электронная
135
печатная A5
275
18+
Случай в поезде. Случай на охоте

Бесплатный фрагмент - Случай в поезде. Случай на охоте

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1128-2
электронная
от 135
печатная A5
от 275

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Случай в поезде

Тук-тук, тук-тук, тук-тук. А вот и не угадали! Это не дятел долбит по ветке, добывая себе еду с риском получить сотрясение мозга. Это не совесть стучится в душу нашего бессовестного времени. Это не боксёр молотит «грушу» в спортивном зале. И то не то и это не это. Так стучат колёса поезда, на котором едет наш главный герой. Зовут его Вадим, он же студент третьего курса. Он же любимое дитятко своих родителей. Вот вроде и все титулы, заработанные к двадцати двум годам. Да, чуть не забыл, кроме всего, признанно-профессионально варит пельмени! И яйца тоже. Естественно когда они есть. Я имею в виду пельмени. То, ну другое, не пельмени, всегда при нём. Так сказать носит с рождения, не снимая.

Едет, едет, Вадик от своих любимых родителей! Почему два раза слово едет? Да потому, что едет уже вторые сутки! Уже не долго осталось. Всего одна ночь. И проспать её надо так, чтобы не болела голова на завтрашнее утро. То есть без пьянок и сопутствующих этому разговоров. С первым всё в порядке. Вадим абсолютно не пьёт. Совсем. Даже пива. Со вторым тяжелее. Разговоры в поезде — милое дело. А чем ещё заниматься? Можно, конечно и книжку почитать. Но тоже тяжело при почти постоянной тряске. Можно, конечно и по шкодить. Например запереться в туалете и слушать, как тебя матерят собравшиеся у двери засранцы, которым ты перекрыл доступ в рай. Но не безопасно. Долго не реализованное желание в виде мочи, сильно бьёт в голову. Есть целая плеяда таких людей, которым моча в голову ударила. Она бьёт один раз, но на всю жизнь. Тук-тук, тук-так, тук-так.

— Какого спрашивается чёрта, вы опять задом на перёд ложитесь? — спрашивает средних лет женщина у за средних лет мужчины — У вас ноги пахнут! Хоть бы помыли, что ли.

— Я, женщина, завсегда ноги мою! Как зубы чищу! — возразил мужчина, смахивающий своим внешним видом на ударника-механизатора.

— Так чаще чистить надо! — не сдаётся средних лет женщина. По её готовности сразу броситься в бой, можно было предположить, что она работник сервисной службы.

— Вы прямо странная женщина — постепенно сдаётся мужик — на полке ведь не написано где зад, а где перед. Тут разницы нету — валяйся как хочешь.

— Всякий разумный человек сразу поймёт, что перед спереди, а зад сзади. — Торжествующе, с претензией на истину провозгласила женщина и наверное уже в двадцатый раз за последние два дня полезла в здоровую сумищу за едой.

Мужчина обречённо-покорно махнул рукой и взяв полотенце, пошел к сан. узлу.

Сказать по правде от ног-то попахивало. Можно даже сказать, что откровенно воняло. Но двое из четырёх попутчиков готовились на выход и без того радуясь надвигающейся свободе. Вадик, у которого место было внизу, на проходе плацкарты, был чересчур тактичен и молод, чтобы делать замечания. Место над ним пустовало. Так что кроме тётки некому было сделать замечание мужчине о его вонючих, извиняюсь, дурно пахнущих ногах. Вадиму уже надоела дорога. Курить он не курил, так же как и не пил, и не ругался и вообще был очень положительным парнем. И лицом не дурен и статью не обижен. Поэтому настоятельно прошу не замужних девчат мне не звонить, потому, что такие молодцы бывают только в сказках, которую я вам и рассказываю. Что? Смотрю, некоторые из ВАС, дорогие читатели недовольно сморщили личики? Очевидно привычка к лихо закрученному сюжету, где особо не надо думать и совсем не обязательно чувствовать, берёт верх, над доброй, поучительной сказкой? Однако предупреждаю сразу, если уж взялись читать, то будьте мужиком! Читайте до конца! Это особенно вас касается, блондиночка! Да не вы, а вон та — которая крашенная! Но вот приоритеты расставлены и мы продолжаем…

Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Именно такие присказки применяются для связки повествования в знакомых нам с детства сказках.

