электронная
400
18+
Смена декораций

Бесплатный фрагмент - Смена декораций

Объем:
374 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-1868-3

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

С любовью к тебе, солнышко моё ненаглядное♡

Если бы не твоё появление в моей жизни, этой книги бы просто-

напросто не было. Люблю♡ Целую ♡

и падшие души, способны понять:

что пагубно очень? кто сляжет в кровать?

что счастье несёт? и что боль унесёт?

с кем в горечи жизни, вдвоём умирать?

I. Экскурсия к падшим

Привет, моё имя Андрей Белозёров, и да, я главный герой книги, где буду повествовать вам о своей жизни, а точнее о последних её днях. Ну, и чтобы не начинать с грустного, и не убеждать вас, что жизнь полнейшее дерьмо, пожалуй начну повествование

истории с краткого экскурса в мою жизнь.

Мне 30 лет, и как говорили мне многие: «30 лет — это время

свершений», вот слабовато мне поначалу во всё это верилось, ибо

из всех свершений в этот возраст, было напиться на дне

рождении моего коллеги по бизнесу, и да, на длительное время

забыть, что же было в этот вечер. И нет, не подумайте, что я

какой-то там лютый алкоголик, который 24/7 хлещет веселящее

зелье. Нет, нет, нет. Просто сами понимаете, жизнь такая штука,

ну не весёлая скажем так, да и порой морально доходишь до

такого опустошения, или наоборот до наполнения себя кучей

мыслей, что хочется просто напиться, и хоть на несколько часов

улететь в другой мир, другое пространство.

В котором, кажется, нет ни боли, ни вранья, а уж тем более и проблем. Помимо этих свершений, за свои 30 лет я являюсь совладельцем компании La conscience, также владею сетью кальянных в центре города.

Да, многие сейчас обзавелись мыслью, ну могли подумать, что:

«С таким достатком лица женского пола, явно вертелись

вокруг него». Спешу сразу же выкинуть сие мысль прочь

из ваших голов, ибо это является лишь формальной правдой, да

лица женского пола, с появлением высокого достатка, стали

кружится вокруг меня, как мухи над, ну вы поняли над чем… Да,

с этим я не поспорю, но здесь же напрашиваются встречные

вопросы: «А зачем же они бегали? За моей ли душой? За моими

ли мыслями? От настоящей ли любви?»

Ответ на эти вопросы даже не требует мыслительной

деятельности, да и каких-либо усилий в его поиске, он лежит на поверхности. Нет. Все это — любовь к бумажкам, моим любимым зелёным бумажкам…

Не буду врать, порою пользовался такими девушками, проводил

с ними ночи, а потом менял их, как рубашки на свои деловые

встречи. Кстати о них, терпеть я не мог сидеть в душном

помещении, слушать чужие речи, о том, как лучше вести свой

бизнес, о каких либо стратегиях ведения бизнеса. Да и вообще

терпеть не мог эту вечную бумажную волокиту, не был в этом

силён, ничего не понимал. Эти чёртовы цифры, отчёты, договора,

в эти моменты в моей голове начинался хаос, и было

непреодолимое желание бросить всё это и напиться. А вообще

наша компания, совладельцем которой я являлся, занималась

дизайном всевозможных проектов. Тут то вы могли подумать:

«Раз фирма занимается дизайном, значит вы, должно быть

хорошо рисуете?» Ваши мысли в этой ситуации снова являются

ложью, рисовать не умел, и не умею. Совладельцем же являюсь

не из-за связей своего отца, ибо он та ещё сволочь, гнилая

личность. Но, сейчас не об этом. Вернусь к рассказу о том, как же стал совладельцем компании.

Все это произошло в связи с одной историей.

Ещё в те годы, когда я был молод, и мне было только 24,

достаток мой тогда был по большей части довольно низкий,

проживал тогда, ещё не в культурной столице страны, а в

славном городе, Кирове, в котором с 1848 по 1855 отбывал своё

наказание в ссылке Салтыков-Щедрин. Здесь на одной из

дискотек в местном клубе «immoral», я познакомился с молодой

девушкой (имя её не запомнил). С ней у меня закружился роман.

Вообще назвать это романом будет очень глупо, ибо всё это

походило на банальный секс, да поездки в клуб. Но в один из

дней, мне к глубокому сожалению тогда, и к огромной радости

сейчас, довелось встретиться с её матерью. Имя матери, кстати

говоря, в отличии от её дочери запомнил, да не просто на тот

момент, а запомнил на всю жизнь. Звали её Владелина.

Да, как и вы сейчас, я на тот момент был в шоке, а есть ли

вообще такое имя, и если да, то почему оно такое странное. Но

не в имени её матери суть, женщина она была «ОГО-ГО»,

властная и деспотичная, на её глазах так и было написано:

«Деньги, деньги». Поначалу встречи, подумал, что всё… Полечу

сейчас пинком отсюда, ибо мне на тот момент перед ней

хвастаться было нечем.

Ибо к своим 24 на то время, у меня не было ни постоянной

работы, ни законченного среднего образования. Да, меня

отчислили с колледжа, где учился на втором курсе, за пьяную

драку. Но, к моему глубокому удивлению, она не стала задавать

вопросы касательно моей личности. И не было слышно от неё не

единого вопроса о моей семье, учебе, да в конце концов кто я

вообще для её дочери. Она лишь только сказала ей, чтобы та шла

домой, а сама отвела меня в сторону. В тот момент ожидал

самого худшего, но к моему шоку, который плавно перетекал в

ступор от происходящего. Моя голова в данный момент

переваривала столько возможных раскладок, что же будет

дальше. В тот момент когда я уже думал, что мозг сейчас лопнет,

а глаза треснут от её взгляда, а он был у неё максимально

пронзительным, она заговорила. Она рассказала мне,

непонятными для меня на тот момент словами о моём хорошем

будущем. И не подумайте сейчас, что она какой либо экстрасенс,

это ни так, она лишь сказала мне, что может мне помочь наладить

проблемы с финансами, и включить в мою жизнь стабильность.

Также она мне сказала прекратить общение с её дочерью,

ссылаясь на то, что я ей банально пользуюсь, что это всего лишь

влечение, а не истинные чувства, и что любовь не несёт выгоды.

Несмотря на то, что вижу эту даму в первый раз в жизни, её

слова заставили меня многое переосмыслить, тут же прекратил

общение с её дочерью, и всё чаще и чаще стал видеться с

Владелиной. Эта женщина изо дня в день, из встречи в встречу,

вбивала мне в голову мысль, что деньги и власть, это лучшее, что

есть в жизни.

Наши встречи, теперь уже стали регулярны. Иногда даже

кажется, что я заменил ей собственную дочь. Кстати о ней, видеть её перестал после года общения с Владелиной. По её словам она сейчас учится где-то в университете, на

экономическом факультете.

Уже к своим 26 годам, на протяжении которых я общался с Владелиной, мой доход возрос, стал стабильным.

На этом далеко не всё. Также, я стал водить дорогую довольно

таки машину, стал жить в хорошей квартире, да и питаться стал

не так как раньше, в свои общажные, студенческие годы. О этих

годах расскажу вам чуть позже, а пока что, хотелось бы

договорить, как же я всё-таки стал совладельцем.

Издавна, ещё с далёкого детства, знал, что все благи в этой

жизни, и даже счастье, можно было купить за деньги, но именно

Владелина открыла мне глаза на эту ситуацию полностью. И

права, и свободу, и даже мнение да душу человека, можно

купить за бумажки.

Так уж получилось, что в один из дней, когда у нас не была

запланирована встреча, я очень сильно напился. И как и тогда на

втором курсе колледжа, в состоянии алкогольного опьянения

налетел на бармена этого ресторана с кулаками. Были вызваны

сотрудники правоохранительных органов, и моя попытка побега

от них не увенчалась удачей, был задержан. Когда был уже

доставлен в простонародье — «обезьянник», и с огромным

счастьем отсыпался там, в отдел вошла она, Владелина. Я, якобы

спящий на тот момент, увидел, как она даёт взятку сотруднику,

и тот вырвав протокол в отношении меня, полностью переписал

его, что якобы это сам официант напал на меня. Тут-то

полностью убедился. Деньги могут всё. Ведь моя персона,

казалась бы инициатор драки, мародёр и пьяница, по протоколу

стал невинной жертвой, а официант, которой сейчас лежит с

сотрясением головного мозга в больнице, резко стал

инициатором драки, да преступником.

Тут то я понял, что для счастья нужны — деньги, для свободы —

деньги, и для правоты тоже. И, чтоб эти средства достать, не обязательно вести игру чисто. Чтоб из заработать, нужно

действовать грязно, забывая о всех.

Именно после этих для меня открытий, я начал вести новую игру,

да, порой не честную и грязную, но какое кому дело до того как

её ведёт. Доходы мои возросли во много раз больше

предыдущего, стал владеть уже собственной кальянной, и не

где-то в подвале на окраине Кирова, а в роскошном помещении в

центре. Тогда же, не особо честным и законным способом, убрал

конкурентов по бизнесу, так скажем очистил поле для ведения

бизнеса, сеть кальянных росла всё больше и больше, охватывая

всё больше и больше посетителей, и привлекая всё больше

инвесторов в бизнес. Всё шло как по маслу, люди приходили и

платили, оставались довольными от весёлого времяпровождения,

Андрей был довольным от того, что они стабильно приносили

доход, а инвесторы вносили средства на развитие бизнеса, все

были при своём, кто-то довольным, кто-то богатым, а кто-то при

своей выгоде. Деньги вертелись вокруг меня постоянно, они

кружились в безобразном танце, принося мне столько радости, сколько наверное приносит радость ребёнку подарок на новый год под ёлкой. Проблем с законом, как вы поняли у меня не было, ибо большую часть правовой системы здесь были подкуплены повернуты на мою сторону. Ну а что? И я счастлив и имею

выгоду и правоту, и они остаются при таких деньгах, сколько б они не смогли выручить за года работы.

Знаете, Владелина всегда мне говорила: «Выбивайся, ты

Андрюша, из этой страны, ловить тут нечего. С нашей то

прогнившей правовой системой, которая основана на принципах,

у кого кошелёк толще тот и прав. Не трать ты своё время, силы,

и потенциал на это, выбивайся в люди, выбивайся и беги отсюда

заграницу. С ней я был полностью согласен, ибо в этой стране

действительно ловить было нечего. Вечное воровство на

каждом шагу, да коррупция, не дающая стране толчка для

развития. Осознавалось всё это не только благодаря бабкам у

подъезда, но и на своей шкуре.

Но, не смотря на всё горькое осознание происходящего, моя

заветная детская мечта двигала мной, и при всем желании

покинуть эту страну, я всё же мечтал посетить славный город

на Неве, город который не раз являлся столицей нашей страны,

город о котором в конце концов пел скандальный рок музыкант,

солист группы Ленинград, город Санкт-Петербург. И даже не

просто посетить его, а основать там свой бизнес. И тут то

половина читателей спросят меня: «О господи, чем тебя привлек

этот холодный и мрачный город на болотах? Своей ли сырость?

Чем?»

А я отвечу вам, Санкт-Петербург — это не только город, где

люди делают большие деньги, это город с богатым историческим наследие, с морем прекрасной архитектуры: Зимним дворцом,

Эрмитажем, и многим другим. Смотря на фотографии этого

города, ты видишь перед собой, прошлое, настоящее, и даже

будущее. И вы верно спросите: «Но ведь и заграницей море

таких городов? Да, даже тоже самая Москва?» Но чёрт возьми, мною двигала тогда детская мечта, что не была осуществлена

когда-то, но может осуществиться сейчас.

С детства, которое я провёл в личной нищете, да, да, именно

личной, ведь наша семья не была из бедных, но при этом мой

отец не финансировал моё существование, мои развлечения, все

деньги, он казалось носил где-то в мешке, который он носил

вечно при себе, и никому не давал. Всё остальное моё окружение,

также как и отец, были помешаны на материальных благах, они

давно уже забыли о своём собственном сыне. И ещё учась в

школе, всегда мечтал посетить Санкт-Петербург, взглянуть на его

чудную архитектуру, на эти мостики и улочки, на его огромное

количество речек и каналов, пройтись по знаменитому Невскому

проспекту, о котором пел в своих песнях Александр

Григорьевич Васильев, солист рок-группы «Сплин», пройтись

по палубе «Крейсера Авроры», почувствовать себя отважным

моряком, и отдать приказ о штурме Зимнего дворца, начать

революцию.

Но мои родители, когда классный руководитель предложил всем

классом посетить Питер, были против этого, считали всё это

«Напрасным вложением средств, и глупостью». О да, именно

тогда и без того огромная ненависть к ним у меня, стала рости, как собственно и мечта посетить Питер.

Именно из-за всего этого я твёрдо решил, не уезжать из России,

а оставаться здесь, лишь только сменить место работы, и самое

главное, исполнить детскую мечту. Печально, но как и всё

хорошее в этой жизни не вечно, пришёл конец Владелине, нет,

вы не подумайте, что Андрей там чего плохого задумал, Нет. Я

любил её как родную мать, ценил всё то, что она делала для

меня, её помощь, её поддержку. Безумно уважал её, и даже не

мог подобрать слов, чтоб передать полностью всё то, что

чувствовал, ощущал, по отношению к ней. Ведь чёрт возьми, она

на протяжении всех дней с момента знакомства, помогала мне,

давала мне советы, поставила меня на правильный путь. Она

ведь, если так посудить, подняла меня с колен, поставила на

ноги, вознесла в эту гору. Эту самую гору жизни, по дороге на

которую многие ломаются, падают духом и улетают на дно, эту

вершину с множеством препятствий, опасностей и много-го

другого.

Здоровье её очень сильно подкосилось. Это был рак, а точнее

саркома. Для тех кто не слышал, и не сталкивался с этим (и дай

вам Бог не столкнуться с этим; тьфу, тьфу, тьфу не дай Бог).

Саркома — злокачественная опухоль, которая возникает в

соединительной ткани. Чаще всего заболевание поражает

молодых людей в период активного роста. Отличительными

особенностями являются стремительный рост опухоли, активное

метастазирование и высокий процент летальности. Но Владелина

на удивление, и глубокую радость держалось, и даже не

обращала внимания на свой страшный, казалось бы диагноз. Но опухоль прогрессировала, и к своим 50 годам, она все-таки дала о себе знать. Самочувствие её очень сильно испортилось, всё

чаще и чаще она мучалась от адской боли.

Знаете, этот страшный диагноз, рак, можно сравнить с

человеческой глупостью, ведь она всё время растёт, как и

опухоль и прогрессирует также, да также мешает нормально

жить, а что самое печальное, ни один доктор не знает как её

лечить.

Последняя стадия этого чёртового заболевания, недуга который

подобен работе, ведь он как и это мучение высасывает с нас

энергию. Всё реже и реже становились и ремиссии, боль

прогрессировала, но Владелина держалась молодцом, несмотря

на адскую боль, которую она испытывала, продолжала шутить, и

хоть как-то радоваться. Именно смотря на неё, и на всю эту

ситуацию, я обзавёлся мимолётной мыслью. Почему человек,

который говорил что деньги могут всё, сейчас мучается от

адской боли, и медленно, вместе с каждой клеткой тела умирает.

Почему же деньги не помогают ему?

Но эта мысль быстра вылетела с моей головы, ведь мне пришло

радостное известие, было арендовано первое помещение под

мою кальянную. Тут то мне было уже не до каких-либо

размышлений о этой философской теме. Все свои заслуги в

городе Кирове, а именно мою сеть кальянных, я отдал во

владение другого влиятельного человека в городе, естественно

не за бесплатно. Деньги с этой выгодной для меня сделки я

спешно успешно инвестировал в Питер, на постройку там новой

сети кальянных, ну и на покупку недвижимости. Когда уже был

полностью готов к отправке в Питер, в мою голову пришла

мысль, которая не давала мне покоя, не то, как буду вести

бизнес в Питере, с чего начну и так далее. Не давала мне покоя

мысль о том, что же будет с Владелиной. И чтобы не терзать себя

этими мыслями, за два дня до вылета в Питер, я решил

навестить её.

В тот день, когда ехал к её дому, я был полностью окутан мыслями о ней, о том как мог бы устроить её в хорошую клинику, попытаться победить это заболевание.

Моя голова раскалывалась, и едва я только начал думать о самом

худшем раскладе, а именно о её смерти, которая была уже далеко

не за горами. На глаза мои вмиг набежали слёзы, и едва только

решил их вытереть, как дорогу мне начала перебегать чёрная

кошка. Да, хоть и не суеверный человек, но всё таки мне стало

жутко, как-то не по себе. Уже через пару минут езды, машина

достигла её дома. Строение это было далеко не роскошным, как

бы вы могли подумать, это было обыкновенная пятиэтажка,

мрачного серого цвета, который очень подходил в цвет моего

настроения. Другую часть этого дома, начали раскрашивать в

ярко-жёлтый цвет. Во дворе этого дома, недалеко от парковки

где оставил свой автомобиль, стояла детская площадка, но в

связи с ужасной погодой, а была она пасмурной и дождливой,

детишек на ней не было.

Я вошёл в её квартиру, и я не увидел ту счастливую и

жизнерадостную женщину, что привык видеть раньше. Передо

мной лежала лишь женщина, в глазах которой, больше не были

слова «Деньги, деньги», в её голубых очах видна была пустота

и отчаяние, просьбы и мольбы об уходе из мира. Когда Андрей

остался с ней наедине, не мог связать и двух слов, руки мои

тряслись, будто стоял на сильнейшем морозе. А за окном, всё

также была ужасная погода, не было слышно пения птичек,

ребяческих криков, лишь только унылый романс капель дождя

об подоконник.

Мы смотрели друг на друга, но не могли ничего сказать,

просто были убиты этой мёртвой тишиной. И я взял её за руку,

да чёрт возьми, сам ощутил на себе ту боль, и физическую и

эмоциональную, что испытывает она сейчас. Как на протяжении

нескольких дней медленно умирает её душа, её планы и её

тело. Но не смотря на это, она собрав силы, убила эту уже

мёртвую тишину. Слабо дрожащим голосом она произнесла:

— Посмотри на меня, вспомни какая я была раньше, вспомни

какой огонь горел в моих глазах раньше, и посмотри, что в них

сейчас. Знаешь, уже чувствую, конец мой близок, но несмотря на

это, я обязана дать тебе ещё пару напутствий на твою жизнь.

Далее, она на секунду замолкла, взглянула мне в глаза, да улыбнулась.

— Дави их всех, Андрюша, дави! Прорывайся там, где никто не

смог прорваться! Бейся, будто бы они отняли у тебя самое

ценное! Рви врагов, что стоят на твоём пути! И помни, что если

ты вдруг споткнешься на каком либо этапе пути, тебя могут

задавить и растоптать. Если ты вдруг заплачешь, ты покажешь

всем, что ты слаб, что тебя легко довести. Держись, даже в тех

ситуациях, когда уже всё, край твоих возможностей, когда

вот-вот дамба твоих сил лопнет, и река слёз прольётся, держись!

Не смей допускать этого! Если на твоём пути слабые, которым

будет нужна помощь, не смей останавливаться помогать им, ты

должен двигаться вперёд! Топи слабых! Сам же наверное со

школьных курсов биологии помнишь, что по теории эволюции

Чарльза Дарвина: основной движущей силой эволюции является

естественный отбор — основной эволюционный процесс, в

результате действия которого в популяции увеличивается число

особей, обладающих максимальной приспособленностью. И это

не только в животном мире, в нашем мире тоже действует

такой принцип. Выживают только сильнейшие. Слабым не место

в этом мире. Никто в этом мире, Андрюша, не будет ценить

твоей помощи, в дальнейшем они не раз, могут воткнуть тебе

ножи в спину. При любой удобной возможности, они свернут

тебя, им совершенно плевать на твоё добро. Запомни, человек

человеку волк, и если не ты, то тебя. Прошу тебя ещё об одном.

Не доверяй людям, ведь доверие к людям зачастую приводит к

разочарованию, в следствии и к боли. Да, ты можешь ему

доверять всё что угодно, но знай, он променяет тебя в любой

удобный момент ради личной выгоды. Ведь в приоритетах его

личная выгода занимает высшую точку, а твоя никчёмная

дружба, последнюю. Ты можешь и прощать ему всевозможные

его косяки и недостатки, но знай, он будет пользоваться тобой до тех пор, пока ты не поймёшь истину.

