электронная
180
печатная A5
509
18+
Соблазн осенних акварелей

Бесплатный фрагмент - Соблазн осенних акварелей

Психологический детектив


5
Объем:
410 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9348-6
электронная
от 180
печатная A5
от 509

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Дом с привидениями

Телефон подал голос, когда Майя наклонилась, чтобы застегнуть сапоги — чёрные замшевые сапоги на высоком крепком каблуке, только вчера купленные в попытке улучшить настроение. За окнами хлестал холодный октябрьский дождь, по тротуарам текли ручьи, сапоги было жалко, и Майя собиралась вызвать такси — садиться за руль она не любила, на работу и обратно предпочитая ездить на метро.

Она подняла один за другим замочки «молний» и выпрямилась. Телефон надрывался, на экране светилось «Русаков А.», но чья это фамилия, сообразить не удавалось. Только бы не клиент, подумала Майя с беспокойством. Клиентов она теперь не брала — от небольшой частной практики, оставшейся с тех давних пор, когда она была обычным психотерапевтом, Майя уже четыре месяца, как избавилась. Но люди по старой памяти продолжали ей звонить, и она всякий раз мучилась угрызениями совести, отказывая тем, кто нуждался в помощи.

Несмотря на это, игнорировать телефонные звонки Майя себе не позволяла, а потому, помедлив ещё секунду, коснулась значка «Ответить».

— Майя Шустова. Слушаю вас.

— Майя Михайловна, здравствуйте! — раздался в трубке смутно знакомый энергичный мужской голос. — Это Артём Русаков. Артём из «Сердца гор», — пояснил мужчина, не дожидаясь, когда она откликнется. — Помните меня?

Майя даже засмеялась от облегчения.

— Здравствуйте, Артём. Конечно, я вас помню.

После отъезда из «Сердца гор» они не разговаривали. На Восьмое марта и на день рождения Майя получила от Артёма открытки, а в начале лета сама написала ему письмо — предупредила, что в августе, как планировалось, приехать не сможет. Администратор любезно ответил, что приглашение остаётся в силе и она может воспользоваться им, когда захочет, главное, чтобы в гостевом доме в тот момент имелся свободный номер. Этим их общение и ограничилось.

— Я в Москве, — сообщил теперь Артём, — На выставке по гостиничному делу. И вот… решил вам позвонить… Майя Михайловна, мне очень нужен ваш совет.

— Совет? Какой? — слегка удивилась она.

Он вздохнул:

— Это не телефонный разговор. Если можно, я хотел бы с вами встретиться.

Почему бы и нет, рассудила Майя. Поездка в «Сердце гор» оставила у неё приятные воспоминания, Артём был ей симпатичен, а реплика о «нетелефонном разговоре» возбудила любопытство.

— Хорошо, давайте встретимся, — ответила она после недолгого раздумья.

— Спасибо большое! — обрадовался её собеседник. — Давайте, я подъеду, куда и когда вы скажете.

— Вы на машине?

— Да.

— Тогда заберите меня с работы прямо сейчас, — предложила Майя — сегодняшний вечер был у неё свободен.

Она объяснила дорогу. Выяснилось, что Артём находится в нескольких кварталах от неё, так что долго ждать его не пришлось. Майя вышла из здания экспертного центра и замерла под широким козырьком, с края которого стекали ядовито-жёлтые от фонарного света дождевые струи. Ей требовалось глотнуть свежего воздуха — хотя какая уж тут свежесть, посреди перегруженной в час пик центральной улицы? Минут через пять напротив входа остановился светло-зелёный «рено-логан», из которого выскочил рослый плечистый парень с большим зонтом. Парень подбежал к ней, она узнала его широкое улыбчивое лицо с живыми тёмными глазами.

— Идёмте скорее, Майя Михайловна, — воскликнул он, приглашая её под зонт. — Жесть, а не погода!

Она сама не заметила, как оказалась в тёплом и сухом автомобильном салоне, и даже ног замочить не успела. Артём бросил на заднее сиденье сбрызнутую дождём куртку, оставшись в бежевой толстовке с коричневой надписью: «Нормально ДЕЛАЙ — нормально БУДЕТ!» Устроился на своём месте, положил руки на руль и улыбнулся.

— Как я рад, что сумел вас найти!