И мы следуя устоявшимся испокон века традициям тоже применяем этот оборот. А проще говоря, наступила небольшая остановка и выходящие и пассажиры устремились в едином потоке на обледенелый перрон. Как?! Вы разве не знали, что действие происходит зимой? Это я, я виноват, что не предупредил ВАС об этом. Извините, простите меня, пожалуйста. А пока я посыпаю голову пеплом, с вагонов посыпались радостные, возбуждённые от свежего воздуха пассажиры. Эге-гей, лихо спрыгивали они на низкий перрон и некоторые даже ухитрялись подскользнуться и плюхнуться попой на обледенелый перрон. Слава Богу никто серьёзно не пострадал. Тут же как мухи на говн… Ой, это читать не надо! Лучше зайдём с другой стороны. И так, тут же как пчёлки на мёд, на них налетели торговцы-спекулянты, предлагая за баснословные деньги свой мягко говоря некондиционный товар. И чего тут только не было! Здесь в широком ассортименте были каменные от мороза пирожки с неизвестной современной кулинарии начинкой. И самопальная водка, для любителей поиграть в русскую рулетку. Здесь, именно здесь продавалось всё для желающих рискнуть если не жизнью, то здоровьем уж точно. Почему же они так делают? Может это потому, что махрово процветала беспошлинная, не облагаемая налогами торговля? Или это просто скрытая диверсия иностранных спецслужб? Скажу ВАМ откровенно. Можно было бы любого из них взять за шкирку и приставив ко лбу заряженный пистолет без обиняков спросить — Что же вы делаете, сволочи!

На этот вопрос мы получили бы правдиво-искренний ответ. Что дома по лавкам у них не менее семерых детей сидят. Маленькие, голодные деточки смотрят в потрескавшееся от холода окошко и слабенькими от голода и холода голосочками шепчут: «МАМА, МАМОЧКА родненькая!» Всё, сука, больше не могу-у-у…

Извините меня. Не мог сдержаться и пошёл вытер слёзы и, извиняюсь высморкался. Я понимаю мои дорогие читатели, что ВАМ трудно общаться со мной. Ведь ВЫ меня совсем не знаете. Но представьте на секунду, насколько трудно тем, кто меня знает. О тех кто со мной живет и говорить-то нечего. Ну, вижу что ВАМ полегчало, да и я успокоился. Поэтому предлагаю убрать от головы наложившего в штаны торговца смертью, извиняюсь пирожками, пистолет и продолжить нашу развесёлую сказку-рассказку..

И так Вадим поддавшийся всеобщему настроению выскочил на перрон и предсказуемо плюхнулся на жоп… Нет, это не надо, а то правду жизни цензура не пропустит. Короче, плюхнулся он на пятую точку. Особо не ушибся, так слегка жоп … — ой-ой, опять она влезла… В общем вскочил лихой молодец на ноги, отряхнул свою жопу от снега (что делать, похоже, что слова из песни не выкинешь) и зашагал по перрону, как по бродвею. Со всех сторон (только не с верху) к нему рванули несчастные торгаши, у которых семеро по лавкам и стали предлагать ему купить свежайшую (что являлось ложью) еду, не имеющую аналогов (чистая правда) в мире. Однако Вадим, был обычным не мажорным студентом. Жизнь его я не хочу описывать, чтобы ненароком не вызвать среди читателей волну самоубийств. Родители его тоже жили далеко не в царских палатах и хоть дело до землянки с разбитым у входа корытом не дошло, всё-же не шиковали. Бедновато жили. Научили Вадика денежку беречь и экономить. Поэтому Вадим не собирался ничего покупать. Тем более что родители его хоть и не боярского роду, однако подготовились к поездке чада и, отправляя отрока в стольный град, затарили провиантом по самое «не могу». Добрый молодец выпулился из душно-жаркого вагона подышать свежим воздухом, ну и заодно на людей посмотреть и себя показать. Он увидел как в тамбур соседнего вагона неуклюже пытается забраться парнишка, приблизительно одного с ним возраста. Его сумки упорно сопротивлялись насильственной погрузке в вагон и ухитрялись падать с верху в низ всякий раз, как только он хватался за поручни. Отзывчивое, не обосра… Нет не так. Отзывчивое, не испорченное цивилизацией сердце Вадика тут-же отозвалось на такую напасть и он, увлечённый благородным порывом, подставил плечо под тяжбину-тяжкую… Фу-ты, ну-ты, короче помог парню закинуть сумки в поезд. Парень же улыбнулся Вадику лучезарно и свет его небесно-голубых глаз осветил своим сиянием все вокруг.

— Благодарю тебя добрый молодец! Позволь узнать пригожий, как кличут тебя — обязательно сказал бы парень если бы действительно был из сказки. А так, как он был из нашего грубо-неотёсанного времени, то просто сказал: «Спасибо, дружище, с меня причитается». При этом, вынужден заметить, голубизна из его глаз никуда не пропала.