Дальше, она снова притихла, решила набрать воздуха, чтобы

говорить дальше. Но в эту минуту моё сердце наверное трижды облилось кровью, руки снова задрожали, а на глазах накатились слёзы. Я не мог ничего произнести, при попытке что-либо

сказать начинал задыхаться.

Она заговорила снова.

— Знаешь, сейчас я б могла тебе рассказать длинную историю о

том как мне было трудно на каждом этапе жизни, как мне не

везло с мальчишками в 4 классе, как меня дёргали за косички и

обижали мальчишки с соседнего двора, как в 5 классе я стала

троечницей, и за это меня избил отец. Причём избил с такой

силой, что ели потом на ноги встала. Нет, не буду сейчас тебе

это говорить об этом, не буду! Ведь если чёрт возьми, каждый

день вспоминать и воротить своё прошлое, у тебя попросту не

будет настоящего, а в процессе и будущего. Да, жизнь моя была

не весёлой штукой… Вечные побеги от родителей, кровавые

следы от ремня на спине, слёзы и истерики, но знаешь, я не

сожалею об этом, ведь как говорил один мудрец: «Всё что было,

то прошло, и по тропинке в мрачный сад ушло» Я не сожалею

что вела себя порой как сука. Да! Были грешки, но не смотря на

всё это, смотри до чего я дошла, нет, не к умирающему телу, а к

богатству, славе, и деньгам.

На моих глазах набежали слёзы.

— Знаю, ты наверное давно задаёшься вопросом, а зачем мне

было помогать тебе, тогда, 2 года назад? Ведь из-за дня в день я

тебе вбивала в голову мысль, что помогать людям глупо, если в

этом нет личной выгоды. А отвечу тебе, хоть и ответ будет

довольно странным. Я увидела в тебе большой потенциал, ну и

да, ты уж очень похож на меня в моей молодости, и уж очень

хотела, чтоб ты не наступал на мои грабли, и сразу добился всего.

Спросишь а почему именно ты, а не моя дочь? А дочь моя,

других взглядов, не считает она деньги и богатство главным

приоритетом и целью жизни. Именно поэтому и поняла, ей что-то

вбивать глупо. А тебе не безразличны, как ей, эти зелёные

бумажки, ты готов за них порвать любого, поэтому я выбрала

тебя.

— Да чёрт возьми, что вы сейчас атмосферу нагнетаете. Вы будете жить! — крикнул я через слёзы.

— Прошу тебя, Андрюша, не наступай ты на мои грабли… Не

верь людям, не верь в любовь, чтоб потом не расстраиваться от неё, как пианино. Ведь пианино настроить намного легче, чем человека. Спросишь, а причём вообще любовь? А я отвечу, и расскажу тебе историю с моей молодости, о том, как я

перепутала человека со шляпой.

Усевшись поудобнее, да вытерев слёзы, я начал слушать.

— Мне было на тот момент, уже далеко за 20, и с мальчиками у

меня было всё очень туго, то они не понимали моей логики, а то

я их. И в итоге, когда все мои подружки, давно уж повыходили

замуж, да детей уж обзавели, я всё ещё была в девках.

Проходили мои вечера, по клубам, да по дискотекам. И в один из

таких обыденных дней, мне повстречался молодой человек, был

он скажем так белой вороной на этой тусовке, и нет, не из-за его

внешнего вида, а из-за его речей, и взглядов. Они были,

каким-то другими, не как у моего на тот момент окружения. У

нас закрутился роман, это была сильная любовь, наверное тот

самый последний раз, когда я чувствовала все эти чувства к

человеку, а не к деньгам. Но самое печальное, любовь эта, была

односторонняя. Я забыла о бизнесе, он у меня тогда скатился в

дно. Мне было на всё глубоко всё равно, я была увлечена лишь

им, все мои мысли вертелись только вокруг него. Всё шло как

по маслу, большие планы на будущее, семья, дети, дом и

счастье. Но в одночасье всё разбилось, разлетелось как стекло. Я

решила отдаться ему в порыве страсти, и отдалась, на все свои

360°. И он взял, взял, и использовал меня как тряпку. И осталась

я одна, без дома, без любви, без счастья и с ребёнком на руках.

Да, я залетела. Стала матерью одиночкой. Вот именно тогда я и

поняла, что доверие, и тем более любовь — глупость всё это. Я

твёрдо решила тогда, что больше никогда, и никого, я не буду

любить, и никому впредь не буду доверять. Тогда я вцепилась в

мечту о бизнесе, деньгах, и счастливом будущем моей дочери.

— А дальше то что было?

— Я поставила дочь на ноги, встала сама, и мы, хоть и через гору преград и трудностей, забрались на вершину горы. Я смогла и осознала, что перепутала человека со шляпой.

После этого Владелина рассмеялась, она смеялась истерически, через горький поток слёз, который лился будто бы водопад с её глаз. Затем она взяв мою руку, сказала:

— Знаешь, я снова говорю тебе одно и тоже. Но чёрт возьми,

Андрей, не повторяй моих ошибок, не наступай на мои грабли!

Далее, она посмотрела на меня, и вновь заговорила:

— Я ведь знаю, что и тебе сейчас тоже плевать на мои проблемы. Всем чёрт возьми на них наплевать! Но я уж очень хочу, чтоб ты из всех моих слов сделал какие-либо выводы, и тогда в дальнейшем ты добьёшься многого.. Ведь, больше я не смогу тебе ничем помочь, я умирающее, нелепое тело.

Тут то я не выдержал да вскрикнул:

— Да чёрт возьми! Не умирающая вы! Вы всё та же!

Я не мог говорить дальше, слёзы и эмоции перегородили мне кислород, и я лишь вскрикнул:

— Нет!

— Ладно, — холодно произнесла она, — не нелепое тело.

— Ну вот и славно, и не смейте больше говорить так! — произнёс я сквозь слёзы.

— Андрюш, — с любовью, и дрожащим голосом произнесла она. —

Вытри пожалуйста пыль в доме, а то я старая, пыль с меня

сыпется.

Я был поражён в тот момент её жизнерадостью, и я без каких либо мыслей в голове согласился с ней.

— Вытру, уж вы не волнуйтесь, — с радостью в голосе произнёс я,

— пойдёмте что ли пройдёмся по улице, я повезу вас на машине.

Да, я не переношу такую погоду, но чёрт возьми в вашей

компании, я буду безумно рад прокатиться. Да чёрт возьми, к

чему поездки по этому Кирову, поехали со мной в Питер,

устрою вас в лучшую клинику, заплачу бешенные деньги и

поставлю вас на ноги. Излечу вас от этого недуга…

Её рука перестала сжимать мою. Чувствовал, как её мечты и

планы улетали, и просто не мог оторвать взгляда от её тела, от

этого пустого и стеклянного взгляда. Лишь только солнце,

вошедшие на небе из под туч, смогло оторвать мой взгляд, от

неё, от Владелины. За окном в эту секунду запели птички, были

слышны крики ребятишек. И мои глаза видели, как куча птиц

взмыла в небо, куда-то далеко, к небесам. И я знал, что это её душа, сейчас возносится на небо, к богу.

Тогда я последний раз в своей жизни взглянул на неё.

— Зачем же вы оставили меня? — через слёзы произнёс я, — Зачем?

Я накинул на её лицо тряпку, закрыл эти стеклянные глаза,

наполненные болью, и вышел, покинул её дом. На выходе с

квартиры меня встретила её дочь, она приехала к своей

умирающей матери.

— Ну что, как там мамочка? — с грустью в голосе произнесла

она.

— Мама.. — с комом в горле произнёс я — А она улетела..

— Как улетела?!? — сквозь злость и слёзы произнесла она — Что же ты не позвал меня? Что же ты не помог ей? — вся в слезах произнесла она — Что же ты, Андрей, приносишь вечно людям только боль? Почему я, её родная дочь, не смогла последние её минуты провести с ней? Почему ты???

Достав пачку сигарет с кармана, и прикурив одну из них я

произнёс

— Пыль вытри, мама попросила, — пафосно произнёс я.

После этой фразы я покинул их квартиру, с тех пор я больше и не

видел, ни Владелины, ни её дочери. Владелина, никогда не

хотела каких-либо похорон, где люди будут грустить и плакать.

Она хотела, чтоб на её похоронах, на её уходе, люди веселились. При жизни она предпочла кремацию.

Выйдя с подъезда, я взглянул на двор вокруг. Детишки в этом

дворе веселились и бегали, не было у них ни забот и ни боли.

Докурив, сигарету, и выкинув её в урну, улыбнулся. Мои глаза

взглянул на ту стаю птиц, которая подобна её душе улетала в

небо, я вскрикнул:

— Когда-нибудь мы снова встретимся.

Знаете, никогда в своей жизни я не испытывал такого. Чтобы чьи-либо либо слова, чья либо речь до меня так доходила. И я воспользовался её советами, и мигом съехал с Кирова, в

культурную столицу.

Да, по началу, моя жизнь в Санкт-Петербурге была далеко не

весёлой, вечные проблемы с арендой помещений, с инвесторами,

но я не сдавался. Как говорила мне она: «Бейся и борись», и я

бился и боролся до последнего, я верил и жил с целью, я рвал и

сметал всех на своём пути, как торнадо. И вскоре бизнес возрос,

я стал владельцем сначала двух кальянных, потом трёх, и далее

уже четырёх и пяти, и так далее. Но я понимал что

останавливаться на этом не стоит, хоть и денег уже было много,

но мне хотелось ещё и ещё, и тогда я вновь применил свою

Кировскую стратегию.

Так на одном из судебных разбирательств, я выиграл дело «По

решению земельных вопросов». Я снова дал взятку судье. Но

сами посудите, этот чёрт (владелец помещения), хоть и стабильно

платил за аренду и налоги. Но при этом не вёл в помещении ни

каких действий, не развивал бизнес, и помещение просто так

пустовало. И судья произнёс вердикт, что якобы, в одном месяце

он не доплатил чего-то, и в помещении были обнаружены

наркотические вещества, и этого арендатора решением суда

посадили, а помещение отдали мне. Тем самым я лишний раз убедился что деньги могут всё.

Вернусь к повествованию о том, как же я всё таки стал

совладельцем. На одной из встреч в клубе «Seelenlos», клубе

бизнесменов. Я повстречал, крупную предпринимательницу,

Ангелину. Владельцу фирмы по дизайну. В моей голове всплыл не особо хороший в плане морали, и шикарный в плане выгоды план. Не трудно конечно догадаться какой, но всё же. После встречи в клубе, я решил проявить к ней максимально внимания, и показать, что дама мне приятна, и симпатична.

Применив кучу старых добрых способов завладеть сердцем дамы. Я добился своего, после нескольких встреч Ангелина была бешено влюблена в меня, ну и я пытался изобразить эту якобы, ответную любовь.

Знаете, я никогда в своей жизни не испытывал этого чувства

счастья и взаимности. Но вы верно спросите: А как же

Владелина? А я отвечу вам, я любил Владелину как родную мать, ведь она несла мне заботу, то чего мне не подарили в детстве. Но эта была не та любовь…

Да и вообще, а что такое любовь? Многие скажут, что это какая

либо зависимость от человека, другие же начитавшись Шекспира

скажут, что это игра, в которой проигрывает тот, кто сильнее

любит. Другие же скажут что это, эгоизм вдвоём. И каждый из

них будет прав по-своему, ведь общего понятия и определения

слова любовь не существует. Каждый интерпретирует это

чувство по своему, индивидуально. Кто-то на мнении других, а

кто-то на горьком порой, жизненном опыте. Лично я

придерживаюсь теории, что любовь — это страсть, доведённая до

безумия. А объект любви — то без чего жить попросту

невозможно, тебя безумно тянет к этому. Для меня лично,

объектом любви и обожания были деньги. С детства я видел, как

мой отец давился за каждую копейку, видя деньги он испытывал

столько радости, сколько он не испытывал за гордость о сыне.

Он боялся дать мне лишнюю копейку, чтобы я сходил в кино с

ребятами, или с подружкой на свидание. Я ненавидел своего

отца за это, ведь чёрт возьми он отнял у меня счастливое

детство.

Настоящую любовь к человеку, я не испытывал в жизни

никогда (не считая Владелины), да, были влюблённости в детстве, но скажите, у кого их не было за годы проведенные в садике, и младшей школе?

По-настоящему любовь я осознавал по отношению к деньгам.

При виде их, мои глаза загорались будто факела, руки начинали

потеть, будто от большой жары или волнения, а сердце билось с

бешеной скоростью.

Тут то и начались мои отношения с Ангелиной, поездки по

клубам и местным тусовкам. Тут то я и ощутил всю прелесть

ночной жизни Санкт-Петербурга. Его ночных улочек, всей

ночной тусовки, его безобразного ритма, и этих сумасшедших

танцев. Спустя года наших отношений, мы уже планировали

жениться, ну точнее планировала это она, в мои планы никакой

свадьбы не входило, но я делал вид, что тоже безумно хочу всего

этого. Безумно люблю её, но это было не так. Исполнение моего

плана затянулось, но я не сглупив решил пользоваться моментов

и воплощать его. В моих планах мне было не достаточно владеть

сетью кальянных, я хотел быть частью чего-то большего,

например её бизнеса. Ибо мой бизнес хоть и шёл хорошо, и

достаток и прибыль были стабильно высокими, мне было мало.

В один из дней, очень сильно напившись в клубе, я позвонил ей весь в слезах.

— Ангелина, солнышко ты моё. Мне очень плохо, приезжай пожалуйста за мной.

Её приезд не заставил себя ждать, она мигом приехала и забрала меня с клуба домой, усадила в машину.

— Что случилось, солнце? — в недоумении спросила она у меня —

Что с тобой, солнце?

— Солнце, — ответил ей я, — так уж вышло, что я остался сейчас

без партнёров, мой главный спонсор кинул меня, и сейчас я

остался без помещений — сквозь не настоящее слёзы говорил я

ей.

— Кому я теперь нужен? — воскликнул я — Кому теперь банкрот?

Бомж??

— Глупенький ты мой — сказала она с какой-то страной

радостью — ты мне нужен, люблю я тебя, и не оставлю в такой трудно ситуации одного — улыбнувшись сказала она — я устрою тебя на работу в мою фирму и не просто сотрудником, а

совладельцем компании, выкину я своего заместителя, и

поставлю тебя на его должность.

На моём лице после этих слов набежал огромная улыбка,

наверное прямо до ушей, ибо это именно то чего я и хотел,. Я воспользовался её доверием и любовью, и я добился

поставленной цели.

— Спасибо тебе, солнце, — с космической радостью произнёс я.

— Та ладно тебе, радость моя, не оставлю же я тебя в беде.

Вот именно с этих пор я и стал совладельцем дизайнерской

компании. Первое время работая совладельцем, я скрывал как на

самом деле вся ситуация с кальянными. Но спустя время когда

Ангелина уже и забыла об этом, а её зам был уволен, я рассказал

ей, что с бизнесом всё уже хорошо, и партнёры снова нашлись.

Она была безумно рада за меня, а я был безумно рад тому, что

доходы возросли во много-много раз. Теперь я был не только

несчастным владельцем кальянных, но и совладельцем крупной

дизайнерской фирмы. Во общем так я и стал совладельцем

компании.

Пожалуй расскажу вам, чем же я занимался на посту

заместителя. А собственно ничем, лишь только изредка делал

какие-либо отчёты, заключал договора и ездил на всевозможные

встречи. Особо интересного рассказать нечего, ибо на этих

встречах я спал. И лишь под конец дискуссии я пытался

произнести что-то умное, что в итоге смахивало на пьяные речи

бомжа у подъезда. Наверное, на этом краткий экскурс в мою

жизнь будет окончен. Прекратим воротить прошлое и вернёмся в

настоящее.

II Прозябание лет

За окном был пасмурный дождливый день, наверное, самый

обыкновенный для Санкт-Петербурга. Я проснулся, время было

уже около шести утра. Не спеша, встав с кровати, одевшись в

свой деловой костюм, при этом собрав вещи, которые я

разбросал после вчерашней ночи, решил приготовить себе кофе,

чтоб хоть как-то ободриться. Далее выйти с кружкой бодрящего

напитка на балкон и насладиться атмосферой спящего Санкт-

Петербурга. Но так уж получилось, что Ангелина не

единственная, кто не хотел меня отпускать, вторым достойным

конкурентом для неё была кровать. Ибо упав на неё, я напрочь

забыл и о кофе, и о спящем Питере, и обо всех своих других

планах. Она, подобно чёрной дыре, поглотила меня, и я уснул, а

вместе со мной продолжал спать и Питер, ночная жизнь

которого закончилась только час назад.

Проснулся от телефонного звонка моего друга Владислава,

коллеги по работе, и по совместительству начальника нашего

креативного отдела. Неспешно я потянулся к телефону, попутно оскорбив его всем богатством русского мата.

— Алё, Андрей?

— Да, алё. — сонным голосом полным злости произнёс я, — Что тебе Слава в такую рань надобно то?

— Ты не забыл? У нас сегодня обсуждение нового проекта, где между прочим ты, тоже должен присутствовать.

Да, я как и всегда забыл о своих прямых обязанностях

совладельца и об этом проекте тоже, но не буду же показывать себя как плохого, и безответственного сотрудника.

— Нет, нет. Ты чего? Я, конечно же, помню, — прочитав в

ежедневнике о том что это за встреча я ответил, — с Михаилом кажется? Он ещё владелец нефтяной компании?

— Да, именно он. Запомни, эта встреча очень важна для нашей

компании. Если ему всё понравится, и он останется довольным, то мы получим хорошее спонсорство.

Тут то я оживился, и мигом вскочил с кровати.

— А что за срочность именно в 8 утра? Почему так рано? —

спросил я у Влада.

— Тебя это волнует что ли? — удивился он, — Значит так клиенту удобно. А слово клиента как говорится, закон.

— Ладно, я тогда собираться.

— За тобой заехать?

— Да. Давай.

Спешно причесавшись, выпил всё-таки кружечку кофе, и

лекарство от головной боли. Да, старость не радость, как

говорится. Ведь уже к своим на данный момент 29 годам, я уже

мучился от адской головной боли, и вечной усталости. Стресс.

Что тут ещё сказать. Обувшись, я быстро покинул квартиру, и,

преодолев подъезд, уже стоял на улице и ждал приезда Влада.

Ибо после вчерашней ночи, сесть за руль, а уж тем более

аккуратно и без происшествий доехать до офиса я не мог.

Пока я ожидал его приезда, меня окутали мысли о возрасте. И не

на пустом месте они меня постигли. Через два дня, мне должно

было исполниться уже 30 лет. От этой мысли в моей голове

моментально вспоминалась песня группы Сектор газа — 30 лет.

Помимо этой песни мне приходила в голову цитата из

известного фильма «Доктор Кто». «Дело не во времени, кто-то

за свои 20 лет, делает больше чем другой за 80». Я начал думать

о том чего же я достиг за свои уходящие 29 лет? А добился, я

прямо вам скажу, многого. Я поднялся из той дыры, где я

родился, где провёл детство в слезах, исполнил свою детскую

мечту, вырвался в люди. А теперь я не маленький мальчик

Андрюша, а бизнесмен, уважаемый человек, Андрей Сергеевич

Белозёров.

Мои мысли и раздумья о возрасте, остановил громкий гудок

машины Владислава. Это была двух дверная BMW M3. И чтоб вы кратко понимали о нашем заработке, этот автомобиль стоит 37 тысяч долларов по нынешнему курсу.

За рулём сидел довольно высокий молодой парень, обладатель

не только этой серой BMW, но и длинных чёрных волос. Лицо

его всегда выдавало только счастливую гримасу, лишь изредка, в

глубокой грусти, оно выдавало нечто напоминающее печаль. На

его правой руке, которая держала руль, не было части среднего

пальца. Потерял он её в результате одной истории.

