли перепутываются, теряется связь между частями, вступление и заключение «перевешивают» основную часть. Все это недостатки, довольно серьезные.

Нормальная последовательность работы над сочинением такая: сначала середина, потом начало и конец.

Проблема 3. Связь между частями, абзацами, предложениями.

Вы опять учитель.

И вот вам сдали сочинение по Чехову, в котором вы читаете:

«На Чехова-писателя очень повлиял Чехов-врач. Почти во всех своих произведениях он исследует одну-единственную проблему: почему люди умирают духовно? В чем причина такого «летального исхода»? Какая болезнь к этому приводит? И вывод писателя такой — к этому приводит пошлость.

Дмитрий Ионыч Старцев сначала производит впечатление хорошего человека. Он любит свою работу, у него возвышенные идеалы. Он умный энергичный молодой человек…» — и т.д., и т. д.

Вопрос: какая связь между первым и вторым абзацами? Ответ: никакой. В первом абзаце речь идет об одном (о главной особенности всего творчества Чехова), во втором — о совершенно другом (о Старцеве).

Хотя ведь нетрудно было начать второй абзац, скажем, так: «Вот и герой рассказа „Ионыч“, Дмитрий Ионыч Старцев, стал жертвой пошлости. А ведь сначала он производил впечатление…» — и т.д., и т. д.

Казалось бы, так просто. Однако подобная ошибка — отсутствие связи — очень типична. Сам автор сочинения знает, что хочет сказать; ему самому все, что он пишет, представляется логичным (написал вступление — вообще о Чехове, теперь у меня основная часть — о конкретном герое конкретного произведения) — и он не замечает отсутствия связи между частями своего текста.

А, может быть, помешал план: так тоже часто бывает. Закончил человек «раскрывать» один пункт плана — и перешел ко второму.

Результат же напоминает задачку-анекдот из «Солдата Швейка»: стоит дом, в нем шесть этажей, в каждом этаже по 12 квартир, в каждой квартире по три комнаты. Вопрос: в каком году умерла у швейцара его бабушка?

Проблема 5. Вступление и заключение.

Одна из самых легко разрешимых проблем. Но, к сожалению, часто приходится читать очень громоздкие и мало связанные с основной частью вступления, а заключения, наоборот, бывают куцыми, как заячьи хвостики: потому что пишутся в конце, в цейтноте, когда уже время поджимает.

На самом деле, существует несколько совершенно стандартных способов писать вступление и заключение (см. главу-3), освоить которые не составляет труда. Обычный ученик, как правило, пользуется не всеми, а двумя-тремя больше для него подходящими способами. Стоит набить руку — и вступления и заключения, именно такие, как нужно: по объему и по содержанию — получаются почти механически, очень легко.

Ученик, умеющий писать сочинения, почти не думает о вступлении и заключении: 90 или 95% времени он тратит на основную часть.

Проблема 6. Речевые ошибки.

Фрагмент из сочинения на ту же тему (по рассказу А.П.Чехова «Ионыч») другого автора:

«В рассказе „Ионыч“ выведен молодой человек Старцев Дмитрий Ионыч. На его жизни можно проследить ту пошлость и духовную деградацию, которые Чехов показывает на протяжении всего рассказа. В начале рассказа Старцев еще молод, умен, он молодой человек, стремящийся к высокой цели. Но со временем и пошлость жизни, и пошлость окружающих людей поглощают Старцева…» — и т.д., и т. д.

Нередкий случай: текст представляет собой почти сплошную речевую ошибку, вернее, цепь речевых ошибок, следующих «вплотную» одна за другой.

Судите сами: в 1-м предложении очень двусмысленно употреблено слово «выведен». Означать оно может и то, что его «вывели» (откуда и куда?), и то, что его «показали», «изобразили». Разумеется, здесь подразумевается второе значение, но это как-то не совсем и не сразу ясно. Кроме того, забавно — и совершенно не уместно — рифмуется «Ионыч» — Ионыч:

В рассказе «Ионыч»

Есть Дмитрий Ионыч!

Ну, прямо стихи! Пушкинские строки! Но в прозаическом тексте подобное совсем ни к чему.

Но это еще цветочки. Дальше начинаются ягодки. Что значит «На его жизни можно проследить…»????????????? Видимо, ученица хотела сказать, что его [Старцева] жизнь как раз может служить примером того, как человек «заболевает» пошлостью и погибает (духовно) от этой болезни.

Дальше можно выписывать чуть ли не все подряд. Оказывается «пошлость и духовную деградацию» «Чехов показывает на протяжении всего рассказа». Но «пошлость» и «деградацию» нельзя показать: их не увидишь глазами — это абстрактные понятия. Показывает писатель поступки героев: то, что видимо и слышимо, — и по их словам и поступкам мы догадываемся об их «деградации» и пр., и пр.