Открою ВАМ дорогие читатели, одну страшную тайну. Парень был из той группы, в которой парни не совсем парни. Что? Не поняли? Ладно! Идти, так до конца. Они ещё называют себя голубыми, но не из-за цвета глаз. Опять смотрю не все допетрили. Ну подвиньтесь поближе, я вам на ушко шепну! В простонародье их кличут пидара… Блин, опять увлёкся фольклёром. Короче это был эге-гей какой парень. Милый, нежный, отзывчивый отрок.

Вадим довольный, что совершил добрый поступок, рванул к себе в вагон и запрыгнул в тамбур. Поезд тронулся. Наш герой напоследок окинул взглядом ободранный фасад вокзала и стал любоваться перекосившимися домиками, которые начинались через несколько десятков аршин от перрона. На ум почему-то пришли слова классика: «Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ». Почему? Незнаю. Может на эту мысль навёл удручающий пейзаж, проходящий перед его взором? В общем и целом оставим грусть-тоску за окном поезда и проследуем за Вадимом в плацкартный вагон, к его месту…

К неприятному удивлению нашего героя, придя на своё законное место он увидел там неизвестного мужчину. Тот похоже только подсел в поезд и ещё даже не разделся с мороза. Одёжа его выдавала не высокий социальный статус своего владельца. Выражаясь старорусским языком он был похож на холопа или ещё хуже на смерда. Его изборождённое морщинами лицо, подсказывало НАМ с ВАМИ, уважаемый читатель о страстях и горестях, пережитых этим человеком. Так сейчас очень важный момент! Внимание! Кому из ВАС лицо этого человека ничего не подсказало, немедленно откройте третью чакру слева и пятьсот раз скажите: «Дым, дым, я не богач!». Потом можете вернуться к повествованию, но не забудьте закрыть чакру.

И так, терпеливый мой читатель, позволь вернуться мне к повествованию, использовав проверенное временем клише. Быстро сказка сказывается, да не быстро поезд катит.

Вадим с удивлением посмотрел на грубое, явно украденное у Соловья — разбойника лицо, сидевшего на его месте мужчины и сказал: «Извините гражданин, но это моё место». Мужчина огляделся вокруг и забрав свой вещмешок, молча пересел на нижнюю полку, сверху которой ехал мужик с пахнувшими не цветочным запахом ногами. Тётка, которая в это время лопала варёное яичко, целиком засунув его в рот, чуть было не подавилась от неожиданности. От неминуемой, позорной смерти её спасло только то, что она смогла проглотить яичко целиком, не разжёвывая. Спасибо и хвала многолетней ежедневной тренировке!

Вадиму стало неудобно за свой поступок и ему захотелось как-то объясниться.

— Извините, конечно, но у меня билет есть, я уже двое суток на этом месте еду. И желая как-то сгладить неловкую ситуацию добавил — А у вас билет на какое место? Может вам помочь?

— Благодарю вас, в помощи не нуждаюсь. Что место ваше занял — извините. А билета нет у меня. — Ответил он на удивление приятным баритоном. Если бы закрыть глаза, то перед нами встал бы не образ несчастного холопа, а князя Киевского и всея Руси Владимира!

— Вадим — представился Вадик.

— Владимир — представился попутчик. (Ух ты, как имя совпало-то неожиданно).

— А как по-батюшке? — спросил Вадик, которому показалось не удобным называть по имени человека гораздо старше себя.

— Просто Володя, давай без церемоний. — Снимая старый тулуп попросил новый сосед. — Тут на нижней полке никто не едет?

— Никого нет и уже вряд ли будет. Тут уж пол вагона повыходило. — Неожиданно приветливо проговорила тётка, в очередной раз убирая еду со столика. Очевидно страшный дракон, сидевший у неё в внутри насытился и не надолго разрешил ей сомкнуть свои уста.

— Ну вот и ладненько — сказал Владимир и, улёгшись на нижнее спальное место отвернулся лицом к стене. Вадим подумал — не перекусить ли ему перед сном, — но в его планы неожиданно вторгся парень из соседнего вагона, которому он помог забраться в вагон. Он подошел к Вадику смотря на него неестественно лучезарно-лучистыми глазами и держа в руках небольшой свёрток.

— Приветик, дружок, пропел он ласково-елейным голоском. Я пришел к тебе, чтобы отдать долг. — И он открыл свёрток в котором оказалась бутылка импортного коньяка — Выпьем, познакомимся — скорее утвердил нежели спросил он.