В один из дней своего отпуска, когда он проводил время со

своими родителями. А они у него были живы здоровы, в отличии

от моих. Владислав очень сильно их любил. Его отец был

человеком стандартной профессии для гражданина России —

электриком. Мать же была домохозяйкой и следила за чистотой

в доме, и за соблюдением порядка. Его отец довольно редко

выпивал, но по случаю приезда любимого сына, опрокинул пару

рюмок веселящего зелья и в состоянии алкогольного опьянения

решил с сыном затопить баню. Естественно для того чтобы в

бане было тепло, в печке должны быть дрова, а так как дров

колотых в дровянике не было. Они решили самостоятельно их колоть. И так уж получилось, что отец, промахнувшись, и не попав остриём топора в бревно, попал в лежащую рядом руку сына. Отсек ему палец.

Его отец долго винил себя, за то, что так сделал, поэтому после этого случая больше не пьёт.

— Ну, ты там уснул что ли? — крикнул мне из окна Влад — Давай

быстрее!

— Ну, здравствуй, — запрыгнув в машину, произнёс я — Как жизнь

молодая?

— Та потихоньку движется, сам то как?

Он посмотрел на меня, и казалось начал вглядываться в самую

душу

— Ночь, я так понимаю, жаркой была — сказал он, и был прав.

— Да, ночь была сегодня жаркой, а жизнь, ну, нормально. Только вот голова болит.

Я улыбнулся

— Стареешь дружище, — усмехнулся он

— Да, всего 30 лет, а я уже старый дед пердун, да с бородой. Немного посмеявшись, он серьёзным тоном сказал:

— Может, старик, всё-таки проверишься? Вдруг что серьёзное с тобой? А ты и не подозреваешь вовсе?

Теперь рассмеялся уже я.

— О да, действительно что-то серьёзное, — сделав небольшую паузу и показав серьёзное лицо, я продолжил, — Алкоголизм у меня, и недосып. Вот и весь диагноз.

— Да, пьёшь ты часто, а меня и не зовёшь с собой, — с завистью в голосе произнёс он.

— А ты, смотрю, в ряды алкоголиков записаться хочешь?

— Ну, не прям уж алкоголиков, так чтоб прям в запой на год. Нет. Просто расслабиться, отдохнуть, — далее он снова замолчал, и спросил, — Как с Ангелиной?

На этот вопрос отвечать ему, да и вообще любому кто задаст, я

не хотел.

Да, с ней у меня всё было хорошо. Но это смотря, с какой

стороны судить. Если судить со стороны выгоды и отсутствия

ссор, то да, всё было идеально, но если судить со стороны

счастья и чувств, то это было лишь односторонним. Но, не

смотря на всё это, я был счастлив. Деньги капали, 40% от

выручки всей компании доставались мне, при этом другие

сотрудники получали в разы меньше меня. Для сравнения

вспомним, на какой машине едем мы сейчас с Владом. На этот

транспорт он заработал спустя 2 месяца упорного труда, я же

мог купить два таких, и за один месяц, при этом оставаясь ещё

при деньгах. Теперь вы понимаете, какие богатства вертятся

вокруг меня.

О, Ангелине, я не хотел вспоминать ещё хотя бы потому, что

она мне уж очень надоела. Вечные звонки по ночам, просьбы

переехать к ней. Она уж очень хотела, чтоб я не жил один,

хотела, чтоб мы жили вместе и походили не на близких друзей, а

на счастливую семейную пару. Она мечтала видеть меня вечно.

А что я? Я только и делал, что пользовался ей, и не мог остановиться.

Мигом, направив тему разговора в другое русло, я ответил:

— Нормально, — пробурчал я, — Слушай, а для чего я так нужен на этой встрече? Сам же знаешь, как я не люблю эти обсуждения, только и делаю, что сплю на них.

— Это личный приказ начальства, твоей Ангелины, —

усмехнувшись, произнёс он, — Она считает тебе нужным, присутствовать на встрече.

Он умолк, но спустя секунду спросил:

— Кстати, какие планы на день рождения?

Он, верно, понял, что говорить о ней я не горю желанием, и к глубокой радости сменил тему.

— День рождения говоришь, — я притих, — коли я доживу до него, то сначала, наверное, забабахаю праздник в офисе, своего рода чаепитие. Ну а потом по клубам, барам, до по бабам.

Рассмеявшись от последней фразы, он продолжил:

— Ой, и завидую же я тебе Андрюха.

— Да в чём зависть то? — с удивлением произнёс я

— Ну, смотри. Женщина любимая есть? Есть! Работа есть? Есть! Деньги есть? Есть! Да еще как есть! Чем не счастье то?

Был прав в своих мыслях он только в одном, о прибыли. Её

было много. А в другом, ввиду своей неосведомленности о моём плане, он был не прав.

А рассказывать обо всём ему было не выгодно, ведь доверие, как говорила при жизни Владелина, глупость.

— Да, с этим не поспоришь, но братан, суди сам. Ты ведь и сам то

счастливый человек. Работа ж есть, и деньги тоже. А любовь,

она сама собой найдётся, с твоей то красотой, достатком,

обонянием, чувством юмора, любовь найдётся. Я тебе

гарантирую. А вообще такое чувство человека как зависть, оно

двоякое. С одной стороны хорошее, а с другой стороны нет.

Смотря, какая она у тебя, эта зависть. Активная или пассивная.

— Это как? — поинтересовался Влад.

— Ну, вот смотри, завидует вот человек, другому. То, что у него там достаток выше или популярный он. И при этом старается быть похожем на него, добиваться того же, прикладывать какие-

либо усилия в достижении успеха. Это активная зависть.

Движущая сила для развития людей. А пассивная зависть, это когда он только и делает что днями и ночами завидует и ничего при этом не делает. Это пассивная зависть. Своего рода бич

современного человека, общества в целом.

— Да братан, реально стариком становишься.

— Эх, ну что поделать, жизнь никого не щадит. И моей молодости пришёл конец, дед теперь

Наш диалог прервал шлагбаум на пути к подъезду в офис. Переехав его, мы припарковали транспорт.

— Ну что, пошли на встречу? — сказал я.

— Пошли.

Здание нашего офиса представляло из себя огромное

многоэтажное строение, на верхнем этаже которого и

располагалась комната, где должна была пройти назначенная

встреча. Высота нашего офиса была вторая вообще по высоте во

всём Санкт-Петербурге. Находилось оно на территории

жилищного комплекса «Александра Невского», и высотой

достигало отметки 124 метров. Именно с этой высоты я и

наблюдал за мелкими людишками, которые были подобны

муравьем, бегающими и суетящимися где-то внизу.

Войдя в здание, мы вошли в лифт, и нажав на самую верхнюю

кнопку, он начал движение. Ехал он резво и стремительно, и

спустя несколько секунд мы уже достигли назначенного этажа, а

вместе с ним и комнаты где обычно находилась наша

начальница.

Её комната представляла из себя огромное помещение с

панорамными стеклянными окнами. Посередине комнаты

располагался длинный стол, вокруг которого было множество

огромных чёрных стульев. Здесь, как и сегодня, собирались

важные гости, проводились всякие мероприятия, и деловые

совещания.

В связи с тем, что Владимир гнал на своём BMW очень быстро, в офисе мы оказались за полчаса до назначенной встречи.

Естественно в комнате уже сидела Ангелина. На её лице, по

сравнению с другими днями, было уж очень много косметики. Казалось, что вместо её настоящего лица, была только лишь маска, состоящая из хайлайтера, тонального крема, и моря

других средств для предания, якобы красоты.

— О, Андрюша, приветики, — оторвавшись от зеркала, произнесла она, — Как твои делишки?

Она подошла ко мне, и поцеловала.

— Нормально, сама как, солнце?

Так трудно и противно мне было выговорить это слово, но я понимал, чтоб не выдать ей всего моего замысла, нужно было играть любящего парня.

— Я нормально, ведь ты рядом, — с радостью на глазах произнесла

она

Ангелина улыбнулась

— Скажи вот мне, что от меня требуется на этой встрече? Что мне тут делать?

— Так, ну для начала, иди-ка умойся и причешись. Выглядишь как чукча какая-то.

— Ладно, окей. — с какой-то ненавистью в голосе произнёс я.

Встреча проходила, не также как и предыдущие. Я всевозможно

поддерживал беседу, предлагал различные идеи и решения.

Коллеги были в шоке, что же со мной происходит. Каким

образом человек, спящий на всех встречах, здесь ведёт себя так

активно. Что с ним? На самом деле, слова Владислава очень

сильно мотивировали меня. Новый спонсор, новые инвестиции, а

самое главное высокая прибыль.

— Михаил, — ласково произнёс я, — Наша фирма, и я в её лице

очень ценю то, что вы выбрали именно нас. Мы глубоко уважаем

ваш авторитет, и очень хотим помочь вам в выборе

дизайнерского решения в вашем проекте, мы предлагаем вам

море прекрасных вариантов для дизайна вашей квартиры. Как

вам вот этот вариант? Как, по-моему, будет очень красиво и

лаконично.

Вскоре Михаил, после моих ласковых предложений, подобрал

нужный для себя вариант. Этому я был безумно рад, ибо никогда в своей жизни я так сильно не натягивал свою фальшивую

улыбку. И пожав ему руки при уходе, я понял что мы, получили

своего нового инвестора, а я в свою очередь — высокую зарплату.

Встреча была окончена, и клиент ушел. Я тем временем подошёл к Ангелине и сказал:

— Слушай, солнце. Я поеду, наверное, сейчас в кальянную. Надо будет проверить, как дела там обстоят.

— Ладно, дорогой, как приедешь, набери мне.

Увидев Влада, стоящего у окна и смотрящего вдаль. Я обратился к нему:

— Слушай, Владик. Ты не занят? Нет планов на вечер?

— Та нет. Какие планы могут быть у человека, свободного от семейных проблем? — он усмехнулся — А что?

— Поехали что ли со мной до кальянной, а то и мне ехать не на

чем, да и тебе повод развеяться, отдохнуть. Замучу для тебя

тусовку.

Я улыбнулся, а вместе со мной улыбнулся и Влад.

— Поехали старик, поехали.

Мы двинулись в сторону лифта, и уже зайдя в него, я вновь погрузился в мысли о возрасте.

А что если действительно, возраст это просто цифры? Просто

символы, которые стоят у тебя в паспорте, и дают право законно

водить автомобиль, или распивать спиртные напитки? Ведь,

судите сами, многие люди и в свои 48, в душе остаются детьми.

Они также вкушают прелесть каких-либо детских забав. А

многие, наоборот, в свои 14 лет мыслят, как реально взрослые

люди.

Да, многие из них рождаются с этим, это своего рода божий дар

или талант. Они во много раз умнее своих сверстников, мыслят

по-другому, не по своему возрасту. Но другие приобретают всё

это через свой горький жизненный опыт. Они, на своей шкуре

испытав и осознав всю горечь мрачных дней, мыслят по-

другому, не как те, у которых всё хорошо. И многие начинают

путать это с талантом, а человека с гением, «О как же так, ему

всего 14, а он мыслит на все 20, какой же он умный»

— Да боже ж мой! Не гений он! — произнёс я вслух, — он, чёрт

побери, страдалец! Мученик! Бедное дитё! Все только и делают,

что восхищаются им, но никто не удосужился помочь ему».

Влад с недоумением в глазах посмотрел на меня.

— Кто мученик? Кто гений? О чём ты?

Я ничего не понимал. Ведь вроде бы, я говорил это про себя, не планировал произносить это вслух. Как же так вышло? Мне стало по-настоящему жутко от этого.

— Ты не обращай внимания, я старенький просто. Да ещё и

похмелье, отходняк от вчерашнего, — с улыбкой ответил я.

— Ты старик, меня так не пугай. Я подумал всё, крыша поехала

Я рассмеялся, но мне по-прежнему было как-то жутко, от того, что же это всё это было. Старческое? Из-за алкоголя? Или реально крыша начала своё движение?

Но к счастью лифт открылся, и я увидел на питерском небе,

которое с утра было пасмурным, солнце. И мысли о

произошедшем мигом вылетели прочь из моей головы.

— Влад, смотри, солнце вышло, — посмотрев на него, произнёс я.

— Солнце, это хорошо. Значит, день будет удачным, —

улыбнувшись, сказал Влад.

Слабо мне конечно во всё это верилось, но я не терял надежды, и решил поддержать его мысли

— Ну, дай Бог, чтоб это было так, дай Бог»

Мы сели в его машину, и поехали к одной из моих кальянных. В основном ехал Владислав очень быстро, обгоняя машины, и порой вылетая на встречную полосу. Но в этот раз ехал он как-то медленно, вглядываясь в окно, на Санкт-Петербург, над которым уже светило солнце. Улицы, в солнечных лучах выглядели как-

то иначе, будто в доброй, детской сказке.

Сколько б я не жил в Санкт-Петербурге, всегда восхищался

городом. Как он при разнообразной погоде менял своё обличие. Одно и то же, казалось бы, здание, при разном освещении

выглядело по-разному.

Взглянув на дорогу, по которой мы ехали, я загляделся вдаль. На

бесконечные мосты и улочки, на нескончаемый поток машин и

туристов.

Когда мы уже подъезжали к пешеходному переходу, я увидел там маленькую девочку, которая то ли оторвалась от

туристической группы, то ли от своей матери. Она перебегала дорогу прямо под нашими колесами, и я закричал:

— Влад, тормози!!!

И он затормозил, взглянув на меня как сумасшедшего, с взглядом полным недоумения.

— Андрей, чёрт возьми! Что с тобой? — он прокричал это на меня

со злостью немецкой овчарки, с такой злостью с которой он

никогда за все годы работы не кричал на меня. — На каких ты там таблетках сидишь, что тебе мерещиться стало?

На светофоре, во время того как он кричал на меня загорелся

зелёный.

— Влад, Влад! Успокойся! Зелёный загорелся, люди вон идут. Вот я крикнул, тормози

— Да? — с неуверенностью в голосе произнёс он, — Ах да, зелёный, и в правду. Прости, пожалуйста, что накричал.

— Ой, да ладно тебе, не обижаюсь, — натянувши улыбку на лицо, произнёс я, — Всё хорошо.

Но хорошего ничего не было, я реально видел эту маленькую девочку. И ничего не понимал. Что это было? Что со мной происходит? Может быть, это бэдтрипы от вчерашнего? Или действительно моя крыша поехала?

Я был в полном недоумении от произошедшего. И последующую дорогу до кальянной, я думал. Что же это было?

Приехав к цели, мы мигом покинули автомобиль, и,

остановившись возле спуска вниз, решили перекурить. Влад,

достав свою пачку, мигом поджёг одну из сигарет, и взглянул

на небо.

Здание кальянной располагалось в подвале одного из старинных

домов. Дом был выполнен в стиле модернизма. Этот стиль

получил своё распространение в Европе в начале 1890—1910

годов. Архитектуру модерна отличает отказ от классических

линий. Основными его чертами является то, что фасад отделан

природными материалами.

На входе в саму кальянную всех гостей встречает огромная

неоновая вывеска с прекрасным французским словом — названием

заведения «Repair des morts». Большая деревянная дверь, а за

ней огромный гардероб. Освещение на территории заведения

было в холодном красном цвете, и чем-то напоминающее логово

дьявола.

Влад был явно поражён размерами заведения

— О-го-го. Андрей, твоё ли это? — с выпученными от удивления глазами произнёс он.

— Да.

— Слушай, небось, сей бизнес приносит тебе не мало выручки.

Смысл тебе работать в нашей компании? — как-то с презрением и завистью произнёс он.

— Ну, ты чего, Слав? Там же Ангелина работает. Естественно

причина, по который я работаю с вами заключается в ней. Я

люблю же её.

Естественно причина по которой я работал в их, а точнее нашей компании была другая.

— Слушай, братан. Пошли в бар, накатим за удачный вечер, да за удачную сделку, — предложил я, Владу

— Пойдём, пойдём.

Скинув верхнюю одежду в гардероб, мы направились к барной

стойке. Здесь я обратился к нашему бармену, Александру.

Человеку, для которого, пару, казалось бы, не смешиваемых

элементов, могли являться прекрасным коктейлем. Ростом он

был не высок, и лишь только часть плечей, шея и голова

виднелись из под стойки. Но лицо у этого человека было максимально приятным.

— Сань, налей нам, с почётным гостей, пожалуйста, по бокалу «Олд Фешна»

Для пояснения людям не знающим, что это такое объясню.

Этот коктейль один из странных напитков известных всем

барменам. Его вкус очень мягкий, с небольшой кислинкой, за

счёт добавления апельсина. В его состав входят прекрасный

бурбон Jim Beam, немного апельсинового сока, и пару кубиков

льда.

Бармен, приступил к приготовлению двух бокалов напитка, ну а я с Владиславом заговорили о своём:

— Слушай старик, — заговорил он, — скажи мне, а точнее

посоветуй. Как добиться сердца девушки? Ты ж на опыте у нас, помоги, пожалуйста.

— О, братан, смотрю, понравился тебе кто-то? Ну-ка давай подробнее.

— В общем, Как-то вечером ехал я с работы, проезжал мимо

Балтийского вокзала, и вижу, девушка стоит, руку тянет. Такси

видимо ждёт, ну и я притормозил. Говорю мол «Давай подвезу.

Тебе докуда?», ну и она вот говорит «в Кировский район». Ну, я

и подвёз её до дома. Всю дорогу мы обсуждали жизнь, как она не

вечна и многое другое. Понимаешь, ты вот мне всегда говорил,

что деньги решают всё, что любую девушку можно завлечь

зелёными бумажками. Ну, я и попробовал завлечь, она ни в

какую. Говорит мне мол «Деньги не главное». А тогда ж что

главное то? В чём счастье? Может реально дело она говорит, и есть ценности выше денег?

— Глупости какие-то, — с взглядом полным недоумения произнёс

я, — Как это так? Девушка, и на деньги не повелась? Неужто живы

те, кто любит не за бумажки? По-моему, чушь какая-то. Ей богу.

— Видимо живы, раз мне такая попалась

Чуть задумавшись, я ответил:

— Выпьем ещё?

Скажу прямо, на одном бокале мы не остановились. И прилично

уже напившись, мы решили выйти на перекур. Выйдя с

заведения, я взглянул на небо. Солнце ушло, и тучи окутали небо

своим бесконечным одеялом. Погода вновь стала пасмурной. На

улице капал холодный дождь. Я, закурив сигарету, посмотрел на

Влада. Его лицо было переполнено счастьем, казалось, будто он

получил мою зарплату и сейчас думает, как же её потратить.

— Слушай, а давай сегодня весь день проведём тут? Вечером

намечается ди-джей с хорошие танцевальной вечеринкой,

прекрасное лазерное шоу. Развеемся хоть от статичной работы.

Он кивнул, ибо был не в состоянии что-либо уже произнести. Влад был мертвецки пьян.

— Знаешь, хочу поблагодарить тебя, — обняв меня, произнёс он, —

вот серьёзно, искреннее тебе спасибо за всё.

Я промолчал и ничего ему не сказал. Не стал мучать пьяного человека с допросами, к чему тут благодарность и так далее, я просто обнял его.

— Не за что, дружище.

После этих слов, и крепких дружеских объятий мы вновь

направились внутрь, а точнее в мой кабинет. Он представлял из

себя огромную чёрную комнату, на стенах в которой висели

плакаты разных рок-групп. Посередине комнаты стоял огромный

стол, на котором царил творческий бардак. Возле обеих стен

стояли два огромных чёрных дивана. Я мигом разложил один из

них.

— Не брезгуешь спать со мной? — поинтересовался я.

— Ой, да мне глубоко всё равно сейчас где, с кем. Я устал, —

протяжно произнёс он, — Пойдём уже спать.

— Пойдём.

Знаете, так бесит порой это стереотипное общество, которое

считает что-то дружеское за проявление нетрадиционной

сексуальной ориентации. Простые дружеские объятия, крепкий

отеческий поцелуй. Всё это, по их мнению, не правильно, и

является проявлением голубизны. Почему обычная братская

любовь, уважение к товарищу считается не правильным?

С этими мыслями, я и уснул. Проснулся я снова от телефонного звонка, и угадайте от кого. О да, от Ангелины.

— Да, дорогой — послышалось в трубке, — С тобой все хорошо?