Видно было, что, действительно, рад.

Мимо проехал грязный серый внедорожник неведомой марки. Майя вдруг вспомнила, что на таком же, только белом, Артём разъезжал в Абхазии.

— Это ваша машина? — поинтересовалась она, имея в виду «рено».

— Нет, не моя. Сюда я на самолёте… Машину взял напрокат. Не люблю ходить пешком, особенно по такой погоде.

Майя расстегнула верхние пуговицы плаща, поудобнее разместила усталые ноги.

— Вы же поговорить хотели, верно?

— Верно, — кивнул Артём.

— Тогда предлагаю где-нибудь поужинать. Там и поговорим. Не знаю, как у вас, а у меня обед был очень давно.

По правде сказать, пообедать по-человечески Майя сегодня забыла вовсе, но вспомнила об этом только сейчас.

— С удовольствием! — отозвался парень. — Где? Я здесь у вас почти ничего не знаю.

Майя выбрала итальянский ресторан на Таганке, который всегда её радовал не только отменным качеством еды, но и разумными ценами, и не слишком громкой музыкой. Артём нашёл адрес в навигаторе, и они поехали.

По обе стороны от машины веером разлетались брызги, и чудилось, что никакая это не машина, а катер, плывущий по странной жёлтой реке. На лобовое стекло, вне досягаемости «дворников», налипали бурые кленовые листья. Артём молчал, не отрывая глаз от дороги. Майя догадывалась, что сумасшедшее московское движение выводит его из равновесия.

В ресторане им повезло занять столик на втором этаже, в удалении от главного зала — для разговоров этот тихий уголок подходил как нельзя лучше. Спутник Майи с необычайной ловкостью устроил её на диване. Миг — и Майин плащ уже висел на вешалке, сумочка лежала на широком подлокотнике, а сама она сидела, удобно опираясь о бело-голубую полосатую спинку.

Артём уселся напротив, придвинул к себе папку меню, раскрыл её, принялся перелистывать страницы, и Майя вдруг поняла, что он волнуется. Щёки у него горели, пальцы подрагивали. Предмет, о котором он собирался с ней советоваться, похоже, задевал его за живое. Порыв сказать Артёму что-нибудь ободрительное Майя подавила — молодому человеку не понравится, что его волнение не осталось незамеченным, это она чувствовала.

С заказом справились быстро.

— Так о чём же вы хотели посоветоваться, Артём? — мягко спросила Майя, когда официантка ушла; тратить время на вежливые «реверансы» было незачем.

— В двух словах и не объяснишь, — нахмурился он и опустил глаза. Взял бумажную салфетку и принялся было её сгибать, но отбросил и сцепил пальцы в замок. — Это касается «Сердца гор»…

— Я так и подумала.

— У нас там какая-то ерунда творится. И что с ней делать, я не знаю.

— Давно творится?

— С середины августа.

Артём достал из своей сумки и положил на стол планшет.

— Я хочу по порядку… Давайте, покажу, с чего всё началось.

Майя кивнула, он включил планшет, отыскал в нём, что требовалось, и развернул в Майину сторону.

На экране была страница отзывов с какого-то малоизвестного туристического сайта. Отзывы касались «Сердца гор», их набралось четыре штуки.

— Я мониторю, что о нас пишут, — пояснил Артём, — и где-то числа шестнадцатого нашёл вот это.

Два отзыва были самыми обычными, немногословно-положительными: «отличный отель, всё понравилось, приеду ещё», «хорошо кормят, чисто, вежливый персонал». Но два других оказались развёрнутыми и очень странными. Один из авторов тоже хвалил чистоту и кухню, но признавался, что больше не приедет — регулярно слышал звуки «как в фильме ужасов», а ночью как-то раз видел на лестнице «парящую белую фигуру без лица». Второй в выражениях не стеснялся: дескать, условия проживания оценить даже не успел, сбежал вместе с семьёй на третий день, хотя собирался жить две недели — по ночам кричат, «как в притоне», сами собой открываются и закрываются двери, перемещаются мелкие вещи.

— Чушь какая, — дочитав, сухо сказала Майя и поморщилась. — Литературное творчество.