— Нет, нет, спасибо конечно, но я не пью — отказался Вадик.

— А что так? — невинно улыбаясь поинтересовался парень, — или мама не велит, или папа ругает?

Что-то в его тоне не понравилось Вадиму, какая-то неестественная развязность и нагловатость присутствовала в тоне, котором был задан ворос. Это же видимо почувствовала и тётка. Которая сразу попыталась заступиться за соседа: «Ну не хочет парень пить, зачем заставлять и вообще в поезде не положено».

Тут и произошло диво-дивное. Напустили на добра молодца порчу-наговор. Куда только девался лоск нашего денди! Он сразу ощетинился, показав свою подленькую натурку-душечку. Глазоньки его сузились. Ноздрюшки его раздулись. Чело его омрачилось. И превратился он, в мановение ока, из добра молодца в гнусную мразюшку. Да и молвил он таковы слова: «Ты чё лезешь не в своё дело, бабка!» — прошипел мажор.

Да, похоже порча, напущенная на отрока зашла ещё дальше, чем МЫ с ВАМИ предполагали! Мало того, что елейный голосочек его сменился паскудным шипением, так ещё и оченьки стали худо видеть. Иначе как объяснить, что женщину средних лет он принял за откровенную бабусю? Чем объяснить, что лицо его раскорячило корчей-корчушкой и стало оно похоже на рожу-роженьку-отмороженьку. Короче говоря стало оно, как у зажравшегося спесивого мажора, у которого и дел-то что клубиться по клубам, да выставляя на показ свою спесь тратить деньги своих предков.

Наступил неловко-неприятный момент. Закручинилась толстенно-добрая тётя.

Но на то и сказка, чтобы добро побеждало зло! И помощь пришла от куда не ждали. Витязь Володимир, что из неведомых краёв явился разомкнуть, свои очи ясные. Присел на ложе-опочивальню, да таки слова молвил, обращаясь к чуде-юде мажористому: «Мне в тебе одна черта очень не нравится! — неожиданно грубо сказал Владимир».

— Какая черта? — не понял растерявшийся от неожиданности мажор.

— Которая твою жопу пополам делит! — напористо-зло ответил ему Володя и добавил — а ну свалил отсюда, пока я добрый.

Порча стала быстро сходить с личика чуды-юды и он на глазах стал превращаться снова в добра-молодца. Однако злобушка-злобная похоже засела в нём так глубоко, что не выветрилась сразу, а наоборот-заставила рискнуть.

— А че будет когда злой? — вякнули уста мажорчика, у которого стал пропадать неземной блеск в глазах.

Владимир резко встал и посмотрел тому прямо в глаза: «Ты в натуре любознательный такой? Вали давай, свой кокс на параше нюхай? Понял?»

— Да понял я, понял — сказал, окончательно растерявшийся, молодец и развернувшись удалился восвояси и был таков.

— Спасибо вам — сказала тётка с благодарностью в голосе и ненасытный дракон в её животе, поддержал её одобрительным урчанием.

— Да я таких гнилых на дух не переношу, — популярно объяснил витязь и снова лёг на своё место, очевидно собираясь дальше почивать на жёстком, узком ложе вагонной полки.

Хочу в данной ситуации напомнить ВАМ дорогие читатели, что быстро сказка сказывается, да не быстро время ползёт. Особенно если ты едешь в замкнутом пространстве вагона. Особенно если не храпишь во всю силу-сильную, доводя этим соседей до белого-дебелого каления. Конечно, почти всегда в поезде найдутся скоморохи-затейники, которые развеселят честной народ. Они весело-непринуждёненько, облюют-обрыгают пол вокруг себя. Но придут тогда по зову-зычному лихие дружинники, в простонародье именуемые полицией, вытащат палицы свои дубинчатые да дадут затейникам по головушкам буйным, вызывая искру из глаз мутненьких. Закуют скоморохов в оковы-наручнички, да утащат в царство кащеево. Только вонь от блевотины-рвотины, вот и всё что народу останется…

Между тем, за окошком поезда стемнело. Благодаря ответственным работникам Российской железной дороги, в вагоне было очень тепло, светло и достаточно уютно. Да и разве могло быть иначе. Ведь это была самая российская железная дорога в мире! За окном проплывал до боли родной пейзаж с чащобой и буераками. Заснеженное пространство за окном состава напоминал реально-фантастический фильм-сказку «Морозко». Кто не видел этого произведения искусств, тому не с чем сравнить. И МЫ пожалев этих несчастных людей, продолжим наше честно-правдивое повествование…

…Владимир снова присел на своем месте, потёр руками лицо и усмехнувшись сказал: «Вот поганец, весь сон прогнал, так хотелось вздремнуть после мороза, а тут не в одном глазу. Пойду-ка я кипяточком разживусь». — И он пошёл по направлению к вечно горячему, благодаря работникам РЖД, титану с кипятком.

