электронная
90
печатная A5
299
6+
Случай из жизни школьника Вити Булкина

Бесплатный фрагмент - Случай из жизни школьника Вити Булкина

Ненаучно-фантастическая история

Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-4789-4
электронная
от 90
печатная A5
от 299
Мир изменить легко — просто измени себя!

Игорь и Татьяна Новосёловы как детские писатели находятся ещё в самом начале своего творческого пути. И, тем не менее, книга «Случай из жизни школьника Вити Булкина» уже пятое по счёту произведение авторов.

Сами авторы относят своё новое произведение к разряду ненаучно-фантастических историй, а написана книга не без юмора ­– читатель убедится в этом практически с самых первых её строчек.

В 2018 году рассказ «Важное дело!» из детской книги «Мамина школа!» завоевал третье место в международном литературном конкурсе «Великий Странник — Молодым», а в феврале 2019 года Татьяна Новосёлова номинирована на соискание национальной литературной премии «Писатель года» за 2019 год в номинации «Детская литература».

Более подробно о творчестве писателей можно узнать на авторском сайте по адресу:

I-AND-T-NOVOSELOVY.RU

Глава первая
Со школьником Витей Булкиным случается что-то странное

Жил себе и жил школьник Витя Булкин. Учиться, если честно, он не хотел, считая учёбу занятием скучным и ненужным. Так, а кто с ним в наше время не согласится? Планшет папа с мамой купят, а в интернете всё, что захочешь, легко узнаешь. Правда, может быть, потом, для «взрослой» работы, знания понадобятся? Так это ещё когда будет!

Был у Вити Булкина лучший друг Костя Колёсиков, с которым они сидели за одной партой, коротая время на долгих уроках.

Мальчишки давно сдружились между собой, так что многое у них было на двоих. А что тут плохого? Ничего плохого тут нет! И если, например, сложить их оценки, то друзья вполне тянули на «хорошистов».

Вот только никто, кроме них, не понимал, как надо правильно оценивать достижения закадычных друзей. А именно — что эти достижения необходимо тоже складывать!

Из-за этого непонимания мамы частенько оценивали их успеваемость взбучкой, и доставалось тут уже, разумеется, каждому за свою часть «хорошей» оценки.

Как бы там ни было, но началось всё вовсе и не с этих взбучек, а с того самого листка бумаги, который прямо на уроке прилетел неизвестно откуда и, медленно кружась, стал опускаться с потолка на парту перед самым носом у Вити.


Витя в этот момент, старательно борясь со сном и едва удерживая голову на ладонях, как раз и смотрел на потолок, словно он ожидал что-то увидеть на нём.

Вот и дождался! Ну, то есть, высмотрел на потолке неожиданность, потому что опустившийся листок оказался с какими-то записями.

Интересно — чудеса какие-то!

Булкин с любопытством принялся читать.

А там именное приглашение. Нет, серьёзно — прямо так и написано, что приглашается именно Витя Булкин, а не Костя Колёсиков, например. И приглашение вовсе не на праздник или на собрание какое-нибудь — Витю Булкина приглашали в неизвестный ему город под странным названием Светлая Чуго-Каюнга.

Зачем было в него отправляться, стало ясно из маленькой приписочки, которая как раз и поясняла, что город этот создан специально для таких школьников, как он, не желающих тратить своё драгоценное время на уроки. А учиться в нём гораздо проще, чем у них в школе: учат там как раз тому, к чему так тянется приглашаемый.

Витя задумался над предложением: ему было очень интересно узнать — к чему же он, как оказывается, тянется в школе? Любопытно, правда же? И почему в какой-то Светлой Чуго-Каюнге знают об этом, а он, Витя Булкин, нет?

И вообще — а как, собственно, туда попасть? Что делать-то надо для этого?

Сначала, по обыкновению, он решил «посоветоваться» с интернетом. Но тут выяснилось, что поиск никаких результатов не даёт: нет такого города, как ни меняй настройки поиска.

Сон у Булкина как рукой сняло.

Повертев записку, он внимательно просмотрел её и с одной, и с другой стороны — никаких намёков на то, что делать дальше, не было.

Витя пожал плечами: «Зачем тогда листки с потолка присылать?»

«А-а! Ну, конечно же! — догадался секундой позже Булкин, — эта информация закрыта от любопытных взглядов — приглашение-то именное! Надо потереть бумагу, и тогда откроется скрытый текст!»

Витя заторопился найти разгадку, принявшись усердно тереть листок. Но и этот метод ему не помог: ничего скрытого не открывалось, а вот палец натёр основательно.

В общем, он расстроился и снова, по обыкновению, принялся смотреть на потолок, держа злополучное приглашение в руке.

Сколько разных сведений в самых разных школах ученики получают именно с потолка! И дело это для многих привычное. Чего только стоит фраза «взял с потолка». Не зря же её придумали? Значит, с потолка можно кое-что брать! Вот то-то и оно!

Одним словом, на потолке, как в электронных магазинах — полно всякой всячины. Надо только очень хотеть и уметь там искать.

Булкин поэтому и не унывал, продолжая сосредоточенно смотреть наверх, щуря глаза и даже периодически, на всякий случай, их протирая. Таким образом, по его мнению, он предпринимал всё необходимое, чтобы узнать способ, которым можно было попасть в этот неизвестный город.

Оторвавшись на мгновение взглядом от своего «источника», он вдруг отчётливо увидел, как слова учительницы, которые она говорила, появлялись из её рта тоненькой струйкой в виде букв и тянулись к Костику, влетая в одно его ухо и лихо, с завихрениями, вылетая из другого! При этом на выходе слова распадались на буквы и через мгновение, словно фейерверк, исчезали!