— Я тоже тогда так подумал, — кивнул Артём. — Тем более, что у нас пока не было такого, чтобы кто-то забронировал номер на две недели, а уехал через три дня. То есть это явное враньё. Может, конкуренты балуются, может, кто ещё.

«Кто ещё — это он Вахтанга имеет в виду!» — догадалась Майя. Ей хорошо запомнилось, каким оскорблённым выглядел племянник Натэллы, когда покидал «Сердце гор» — должно быть, Артём на прощание высказал всё, что думает о нём самом и о его делишках. Ничего хорошего гостевому дому физиономия Вахтанга не сулила. А вот про конкурентов Майе пока ничего известно не было.

— Конкуренты? — переспросила она вслух. — Мне казалось, кроме вас, в тех краях никого нет.

Артём покачал головой:

— Есть. С другой стороны деревни весной открылся «Приют в поднебесье». Они себя назвали мини-отелем. Строиться начали ещё до того, как мой дядя купил «Сердце гор», а закончили только теперь.

— Ясно, — кивнула Майя. — И какие у вас с ними отношения?

— Да вроде нормальные. Во всяком случае, раньше мне казалось, что нормальные. Горнолыжную трассу мы делаем общую. А так, у них дороже… услуг побольше, и море поближе… другой ценовой сегмент, понимаете?

— Угу.

— Дядя говорил, «Сердце гор» у него пытались перекупить. И в прошлом году, и в позапрошлом. Настаивали, предлагали хорошие деньги, но он отказался. Что за люди, я толком не знаю. Наверное, их тоже можно считать конкурентами.

Майя снова кивнула:

— Спасибо, я поняла. Но дело ведь не только в этих дурацких отзывах, верно? В интернете подобного мусора, поди, полным-полно?

Артём тяжело вздохнул и снова взялся за салфетку. Он по-прежнему сильно нервничал.

— Мусора много, конечно. Правда, когда хотят напакостить, обычно пишут про грязь, хамство и несвежую еду. Чтобы где-то там фигуры в белом и звуки, как в ужастике… такого я раньше не встречал. Но, в общем, да… прочитал, посмеялся и забыл. Тем более, что и сайт — та ещё помойка, нормальные люди по таким не ходят.

— И что было потом?

— А потом, Майя Михайловна… несколько дней спустя… семья из Казани — папа, мама, двое детей — пожаловалась мне, что у них по ночам под окнами кто-то воет. И пропадают детские зубные щётки, третий раз пришлось покупать новые. Щётки Натэлла потом нашла на полу в подвале. Как они туда попали — непонятно. И про вой мы так ничего и не выяснили. Семья, к счастью, оказалась не из слабонервных, прожили у нас, сколько собирались. Перед отъездом я их уговорил нигде пока об этом не писать. Пообещал разобраться и поделиться с ними разгадкой — явно же чьи-то шалости. Но, знаете, всех ведь не уговоришь!

— Всех? — пришёл черёд нахмуриться Майе. — Значит, были и другие?

— В том-то и дело! — встрепенулся Артём. — С тех пор гости стали жаловаться постоянно! На странные звуки, на шаги по ночам, на хлопающие двери, на пропажу вещей. То полотенце исчезнет из ванной и найдётся за забором. То детский надувной круг обнаружат на краю обрыва. То у носков пара теряется, и горничная приносит её из кухни. Ничего существенного пока не пропало, по-настоящему сильно никого не напугали, но я боюсь, что однажды это случится. До сих пор жаловались только мне лично, писать — нигде не пишут, может, не хотят выглядеть идиотами. Но стоит кому-то начать, и понесётся как снежный ком. Понимаете?

— Понимаю. А сами вы эти звуки слышали? У вас что-нибудь пропадало?

— Представьте себе, нет, Майя Михайловна. Не слышал и не пропадало.

Майя открыла было рот, спросить, обсуждал ли он все эти странности с персоналом, но передумала. Что-то тревожило её в том, как Артём себя вёл. Видно было: он недоговаривает. Вытягивать всю подноготную пока не стоило — сперва пускай расскажет то, что сам считает нужным.

В этот момент принесли заказ: Артёму — изрядную порцию лазаньи, тирамису и кофе; Майе — салат с рукколой и лёгким сыром и зелёный чай. Собираясь с мыслями, Майя подцепила вилкой листики рукколы и отправила их в рот. Её собеседник перекладывал с места на место столовые приборы, словно забыл, как ими пользоваться.