— Всё отлично, вот с Владом выбираем какую мебель заказать ко мне в офис

— Помощь не нужна? Дизайнерская фирма как-никак.

— Да нет, мы уже, кажется, определились с выбором.

— Мне приехать к вам? — с радостью в голосе спросила она.

— Солнышко, я б рад тебя увидеть, но уж очень хочу провести

время с другом, итак из-за работы мало видимся. Покуражимся

хоть тут.

— Ладно, не буду отвлекать. Удачного вечера вам.

— Спасибо, и тебе.

На меня через свои сонные, узкие глаза, посмотрел Влад.

— Ангелина? — поинтересовался он

— Да, — сбросив трубку, ответил я, — именно она.

— Сколько времени там часики то показывают? На лазерное шоу не опоздаем?

— 19:00, — посмотрев на часы, ответил я.

— Ух. Не хиленько мы так поспали, — удивлённо произнёс он, —

может, пойдём?

Я незамедлительно ответил:

— Пошли

Встав ели-ели с кровати, мы направились в основной зал, где

уже вовсю шла вечеринка. Люди отбивали ногами танцпол, ди-

джей в бешеном темпе крутил свои пластинки, и изредка

подбадривал и без этого бодрую толпу. Около стойки бармена

лился, подобно Волге, алкоголь. Люди один за другим хлестали

шоты. И подойдя к стойке, я обратился к Александру. 28-летнему

парню, который мог из бутылки дешёвой водки и гнилых

фруктов, замешать нечто прекрасное.

— Сань, замути нам для старта, пожалуй, по бокальчику Грога.

— Андрей, а что такое Грог? — спросил у меня уже менее сонный

Влад.

— Грог, братан, — это согревающий слабоалкогольный коктейль, на

основе рома с добавлением пряностей и цитрусовых. Любимый

коктейль моряков. Просто идеально для профилактики душевных

болезней.

Саша налил нам по бокалу свежеприготовленного напитка, который мы моментально опустошили их.

— Ну что дружище, — произнёс я, — чувствуешь себя моряком? Матросом на огромной крейсере?

— О да, аж поплыл уже, — улыбнувшись, произнёс он.

За первые 2 часа тусовки мы перепробовали больше половины ассортимента бара. От «Секса на пляже» и до «Манхэттена». Параллельно дегустации коктейлей мы вкушали в себя

прекрасный дым от кальяна.

Вообще моё заведение считалось лучшим в городе, как и все

другие мои филиалы. Не только благодаря раскрученности, но и благодаря прекрасному бармену, и шикарному алкоголю и

табаку продаваемых здесь.

Когда чары от зелья переставали уже действовать, я решил

вкинуть марочку. Как говорится «Марочку за мамочку».

— Братан, — обратился я к Владу, которому уже было очень

хорошо, — ты давай докуривай пока что, а я отойду не надолго.

— Ладно, — с улыбкой до ушей произнёс он.

Ну а что вы хотели от человека, который, за год пьёт по

нескольку раз. Он то не я, человек, который выпивает уже с подросткового возраста, да и сейчас за свой 29 лет может похвастаться только количеством выпитого.

Когда я уже добрался до своей комнаты, не включив в ней свет

начал, искать заветную марку и вскоре отыскал её в коробке

советских спичек. Коробок был жёлтый, и посередине была

выбита надпись СССР, где-то сбоку была подписана её

стоимость «5 копеек».

По своим размерам эта марка напоминала обычную, почтовую.

Но ней был изображён огромный, стоящий на ногах слон. Хобот,

которого касался его груди. Улыбка слона была уж очень

похожа на уста Влада. Такие же счастливые и радостные.

Я положил марку на язык, и спустя полчаса неприятного жжения

на языке, я начал что-то ощущать. Это был быстрый поток

мыслей и идей, казалось, что моя голова вот-вот лопнет от

такого стремительного напора мыслей. Музыка, которая играла

вокруг, создавала передо мной калейдоскопические изображения,

которые двигались в такт музыке. Также в такт с музыкой

двигался и я, извиваясь на танцполе подобно змее. Далее мой

мир вокруг, стал каким-то пластилиновым, мне было крайне

трудно двигать телом, по ощущениям это напоминает бассейн.

Когда ты пытаешься по нему идти, но тебе мешает быстро это

сделать вода. Любое движение, которое я делал, оставляло

следы в воздухе. Я кричал что-то непонятное, и этот звук

крутился у меня в голове, вместе с музыкой. Казалось, что все

буквы алфавита выходили из моих уст хаотичном порядке.

Спустя некоторое время, меня постиг страх. Причём без какого-

либо повода. Какие-то шумы в моей голове, непонятные

перешёптывания. Мой разум оказался будто взаперти. И в этой

беспричинной панике я начал бежать. Мне, казалось, как кто-то

сейчас пересчитывает мои деньги. И я мигом побежал в офис.

И достигнув его, я незамедлительно открыл сейф со

сбережениями, которые помимо этого лежали ещё и в кейсе, под

тремя замками. Я забрав его спешно покинул офис, и,

спрятавшись от всех в кабинке туалета, лёг на пол. Виднелась

она мне огромным замком, внутри которого я и мои деньги

будем в безопасности. Стены этого замка были исписаны

фреской Рафаэля. На самом же деле это была самая обычная

кабинка, стены которой были исписаны фразами в жанре «Здесь была Маша» и многое другое.

Я обнял свой кейс с деньгами, и уснул.

Владиславу было настолько хорошо, что он уже и позабыл обо мне. На вечеринке он познакомился с одной мадам, и хвастая ей своим достатком предложил прокатиться до его квартиры.

Дамочка эта оказалась лёгкого поведения, и моментально

повелась и согласилась. Владислав ели-ели выйдя с территории заведения, и поднявшись на улицу, отвел к своей машине. И

далее они направились в сторону его дома.

Я продолжал спать в туалете. И лишь только под утро

проснувшись, от того, что мне в голову шваброй начала тыкать уборщица. Ели-ели встав с холодного грязного пола и подобрав кейс, я вышел с кабинки.

— Здравствуйте тёть Валь, — сонным голосом произнёс я, — Как ваши дела?

— Здравствуйте, Андрей Сергеевич. Нормально, вы как? Что тут

делаете? — с удивлением в голосе произнесла она — Случилось

что-то?

— Да не, перепил я чуток просто. Вот и поплохело.

— Ну вы аккуратнее уж пейте то! — взволнованно произнесла она

— Как же будет с заведением то, если с вами не дай бог что

случится?

Тётя Валя, была по своей натуре добрейшим человеком. Мне

всегда было жаль её. Имея высшее образование, она мыла полы,

работала на человека, которой то среднего образования и не

закончил. Почему ж вот так не справедливо-то всё в этом мире?

Я открыл кейс, и дал ей стопку денег. Не прям, чтоб и большую,

но ей б на 4 месяца, с её образом жизни и потребления хватило.

— Возьмите, пожалуйста, — пачкой денег в руках говорил я ей — Вы по праву заслужили этого. Возьмите!

— Это моя зарплата? — спросила она с удивлением.

— Нет, это премия вам, за ваш тяжёлый труд.

Она с румянцем на лице взяла эти деньги, и ещё долго смотрела

мне вслед.

Я тем временем подошёл к раковине и решил умыть лицо.

— До чего докатился? — взглянув в зеркало, спросил я у себя, —

сплю в туалете собственного заведения. Боже ж мой!

Достав свой порт сигар, я подкурил одну из сигарет, и обратился к тёте Вале:

— Вот скажите мне, Валентина. Почему ж всё так несправедливо

то?

— Ах, Андрей Сергеевич, знала б я ответ, — с грустью в голосе произнесла она.

Я вздохнул.

— А ведь знаете, я и сама не рада своей судьбине. Тоже б я хотела мчаться на роскошном мерседесе, не мыть полы здесь! Тоже мечтаю о хорошей жизни, но видно не судьба.

Я не мог ничего ей ответить, и просто спешно покинул туалет.

Направившись к своей комнате, и оставив там свой кейс в сейфе,

я хотел было уже покинуть офис и пойти в сторону дома. Но во

время того как я уже уходил, раздался телефонный звонок.

Ангелина, подумал я. Но подняв трубку, я понял, что номер

неизвестен. Меня это насторожило, но потом вспомнил, что

вчера был в состоянии аффекта и мог много с кем познакомиться и оставить свой номерочек. Я взял трубку.

— Да, алло. Это кто? — спросил я

— Это Андрей Сергеевич? — послышался мужской голос

— Да — удивленно ответил я — А вы кто?

— Вас беспокоит доктор Покровской больницы. Николай Геннадьевич моё имя.

Я был ошарашен. Что я мог такого натворить, что мне с больницы звонят?

— Да, да. А чем я вам помочь могу? — удивленно спросил я.

— К нам в отделение поступил после ДТП ваш друг Владислав. Он очень просил дозвониться до вас.

Я был ошарашен этим звонком, и мигом выбежал с заведения.

— С ним всё хорошо? — тревожно спросил я.

— Да, состояние стабилизировалось. Закрытый перелом

малоберцовой кости правой ноги, сотрясение мозга, и трещина клиновидной кости.

— Скажите, куда мне подъехать? В какое отделение? В какую палату? — чуть крича, спросил я.

— Большой проспект Васильевского острова, дом 85. Отделение травматологии, палата 11.

— Большое спасибо, уже еду

Сбросив звонок, я мигом стал вызывать такси, и уже спустя 10 минут меня ждал жёлтый Volkswagen Tiguan. На котором мы спешно отправились в Покровскую больницу.

Всю дорогу до больницы меня постигали страшные мысли. Я очень сильно волновался за здоровье Влада. Мне было очень стыдно, что я не уследил за ним. И едва только мы остановились, как я уже выбежал с машины, и мчался к нему.

Покровская больница представляла из себя огромное красное

здание, с белыми как снег окнами. Высотой её корпуса доходили до 6 этажей. И перед главным входом располагалась статуя

Владимира Ильича Ленина. По бокам от двери располагались две ядовито зелёные скамейки.

Войдя вовнутрь больницы, я мигом направился в сторону

указанного доктором отделения и палаты. Когда я уже достиг цели, войдя в неё, я увидел загипсованного Влада.

— Чёрт возьми! Что случилось? — возбуждённо произнёс я.

— Эх, старик. Говорила мне мама, и инструктор говорил. Не

садись за руль пьяным. А я вот сел, — он затих, — Ехал я ехал, от

своего дома до тебя, уже поутру. После бурной ночи с одной

мадам, с которой познакомился в клубе. Ну, вот не справился с

управлением, и столб поцеловал. Ноги зажало, и вот, теперь с

гипсом.

Он улыбнулся.

— Но старик, — продолжил он, — это была такая ночь, такая ночь! Скажу честно, это была такая прекрасная, жаркая, и

незабываемая ночь. Наверное, лучшая в жизни. Ты был прав, деньги могут всё. Казалось бы, знаю я её, 10 минут, но за

кругленькую сумму она творит такое, ух

— Эх ты Влад. Я конечно очень рад за тебя, но прошу, впредь пьяным за руль, ни ногой — строго произнёс я.

— Ой, ну нет бы порадоваться за меня, а ты всё со своими советами, да указаниями. Реально как дед стал!

Он замолчал, и я воспользовался моментом, и обнял его.

Воцарилась тишина, и лишь только звук биения его сердца, был слышен мне.

— И что теперь? — спросил я его — Ты тут надолго? На день рождения не придёшь?

— Ладно тебе, выпишут меня вскоре отсюда. Жив, здоров, да и к тому же зачем им держать меня тут. Пациенты вон и похуже меня переломаны бывают. И что? Вон в коридоре лежат! Так что если выпишут, то считай, доброе дело сделаю.

Он улыбнулся.

— Буду надеяться на твоё скорейшее выздоровление, —

улыбнувшись, произнёс я.

В комнату вошёл врач, тот самый Николай Геннадьевич, что

встрепенул меня с утра. Он был высоким, седым стариком.

Казалось, что жизнь его очень сильно потрепала. На лице его

была огромная седая борода, которая достигала кадыка. Плюс

множество морщин, которыми было усыпано всё его лицо.

Каждая из них символизировала горькое пережитое за жизнь. Он

взглянул на нас и заговорил:

— Вашему другу очень повезло. В отличие от машины, он пострадал намного меньше. Отделался легко.

— Спасибо вам доктор за вашу помощь, — протянув конверт, сказал я, — Мы очень ценим ваш труд.

Он взглянул на меня с лицом полным недопонимания и

усталости

— Оставьте себе, — хриплым старческим голосом произнёс он, —

вам нужнее.

Он вышел, и я взглянул на Влада

— Что это с ним? Вроде зарплата у них низкая, а он и от денег

отказался.

— Та хрен его знает. У врачей свои причуды.

— Да, странно конечно. Ну и ладно, пропьём деньги, —

улыбнувшись сказал я.

— Не, с меня хватит. Я итак половины не помню что было.

— Будто бы я что-то помню, — рассмеявшись, ответил ему, — давай выздоравливай тут. Не зарастай мхом.

— Спасибо старик.

Обнявшись на прощание, я ушёл. Выходя с больницы, меня

окутала мысль о вечном. А что если в миг всё разрушится? Вот

просто на нашу планету упадёт метеорит? Произойдёт взрыв на

близлежащей АЭС? Взорвётся весь атомный запас страны? Или

нападут враги? Планета ведь исчезнет. Всего вокруг не станет,

то над чем человек трудился веками, прикладывал свои силы, всё

вмиг исчезнет. Что будет дальше? Каково всё это? Осознать то,

что через 10 минут тебе конец?

Я курил и размышлял над этим, как вдруг сзади на меня кто-то налетел. В этот момент моё сердце на секунду замерло.

Обернулся, и увидел перед собой Ангелину.

— Привет солнышко, — сказала она.

— Привет, — как-то неуверенно произнёс я.

— Ну что? Как там Влад?

— Стоп, а ты откуда знаешь? -удивленно спросил я.

— Да так, магия, — как-то с нелепой уверенностью сказала она, —

Ты к нему? Или от него уже?

— От него. Вот только вышел, сейчас посижу на скамейке тебя

подожду.

— Ладно, договорились.

Она пошла к нему, а я уже догадывался, кто разнёс этот слух об

аварии. Это было наше сарафанное радио — Мария. Что-то между

главной сплетницей, и нашим бухгалтером. Любая информация,

пускай она даже не каплю не похожа на правду, если дойдёт до

неё. То вскоре уже весь офис, и все клиенты будут в курсе

этого. Я всегда недолюбливал Марию за это её нехорошее

качество. Неумение держать язык за зубами. Порой она лезла

не в свои дела, и распространяла то, что распространять не стоит.

Знаете, в моём родном городе, где я провёл всё своё детство, а

это был далеко не Киров. Мой город был в нефтяной республике

нашей страны. За распускание слухов, чужой информации, её

могли б спокойно избить, не посмотрев, что эта девушка.

Родился, скажем так, в городе, где субкультура молодёжной

гопоты и АУЕшников, командовала над людьми. Они трактовали

около воровские понятия по-своему. В любой ситуации, даже

если ты был прав, они могли вывезти тебя или на словах, или

просто избить. Да, помимо избиений дома, меня избивали и на

улице.

Мальчик я был проблемный, и прямой. Едва только хотел что-

либо сказать или возразить, как меня затыкали, и жестоко

избивали. С девушками также не везло, ибо они велись лишь на

богатых, владельцев советского автопрома, а на человека с

душой, и со своим, не навязанным мировоззрением, никто не

обращал внимания. Мы были не достойны и их взгляда.

Я присел на ту самую зелёную скамейку, и вновь закурил.

«Почему всё в этом мире так?» — задумался я. Почему всё, чёрт

возьми, именно так? Почему нами двигает только жажда

наживы?

Ах да, потому что деньги это прекрасно. Вот захотелось тебе

развеяться, бац, берёшь деньги и едешь куражиться. А если б не было их? Что б мы без них делали?!? Да, кажется ничего. Деньги ведь не всадят в спину нож, и шелест не капает на мозг как

женщины. Это просто прекрасно.

Я взглянул на пасмурное небо, затем перевёл свой взгляд на деревья, что растут надо мной. С них начинали осыпаться листья, подобно нашим мечтам. Пришла осень».

Мне стало как-то не по себе. Я почувствовал некое давление в

области висков. Мигом, схватившись за голову, опустил её вниз.

Казалось, что голову сжимают стальные тиски. Взглянув на

статую Ленина передо мной, я понял, что попросту её не вижу,

картинка начала расплываться. Вжавшись в свою голову

покрепче, я пытался как-то раздвинуть эти тиски, облегчить

боль. Но она только увеличивалась, и спустя 3 минуты адских

мучений, мое сознание было потеряно.

Проснулся я только от того, что в горле у меня появился горький

ком, который мешал мне нормально дышать. Взявшись за горло,

я пытался как-то помочь вдохнуть, хоть порцию свежего

воздуха. И меня стошнило. Подобное у меня бывало довольно редко, но все-таки иногда было.

— Чёрт возьми, — произнёс я шёпотом, — чёртова пьянка, долбанный отходняк от неё.

Я понимал, что вокруг скамейки, где лежало моё тело, не раз

проходили и врачи и медсестры, но никто из них даже не

удосужился мне помочь. Всем было плевать на умирающего

человека.

С главного входа вышла Ангелина, и радостная помчалась ко

мне.

— Что за рвота около скамейки? Тебе плохо?! — встревоженно спросила она.

— Алкаш какой-то лежал, видать перепил вчера, и стошнил тут.

— Да» Напьются и потом гадят где попало, — возмутилась она. В моей голове раздался истерический смех.

— О да

Я засмеялся уже вслух

— Мне смешно с этим соглашаться

— Почему это? — удивленно спросила она.

— Тебе сейчас пьяница, соглашается с тем, что пить плохо. Самой не смешно? — уточнил я.

— Не пьяница ты! Ты бизнесмен!

— Ну и по совместительству пьянь

Я улыбнулся, и в ответ увидел взгляд полный злости.

— Не пьянь! — отвернувшись в сторону, сказала она.

— Ладно, не пьянь — согласился я.

Трудно было мне, конечно, верить во всё это. Ведь сами

посудите, я что ни день, так уже подвыпивший, а иногда и на рогах. Как назвать меня, если не алкашом?

— Ну что? Куда поедем? — поинтересовался я.

Она повернула голову в мою сторону, и, взглянув на меня,

ответила:

— Давай ко мне?

— Ну, давай, я не против. Только сначала заедем ко мне, надо

будет мне машину забрать. А то я, езжу то на твоей, то на Влада автомобиле. А моя пылится там на парковке. От руля так и

отвыкнуть можно.

— Ладно. Только прошу, не повторяй его ошибок, не гоняй. Я ничего не ответил, и просто поцеловал её.

Направившись к парковке, где стоял её автомобиль, а это был

Mercedes A200 sport. Довольно недорогой автомобиль.

Рыночная стоимость которого составляет 1 миллион 800 тысяч

рублей. Ангелина не любила красоваться своим достатком,

именно поэтому предпочтение отдавала этому транспорту. Так

как помимо его престижного бренда, он имел систему

голосового управления, широкий дисплей, и система помощи

водителю. При этом довольно низкую цену, на фоне других

автомобилей марки.

Машина была серой, также как и моё настроение, а его внешний вид спереди напоминал злобную физиономию.

Дойдя до автомобиля, и войдя в его салон, я сразу же занял

заднее сиденье, где успешно разложившись, я лёг спать.

— Тебе нормально там? — поинтересовалась, заводящая машину

Ангелина.

— Всё прекрасно, — ответил я уже постепенно засыпая — тогда я посплю тут? Ты не против?

— Я то не против. Выглядишь устало, потерпи, скоро домой

приедем.

— Ну что ж, жду, не дождусь тёплой кроватки.

Да, лучше б я приехал к ней и банально спал, чем находился бы в состоянии зомби, и слушал б её вечное нытьё, разговоры о

трудности бизнеса, и о вечных её проблемах. Будто бы я сам не понимал, как трудно вести этот бизнес.

— Может сразу ко мне? Сонным за руль опасно!

— Ой, да нормально всё у меня. Я не сонный, а уставший просто.

Сейчас в машине полежу, и потом бодрым за руль сяду. Всё

хорошо.