Тут неожиданно подал голос молчавший до этого мужчина с верхней полки: «А попутчик-то похоже с отсидки возвращается».

— Это почему вы так решили? — наивно спросил Вадик.

— Да оно сразу видно паренёк, жаргон ещё тот. — Объяснил мужчина.

Вадим понял, что попутчик прав. Но всё-таки хотелось как-то отблагодарить Владимира за необязательно-нежданную помощь и он попытался защитить его: «Мало ли что в жизни бывает, ну оступился человек».

Тут вмешалась и тётка, тоже испытывавшая к незнакомцу симпатию: — У нас и ни за что посадить могут, мало ли таких случаев? Мужчина всё-таки положительный, хорошего человека сразу видно.

Мужчина с верхней полки тоже согласился: «Так то оно так. Как в народе говорится, от тюрьмы, да от сумы не зарекайся».

Между тем, вернулся Владимир. Он подвинул в сторону свой тулуп, лежащий на спальной полке и присел за столик, держа в руках стакан с кипятком. Его грубые от физической работы, мозолистые руки крепко сжимали подстаканник со стаканом кипятка, а вытянутые в «трубочку» губы дули на изысканный напиток, без всякого намёка на сахар или заварку.

— Ты что же это Володя пустой кипяток пьёшь? — искренне возмутилась тётка, увидев такой аскетизм. — Щас я тебе заварочки дам! У меня чаёк, ух какой душистый. Аромат — закачаешься! — И она закачала головой из стороны в сторону, как китайский болванчик, очевидно наглядно показывая, как это будет происходить.

— А я тебе сахарку-рафинаду подкину! — раздался сверху голос мужчины, который стал спускаться вниз с верхней полки.

Володя вдруг рассмеялся, от чего лицо его преобрело светло-доброе выражение и люди вокруг поняли, что он гораздо моложе, чем казалось до сих пор. Он оглядел своих попутчиков и сказал: «У нас прямо как в сказке получается, когда солдат стучит в дверь избы и говорит хозяевам — Люди добрые дайте, пожалуйста водички напиться, а то так жрать охота, аж переночевать негде»».

Все весело засмеялись и это как-то по доброму объединило ехавших рядом людей. Почти двое суток переругивались между собой мужчина с тёткой даже не зная друг друга по имени. Только Вадик, который едва перекинулся с ними парой десятком фраз знал, как к ним обращаться. А тут они как-то дружно зашелестели пакетами с едой и стали выставлять на стол недоеденные припасы, приглашая на пир добра-витязя.

— Спасибо вам за угощение, честно говоря есть очень хочется. — По простому, не жеманясь сразу согласился Володя, присаживаясь к столу. — У меня кроме соли другой еды нету, — признался он.

— Ну это ничего страшного. — Сказал мужчина, протягивая руку для приветствия — Меня Петровичем кличут, а тебя стало быть Володей.

— Да, так папка с мамкой и нарекли — пожимая руку, согласился Владимир.

— А меня Ниной зови. — Представилась тётка…

А между тем маленький столик в плацкартном купе, был явно не приспособлен для такого пира. В этом я вижу некоторый просчёт руководства РЖД и пользуясь случаем хотел бы обратиться непосредственно к ним:

— Ой, бояре вы ясно головы! Ой, мужи облечённые властию! Так решите вы дело-трудное. Дело-трудное, дело нужное. Дело нужное, да полезное. Во народное благо делушко. Для всего Российского люда! Дело Богу самому угодное!..

Короче, сделайте столики для еды побольше!

…И чего только небыло на пиру. Не было здесь ни устриц заморских, ни фруктов экзотических. Не было и икорки красной, впрочем и чёрной тоже. А была здесь кура запечённая, от мороза несколько жёсткая, но зато сохранённая свежею. Были яички варёные, не златые яички от Рябушки, а обычной несушкой снесённые. Нескончаемой вереницею идущие из сумки тёти Нины. Петрович достал из сумки громадный шмат сала, величиной с небольшую европейскую страну и отрезал пару кусков: один из них положил на стол, а другой, величиной с ладошку, протянул Володе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 135
печатная A5
от 275