— Артём, — сказала Майя, прожевав, — ведь вы же не думаете, что у вас там завелось привидение или орудует полтергейст, не так ли?

— Не думаю, — мрачно ответил он. — Я уверен, что у «полтергейста» есть имя и фамилия. Его цель — подпортить репутацию «Сердца гор». Вероятно, это кто-то из тех, кто у меня работает. Но вычислить, кто, я не смог.

— А кто сейчас у вас работает? — уточнила она.

— Нури, Натэлла, Тамара — как раньше, — стал перечислять Артём. — Олесю я уволил ещё зимой и взял другую горничную. Нанял помощников себе и Нури, у него теперь большое хозяйство, я тоже один везде не успеваю. На лето брали девочку на кухню, но сейчас Натэлла справляется одна.

— В милицию вы, конечно, не обращались?

— Конечно, нет. Что я им скажу? Теряются зубные щётки?

— И дядя ваш, конечно, ещё не в курсе?..

— Тоже нет. Майя Михайловна, я хочу сначала сам!

«Он знает виновника, — продолжая за ним наблюдать, подумала Майя. — Знает, но не может доказать. Или не может поверить. Кто-то из тех, кого ему нельзя просто взять и уволить. Натэлла? Нури? Помощники? А может, там не помощник, а помощница, в которую он влюблён?..» Интуиция подсказывала ей, что причина, заставляющая Артёма нервничать — к еде он, кстати, так и не притронулся! — сложнее и глубже, чем беспокойство о судьбе доверенного ему гостевого дома.

— Сначала сам. Ладно, — Майя отложила вилку. — В вашей ситуации я обратилась бы к хорошему частному детективу. Но, полагаю, вы нашли меня не за тем, чтобы получить столь тривиальный совет.

— Я вас нашёл, чтобы вы подсказали мне, что я могу сделать своими силами, — смущённо ответил Артём. — Кого и о чём расспрашивать, как распознать, обманывают меня или нет, и всё такое. Вы так ловко всё распутали зимой, что… У меня, конечно, ни опыта, ни знаний, как у вас, но, может, я бы всё-таки справился…

И тут Майю, наконец, осенило, чего он хочет на самом деле! Ей-богу, могла бы и раньше сообразить — когда он только упомянул, что в «Сердце гор» происходит «какая-то ерунда».

— Артём-Артём, — она укоризненно покачала головой. — Насчёт распознавания лжи, я вас, конечно, кое-чему научу. Например, то, как вы держите голову и руки, свидетельствует, что прямо сейчас вы меня обманываете…

— Я — вас?! — он отпрянул, глаза у него расширились.

— Вы — меня. Вам не совет мой нужен, Артём. И не мастер-класс по выведению лжецов на чистую воду. Вы хотите, чтобы я поехала с вами в «Сердце гор» и снова всё распутала. Но предложить это напрямик вы стесняетесь, надеетесь, что заинтригуете меня, и я предложу сама. Я угадала?

— Да, — буркнул администратор и уставился в стол.

Теперь у него были красными и лоб, и подбородок, и шея, а не только щёки.

— Ну и зачем эти дурацкие игры? — Майя примирительно улыбнулась и похлопала его по руке. — Могли бы начать сразу с главного — с того, что вам нужна помощь в расследовании.

— И вы бы согласились?

— Не знаю. Я и сейчас ещё не согласилась, мне нужно понять, как у меня со временем, и поговорить с семьёй.

— Можете поехать с ними вместе! — вскинув голову, поспешно сказал Артём.

— Мы все ужасно заняты, сезон отпусков давно закончился, — отмахнулась она. — Артём, я подумаю и завтра вам позвоню. Если у меня не выйдет отправиться с вами, я найду детектива, который всё сделает в лучшем виде и при этом не обдерёт вас как липку! Договорились?

Он закивал:

— Спасибо!..

— А сейчас, пожалуйста, поешьте, — велела Майя. — Дожидаться, пока остынет такая роскошная лазанья — сущее варварство! И мне совсем не нравится чувствовать себя обжорой, сидя перед вами с пустой тарелкой.

Она была почти уверена, что согласится поехать. Ей нестерпимо сильно хотелось вырваться из Москвы.