— Вот не дай бог, — с злостью в голосе произнесла она, — с тобой что-то случится. Я тебя с работы выкину!

Думаете, меня напугало? А вот и нет. Я прекрасно знал её, она

влюблена в меня, также как и сын влюблён в свою мать или

наоборот. Уволить меня, следовательно, не видеть меня, а это

для неё было совершенно не резонно. Именно поэтому причин

для волнения тут нет.

— Всё будет хорошо, — улыбнувшись лицом сонного корейца, произнёс я.

Автомобиль тронулся, и мы покинули территорию больницы. На

небе, как и всегда не было солнца, лишь только серые тучки.

Казалось что где-то наверху, злые тучи держат в плену солнце, и

лишь изредка выпускают его взглянуть на город, согреть его, и

наши души, своими тёплыми лучами. Возможно, что люди,

настолько грешные, что даже солнца мы со своими грехами не

заслужили

В плеере заиграла песня группы Жуки, всеми любимая

Батарейка. Я вслушивался в каждую строчку, и наслаждался

музыкой. Казалось, что она играла не в машине, на

аудиосистеме, а в моей голове. Это было прекрасное ощущение, радость в этот момент я ощущал, наверное, в кубе. Но как я и говорил ранее, всё хорошее — не вечно. Моё наслаждение

музыкой оборвала Ангелина.

— Андрюш, а у нас ведь не будет все, так как в этой песне? Ты не бросишь меня? — переключив песню, спросила она.

— Ну, ты чего солнце? Как можно бросить тебя? — взглянув на нее, спросил я, — Если у меня не будет тебя, следовательно, у меня не будет работы, и высокой прибыли»

На этих словах, которые я не хотел произносить вслух, в нас едва

не влетел внедорожник, и звук его гудка заглушил все мои слова.

— Какого чёрта? Зачем он вылетел? Кто ему дал право меня подрезать? Козел!!! Чтоб тебя КамАЗ сбил!!! — крикнула она вслед уехавшему внедорожнику

— Что ты там говорил? Никогда не бросишь потому, что? Я задумался, но всё же ответил:

— Я люблю тебя.

Да, тут мне стало по-настоящему жутко, ибо едва мой план не

ушёл коту под хвост. Что это было? Как же так, что уже второй

раз свои мысли я начал озвучивать? Что, чёрт побери, со мной

происходит?

Я взялся за голову, которая вновь начала сдавливаться. Да, хоть и не так сильно как в тот раз, но всё же было неприятно.

— Ангелин, у тебя анальгин есть? — через боль спросил я.

— А он тебе зачем? Тебе плохо? — взволнованно спросила она.

— Чуть-чуть голова побаливает просто.

— Ух ты бедненький мой, возьми там, в аптечке, где сумка моя.

Я, взяв упаковку анальгина, выпил 3 таблетки. Даже не запивая их, ибо боль была настолько невыносимой, что какая-то горечь в горле не смогла мы перебить, это ужасное состояние.

Мы продолжали ехать. Проезжая по дороге, сквозь снова

возникшее помутнение в глазах, я наблюдал за идущими по

тротуарам людьми, проезжающими мимо машинами.

Представляя, о чем говорит тот или иной пешеход или пассажир. Как они возможно обсуждают личные проблемы, как возможно у кого-то из них есть кредит или ипотека. Он по уши в долгах и сейчас говорит как же ему тяжко и грустно. Ах, как чудно, что проблем с деньгами нет у меня.

Машина остановилась, и Ангелина, повернувшись ко мне,

сказала:

— Ну что, мы приехали. Вот твой дом, давай быстрее забирай свой

автомобиль, и мы уже поедем ко мне. У тебя ключи то с собой?

— Оу, чёрт, они в квартире остались, — растеряно посмотрев на неё, сказал я.

— Эх ты, давай быстрее домой беги, бери ключи и поехали, — с радостью в голосе произнесла она.

Я вышел из машины и направился к квартире.

Дом представлял из себя огромный многоэтажный жилищный

комплекс, квартиры в котором стоят далеко не дёшево. Была у

нас тут и подземная парковка, где меня собственно ждал мой

Mercedes — AMG SR3, стоимостью 7 миллионов 720 тысяч

рублей. Комфорт и роскошь я любил, и даже очень.

Подойдя к парадному, я вошёл в него, и когда достиг кабины

лифта, поехал на свой этаж. Жил на самом верхнем этаже, и вид

с балкона выходил как раз на исторический центр города. Каждое

утро я наблюдал за спящим городом, за его улочками, домами, и

многим другим.

Лифт ехал стремительно, спустя пару секунд я был на своём

этаже. Ключи от дома потерялись где-то в кармане, который

подобно женской сумочке хранил в себе массу вещей. Спустя

некоторое время поисков, ключи были найдены, а дом открыт.

Перед входом меня встретило огромное зеркало, которое

заставило меня ужаснуться, от моего внешнего вида. Волосы

были растрёпаны, а на лице виднелась усталость, чувство

безысходности. Под глазами были огромные мешки, в которые

казалось, можно было б сложить картошку.

Знаете, сидя в своём мерседесе с таким внешнем видом, я

походил бы не её владельца, а на бандита похитившего его.

Я взял ключи. И решил причесаться, чтоб хоть как-то походить

на культурного человека. Спустя 5 минут я уже стоял на улице, и

направился в сторону подземной парковки. По дороге к ней, мне

встретился мой сосед Григорий Сергеевич. Человеком он был

невысокого роста, с длинный седой бородой, как у того врача с

больницы. Любил он очень искусство, был большим ценителем

литературы. В общем, человек образованный и очень

начитанный. Всю свою жизнь он отдал любимому делу, а именно

литературе и написанию стихов. Его строчки поражали до

глубины души, казалось, что эта строчка вместе с ним

проживала эту жизнь, и лишь потом отписывалась на листок.

— Здравствуйте, Андрей Сергеевич, — старческим хриплым голосом произнёс он.

— Ой, да что вы вечно со своей официальностью? — спросил я, —

для вас просто Ганс Христиан Андерсен.

Он рассмеялся.

— Ну, здравствуй, Ганс, — обратился он ко мне, — Вы теперь у нас

датчанин?

— Ах, если бы. Русский к несчастью.

— Ну, вы что, сударь? Русские прекрасный народ. К чему ваше несчастье то? — поинтересовался он.

— А я и не знаю, — пожав плечами, произнёс я — Как ваше здоровье то? Есть новые стихи?

— Да, парочку новых начеркал. Прочесть хотите? — удивлённо спросил он.

— Ну, коли вы не против, то не отказался б.

— Ну, приходите как-нибудь, прочту — улыбнувшись, сказал

Григорий.

— Благодарствую.

— Что ж ты так вяло выглядишь то? Ощущение что ночей 10 не спал. Случилось что?

— Да в запой я ухожу постепенно. От работы устаю.

— Не изнуряйте вы себя так. Отдыхайте хоть.

— Я и отдыхаю, когда пью.

Я рассмеялся, но он, как и стоял с каменным лицом, так и стоит.

— Вы такими темпами скоро на алкоголика смахивать будете.

— Тьфу-тьфу, не дай бог.

Сплюнув через левое плечо, и трижды постучав себе по голове, я взглянул на Григория Сергеевича.

— Куда путь держите?

— Да, вот к машине. Ехать к девушке собираюсь.

— Ну что, удачи вам, Ганс. Аккуратнее на дороге.

— И вам того же.

Он пожал мне руку и покинул территорию парковки. Я

отправился дальше к машине, и едва подойдя к ней, снова

почувствовал близость рвоты около рта. Терпеть было трудно, и

я решил стошнить. Схватившись от резкой боли за столб,

держащий потолок парковки, меня стошнило. Во рту был

горький привкус, поэтому открыв машину, я мигом выпил воды.

Она к слову всегда лежала у меня в бардачке. То таблетки

запить, то в таких случаях. Я завёл машину, и, спрятав воду

обратно, выехал в сторону улицы.

Мотор звучал резво, было чувство, что я еду не в автомобиле, а в повозке с рычащими львами. Проехав мимо своего дома, я

посмотрел в окна Григория, в них загорелся слабый свет. Это была настольная лампа. Включал он её обычно тогда, когда начинал, писать стихи или читать Хемингуэйя.

Прозвучал автомобильный гудок. Это была Ангелина, сидящая в автомобиле и ждущая, когда я приеду.

— Ты что так долго там? — из открывшегося окна спросила она, —

Плохо стало?

— Боже упаси. Я соседа встретил, пообщались мы. Видимся то

редко, вот постояли и литературу обсудили. Скоро к нему

загляну в гости, книг почитать. Как говорится, разум свой

осветлить.

— Ну, прекрасно, что могу сказать. Поехали?

Я включил магнитолу, и чтоб не слышать её разговоров,

прибавил громкости. Моментально вдавив педаль газа в пол, я

покинул свой жилищный комплекс, и как бы мне не хотелось

ехать к ней, я всё-таки свернул на маршрут к её дому.

Стрелка спидометра двигалась, за считанные секунды на дороге

достиг отметки в 170 км/ч, одну за другой обгоняя машины, они,

подобно времени, уходили куда-то вдаль. Звук прихода смс на

секунду меня отвлёк от дороги, и я едва не вылетел на

встречную полосу. Ангелина: «Не гони так! Жди меня!».

Естественно меня это не остановило, и я лишь только втопил

педаль ещё глубже в пол. Мчась навстречу к неизбежному. Нет,

не подумайте что к смерти, к вечному нытью, к ласкам от

нелюбимого человека, котором я пользуюсь в своих корыстных

целях.

На одном из перекрёстков я увидел огромную пробку,

естественно притормозив, стал ожидать, когда же она

растворится. И спустя 3 минуты ожидания, слева от меня

припарковалась Ангелина. Она бурно махала мне рукой в своё открытое окно. О боже, как же это всё-таки выглядело жалко. Любящая и пытающаяся добиться семейного счастья девушка, и парень, который ей пользуется. Как можно быть такой

дьявольски наивной? Как можно доверять людям?

Я махнул ей в ответ. Мне вновь пришла смс «Я так соскучилась».

Снова задумавшись о этой наивной дуре, я пропустил зелёный

свет, и свободную дорогу. Она вырвалась вперёд, тем самым

подзадорив мой азарт. Вжав педаль в пол я проскочил на красный

свет светофора, и обогнав её я продолжал мчаться вперёд.

Музыка, играющая в плеере, лишь только добавляла мне некого

адреналина.

Пешеходы, идущие по тротуарам, заглядывались на

пролетающую по дороге машину, которая подобна их

несбывшейся мечте, пролетела мимо них. Увидев слева от меня супермаркет, я сбавил скорость. И перестроившись в правый ряд, я повернул на парковку.

Это был огромный торговый центр, в котором, кажется, можно было купить всё что угодно. От лекарств, которые мне как раз были нужны, и до одежды для толстых карликов.

Выйдя с машины, я направился к торговому центру, по пути мне

встретилась огромная лужа, чтоб вы понимали моё состояние на

данный момент, я не стал обходить её, просто прошёл сквозь неё

напрямик. Настолько мне было всё равно на промокшие туфли, и

на мокрые носки. Моей главной целью на данный момент было

купить выпивки на вечер, и таблеток от головной боли. Причём

желательно помощнее, ибо порой, как вы сами знаете, она

раскалывалась у меня адски. Дойдя до аптеки, я сразу же обратился к её сотруднику.

— Есть у вас что-нибудь мощное от головной боли?

— Здравствуйте, какой ту вас тип головной боли? — спросил

фармацевт — Боль напряжения? Боль в задней части головы и

шеи? Или по классике мигрень? А может кластерная?

Я смутился, ибо ничего не знал о характере своей боли

— Объясните, пожалуйста, человеку далёкому от медицины, что всё это такое?

— Ну, боль напряжения, она наиболее распространённая. Вы

испытываете сдавления и тупые напряжения? Если да, то вам

требуется препараты. Когда боль в шее, это символизирует о

нагрузке на шейные позвонки. Тогда вам требуется коррекция

вашей осанки и физиотерапия. А мигрень так вообще самое

распространённое, у 15% населения она есть. Причины на то

разные. Стресс, усталость, алкоголь. Вот вы пьёте?

— Ну да, бывает иногда.

— А вот кластерная — это болевой синдром черепной коробки,

иногда люди от силы этой боли совершают суицид. Связано это

также с алкоголем и курением, а также со старыми травами.

— Такс, доктор. Дайте мне что-нибудь на ваш вкус и усмотрение. Да помощнее.

— Возьмите Нобрассит. Хорошее седативное средство. Оно и от

мигрени, и от головной боли и много-го другого. Продаётся в

виде сиропа. Принимайте по 5 мл (1 чайная ложка) 3 раза в сутки.

— Ладно. Беру его.

Я приложил карточку, и приобрёл лекарство. Направился в

сторону продуктового, а именно в отдел алкоголя. Едва я только

я вошёл в супермаркет, как мне в глаза бросилась любимая

вывеска «Алкогольные напитки». Мгновенно направившись в

сторону отдела, и взяв там прекрасное полусладкое красное

вино, а вдобавок к нему ещё бутылку текилы, и несколько банок

пива на утро, я купил ко всему этому ещё и закуски. Взяв

пакеты, я покинул территорию супермаркета, и едва только я

покинул сам торговый центр, как мне встретилась Ангелина.

— Машину твою увидела, решила заехать, — взглянув на меня с

пакетами, сказала она, — Ты я так понимаю как обычно в отделе

алкоголя, да?

— Ну, я ж для нас тобой вина на вечер купил, — улыбнувшись,

сказал я.

— А текила и пиво кому?

— Текила мне, чтоб разогнаться. А пиво от похмелья, на утро.

— Да ты всё, алкаш мой, продумал — поцеловав меня, сказала она

— Поехали, давай.

— Ну, поехали, золотце моё.

С пакетом дурманящего зелья я стремительно направился к

парковке, где меня уже ждал мой мерседес. Заведя его, двинул в сторону выезда на дорогу, и, встроившись в ряд автомобилей, направился вперёд. Снова и снова обгоняя бешеный поток

машин, который, кажется, не имел ни конца, ни края.

Я знал, что когда так гоняю, играю тем самым в игры смерти, но,

чёрт возьми, какой же это всё-таки адреналин. Да и к тому же я

не боялся смерти, ведь рано или поздно она б меня достигла.

Едя хоть на минимальной скорости, соблюдая все правила

дорожного движения, найдётся тот человек, который забил на

эти правила, и он врежется в вас. Закончив этим ударом сразу две

жизни. Да пускай это будет вовсе и не водитель, а сбой в

системе автомобиля. Неужто, вы так уверены в качестве

автомобиля, и с уверенностью можете дать гарантию, что ваш

автомобиль лучший. А ведь возможно на сборке именно твоего

автомобиля, кто-то уснул, не закрепив где-то гайку. А она в

свою очередь сыграла роковую роль. Никто не спасён от смерти.

Даже если ты, спрятавшись у себя дома, сидишь на диване, кто

даёт гарантию в том, что система твоих органов не даст сбой, и

ты не умрёшь от приступа. А где гарантия в том, что твой дом не

рухнет? Сами ведь знаете, как в наше время дома строят. «От

балды». По принципу быстрее закончить. Кто знает, а не живёт

ли он в таком доме? Именно поэтому я жил каждый свой день,

как будто он последний.

Со всеми эти мыслями, я и не заметил, как уже почти достиг её

дома. Руки и глаза мои уже спонтанно обгоняли и поворачивали

туда куда надо.

Жила Ангелина в элитном жилом комплексе «Петровский

квартал на воде», находился он Петроградском районе, в 20

минутах ходьбы от станции метро Спортивная. Квартиры здесь

были далеко не дешёвыми, стартовая их стоимость составляла

практически 8 млн. и выше. Здания здесь представляли из себя

шести этажные дома, с роскошной террасой на верхних этажах.

На входе уже в сам дом, нас встречают автоматические

стеклянные двери, работающие по принципу передвижения.

Фасад был выполнен из натурального камня, квартиры имели

широчайшие панорамные окна. В шаговой доступности здесь

был и центр, а именно 10 минут езды, и огромной яхт-клуб.

Припарковав машину, я вошёл в сам дом, на входе меня встретил

reception. И только вошедшая сюда Ангелина своим

бесконтактным электронным ключом пропустила меня вперёд, в

свою квартиру. К слову, помещение это находится в четвёртом

корпусе. Здесь их стоимость начинается от 25 млн. рублей,

далеко не самые дорогие квартиры продаваемые здесь. В пятом

корпусе они стояли от 88 млн. и выше. Площадь места

жительства Ангелины, с учётом комнат составляла 168 м². Она планировала завести со мной семью, и в дальнейшем жить нам всем вместе здесь. Садик для будущих деток, кстати, тоже был рядом, на территории этого жилищного комплекса.

Мы вошли в квартиру, и на входе меня снова встретило зеркало.

В него в этот раз я не стал вглядываться, чтоб лишний раз не

пугать себя. Мой внешний вид на данный момент, был бы

идеальным костюмом на Хэллоуин. Ведь выглядел я просто

ужасно.

— Слушай, Ангелин, — ставя пакеты на стол, произнёс я, — в ванну,

пожалуй, пойду. Не мылся давненько, на бича смахиваю уже.

— Давай, солнце, — со своей комнаты донёсся её крик.

Я пошёл в ванну и, включив в ней свет, моментально скинул с

себя одежду, которую я не снимал с себя на протяжении уже

двух дней. Вода лилась быстро, казалось, что это такой мини-

водопад разливается сейчас из обычного крана, наполняя под

собой огромное озеро, в котором скоро будет лежать моё

вонючее тело. На несколько секунд я вышел с ванны и

направился к входу, где в пакете лежали мои заветные

бутылочки, а куртке золотой порт сигар. Взяв с собой всё это, я

вернулся в ванную, в которой я запёрся на защёлку. Здесь,

помимо огромной ванны и душевой кабины, стоял и

музыкальный плеер. На нём Ангелина включала расслабляющую

музыку, когда мылась. Я, последовав её примеру, включил песни

одного из своих любимых музыкантов — Виктора Робертовича

Цоя. Автора легендарных хитов, которые были популярны в то

время, популярны сейчас, и будут популярны в будущем.

Так, под прекрасную его песню «Пачка сигарет», голенький

Андрюша лежал в тёплой водичке, покуривал Marlboro, и

попивал дурманящее зелье. Параллельно успевая ещё и подпевать Вите.

Прозвучал стук, и дверь тут же открылась. Она вошла.

— Но как же ты вошла? Я ведь закрывал? — удивленно спросил я.

— Да, разве? Дверь вроде как открыта была.

Я вновь ничего не понимал, ведь как же дверь могла открыться,

если я точно помню, как стоял её и закрывал. Какого чёрта?

— Странно, я вроде закрывался.

— Ой, да ладно тебе. Чего я там не видела?

Я промолчал, ибо ответить мне было нечего. Она тем времен продолжила:

— Как всегда своего Цоя слушаешь?

— Да, а ты будто что-то против имеешь? — возмутился я.

Спешу приметить, она терпеть не могла старую музыку. Даже

тогда в машине она выключила «Батарейку», ввиду того что

терпеть её не могла. Слушала исключительно свежевышедшие

треки. Считала, что музыка должна соответствовать времени где

мы живём. Такая себе современная мадам выходила из неё.

— Не понимаю, как вы это слушаете? Звучит старенько как-то.

Под эту музыку только умирать, да в депрессию впадать.

Музыка, между прочим, должна радость и кайф нести!

Эта была одна из добавочных причин, по которой находится рядом с Ангелиной было противно и не выносимо.

— Ты хочешь сказать, что человеку в состоянии грусти будет

интересно слушать песни, где одно и то же слово, зациклено на

протяжении всего трека? Музыка, которую слушаю я, слушают и

многие другие. И эти песни по праву можно считать достоянием

России. Строчки пропитаны сюжетами, мыслями, а не то что в

ваших треках. Ваши кумиры то и делают, что поют о хорошей

жизни, наркотиках, суках, и так далее. А мысль то где? Посыл,

который хочет передать исполнитель? Или главный посыл песни

только в том, как хорошо автору? Знаешь, надо знать свои

истоки, с чего всё начиналось. Нет, я не о классиках, я их сам

терпеть не могу. Я о песнях 90-х, 80-х и так далее. Музыке

нашей с тобой молодости. Ты вот вообще знаешь что-нибудь о

Цое? Чем он занимался помимо музыки? О его биографии?