Дальше — больше: оказывается, «В начале рассказа Старцев еще молод, умен, он молодой человек…» — раз «он молод», то нетрудно догадаться, что «он молодой человек»: согласитесь, было бы странно, если бы Старцев был молод, но в то же время оказался стариком! Я уж не говорю о том, что еще в первом предложении было сказано о его молодости. Зачем сто раз повторять одно и то же?

«Но со временем и пошлость жизни, и пошлость окружающих людей поглощают Старцева» — а «пошлость жизни» и «пошлость людей» разве не одно и то же? Откуда в «жизни» взялась пошлость, если не от людей? Или здесь имеется в виду какая-то другая жизнь — не жизнь людей???? И что это значит, что они «поглощают» Старцева: надо было хоть взять это слово в кавычки, тогда его можно было бы понять в переносном смысле как «засасывают» (как трясина), — а так получается, что Старцев настолько увлекся «пошлостью жизни», что… сильно опошлился! Ведь быть «поглощенным чем-то» — значит «увлекаться чем-то».

Трижды — всего в 4 предложениях — повторяется: «в рассказе», «в начале рассказа», «на протяжении рассказа». Хотя можно было написать «в начале произведения» и даже просто «в начале».

Если так писать, то — каким бы ни было содержание — больше «троечки с минусом» не получишь. Речевые ошибки — главная, наиболее типичная проблема наших школьников.

Проблема 7. Орфографические и пунктуационные ошибки.

В школе на уроках русского языка человек привыкает писать упражнения на определенное правило: вставлять пропущенные буквы, расставлять знаки. И такие работы обычно делаются хорошо: там все в порядке с грамотностью.

Но сочинение — это самостоятельно создаваемый текст. Ученик сосредоточен на содержании и речевом оформлении, а «орфографическая и пунктуационная бдительность» ослабевают. Кроме того, здесь «все вперемешку»: слова на все правила, а не на какое-то одно.

Но вот что странно, — почти никто из наших школьников этого не знает, но это так: грамотно написать сочинение намного легче, чем диктант! Ведь пишет-то человек ТОЛЬКО ТО, ЧТО САМ ХОЧЕТ, — а не то, что ему диктуют. Ну и замени трудное слово, в написании которого не уверен, на другое, в котором как раз уверен. Увы, просто не приходит в голову это сделать! И этому тоже нужно учиться.

Итак, основные причины неудач при написании сочинения вот какие:

Непонимание или неточное понимание темы.

Отсутствие своих мыслей.

Непродуманность основной части.

Отсутствие связи между частями.

Неудачные вступление и заключение.

Речевые ошибки.

Орфографические и пунктуационные ошибки

Правда, может быть и такая причина неудачи: автор сочинения просто не читал произведения. Но тут уж я ничего поделать не могу. К сожалению, написать приличное сочинение по произведению, которого не читал, практически невозможно. Никакие «краткие пересказы» не заменяют собственных читательских впечатлений от художественного текста, и свои мысли могут появиться только при чтении оригинального текста, а не критических статей, параграфов из учебника и пр.: все это только своего рода «отражения» самого литературного произведения.

Здесь по этому поводу могу заметить еще только то, что «изучать литературу» на примере крайне объемных текстов (вроде «Войны и мира») весьма неразумно. Воспитать читателя — а именно такова сверхзадача школьного предмета «Литература» — т.е. научить понимать и ценить (и любить) хорошую качественную талантливую художественную литературу — можно, используя совсем небольшие тексты.

Увы, мы тут ничего не можем поделать: есть такие жутко умные люди, которые решили за нас, что нужно изучать в школе, что нет.

Важно понимать: не читая вообще ничего, научиться писать сочинения нельзя.

Глава 3. Конец любым страданьям и разочарованьям

В этой главе речь пойдет о том, как же научиться успешно решать все вышеперечисленные проблемы.

Проблема 1. Понимание темы.

Ниже даны 12 тем по одному и тому же произведению (роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»), попытаемся в них разобраться.

Униженные и оскорбленные в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание».

В бесчеловечном мире (общество в романе «Преступление и наказание»).

Идеологический роман Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание».

Вера и атеизм: Сонечка Мармеладова и Родион Раскольников.

Психологические открытия Ф.М.Достоевского в романе «Преступление и наказание».

Ф.М.Достоевский о свободе и ответственности человека (по роману «Преступление и наказание»).

Мой любимый герой романа «Преступление и наказание».

Мое отношение к Родиону Раскольникову.