* * *

Артём привёз Майю в Ясенево — тихий спальный район, где она жила уже полтора десятка лет. Проводил под зонтиком до двери подъезда и уехал, отказавшись выпить чаю — а она отправилась домой. Порыв помчаться, не откладывая, в «Сердце гор» у неё прошёл. Майя не была уверена, что сможет на неделю отложить работу, и не знала, как объяснить своё намерение семье — если рассказать им правду про странные происшествия в гостевом доме, так они, пожалуй, не отпустят. А кроме того, её коробила мысль о повторении сценария: она опять собиралась сбежать от неприятностей — и даже маршрут опять выбрала тот же самый! Вот только неприятности стали куда серьёзнее, чем зимой — но тем меньше смысла было от них бегать. «Не поеду, — разглядывая своё осунувшееся от усталости лицо в зеркале лифта, поморщилась Майя. — Найду Артёму толкового детектива. Он справится быстрее и лучше, чем я».

На звук повернувшегося в замке ключа в полутёмную прихожую вышел муж. Поздоровался, обнял за плечи, привычно коснулся губами Майиных губ. Думал при этом явно о чём-то своём. Его мимолётные объятия и поцелуи, которые Майя всегда любила, с некоторых пор стали горчить. Игры в них теперь было больше, чем нежности — игры, призванной скрыть равнодушие.

Вадим окинул Майю близоруким взглядом поверх очков:

— Промокла, Маюш?

— Нет, меня довезли.

— Это хорошо, — одобрил он; кто довёз, не спросил.

— Девочки тут, да? — удивилась Майя, заслышав голоса на кухне.

Обычно близняшки раньше одиннадцати домой не добирались, а сейчас было всего без четверти девять.

— Как ни странно, да, — пожал плечами Вадим. — И Игорёк с ними.

Сославшись на работу, он исчез у себя в кабинете. Щёлкнула, закрываясь, дубовая дверь с нарядным витражом. «Работу закончить, как же…» — подумала Майя, отводя глаза от витража и чувствуя, как колет сердце. Ей было отлично известно, что за «работа» в последние месяцы ежевечерне удерживает мужа за компьютером.

Майя сняла уличное, разулась, сунула ноги в пушистые мягкие тапки и пошла на кухню, откуда тянулся запах тушёного мяса, моркови и пряностей. В кухне было светло и шумно. Компания за обеденным столом, увлечённая каким-то творческим процессом, Майиного появления не услышала. На подоконнике, на диване и даже на полу в беспорядке пестрели наброски моделей одежды. Игорь, Анин парень, сидел во главе обеденного стола и что-то энергично доказывал, постукивая карандашом по исчёрканному листу. Близняшки устроились с двух сторон от него и слушали, симметрично опираясь о стол испачканными в краске локтями. Анюта поддакивала и кивала, Татьяна рвалась возразить, но видно было, что решающее слово всё равно останется за Игорем.

Смотрелась компания забавно. В начале учебного года девчонки внезапно сменили стиль. Если раньше они старались выглядеть хоть и похоже, но по-разному, намеренно подчёркивая индивидуальность, то теперь стали совершенно одинаковыми. Одна и та же короткая стрижка, один и тот же розовато-коричневый цвет волос, одни и те же украшения, одежда и макияж… Сама-то Майя, разумеется, по-прежнему различала дочек с полувзгляда. Но растолковать постороннему человеку, в чём между ними разница, она бы, пожалуй, не смогла. На вопрос, почему они так резко поменялись, близняшки, смеясь, заявили, что собираются разыгрывать однокурсников. Пусть развлекаются, сказала себе Майя и больше вопросов не задавала, несмотря на то, что прежние образы нравились ей гораздо больше.

Она застыла под аркой между коридором и кухней и вместо приветствия произнесла:

— Совсем вы стали на одно лицо, котятки. На твоём месте, Игорёк, я бы в них постоянно путалась.

Все трое вскинули на неё глаза.

— Мама! — обрадовались девчонки. — А мы и не заметили, как ты пришла.

— Добрый вечер, Майя Михайловна, — церемонно поздоровался Игорь, но тут же расплылся в улыбке: — Путаться? Вот ещё, с какой стати?! Я моего Асюнчика ни с кем не перепутаю.