Между прочим, он в отличии от всех ваших музыкантов, всего

добился сам, и был талантлив во многом. А не как ваши,

проплаченные липовые звёзды.

— Что было в прошлом, там и осталось солнце — обратилась ко мне Ангелина.

— Давай договоримся так, я не трогаю твоих вкусов. Ты не трогаешь моих.

— Ладно, но ответь вот мне. Ты говорил, что Цой талантлив во многом был. Ну, расскажи в чём же?

— Отличное конечно место для обсуждения ты нашла. Ну

ладно, только винца принеси. Выпьем, и я тебе расскажу.

Она вышла, и спустя 2 минуты уже стояла около меня с двумя бутылками вина.

— Бокалы нужны? — спросила она.

— К чёрту их. С горла, как в молодости давай.

— Ну ладно, давай рассказывай о Цое своём. Послушаю для общего развития.

С детства я являлся большим фанатом его творчества, и именно поэтому знал его биографию, текста песен от и до.

— Витя, был единственным ребёнком в семье инженера

корейского происхождения Роберта Максимовича Цоя, и матери

Валентины. Учился он достаточно хорошо, знал английский, и

немецкий языки. Посещал он и художественную школу, в

которую было очень трудно поступить, и, проучившись там пару

лет, он был исключён за то, что откровенно забивал на учёбу.

После этого он поступил в местное ПТУ на специальность

резчика по дереву. Помимо прекрасной музыки он создавал и

чудные фигурки нэцкэ, и прекрасные картины. Вот ваши

музыканты хоть что-то кроме пения под фонограмму могут?

Вот именно что нет, — вдохнув воздуха я продолжил, — Между

прочим после смерти лидера группы Кино, Виктора Цоя, процент

самоубийств в Ленинграде возрос на 30%. Насколько вот людям

была дорога его музыка. А ты ещё и говоришь, как его слушать

можно. Его не то слушать нужно, его слышать надо! А не ваших

этих липовых кумиров!

— Опять на музыкальные вкусы переходишь? — возмущённо произнесла она.

— Да, я пьян, не обращай внимания.

— В этом случае, давай вылезай отсюда. Вода остыла уже, сушись, и пойдём на балкон, освежишься.

— С тем, что вода холодная, согласен, пора вылезать. Но на балкон я не пойду. Устал уж больно. Да и время позднее.

— Давно ли для тебя 5 вечера поздно стало?

— Устал! — крикнул я во весь голос, — спать хочу!

— Да не ори ты так! Поняла я! — крикнула она в ответ, — Ладно,

выйду я, ты переоденься, халатик одень. А я твои вещи в стирку закину. Грязные уж больно.

Она вышла. Я тем временем вылез из воды, и одел белый

махровый халатик. И подойдя к зеркалу, снова взглянул на себя. Ноги мои резко подкосились, я переставал чувствовать их.

Скатившись по стене на пол, я вновь вжался в голову. Меня снова постигла эта адская головная боль.

Меня начало трясти, причём так, будто бы я на сильном морозе.

Хотя за окном была ещё довольно ранняя осень. Я вжался рукой

в край ванны, и попытался встать, но эта боль не давала мне

сделать и шагу.

— Ты скоро? — послышался крик с соседней комнаты.

— Да, — дрожащим голосом, через силу произнёс я.

Припадок прекратился спустя 3 минуты. И я ели-ели

поднявшись с пола, направился в спальню, при этом ни о чём не думая. Мне было глубоко уже всё равно, что всё это было. Я был уставшим и убитым. Достигнув кровати, упал на неё и,

произнеся только одну фразу, мигом же уснул:

— Спокойной ночи.

Утро было туманным. Проснувшись, и взглянув сонными

глазами на окошко, я не увидел там ни солнца, и не даже тучек.

За окном царил туман. И ещё со школы я знал, что туманы чаще

всего бывают двух видов: туманы охлаждения — возникают они

из-за конденсации пара, при понижении температур. И туманы

испарения — возникали они из-за тёплой погоды. Я сразу понял,

что ни о какой тёплой погоде, не могло идти и речи. На улице

снова похолодало.

Осень завладевает городом, поглощает его деревья, заставляя их

менять свою окраску с зелёной на оранжевую. Да, не одним

школьникам осень приносила грусть. В связи с тем, что им надо

на учёбу. Приносила она грусть и взрослым, а именно всеми

нами любимая осенняя депрессия. Да к тому же для меня лично,

она принесла и головные боли. Но при всех этих минусах было в

осени и нечто прекрасное. Эти жёлтые листья, которые

кружатся в безобразном танце, эти люди, идущие с зонтиком под

холодным осенним дождём. Всё это очень радовало душу и глаз.

Кстати говоря, о вчерашнем я не забыл, и поэтому спешно

направился на кухню за вчера, купленным лекарством. Надеюсь, что выпив его, вчерашние боли и припадки не повторяться.

На кухонном столе меня встретила записка. «Солнце, я в офис за

документами, работу на дом возьму. Еда и лекарства в

холодильнике»

Я открыл холодильник, на полке слева обнаружил свой

Нобрассит, вроде так назывался этот сироп. Взяв его, и ещё

бутылочку пива с закуской, я направился в зал. Перед тем как

улечься на диван я принял дозу в разы большую, чем говорили

мне в аптеке. Я надеялся, что хоть так, смогу избежать этих

припадков.

Включив телевизор, увидел самые стандартные заезженные

программы, которые изо дня в день и из года в год крутят по

телевидению. В них нам заливают уши о том, как всё плохо на

Западе, и как всё хорошо у нас в России. О нашем президенте,

которого они восхваляли как господа бога. И многое другое.

Выбор телеканала для просмотра остановил на канале, где

показывали кинофильм «Игла». Фильм повествует о главном

герое Моро. Который, вернувшись в Алма-Ату не хочет чтоб

родители знали о его приезде. Он вспоминает о девушке Дине,

которую любил уже давно. Но, к сожалению, Дина поменялась, она подсела на наркотики. И герой решает спасти её от этой

болезни, и увозит к морю. Там она выздоравливает, но после

возвращения домой всё снова стало повторяться. И Моро решает расправиться с поставщиками.

С детства любил этот кинофильм, и поэтому с большим

удовольствием и огромной ностальгией начал его просмотр. В голову мне пришла идея — позвонить Владу. Узнать как там его самочувствие. Я быстренько набрал его номер, краем глаза

смотря в экран огромного плазменного телевизора.

Спустя небольшой серии гудков, раздался радостный голос

Влада.

— Привет, старик — с небывалой радостью произнёс он.

— Здравствуй, здравствуй. Как настроение? Как самочувствие? —

поинтересовался я.

— Я нормально, ты как там? Завтра ж ты, официально старик. Всё,

30 лет. Горы песка, и море старческого маразма, — рассмеявшись, произнёс он.

— Да ты я смотрю на позитиве там. — удивленно спросил я.

Кстати говоря, я уже что-то и забыл о том, что завтра у меня

день рождения. Любимый праздник для детей, и не любимый для взрослых. День, когда в лишний раз, человек задумывается о смерти, и о скорой пенсии, которая неминуемо его ждёт.

— А что б мне не порадоваться то? — спросил он, — Я тут

конвертик дал кое-кому. И угадай, кто завтра на коляске будет на твоём дне рождении?

— Чёрт возьми, дружище, ты радуешь меня каждым своим словом, я счастлив.

Радости моей действительно не было предела. Я был искренне счастлив за скорое выздоровление моего друга, и за его будущее присутствие на моём дне рождения.

— Ну, думаю, спрашивать тебя о самочувствии будет глупо? —

уточнил я.

— Мыслишь в верном русле, старик.

— Ну, я тогда пошёл нам вечеринку планировать?

— Давай, удачи тебе.

Звонок был окончен, и я действительно вспомнил, что ничего ещё не спланировал на скорые мероприятия. Тут-то я мигом забыл и о своей ностальгии. Выключив телевизор, я направился на балкон, дабы там мои мысли б освежились, и на свежую

голову я б мог придумать, как же пройдёт эта знаменательная для меня дата. Моё тридцатилетие.

Как я и заметил ещё тогда, когда проснулся — за окном был

действительно туман. И из всего исторического центра я видел

лишь шпиль Исаакиевского собора. Прикурив сигаретку, я

задумался над тем, как же всё проведу завтрашний день. И как я

ранее говорил уже Владиславу, для начала надо было устроить

праздник в офисе, а потом уже мероприятие должно было

перетечь в бурную вечеринку. Я решил позвонить в местную

доставку еды, и заказать у них на завтра несколько коробок пицц,

и несколько сетов ролл.

Спустя пару минут, звонок был сделан, а еда уже заказана.

Особо заморачиваться я не хотел, и именно поэтому решение с

банальным чаепитием было просто идеальным. Ибо мои коллеги

по работе, ничего большего и не заслужили. Но вот по счёт

вечеринки в клубе я по-настоящему загнался. Там-то я не хотел,

чтобы всё проходило скучно и однообразно. Я хотел, чтоб этот

день запомнился мне на долгие-долгие жизненные годы. Именно

поэтому в своём клубе я планировал провести просто

незабываемую пьянку, после которой точно бы остались только

хорошие впечатления.

С этими мыслями, я спешно оделся, и покинул квартиру

Ангелины. Забрав с собой вчерашнюю нетронутую текилу, и свое лекарство. По дороге на парковку, я передал на reception, чтоб они уже передали ей то, что уехал домой.

Покинув территорию её жилищного комплекса, я вновь начал

мчаться навстречу к смерти. Стрелка моего спидометра

колеблилась между значениями от 180 км/ч до 210 км/ч — на

пустой дороге, и 170—180 км/ч на участках с наличием потока

автомобилей. И спустя 10 минут этой опасной игры, я уже

достиг своего дома. И въезжая уже на его территорию я вспомнил

о своём обещании встретиться с Григорием Сергеевичем. Тут-то

все мои планы поваляться дома, опрокинулись. И я начал

настраивать себя на беседу о бытие, литературе. Приводя свои

мысли в данное русло.

Когда машина уже была припаркована на своё место, я

направился к выходу со стоянки. На улице, как и всегда, было пасмурно, и казалось, что вот-вот хлынет холодный дождь. Превратив сухой асфальт в мокрый и создав за собой огромные лужи. Оставив замерзать под собой дворовых котят.

Лифт ехал стремительно, и спустя пару секунд достиг квартиры

Григория. Была она намного меньше моей, но при этом в разы

уютнее. В зале у него стоял столик, где всегда бутылка вина, и

целая гора книг и блокнотов. Которые хранили в себе мысли тех

или иных авторов разных эпох и поколений, все их переживания

и чувства.

— Ну, здравствуйте, — произнёс я в только что открывшуюся

дверь.

— Здравствуй, здравствуй, — пожав мне руку, ответил он, — всё-таки не всю память пропил, не забыл прийти ко мне, стихи почитать, —

с удивлением в голосе произнёс он, — Как дела твои?

— Да, прекрасно, день рождения завтра как-никак.

— Неужто, ты отвечаешь сей грустный праздник?

— Ну вот, отмечаю как видите.

Хочу добавить, Григорий Сергеевич, никогда не понимал

смысла отмечать день рождения. Он считал этот день, самый

обычным.

— Ну что ж. Проходи, давай, что ж это мы через порог то разговариваем.

Я вошёл в прихожую, и, сняв обувь на коврик, прошёл вовнутрь, а именно в зал.

— А эти книги на столе, они ваши? — взглянув на стол, спросил я.

— Эх, если б мои книги печатались, — как-то с грустью в голосе

произнёс он, — Здесь представлены книги Иманнуила Канта —

немецкого философа, родоначальника немецкой классической

философии. Вот его книга лежит «Критика чистого разума» — его

философский труд. Одна из фундаментальных работ во всей

истории философии, и, пожалуй, главная из его сочинений. А

вот его книга под названием «Вечный мир» — это философский

очерк. А вот в другой стопке лежат книги Эрнеста Хемингуэя —

американского писателя и журналиста, лауреата Нобелевской

премии. «Старик и море» — последнее известное художественное произведение, опубликованное ещё при его жизни.

Он затих, но затем, глубоко вздохнув, продолжил:

— Вот она, эта жёлтая книжечка, — он указал на неё пальцем, — А вот труды наших отечественных поэтов. Сергей Александрович Есенин — русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики, а в позднем периоде — имажинизма.

— Има». Что простите? — уточнил я.

— Имажинизм, литературное направление XX века. Поэты этого направления считали главной целью творчества — создание образа с помощью метафор.

— Ну, теперь более-менее понятно стало. Он вздохнул.

— Эх, Андрей Сергеевич. Куда же всё-таки катится наше

современное общество? С какой бешеной скоростью

разрушается все ценности и устои прошлого? Как наша молодёжь

вновь и вновь повторяет наши же ошибки, ведёт себя

непристойно, оскверняя всё то, что строилось веками. Сколько

великих писателей, художников, скульпторов, философов

старались и создавали свои труды, произведения искусства. А

ради чего? Ради того чтобы подростки напрочь забыли о музеях?

О прекрасных картинах Эдгара Дега, или о скульптурах

французского художника и скульптора Анри Мотиса? Или о

наших отечественных художниках XIX века. Карла Брюллова с

его знаменитой картиной «Последний день Помпеи» или

Александра Иванова с его «Явлением Христа народу»? Ладно,

живопись, соглашусь, не всем она нравится, но как же

литература? Мы забываем о произведениях Александра

Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова! Как

говорил один французский философ, Луи Габриэль Амбруаз

Бональд: «Литература — есть самовыражение общества, как и

речь, есть выражение человека». А молодёжь совершенно не

интересуется ей! Да, не спорю, есть дети и подростки читающие

по своей воле, не от того что их заставили учителя. Но их

процент ничтожно мал, на фоне общей статистики. Опять же

приведу цитату, но уже другого французского философа Жан-

Поль Сартра: « Мир, прекрасно бы обошёлся бы без литературы:

ещё лучше он обошёлся бы без человека». Наше общество

становится менее образованным, и всё более меркантильным.

Мы постепенно забываем обо всём. Скоро, наверное, закроются

все музеи и картинные галереи, да даже наш Эрмитаж. А зачем?

Ведь всё равно этим мало кто интересуется в наше время.

— Ну не соглашусь я с вами, -возмутился я. — Почему же музеи то закроются? Вы вот видели, какие там очереди в Эрмитаж

огромные выстраиваются? Люди если б, не интересовались, вряд ли бы такие очереди строили? Верно?

— Ты вот сам-то давно в музеи был? Умничаешь тут? Ты вот смотрел, кто в очередях в основном стоит то?

— Ну не видел, наши, русские вроде бы? — неуверенно произнёс я.

— А что?

Скажу честно, спорить с Григорием Сергеевичем было воистину

глупо, так как он всегда придерживался своих радикально-

патриотических взглядов и убеждений. Был глубоким фанатом

советской эпохи, и её системы образования. В связи с тем, что

большую часть своей жизни он прожил в СССР. Образование он

получил там же. Закончил Санкт-Петербургский

государственный университет. Учился он там, на разных

факультетах. И знал собственно — очень много. От истории

нашей отечественной литературы, и до основ иврита.

— Русские?!? Вы право шутите Андрей Сергеевич? Русскими в

этих очередях далеко не пахнет. Нет, я не спорю, они там есть, но

в ничтожно маленьком проценте. В основном это люди моего

поколения. В этой толпе туристов ты вряд ли встретишь

подростка который идёт туда по своей воле, ради того чтоб

взглянуть на картину Леонардо да Винчи «Мадонна с

младенцем», или на картину Рафаэля «Мадонна Конестабиле».

Нет, они идут туда от того что их заставили! А больший процент

посетителей составляют иностранцы, а именно китайцы, японцы,

корейцы. Китай так вообще, Россию захватить решил. По

данным Росстата, с 1997 по 2015 год, количество мигрантов из

Китая в Россию возросло до 10 тысяч!!! Тем временем как из

России в Китай, люди перемещались десятками. А от чего? А от

того, что захватить они нас думают. А Путин только и дарит, и

дарит им наши острова, наш Санкт-Петербург, и электроэнергию

за копейки. Они только интересуются нашим искусством, а не

мы! Россияне!

Я возмутился:

— Где вы этого всего наслышались то? От бабок около подъезда? Или на первом канале? Сейчас людей пугаете захватом. Люди между прочим на Дальнем востоке, что-то не жалуются что их захватили. Да и к тому же, процент других народов там тоже не низок, армян 0,83%, и ничего, не жалуются!

Он вскрикнул

— Да разворовали страну нашу! Продались западу да Китаю! Вот в наше время хорошо всё было!

— О господи, Григорий Сергеевич. Хватит прошлое воротить!

Между прочим, и в самом Китае немало своих неосвоенных

ресурсов. Зачем им наше захватывать, коли у них своё не

освоено? У них своих проблем с не заселённостью западных

районов не мало. К чему им к нам то лезть? Да и сами посудите,

геоклиматические условия на Юге Сибири более суровей, чем в

самом Китае. Так что о захвате Сибири, и Дальнего востока

говорить нечего.

Он встал со стула, и со злостью взглянул на меня.

— Тебе кто всё это сказал? Человек лёгких мыслей? Или человек,

который ничего не понимает? Кирдык пришёл России с уходом

советской власти! Кирдык!! Молодёжь в моё время была

грамотной! А наша советская система образования, между

прочим, была лучшей среди других. Подготовка специалистов

отличалась от той, что воцарилась сейчас. Была у нас

доступность и всеохватность, которая позволяла спланировать

вектор своей судьбы. Все школы учились по одной утверждённой

программе, и при переходе в другую школу не приходилось

вникать в новую программу, всё было одинаковым. Была у нас и

фундаментальность и разносторонность. Факты, изучаемые на

физике, пересекались со сведениями в химии и математике. А

темы вводились параллельно, что заметно облегчало обучение

детей. У них был и стимул учиться! А сейчас посмотри что?

Педагоги бьют тревогу — молодёжь не учится. А всё почему? А

потому что пришёл конец СССР. Плюсы системы образования я

могу перечислять до бесконечности, ибо их в разы больше чем

сейчас!

— Могу поспорить, — возмутился я, — Да, я и сам учился в

советскую эпоху, но не соглашусь с вами в некоторых моментах.

Да, мы глубже изучали предметы, не спорю, но при этом у нас

отсутствовал широкий доступ к вашей же любимой зарубежной

литературе. У нас и не было домашнего образования, все были

обязаны посещать школу. Вы ведь сами говорили, что

самообразование — лучшее образование. Так вот почему же в

вашей любимой системе образования его не было?!?

— Ни что не идеально в этом мире, но согласитесь, плюсов гораздо

больше. Да и вообще, люди в моё время были открыты, у них

была вера, доверие в других. Мы двери то не закрывали на ночь,

и когда уезжали. А если и закрывали, то ключи под коврик. Мы

верили и доверяли, что ни у кого не появится злой мысли

обокрасть кого-то. А что сейчас? И замки взламывают, и

последнее у бабушки старой отберут. Только ради себя люди

живут! Мы вот, все проблемы вместе решали, верили в светлое

будущее. А сейчас что? Какая может быть вера в светлое

будущее? Если люди страну, то свою не любят»

Он замолчал.

— Страну свою люблю, но ненавижу государство, — произнёс я в полголоса.

Григорий Сергеевич посмотрел на меня и рассмеялся.

— Раньше, знаешь, — продолжил он, — было у нас три кита, на которых всё основывалось: семья, работа, дети. А сейчас? Деньги! Деньги! И ещё раз Деньги!

— Да, а почему бы и не они? — возмутился я, — Только они всегда

рядом с человеком, не передадут его, не оставят в беде, не

принесут боли!

Он разозлился и крикнул на меня:

— Дурак, ты Андрей! Ой, дурак!

— И вам не хворать Григорий Сергеевич, — с улыбкой на лице произнёс я.

— В наше время, помнишь? Пионеры были, комсомол, тимуровцы.