Что я думаю о теории Родиона Раскольникова?

Преступление и наказание Родиона Раскольникова.

«Двойники» Родиона Раскольникова и замысел романа «Преступление и наказание».

Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» и история России.

Итак.

Тема-1. Униженные и оскорбленные в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание».

Совершенно ясно, что это — о каких-то героях романа, и для начала неплохо бы определиться, о каких же именно. Наверное, это все Мармеладовы (сам «глава семейства», Катерина Ивановна, Соня, младшие дети); это девочка на бульваре, которую встречает Раскольников; это Лизавета; это, пожалуй, даже и сам Раскольников и его мать и сестра. А вот Разумихин, как бы он ни бедствовал материально (помнится, он зимой никогда не топил у себя в комнате и говорил, что так даже лучше), к униженным и оскорбленным не относится, потому что его тяжелые условия жизни нисколько не унижают и не оскорбляют, не затрагивают его души, не мешают оставаться бодрым и жизнерадостным.

Ну и что же: просто рассказать об этих героях? Кто они, какие они, как и чем они унижены и оскорблены?

Но ведь сочинение по литературе никогда не является простым пересказом текста, изложением содержания литературного произведения «своими словами». Конечно, здесь нужно рассказать обо всех этих героях — и именно в таком плане: объяснить, почему они «униженные и оскорбленные». Но роман Достоевского — художественное произведение: не в том здесь только дело, что автор просто показывает, как плохо жилось определенным слоям населения тогдашней России. Все образы «униженных и оскорбленным» тесно связаны с замыслом романа, играют в воплощении его определенную роль. Так, может быть, нужно объяснить, какую? Для чего нужны авторы вот эти именно герои, как — «с их помощью» — он воплощает свой замысел?

«За-мысел» — это от «мысль» (вернее, слово «замысел» однокоренное со словом «мысль», а образовалось от «замыслить», «задумать что-то»). Почти всегда замысел может быть понят как какая-то одна мысль. В данном случае, такая: как бы человеку плохо ни жилось в материальном, социальном плане, — как бы ни был он унижен и оскорблен — он не имеет права терять Человека в себе, переступать через нравственные нормы, он все равно — в каком бы ни был положении — остается человеком, существом, созданным по образу и подобию Божию, несущим ответственность за свою жизнь, свои поступки духовным (а не чисто социальным) существом. Или — проще: Божьи законы важнее для человека, чем социальные.

В то время (во второй половине XIX в.) была очень популярна социологизаторская теория, согласно которой человек — это чистый продукт социума, общества, в котором он живет. Человек не сын Бога (которого вообще нет!), а сын Общества. И раз Общество его «обижает», раз человеку плохо, то он имеет право — по сути дела, любым способом, не исключая самого грубого насилия — бороться за улучшение своего положения, изменяя «нехорошее» Общество. Такие взгляды рассматривались как передовые, революционные. А Достоевский с этим спорил, опровергал эту точку зрения.

Роман его — полемический: это художественная полемика с теми, кто собирался «из грязи прыгнуть в князи» путем насилия и преступлений; кто заранее отпустил себе все грехи — на том основании, что «меня, бедного, унизили!», — и значит мне все можно.

Что же у нас получается? Видимо, что главным для раскрытия этой темы — если так ее понять — будет образ Раскольникова (а вовсе не Мармеладовых, как можно было подумать сначала: ведь именно они «самые униженные»). Понятно, что роль других «оскорбленных жизнью» героев не самостоятельная: они имеют значение только в связи с Раскольниковым, с тем, как они на него влияют. Вторая по значимости тут, конечно, Сонечка — абсолютный антипод Раскольникова и одновременно (в конце романа) его самый близкий человек.

Итак. Наше первое впечатление было — что тема простая. Нужно всего лишь знать текст романа — и все: и пиши себе, достаточно легко и бездумно. Рассказывай, как плохо жилось «униженным и оскорбленным». Но тогда это был бы просто пересказ текста. А мы знаем, что так не бывает: сочинение не может быть только пересказом. Поэтому мы попытались понять тему как литературоведческую (литературоведение объясняет — или, скорее, помогает понять — художественные тексты: их содержание, то, как они «сделаны»): вышло у нас, что тут нужно говорить о замысле романа и о том, какую роль в его воплощении играют «униженные и оскорбленные».

Но и это еще не все. Попробуем еще подумать.

А правы ли мы? Ведь можно было сформулировать тему так: «Замысел романа Ф.М.Достоевского „Преступление и наказание“ и образы униженных и оскорбленных в романе» — как-то так. Тогда бы было совершенно ясно, что имеется в виду именно это.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 361