Улыбка у него была потрясающая — широкая и безмятежная, как у пятилетнего. Он притянул к себе Анюту и чмокнул её в вихрастую макушку. Анюта порозовела от удовольствия, на щеках заиграли ямочки.

— Всё лижутся и лижутся! — фыркнула Татьяна, отодвинула лежащие перед ней эскизы и встала. — Посиди с нами, мам. Давай, я чаю поставлю. Ужинать ты, конечно, не будешь?

— Не буду, малыш, — Майя опустилась на свой стул. Мечты о ежедневных семейных ужинах, владевшие её воображением, когда она вернулась из «Сердца гор», так и остались просто мечтами. Она даже готова была поменять ради них сложившийся режим питания — но оказалось, что никому из близких это не нужно. — Вы поели?

— Само собой, — откликнулась Анюта. — Румия оставила плов.

Румия, приходящая домработница, готовила без изысков, но вкусно и сытно. Семейство к её стряпне давно привыкло и Майино январское намерение встать к плите, как полагается хорошей жене и матери, встретило с недоумением.

— Какого тебе чаю? — спросила Татьяна и загремела жестянками с душистыми смесями — сёстры питали слабость к дорогим чаям и травяным сборам.

Майя махнула рукой:

— Без разницы, на твой вкус!

Татьяна поставила греться воду, задумалась, выбирая. Краем глаза Майя наблюдала за нею, стараясь уловить настроение — всё боялась, что появление парня у одной из дочек заставит вторую ревновать или завидовать. Будь Майина воля, она бы позаботилась, чтоб кавалерами девочки обзавелись одновременно — очень уж ей не хотелось увидеть, как между ними пробежит чёрная кошка. К счастью, ни зависти, ни ревности Татьяна не демонстрировала. С Анютой и Игорем она общалась тепло и ровно, носилась вместе с ними по клубам и вечеринкам, и, может быть — как знать? — имелся в их компании кто-то четвёртый, кого пока не спешили показывать родителям. Во всяком случае, глаза у Тани в последние пару месяцев сияли так же ярко, как у её сестры, и аура влюблённости ощущалась Майей вполне отчётливо.

— А мы тут, Майя Михайловна, придумываем Танюше идеи для коллекции, — вклинился в Майины мысли голос Игоря. — Через две недели сдавать эскизы, а у неё ещё конь не валялся.

— Валялся у меня конь, валялся! — не оборачиваясь, проворчала Татьяна. — Я начала, но мне не понравилось. Пришлось всё выбросить.

— Раньше бы сказала, Тань, — вздохнула Анюта, — мы бы раньше тебе помогли. Одна голова хорошо, а три лучше.

Татьяна повела плечом — хватит, мол, радуйтесь, что хоть сейчас сказала! — и потянулась за глиняным заварочным чайничком с синим глазурованным носиком. Чайников в доме был целый арсенал.

— Да нестрашно, Ася, — Игорь снова улыбнулся. — Успеем! Смотри, сколько мы всего уже придумали!

На факультете дизайна они учились вместе, но специализация у них была разная. Девчонки выбрали то, чем увлекались с детства: Татьяна — дизайн одежды, Анюта — дизайн интерьеров. Игорь, опережавший близняшек на два курса, занимался дизайном автомобилей, и занимался уже по-настоящему — сотрудничал с автомобильным концерном и собирался продолжать там работать, получив диплом.

Основательный и на редкость здравомыслящий парень понравился Майе сразу — с того момента, как два месяца назад возник на пороге дома под руку с Анютой, и Анюта сказала: «Знакомьтесь, это Игорь. У нас всё серьёзно». В тот вечер он очень робел, но держался молодцом — вытерпел и допрос с пристрастием, учинённый ему Вадимом, и неотступное внимание Майи, чьей главной целью было понять, как Игорь относится к Анюте. Рыжеватый, щуплый, большеротый, ростом не выше среднего, он не выглядел красавчиком, и даже симпатичным его назвал бы не всякий. Но было в повадках и интонациях Игоря что-то такое, что заставляло к нему присматриваться, прислушиваться к его спокойному мягкому голосу. Поэтому вопроса, что в Игоре нашла Анюта, у родителей не возникло. «Какой хороший мальчик!» — сказала Майя мужу, когда они остались одни. «Хороший, — согласился Вадим. — Порядочный. Знает, чего хочет. И Аню он, кажется, любит». С Майиной точки зрения, слово «кажется» в этой фразе было лишним.