Мы чтили предков, любили страну, Ленина, пожилым помогали.

А сейчас иной раз и бабушке старой помочь отнести пакеты не

можем. Нормально, что ли всё это? Детей сейчас воспитывают

по принципу «Тебя ударили — бей в ответ». К чему всё это

приведёт??

Я возмутился.

— А вы что думали? Тебя бьют и унижают, а ты стой и терпи? Преступление, равно наказанию!

Он вздохнул, и сказал:

— Разных мы с вами поколений, Андрей Сергеевич, разных. Трудно вам будет с такими взглядами. Вот послушай меня, и делай как раньше, по совести. И хорошо всё будет.

Я не выдержал и, повысив тон, начал на него кричать:

— То, что было у вас в молодости, в молодости и осталось! И мхом

давно уж заросло! Как было тогда, никогда уже не будет! Зачем

вы пытаетесь подстроиться под старое время? И нас потом

начинать учить? Раньше так было! Раньше так было! Раньше так

не делали! — сбавив тон, я продолжил — Люди меняются,

меняются поколения и мнения. И этого не остановить, никогда.

Пора б уже привыкнуть и молчать!

Воцарилась тишина, мы смотрели друг на друга, и пытались хоть что-то понять, и произнести. Григорий Сергеевич сказал:

— Чай вкусный, у меня завалялся где-то.

— Что простите? — удивлённо спросил я, — Чай?

— Да, чай, — улыбнувшись, сказал он, — Попробовать не хотите ли?

— А хочу, давайте.

На этом дискуссия о старине и образовании закончилась, и мы приступили к обсуждению литературы. Время, пролетело

незаметно, и я заметил, что на часах уже 10 вечера. Спешно покинув квартиру, я направился к себе домой. Спать.

Ночь была звёздной.

III ТО ЛИ УЖАС ТО ЛИ ЖИЗНЬ

Это было огромная серая комната, обои в которой уже давно были оборваны. На стенах, где их попросту уже не было, висели какие-то детские фотографии, и множество плакатов с изображениями различных рок-групп. Пол в этом помещении был далеко не лучше. Оборванные куски линолеума были вырваны со своего места напрочь, а вместо них были видны лишь прогнившие доски, по которым ползали огромные мокрицы, тараканы, и многая другая живность. Предо-мной стоял огромный письменный стол, на котором как и всегда царил полнейший бардак. Горы книг, пожелтевших от горького времени, и куча тетрадей с пятнами, то ли от чая, то ли от кофе.

Я встал с дивана, который трудно было назвать своим именем, наверное, даже койки в местах не столь отдалённых выглядели и то лучше. Из него торчали пружины, а обшивка напоминало то, чем кто-то тушил пожар. Куча дырок, прожжённых бычками от сигарет, и непонятного происхождения пятна. Подойдя к зеркалу, которое висело прямо перед входом в саму эту ужасную комнату, я увидел там маленького мальчика. Который своим пронзительным взглядом, казалось, вглядывался в мою душу, читал её как открытую книгу. Лицо этого паренька, было довольно миленьким, и каким-то знакомым.

Отвернувшись в другую сторону, я увидел перед собой окно. Рамы его выглядели максимально убитыми. С них поотклеивалась вся штукатурка, и её куски свисали подобно сосулькам зимой. Появлялось такое, знакомое всем желание, подойти и сбить их. Чтобы они обвалились вниз, подобно всем нашим надеждам. Но сейчас не об этом, взглянув в него, ничего не было видно. За окном был туман. И казалось что, в этом белом дыму, с бешеной скоростью проносились всевозможные сущности, люди, тени. Я ужаснулся от данной картины, и снова взглянул в зеркало. Но в нём уже не было того маленького мальчика. Передо мной стояло лишь только маленькое существо, отдалённо напоминающее чертёнка. Ну или что-то, очень похожее на него. Ростом оно было, наверное, так, 150 см, с длинными чёрными волосами, и с парочкой рогов, выглядывающих из под них.

Каждое движение, которое я делал, это же, повторял за мной и чертёнок. Складывалось впечатление, что он просто издевается надо мной, пытается вывести меня на злость. Ну, чтобы потом в ад завести. Испугавшись этого, я направился вон из этой комнаты. Ибо ловить в этой комнате было попросту нечего, да и оставаться здесь не было шибкого желания. Но дверь, стоящая предо-мной не открывалась. Казалось будто бы эту дверь, разом удерживали сразу 30 крепких мужчин. Сколько б силы не было мною приложено, всё было бес толку. И полностью выдохшись, я дёрнул её в последний раз. Дверь отворилась. Предо-мной появился огромный коридор, который казалось не имел, ни конца, ни края. Ничего не было видно в нём, лишь только угнетающий мрак. Но где-то вдалеке заметил я, слабое горение света. Лишь только оно, предавало мне какой-то надежды на скорое спасение.

Собрав все свои силы в кулак, я направился в этот бесконечный коридор. Вокруг меня периодически мелькали всевозможные силуэты. На фоне всего этого, были слышны какие-то перешёптывания. И едва я только покинул территорию комнаты, как дверь из которой вышел, мигом исчезла. Просто вот растворилась в этом дьявольском тумане. Постепенно также и исчезали какие-либо надежды на спасение. Перед собой я увидел того самого чертёнка, что появился передо мной в зеркале. Он бежал, бежал куда-то вперёд. И ничего мне не оставалось делать, как попросту бежать за ним. Быть может хоть он поможет мне, выведет меня отсюда. Но ноги мои были будто бы в болоте, они были погрязнуты в этой трясине. Я не мог сделать не единого шага. Окутывали меня в этот момент такие чувства как безысходность, то самое когда ты очень хочешь что-то сделать, а оно бац и не выходит. И ты в этот момент пытаешься из-за всех сил что-то сделать. Прикладываешь какие-либо, всевозможные усилия для осуществления заданной себе цели. Но ничего не выходит… Сейчас в моей голове царило что-то примерно такое же. Но потраченные мною силы не оказались напрасными, я смог вырваться вперёд!

Спустя какое-то время, из-за поворота передо мной появился силуэт женщины. Была она довольно невысокого роста, и на первый взгляд её личико показалась мне довольно таки милым. Но едва только как она открыла свой рот, как туча змей вылезли оттуда. Не было у неё языка, лишь эта змеиная пасть. Взгляд её устремился на меня, а губы лепетали что-то непонятное. Из всего этого потока слов я разобрал только парочку фраз «Ты почему моё задание не выполнил?!» « Где моя сдача с магазина?». Нечего не поняв, к чему вообще всё это было сказано, я продолжил смотреть на неё с взглядом полным недоумения. «Я тебе покажу, где раки зимуют!!», — крикнула она мне. После этих слов она взяла в руки огромный ремень, который уж очень походил на одну из змей с её рта. Этим ремнём она замахнулась на меня, и по непонятной мне причине у меня появился страх. И упав перед ней на колени, начал говорить что-то невнятное, слёзно умолять не бить меня. Но не смотря на все просьбы и мольбы, в мою сторону полетел её удар. Боль от него была ни с чем не сравнима, это ужасное, адское жжение, и сильнейший болевой шок. Будто бы огромным раскалённым металлическим прутом, ударили по открытому месту кожи. Часть плоти в этом месте попросту выгорела, и эту открытую рану разъедала невыносимая боль. Но не смотря на всё это, я смог подняться и побежать дальше.

Боль постепенно спадала, и уже спустя несколько минут, которые в этом лабиринте казались чёртовой вечностью, я уже убежал достаточно далеко от этого непонятного создания. Дорога поэтому бесконечному мраку, казалась какой-то вечностью, непонятные голоса, неизвестные силуэты. Вечные перешёптывания, и ощущение преследования. Но тут на моём пути мне встретился неизвестный мне мужчина. Его силуэт я увидел чуть дальше от меня. И от этой безысходности я решил подойти к нему. Был он седым и низкорослым, с длинной парой белых как пепел бровей, и седой бородкой. На лице его было множество морщин, которые были подобны моим мешкам под глазами. Стоял он довольно ровно, и проводил какие-то странные манипуляции со своими руками. Я попытался ближе разглядеть, что же он там всё-таки делает. И вскоре до меня дошло, что он пересчитывает там какие-то зелёные бумажки. На глазах когда он всё это делал, появлялась какая-то искра, ослепительный блеск. Казалось, будто глаза его загорались дьявольским огнём, при виде их.

Повернувшись ко мне, он взглядом полным ненависти взглянул на меня. И вновь на фоне были слышны какие-то крики, суть которых я никак не мог понять. К чему они вообще? И что чёрт возьми происходит? Вдруг внезапно, в сторону моего лица вновь полетела серия ударов. Их я совершенно не ожидал, поэтому увернуться я попросту не успел. Из носа моего тонкой алой струйкой хлынула кровь. Дыхание замерло, и немного погодя меня окутала адская боль. Я упал. Пытался при этом хоть как-то отползти, но сее муки были на столько невыносимыми и ужасными, что и простого шага сделать попросту не смог. Из-за рта моего хлынул огромный рвотный поток, был он каким-то необычным, красно-коричневого оттенка. Испугавшись этого, я начал ползти дальше, куда угодно, но только дальше от этого мужчины. Он кричал мне вслед что-то невнятное, понимать всей сути его криков не было желания, да и попросту сил.

Слева от меня появилась огромная серая дверь, и ничего мне не оставалось делать, как просто войти в неё. Ибо всё то, что произошло со мной в этом коридоре, навело на меня ужас и страх. И я в поисках хоть какого-то выхода, дёрнул эту дверь, а она на моё глубокое удивление открылась с большой лёгкостью. За ней была улица, ну а точнее огромное царство тумана. Боже мой, ну наконец-то я вышел из этого коридора дьявола. Где-то в этом мутном мире, слышались детские крики, где-то непонятные перешёптывания, ну а где-то крики о помощи. Ну а так как, я и сам был в не лучшем положении, помогать кому-то у меня не было желания. А зачем? Мне б кто объяснил, что тут происходит, и как отсюда выбраться.

Идя вперёд, я периодически видел перед собой, идущих куда-то людей. Пытался крикнуть им о помощи, подать знак, что я тут, мне нужна помощь! Но они будто не замечали меня, неслись куда-то вперёд, по своим делам. Казалось, что они попросту меня не видят, не обращают никакого внимания! Вдруг я увидел впереди толпу идущих и говорящих о чём-то девушек. Мигом направился к ним, ибо шли они таким беззаботным шагом, что складывалось впечатление, мол нету у них никаких проблем и дел, и смог они помочь рабу этого туманного царства. Ведь им помочь мне, наверное уж не составит никакой сложности. От моего присутствия им было ни горячо, ни холодно. Они как шли себе и говорили, так и продолжали это делать. Я громко кричал им, умолял, всевозможными способами пытался их остановить, дёргал за воротник, но руки мои были подобно приведению, они проходили сквозь их тела.

Мне послышался голос, ну а точнее говоря, серия мужских криков. Они доносились откуда-то спереди. « Это моё спасение!», — подумал я и направился вперёд. Навстречу к неизвестному, навстречу голосам. И спустя несколько минут бега по этим туманным улицам, я всё таки увидел кто же издавал эти звуки. Это была огромная толпа парней сидевших около двух советских автомобилей. Мгновенно подбежав к ним, я стал просить их помочь мне выбраться отсюда. За всю свою чёртову жизнь, никогда так слёзно не умолял кого-либо о помощи. И самый высокий из них подошёл ко мне, взглянул в моё лицо, стал что-то кричать. Чтоб вы понимали какого роста был он, а какого я. Выше он был меня аж на целые 2 головы, но это не чуть не насторожило меня и не испугало. Я пытался объяснить ему, что мол « Помоги мне, пожалуйста, прошу!! Я не знаю, как я тут оказался, но очень уж хочу выбраться отсюда. Прошу!». После этих моих слов, все оставшиеся парни стали окружать меня, и внимательно слушать каждое сказанное мною слово. « Ну, наконец-то спасение. Все хотят помочь», — подумал я, и взглянул на их младенческим, незащищённым взглядом. но помощи не получил, лишь только удар в лицо от самого высокого, ну а потом уже и от всех остальных. И меня лежащего на земле начали бить ногами и руками. Ну а также и всеми подручными средствами. Кровь моя по-прежнему начала литься, и вся земля на которой я лежал, раскрасилась в багряно-красный цвет. И этот красный ручеёк, растёкся на весь близлежащий асфальт, а люди идущие вокруг, своей обувкой наступали на эти багряные лужи. Не обращали никакого внимания на весь хаос, происходящий рядом. Ах, эта чёртова система. Боже ж мой, людям просто наплевать на всё это. Они ведь живут по принципу всё для себя любимого, а как другим помочь так, извините, кто-то поможет, но только не я. А зачем мне жопу ради кого-то рвать? Помогать? А если меня тронут? Мне ж ведь своя собственная шкура дороже, чем какой-то там умирающий человек. Кто он, а кто я?!

А избиение тем временем продолжалось, и причём шло оно того момента, когда я попросту не перестал дышать. Тогда же все вокруг меня мигом растворились, и остался я наедине с этой лужей крови подо мной. Пытался что-то понять.. Что же это чёрт возьми было? Почему на простую просьбу о помощи толпа отреагировала так? За что меня избили? За что?!?!?

Ели-ели встав с земли, я хромающим шагом вновь вернулся в этот адский туман, который, по-моему, кроме боли, слёз, и разочарования в людях ничего более не приносит. Двигаясь по нему в течении часа, вокруг себя видел идущих людей, и каждый раз как они начинали приближаться ко мне, я мигом убегал от них в другую сторону. Ведь я начал прекрасно понимать, что в этом жестоком людском мире, единственное кому ты можешь доверять это самому себе, и строить дальнейшие действия только на основе каких-либо своих умозаключений. Ещё спустя некоторое время, увидел я одиноко стоящую женщину, которая своей рукой и взглядом так и манила меня подойти к ней. Исключив весь свой страх, направился к ней. Ну а что ещё остаётся делать? Да, я говорил раннее что единственное кому надо доверять это самому себе, но чёрт возьми. За этот час блужданий я полностью потерял веру в себя, была полнейшая безысходица. И единственным решением посчитал я подойти к ней. Убьёт или побьёт, всё равно если честно. Авось хоть она не такая, хоть в ней будет моё спасение.

Когда уже достиг её, я ожидал самого худшего исхода, был готов уже ко всему, к внезапным ударам, и к скорой боли. Но ничего не этого не было, женщина только лишь смотрела на меня своим пронзительным взглядом. Была она невысокого роста, с короткострижеными волосами, ярко-зелёными глазами. Лицо её выглядело довольно молодым, не было на нём морщин, как на лице того мужчины, от которого в самом начале этого ужасного действия, я получил в лицо.

— Здравствуй, — произнесла она.

— Здравствуйте, — со страхом в голосе произнёс я, — Неужто вы не станете меня бить, как это делают все другие лица здесь?

— Ну, а зачем мне это делать? — с удивлением спросила она.

— Ну, раз все так делают, вдруг вы такая же? Сейчас в моё доверие вклиниваетесь, а потом как бац, и нож в спину. У вас же тут, так делать норма, как я посмотрел!

— Нет, вы чего?

— Ну, — неуверенно произнёс я, — А зачем же вы меня тогда так сильно звали? Неужто без цели боль принести, или воспользоваться мною?

— Я так вижу, ты растерян, и не знаешь что тебе делать? Ты потерялся в этом тумане умерших душ. Ну так вот, я могу тебе помочь спастись, и победить этот злой мир! Чтоб теперь ты управлял им, а не они тобой!

На данный момент я был в настолько глубоком отчаянии, что полностью доверился ей. Ну а что? Терять мне было попросту нечего. Если к гибели приведёт, значит, судьба у меня такая. А коли к победе, значит, повезло, и есть какая-то справедливость.

— Я согласен! Помогите мне! Прошу! — крикнул я во весь свой голос.

— Тебе нужно будет отыскать камень всевластия, и уже с ним, ты станешь владыкой этого жестокого мира. Все вокруг будут тебя уважать! Поклоняться! А все обидчики будут гореть в адском котле!

— Но где же мне его отыскать то?

— Для этого тебе нужно будет пройти нелёгкий путь. Но вскоре, ты уже достигнешь этого. Нужно только не терять надежду! Ведь если ты её потеряешь, то тебя будет легко сломать. В любом дерьме, когда быть может нету сил, ты должен биться! Ломать и крушить всё на своём пути! И именно тогда ты победишь!

— А как же вы? Вы ведь со мной будете, рядом? — с надеждой в голосе спросил я.

— Ну не прям чтобы рядом, я буду в вашем сердце.

Она взглянула на меня этими ярко-зелёными глазами, и мигом растворилась. А я так и не успел поблагодарить её.. Знаете, испарение этой женщины было подобно взрыву, который после себя на оставляет ничего. Вот, казалось бы, стояла она предо-мной, и бац, нету её. Подобно моей мечте, она и растворилась, но не забрала того стержня, моей надежды. Я взглянул вперёд, и вместо этого бесконечного тумана, впереди увидел огромный мрачный лес. Над ним были сомкнуты все тучи, сверкала яркой вспышкой молния, озаряя под собой всю местность. Лес этот выглядел очень жутким и страшным. Деревья были изогнуты, и своими стволами напоминали тела ужасных существ. А каждая ветка напоминала длинный щупальца, с острыми, как бритва ногтями, которые кажется, что вот-вот вонзятся в твою плоть и вырвут оттуда огромный кусок. Ну и мне ничего не оставалось, как попросту идти туда.

Тропинка в этом лесу кажется, уже давно не была использована людьми, на ней росли огромные кусты мха, и заросли какой-то непонятной колючей травы, которая на протяжении всего движения по тропинке, впивалась мне в кожу. Оставляла на ней всё новые и новые шрамы. Ноги мои были уже ватными, ведь к подошве моей, огромными кусками приклеивалась глина. Казалось, что иду я не в своей обуви, а в глиняных горшочках. Но несмотря на эти непролазные дебри, и ужасную дорогу, спустя некоторое время на этом адском пути, я уже достиг светлой полянки. Стоя на ней, увидел как надо мной просверкала яркая вспышка молнии, и мигом раздался раскат грома, но при всём этом на самой полянке было светло и без вспышек. Складывалось ощущение, что солнце здесь светило только для меня одного. Вот смотря на эту картину, у меня появилась хоть некая надежда на скорое спасение. Всё-таки та женщина мне не соврала, действительно скоро я спасусь отсюда. Скоро…

Вокруг меня были огромные владения тьмы, этот огромный мрачный лес. Ну а впереди перед собой я увидел огромную гору, с довольно большой высотой. Да что там довольно, она была огромна, ещё и с отвесным склоном. А в саму поверхность её, то и дело ударяла молния, и вся местность вокруг освещалась этой яркой вспышкой. Мне ничего не оставалось, как попросту направиться к ней. Неужто я, человек которой в этом мире перенёс столько боли, слёз и избиений. Захочет вообще отступать. Раз уж двинулся в лес, значит ничего не остаётся, как взобраться на неё Ну а к чему отступать? Чтоб потом остаться здесь, и вновь и вновь наступать на одни и те же грабли? Мир тут такой, никак не могут без унижения других. Значит и я, ну коли добьюсь цели, буду доминировать над ними. И поймут гады, какого это на меня лезть!

Путь к горе, да и на саму её поверхность был далеко не лёгок. Сверху на меня периодически сыпался град из огромных валунов, которые то и дело сбивали меня с ног, но я шёл. Ведь чёрт возьми, мною двигала цель, покорить эту городу и наконец-то забрать этот камень, который по словам той женщины смог бы мне помочь покорить этот жестокий мир, и стать его владыкой. Ну а дальнейший мой путь ещё утяжелился, валунов становилось всё больше, и всё чаще и чаще удары молнии били недалеко от меня, да и сам склон с каждым шагом становился всё круче и круче. И чтоб хоть как-то забраться на него, мне приходилось всё чаще и чаще хвататься за ветки, дабы ноги мои не заскользили вниз. Это было предельно трудно, на руках моих появлялись огромные кровавые мозоли. Ветки впивались своими шипами мне в руку, оставляя после себя глубокие раны. Кровь сочилась тёплой аленькой струйкой, но даже это меня не останавливало. Двигала мною та самая цель. Единственная на данный момент причина жить.