Татьяна поставила перед мамой дымящуюся чашку, уселась за стол и притянула к себе листы, которые Анюта и Игорь успели исчеркать, пока она заваривала чай. Не нужно им мешать, сообразила Майя — и решила поскорее перейти к делу. Пригубив питьё с запахом позднего лета, она сообщила:

— А мне сегодня предложили в понедельник улететь на море.

— На море? Правда?! — встрепенулась Анюта.

— Куда?! — подхватила Татьяна.

— В Абхазию. Туда, где я уже была — в «Сердце гор». Они подарили мне недельный тур — помните? Я ведь так его до сих пор и не использовала.

— Подарили тур? — поразился Игорь. — Чего это они так расщедрились?

— Зимой у них случилась неприятная история, которую я помогла распутать. И я же позаботилась, чтобы она осталась без последствий, — объяснила Майя. — Так что с их стороны это была попытка выразить благодарность.

— Это там её чуть лавиной не накрыло, — буркнула Анюта, поскучнев. — Ужас, как вспомню, так вздрогну!

Майя улыбнулась:

— В октябре лавин не бывает, дружочек. Да и зимой в тех местах они бывают крайне редко. Спасатели тогда сказали, что такое стечение обстоятельств случается раз в сто лет.

— А чего ты сейчас вдруг решила ехать? — поинтересовалась Татьяна.

— Я пока не решила, я думаю. Со мной связался Артём — тамошний администратор. И напомнил, что приглашение всё ещё в силе, а сезон заканчивается, — объяснила Майя, рассудив, что «полтергейсте» дочкам лучше не знать. Звать их с собой она опасалась, хотя Артём и приглашал, но для вида всё же заметила: — Я предложила бы поехать вместе, но ведь у вас занятия…

— Занятия — ладно, хотя вон той девушке, — Игорь укоризненно посмотрел на Татьяну, — прогуливать точно не стоит. Но мы как раз на той неделе собирались на фестиваль. В среду вечером будет открытие.

— Что за фестиваль?

— Музыкальный. Называется «Окси-Бум», — ответила за всех Анюта.

Мордашка у неё была кислая — отпускать маму в приснопамятное «Сердце гор» она явно не хотела.

— Ну, может, мне одной и не сто… — начала было Майя.

— Как это не стоит?! — решительно перебила Татьяна. — Мамулик, ты чего?! У тебя отпуск ещё остался?

— Как раз неделя и осталась.

— Вот и езжай! Охота тебе в Москве сидеть?

— Езжайте, Майя Михайловна, — подхватил Игорь и мечтательно протянул: — Море ещё ведь тёплое — даже купаться можно, наверное! А мы вам отсюда будем завидовать.

Анюта вздохнула:

— Конечно, мам, если ты хочешь — то езжай.

— Посмотрим, котятки, — Майя глотнула ещё чаю, оставила чашку и поднялась на ноги. — Неизвестно, отпустят ли меня с работы. Я пока не спрашивала.

Пожелав компании вдохновения, она отправилась разговаривать с мужем.

Картина, которую она застала в кабинете, очень напоминала картину на кухне, только вместо художественных набросков здесь повсюду валялись распечатки научных статей, фотографии небесных объектов, непонятные схемы и рукописные заметки. Вадим сидел, всем корпусом подавшись к экрану компьютера, и торопливо свернул окно диалога при появлении жены. Майя притворилась, что не заметила. Этот жест она видела не впервые, и он уже не ранил её, как раньше, а лишь усиливал постоянное ощущение горечи.

— Вадик! — позвала она. — Ты сильно занят? Мне нужно с тобой посоветоваться.

— О чём, Маюш? — рассеянно откликнулся муж, по-прежнему глядя в экран.

— О том, не съездить ли мне на следующей неделе в «Сердце гор».

— В «Сердце гор»? — переспросил он. — Это где мы с тобой…

— Да. Это где мы были зимой.

Он, наконец, обернулся к ней и улыбнулся:

— Ты на море хочешь?

— Хочу. Но дело не в этом! Я сегодня встречалась с Артёмом, их администратором.

— Да-да, я помню. Он что, в Москве?

— Угу. Приехал по делам и нашёл меня — для того, чтобы попросить о помощи.

Тогда, зимой, Вадим с Артёмом прекрасно поладили, вспомнила Майя. «Тогда, зимой, мне ещё казалось, что в моей семье всё в порядке!» — подумала она с тоской. Перепуганный муж примчался в «Сердце гор» вслед за спасателями и хотел немедленно забрать её домой, но Майя убедила его остаться до конца каникул, о чём они оба ни на миг не пожалели. Это были волшебные дни — дни, до краёв наполненные настоящим, а не фальшивым теплом. Она решила тогда, что ненастье прошло стороной — или даже вовсе ей померещилось. Какой же наивной она тогда была!

— И что за помощь ему нужна? — уточнил Вадим.

Майя нахмурилась, подбирая слова:

— У Артёма проблемы… с персоналом. Похоже, кто-то начал вредить его гостинице в пользу конкурентов. Он хочет узнать, кто именно…

— И хочет, чтобы ты разобралась?

— Да.

— Полагаешь, это снова тот егерь?.. Как его?..

— Нури. Понятия не имею. Может быть, он, а может, и нет.

Зимой — муж был тому свидетелем — она сделала всё, что от неё зависело, чтобы помирить Нури с управляющим, научить их работать сообща. Потратила кучу слов, убеждая Артёма держаться со старым горцем как с равным, слушаться его советов, отдать часть хозяйства в его безраздельное ведение. Проводила душеспасительные беседы с Нури, рассказывая ему, какой хороший парень Артём, как важно для него добиться успеха в «Сердце гор» и как душевно заживёт сам Нури, когда конюшня и псарня примут первых обитателей. Возвращаясь в Москву, Майя чувствовала, что лёд между этими двоими начал подтаивать — но кто знает, что они успели начудить за девять месяцев, прошедших с её отъезда?

— Признайся честно, Маюш, ты действительно рвёшься помочь Артёму? — спросил Вадим с усмешкой. — Или тебе понравилось играть в детектива? А может, ты просто хочешь развеяться?

Майя неопределённо повела плечом:

— Сама не знаю. Я вообще пока не уверена, что хочу поехать. Но он попросил, и… Слушай, а не составишь мне компанию?

Он вскинул брови:

— Компанию? Извини, пожалуйста, не получится. В понедельник я должен быть в Питере, на конгрессе. Кажется, я тебе говорил…

Не говорил, но спорить она не стала.

Вдруг мысленно взмолилась: «Предложи! Предложи мне поехать в Питер вместе! Скажи: какая тебе разница, куда, если ты просто хочешь развеяться? Мы поедем, и всё у нас станет, как раньше!..»

Ничего подобного Вадим, разумеется, не предложил.

— Я думаю, небольшое путешествие тебе, в любом случае, не повредит, — резюмировал он и снова устремил взгляд на экран. — Поступай, как считаешь нужным, Маюш, но на твоём месте я бы согласился. Подышишь горным воздухом, окунёшься в море, заодно сделаешь человеку доброе дело.

Майя кивнула, опять отделалась неопределённым «посмотрю», попросила мужа не засиживаться допоздна, поцеловала его в седую колючую щеку и ушла в спальню. Примостилась на край кровати, вытащила из сумки телефон и некоторое время крутила в руках, испытывая мутное недовольство самой собой за то, что тайком подсматривает за чужою жизнью вместо того, чтобы привести в порядок собственную. Потом запустила браузер и открыла давно знакомую страничку социальной сети.

С фотографии на Майю смотрела приятная молодая женщина с мальчишеской стрижкой и грустными серыми глазами. Фиби Тайлер, тридцать два года, бывшая сотрудница корпорации «Google», ныне работающая в вычислительном центре НАСА, незамужняя и бездетная. Верхняя запись в её блоге, украшенная неплохим акварельным изображением питерских разведённых мостов, гласила:

«On Sunday I’m flying to cold and scary Russia. Hope I will make it back home alive! :)»

«В воскресенье лечу в холодную и страшную Россию. Надеюсь вернуться живой!» — перевела Майя.

Глава 2. Кофе с коньяком

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 509