Впереди, чуть выше на склоне мне привиделся человек. Он также как и я отважно пробирался на вершину. В голову мне пришла идея, своего рода мотивация подняться выше, догнать его, а точнее перегнать. Ведь уж очень мне хотелось первым достичь вершины этой горы, и завладеть этим камнем. Ведь чёрт возьми, сколько дерьма прошёл в дороге за этим счастьем. Сколько боли, слёз и паршивых лиц встретил я на своём пути, и сейчас какой-то уродец, хочет взять моё. То что лежит там, покоится быть может веками, и ждёт чтоб его взял тот самый хозяин — я. А не какой-то там людишка! Пока взбирался на гору, я заметил, что этот человек был очень сильно покалечен, его рука держалась лишь на сухожилиях, а ноги его были ужасно вздуты. Также и его одёжка, была она изодрана, а местами попросту не было кусков ткани. От рубашки, которая была на нём, было лишь только её наименование, ибо представляла она из себя пару обрывков ткани, висящих на тонких ниточках, а брюки напоминали скорее шорты, ну или рабочую форму, в которой, наверное, человек пропахал половину жизни не меняя. Кажется он тоже, как и я, не малое прожил, тоже много дерьма, прошёл, прежде чем до победы добраться. Ну а тем временем, пока я обо всём этом думал, не заметил, как уже достиг уровня его ног.

Мы забирались вровень, а моя голова уже достигла его набухших ног. И спустя 2—3 рывка я уже достиг уровня его лица. Он взглянул на меня, и я увидел как в его глазах горит огонь. Своего рода непреодолимое желание скорее взобраться на гору, взять камень, и стать счастливым. Помимо этого в его глазах я увидел и запёкшиеся кровяные подтёки, а в его роговице виднелись огромные бардовые пятна. Казалось что этот человек, не раз за свою жизнь и этот путь, рыдал кровавыми слезами. Я пытался хоть как-то отвести от него взгляд, но он продолжал смотреть на меня, и кажется, хотел своим стеклянным взглядом растопить какие-то мои чувства. Сопереживание, например, или сожаление, какое-то там желание уступить ему место, отдать камень.

Внезапно, я услышал женский голос, это была она. То самое приведение женщины, что явилось ко мне тогда.

— Андрей, я прошу, я умоляю тебя. Не смей уступать! Сколько дерьма ты прошёл, и ради чего? Ради того чтобы сейчас свернуть из-за жалости к кому-то? Неужто ты хочешь отдать своё вознаграждение за страдании кому-то другому? Неужели эта медвежья услуга тебе нужна? Ты что хочешь остаться без камня? — она замолчала, а затем, вздохнув воздуха, продолжила, — Да, я понимаю тебя, он выглядит очень уставшим, сам не мало, натерпелся, прошёл через многое, как и ты. Но ведь и ты многое сделал ради своей цели, зачем же тогда все твои старания? Всегда же будет масса людей, которые заслужили этого больше.

Я молчал и просто смотрел в глаза этому умирающему парню.

— Зачем скажи нам всем тогда стараться, если всегда найдутся люди, которые стараются больше? Тебя же самого били, и не раз! Давали ложную надежду! И ты после этого хочешь сдаться? Андрей, цель близко, двигайся к ней, наплевать на него!

Этот голос женщины в моей голове, заставил меня что-то осмыслить, и как бы мне не хотелось ему помочь, я понимал. Хозяин камня я. И взглянув на парня, мои губы произнесли:

— Прости родной, но я тоже по праву заслужил его. То же как и ты страдал. Меня тоже били, предавали. Поэтому я имею полное право на владение им.

Последний раз взглянув в эти кровавые глаза, я отвернул голову вверх, и своей ногой пнул парня. Он полетел… Его тело летело вниз со стремительной скоростью, задевая собой все ветки и кусты. Был слышен какой-то непонятный крик, а вскоре и удар. Оглушительный звук удара мёртвого тела об камни. И я прекрасно видел, как летящие сверху здоровенные валуны, лишь только раздавили и без того бездыханное тело.

— Ну видно не судьба ему, забрать мой камень, — произнёс я с какой-то страной радостью в голосе.

Путь к этой неприступной вершине оказался ещё труднее, чем был до этого. Да, камнепад прекратился, но вместо него с вершины, начала литься раскалённая лава. Но даже не смотря на это, я продолжал лезть наверх. Сейчас остановить меня было попросту нечем, казалось что уже если эта раскалённая жидкость попадёт на моё тело, мне будет прямо-таки всё равно. Ведь огонь надежды, и веры в скорую победу горел всё ярче. Цель близко! Я смогу!

Поднимаясь выше, дорога становилась всё хуже и хуже, меня сносило порывами ветра. И не какие тут ветки мне уже не помогали, ибо их попросту не было. А вместо них из земли выступали лишь только острые как бритва камни. И мне ничего не оставалось как хвататься за них и пытаться из-за всех сил покорить эту вершину. Я взглянул на свою кисть, и заметил на ней отсутствие двух пальцев. Один из этих камней, судя по всему отсёк его. Но как вы уже поняли, мне было совершенно не до этого, ведь моя цель была уже в шагах от меня…

Сквозь огромный поток адреналина в моих венах, я и не заметил как до заветного места мне оставалось всего несколько сантиметров. Но это был очень резкий подъем, своего рода ступенька, за которую надо было уцепиться, и взобраться наверх. И я, вцепившись в неё своей окровавленной, дрожащей рукой, начал собирать все свои силы, дабы совершить этот рывок. Но силы мои были полностью опустошены, и я не мог сделать и телодвижения. И каждый совершённый мною рывок, создавал в моём теле такую боль, будто бы отточенной секирой мне отсекали кусок плоти. Это болевое ощущение, превосходило всё то что я испытывал до этого. Не один удар, не был сравним по ощущениям, что я испытывал сейчас. Она была просто невыносимой, и самой убийственной болью. И мне ничего не оставалось, как просто пытаться собрать хоть капельку сил. Ведь капелька плюс капелька, получится лужа, а лужа плюс лужа получится море. Так вот помаленьку я решил собрать все свои силы, и наконец-то взять свой драгоценный камень.

Сердце моё стучалось в бешенном ритме, а руки попросту отнимались, но при этом я чувствовал, что постепенно силы накапливались. И вцепившись ещё крепче, сделав серию рывков, которые уж очень близко привели меня к цели. Вершина и камень были в метрах от меня. Едва я только сделал последнюю попытку, последний шаг, как моё тело уже было на уровне горы, и снова уцепившись за камень, я поднял себя уже на гору. Усталости моей не было предела, дыхание то и дело прерывалось, и мне просто-напросто не хватало кислорода. Я лежал, а в шагах от меня сиял этот заветный камень. Складывалось ощущение, что вокруг него была куча прожекторов, которые освещали его. А вокруг него росли огромные кучи экзотических цветов и растений, запах от которых поражал мою душу и сердце разом. Сердцебиение в этот момент выдавало наверное максимальную скорость, и я вновь стал задыхаться от этого блаженства. При всём этом силы мои возобновлялись, и ноги стали самостоятельно двигаться. И уже спустя считанные секунды, я встал перед ним, перед этим камнем всевластия.

Естественно представлял себе я его, чуть-чуть по-другому. Каким-то огромным и мощным, но выглядел он маленьким и невзрачным. Взяв его в руки, я почувствовал, как по венам стала течь какая-то непонятная энергия. Вокруг мигом пропали все молнии, и не было больше слышно грома, воссияло солнце. А подставка на которой он стоял испарилась. Силы стали восстанавливаться с бешеной скоростью, и спустя минуту счастье и радость стали переполнять меня, а вся та грусть что была до этого, улетела куда-то далеко, вместе со всеми бедами. Передо мной появилась огромная кабина лифта, была она не такая как в моём офисе. Эта была раскрашена в разноцветные узоры, на потолке была изображена огромная картина « Вознесение Христа» Джотто. Иисус, изображённый на ней как бы самостоятельно восходит на небеса. Ну по середине стоял золотой трон с роскошными рукоятками. И сев в него я мигом начал спускать вниз, дабы уже с этим амулетом начать править миром, мстить всем тем неугодным, кто когда-то издевался надо мной.

Скажу так, жизнь моя до и после этого приобретения кардинально поменялась. Я больше не получал избиений, едва только люди начинали своё приближение в мою сторону, камень в моих руках отталкивал их, и они подобно дрессированным собакам вставали на колени и начинали вертеться вокруг меня. Действительно, с помощью этого камня я стал управлять миром. Теперь до девушки больше не бегали от меня, они всегда водились рядом со мной. Принося мне драгоценное удовлетворение всех животных потребностей, а не человеческих чувств. Всё было просто отлично, все люди вокруг, да и всё человечество были на моей стороне, и каждый никчёмный человек по велению моей руки с камнем, изменял себе, делал то что я ему говорю. Это ли не прекрасно? Манипуляции над людьми, ах, как же это всё-таки прекрасно. Я был безумно счастлив…

В один из таких прекрасных дней, я решил направиться на прогулку вдоль речки. Наслаждаясь этими прекрасными видами водной глади, которая была бесконечна, подобно моей власти. Здесь я зачастую отдыхал от человечества, и от всех манипуляций. Собирался с мыслями и всё в этом духе. Над водой простирался огромным пластом туман, похожий на тот, что я видел в начале своего нелёгкого пути. Но только этот был менее густым, по сравнению с тем. Тут также были слышны голоса, но на низ я уже перестал обращать внимание, попросту привык к ним. Ну а всё же, это такое райское наслаждение, иногда выйти из людской суеты, и просто прикоснуться к прекрасной красоте природы, а именно к местам которых не касались поганые руки людей, которые только и могут, что ломать да крушить всё вокруг. А ведь вся эта красота, складывалась веками, каждый природный комплекс, каждая робкая травинка, каждый корявый сучок, вековое дерево. Но люди не понимают всего этого, им совершенно до лампочки на экологию, на невинную чистоту леса, и на здешнюю природу. Главная их цель — удовлетворить свои потребности, и аппетиты толпы. Эгоистично всё это однако ж.

Я решил присесть на колени, и взглянуть на эту кристально чистую воду. И скажу так, глядя на неё можно было увидеть илистое дно, и плавающих там рыбок. Ну, взглянув на воду я не увидел своего смуглого лица, на меня лишь смотрел тот самый чертёнок. Резко отскочив от воды, я и не заметил, как мой камень всевластия упал в воду. Очень сильно разозлившись, хотел было уже наклониться и подобрать его, пока он не утонул. Но моим планам помешал маленький зверёк. Он вцепился в мою руку и не хотел её отпускать. Эта боль была настолько адской, что казалась та секира была лишь иголкой. Всё те болевые ощущения, что я испытывал до этого, казалось что, умножились друг на друга, и взвелись в куб. Это был маленький представитель членистоногих, а именно индивид группы ракообразных. Калифорнийский рак, если быть точнее. Именно такой же обитал у меня в аквариуме, в одной из кальянных. Его я прикупил на одном из магазинов, для какого-то разнообразия в заведении. Пусть хоть одно живое существо будет помимо этих животных работать там, хоть она будет радовать глаз. Его клешни были голубого цвета, подобно морской воде, наверное, поэтому я его и не заметил.

От боли отдёрнув свою руку, я спустя секунду очнулся

×××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××××

О боже мой, это был всего лишь сон, просто какой-то дьявольски жуткий. Знаете если честно сновидения, я видел очень редко, и последнее что мне снилось было наверное в далёком моём 17-летии. И с тех пор, не единого ночного видения, мне не являлось, лишь только мрачный чёрный экран.

Сейчас до меня начало доходить осознание того, что, чёрт возьми, я стал стариком.. 30 лет… С этой мыслью, я поднялся с кровати и направился к окну. На небе не было ни единой тучки, светило солнышко. И как мне не раз говорил Владислав: «День будет удачным». Глубоко мне б хотелось во всё это верить, ибо голова моя снова адски раскалывалась. То ли от вчерашних дискуссий на тему старины, а то ли от моей старости. Естественно я не забыл о советах фармацевта, и мигом направился выпить прописанный мне сироп. И достигнув холодильника, увидев там заветную баночку, я мигом выпил сее микстуру прямо с горла, запив всё это бокалом холодной воды. Скажу прямо, то что текло у нас из крана, трудно было назвать водой. Скорее смесью хлора и какого-то болотного привкуса. Вы верно спросите, но как же так, элитный район, а вода такая? Отвечу вам прямо, везде текла одна и та же вода, хоть в хрущёвке, хоть в богатых районов. Лишь только установленные фильтры хоть как-то спасали от болотной воды. Стерпев этот неприятный привкус, я направился в сторону окна, дабы наконец-то со спокойной душой перекурить, и настроиться на сегодняшний день.

Время было довольно раннее, всего лишь восемь часов утра, Питер как впрочем и всегда в это время спал. Как говорится, отдыхал от своей ночной жизни, настраивался на скорую ночную вечеринку. Только лишь кареты скорой помощи, мчались куда-то в непонятном направлении. Быт может они сейчас направлялись с мигалками, на спасение чьей-либо либо жизни, или наоборот после трудного рабочего дня на подстанцию, к долгожданному отдыху. В голову мне тут взбрела мысль, позвонить Владу, и узнать как же его дела и самочувствие. И мигом взяв телефон, я позвонил ему. Спустя минуту послышался его сонный голос:

— Ало, — спросил я, — Ты как там?

— Старик, — недовольно произнёс он, — Ты чего мне в такую рань звонишь то?

— Вроде 8 утра в боль, это время утренних уколов? Или нет сейчас такого?

— Какая к чёрту больница? — возмущённо спросил он, — Меня выписали уже вчера. Я дома сплю!

— Оу, прости. Не знал же, — растерянно произнёс я.

— Ладно тебе, плевать. Раз встал уже, тогда пора и собираться.

— Ты как там, в гипсе, добираться то хочешь?

— Ну, я Ангелине позвоню, коли ты не против. Она меня заберёт, и мы с ней потом за тобой заедем, — произнёс он, — Не против?

— Ну, если она не занята, то ладно.

— Она явно не будет против, так что я звоню ей. Ладно меня она подвезти не факт что захочет, но любимого мужчину то. Уж точно! А ты именинник, давай наряжайся, да уши свои готовь!

— Уши? К чему? — растерянно спросил я.

— Дёргать будем, аж 30 раз. Так что, готовься!

Он рассмеялся, и его звонкий смех из трубки, распространился на территорию всей комнаты. Складывалось своего рода, ощущение его присутствия.

— Ух, что ж. Пойду разминать.

Разговор был окончен, и я спешно направился к стеклянному шкафу, дабы подобрать одежду на с весь сегодняшний день. При этом понимая, что её я не буду снимать на протяжении суток. Ибо времени переодеться, у меня просто-напросто не будет. Чаепитие в офисе, и без башенная тусовка в клубе. И выбор мой пал на коричневые брюки с такого же цвета кожаным ремнём, шикарную белую рубашку, и чёрный пиджак с множеством серых на нём линий. Переднюю пуговку, я как и всегда расстегнул, несмотря на то, что на улице было далеко не лето. То солнце что светило, оно ни черта не грело, только так, для вида. Ко всему этому, дабы не замёрзнуть я надел пальто. Вообще многие мужчины почему-то не любят его носить, и предпочтение отдают курткам. Но мне же, всегда нравилось ходить в нём, ибо в нём я выглядел более стильно, и презентабельно. Да и к тому же, оно очень комфортное, и в нём тепло в холодное время года.

Когда уже полностью оделся, я решил побрызгать себя духами, это были оригинальная парфюмерия от Dior, а именно Dior sauvage, стоили они около 8 тысяч рублей. «Перенасыщенный натуральными компонентами, отобранными с особой заботой. Аромат захватывает фруктовую свежесть Карибского бергамота» — примерно что-то такое было написано на их коробочке. И естественно ничего из этих слов я не понимал, лишь только довольствовался их брутальным и при этом каким-то благородным запахом. И вот теперь полностью собравшись, я направился к двери, выводящей из квартиры, дабы насладиться этой редкостью, солнцем над Питером. Ну и да, вкусить прелесть намечающийся на вечер тусовки.

Как я и говорил, не смотря на то что светило солнце, на улице было довольно таки прохладно. Дул холодный северный ветер. И я стоял в ожидании приезда Ангелины. Не то чтобы хотел её увидеть, нет-нет. Просто было довольно холодно, и даже моё пальто никак меня не согревало. В этот момент меня окутали мысли о сегодняшнем ночном видении. Что же это было? К чему именно в сегодняшнюю ночь мне приснилось это? Что это за женщина была там? Что за вздор произошёл в конце? Я ничегошеньки не понимал, ведь весь этот сон походил на фантазию какого-то больного человека, ну или эффекты от всевозможных галлюциногенных препаратов. Да, возможно всё это было плодом моей больной фантазии, а быть может и трансляцией эффектов от диэтиламид лизергиновой кислоты, ну или в простонародье ЛСД. Возможно, конечно что это вовсе не то, но сейчас точно понять что же это, было нельзя, ибо ко мне уже подъехал Mercedes A200 sport. Владельцем, которого являлась Ангелина. Дурочка, которая на протяжении уже многих лет, держит меня в своей компании в надежде на наше совместное семейное счастье. Но боже мой, не перестаю я поражаться людскому доверию и наивной глупости. Наверное, вот всё-таки есть в нашем мире, то, что будет вечно всегда. Глупость, дураки и пороки. То самое, что на протяжении всей истории нашей планеты было во все времена. Люди издавна доверяли друг другу, а потом от боли умирали. Потому что люди только и делают, то что пользуются друг другом. И сколько б мне там Григорий Сергеевич не заливал о том что раньше было хорошо, я буду согласен только с одним. Да, бывали те кто вели себя честно, но они ведь и сейчас есть, только вот в малом процентном соотношении с другими. Всё больше и больше людей эгоистов. Думающих только о себе, да и я в том числе. И к тому же глупость людская, уж она то, была тогда, и жива во все времена, да в будущем она тоже будет. Люди всегда будут наступать на одни и те же грабли, идти по одному и тому же дерьму. Ведь живут они по принципу « Учиться на своих ошибках» только вот урока они из всего этого не выносят, и также совершают неверные шаги. Ну а про дураков, говорить и не буду, сами всё видите, сами всё знаете.

— Андрюша, прыгай скорее в машину, замёрз же, — раздался женский голос из открытого окна.

— Прыгай, давай старик, офис не ждёт, — спящим голосом сказал Влад.

Я запрыгнул в машину, и закрыв за собой дверь пожал ему руку. Затем укутался в валяющиеся тут пальто, и стал греться.

— Ну как дела дружище? Как самочувствие? — спросил я у Влада.

— Нормально старик, нормально. Сам то как поживаешь?

— Ну не считая того что, адски болела голова с утра, да кошмары снились ночью, и сейчас дьявольски замёрз. В целом, ну не плохо. Позитивно настроен на вечер.

Я улыбнулся и взглянул на Влада, но наше пересечение взглядов оборвал вопрос Ангелины:

— В смысле голова болела? Ты что там вчера с Григорием Сергеевичем пил опять? — возмущённо спросила она.

— Ну, немножечко выпили, так сказать за здоровье, да за удачу нашему бездарному поколению.

На деле же, мне просто не хотелось делиться своими проблемами с кем-либо. Удивительно ещё и то, что голова болела вовсе и не из-за похмелья. Ну и что в этом такого? Сам фармацевт говорил, что у 15% населения эта мигрень. Видимо и я тот счастливчик, что попал в столь маленький процент. Ну что поделать? Да и вообще удивительно другое, в доме у моего соседа я не выпил и грамма веселящего зелья. Пить два дня подряд мне конечно не привыкать. И неделями напролёт пил, но всё же большие планы у меня были на сегодняшний вечер. А именно напиться до отвала. Не хотелось мне что-то свою печень перенагружать, пусть хоть она то у меня не болит.

— М-да, реально ты Андрюша в пьяницу превращаешься потихоньку. Вот жил у меня, пили мало, вместе только, а сейчас что? — произнесла возмущённо Ангелина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.