Витя от удивления широко раскрыл глаза: такого он ещё не видел, хотя учился уже не первый год и был опытным школьником!

Что-то непонятное творилось вокруг: сначала листок с приглашением, теперь вот слова по кабинету летают. И самое интересное, что в классе, похоже, никто ничего о происходивших вокруг таинственных событиях и не подозревал, и не догадывался!

Булкин, покачав головой, снова посмотрел на приглашение, а затем на «фейерверки», вылетавшие из уха Костика.

Да-а-а, дела!

С этого момента происходящее на уроке как уроке перестало его интересовать совсем. И правда: можно ли думать о чём-нибудь другом, когда у твоего друга из ушей стреляет буквенный фейерверк, а тебе самому пришло приглашение в город, которого нет?

Да-а-а, дела!

Ну, а как же попасть в этот город? Из всех возможных вариантов ему больше всего нравился вариант поиска ответа на потолке — способ всё-таки проверенный.

Как только Витя Булкин с этой мыслью в очередной раз посмотрел на него, парта, за которой он сидел, зашевелилась!

«О-о-о! Что это?» — запаниковал Витя и от страха вцепился за неё обеими руками.

Парта тем временем очень медленно оторвалась от пола и так же медленно начала подниматься вверх.

«Ой! Что это? Что это?» — закричал Булкин.

На его крик обернулся Костик Колёсиков, сидевший за той же партой. Только почему-то она теперь как бы раздвоилась: за одной партой Булкин поднимался к потолку, а за другой, оставаясь на месте, сидел Костик.

Как можно в одно и то же время за одной и той же партой и сидеть на уроке, и летать на этом же уроке?

Странно это и непонятно, но дело обстояло как раз именно так.

Когда Булкин, оказавшись у самого потолка, посмотрел вниз, то увидел повыскакивавших со своих мест одноклассников: подняв удивлённые глаза, они наблюдали за необычным полётом. Все торопливо снимали сенсационное видео на мобильники, собираясь как можно быстрее выложить эту новость в Сеть.

Учительница тоже встала из-за своего стола и в недоумении смотрела на летающего ученика. Хотя она, работая в школе не первый год, и была готова ко многим неожиданностям — с таким нарушением дисциплины ей встречаться всё же не приходилось.

— Виктор, вернитесь на место. У нас урок! — строго потребовала она.

Хорошенькое дело — «вернитесь на место»! А как вернуться-то, если Булкин и сам не понимал, каким образом он с партой на потолок забрался!

— Я требую, чтобы вы немедленно вернулись на своё рабочее место и продолжили занятия вместе с нами, — настаивала учительница.

Булкин был бы рад и медленно, и немедленно, да как угодно, вернуться на своё «рабочее» место. Но это было невозможно — не он управлял партой, а она сама управляла собой!

Вдруг на её поверхности, как на экране планшета, появился электронный пульт, на котором были видны две большие кнопки: одна кнопка с надписью «Старт», а другая кнопка с надписью «Отмена».

Тут Витя догадался, что кнопка «Старт» — это как раз то, что он пытался найти, глядя на потолок, и именно то, что ему было необходимо для перелёта в Светлую Чуго-Каюнгу по приглашению.

«Получилось!» — радостно подумал он, ещё раз убедившись в надёжности получения ответов «с потолка».

У Булкина перехватило дыхание от удачи. Но, несмотря на это, он всё же не стал торопиться нажимать на кнопку «Старт», а принялся размышлять — стартовать или нет?

Одно дело мечтать о чём-нибудь, и совсем другое, когда надо что-то делать для этого — можно и растеряться. Вот тут как раз так и вышло.

«У кого бы спросить? И выбор кнопок, как назло, невелик: всего-то два варианта. Маловато. Было бы три варианта, я бы не сомневался и выбрал сразу. А так — нет. Два варианта — слишком мало».

Только Булкин об этом подумал, появилась третья кнопка с надписью «Решить за меня».

Витя обрадовался: так успокаивающе привычно выглядело название кнопки.

«Что тут думать? Надо нажимать на эту кнопку, да и дело с концом!»

Булкин зажмурился и потянулся пальцем к кнопке. Он так волновался, что с первого раза не смог попасть даже в такую большую «мишень». Пришлось прицелиться, потом зажмурить глаза и…

— Витька, Витька! Да что с тобой? — взволнованно кричал Костик.

— А что со мной? Я улетаю, вот и всё.

— Улетают на самолётах. А ты что — на парте лететь собрался?

— А что такого? Я по приглашению улетаю! Может, у них так доставка работает.

— Что ты ерунду какую-то говоришь? По какому приглашению? Какая доставка? Куда?!

— В Светлую Чуго-Каюнгу!

Костик выразительно повертел пальцем у виска — какая Светлая Чуго-Каюнга? Такого финта он даже от Витьки Булкина не ожидал — на парте по классу летать. С ним что-то не то происходит.

— Виктор, послушайте, а как же урок? — продолжала беспокоиться учительница. — Что же, вы так и будете у потолка висеть? Приземляйтесь немедленно! По школе за партой летать не полагается! Я поставлю вам плохую отметку за поведение.

Какая отметка? Какое поведение? Все эти возражения Витя Булкин едва и расслышать-то смог: после того, как он нажал ту самую третью кнопку, кто-то решил за него, где ему будет лучше. После этого парта непонятно как вылетела через увеличившуюся в размерах форточку и понеслась вместе с Витей неизвестно куда.

Странно это всё как-то… Непонятно…

Глава вторая
Витя Булкин улетает неизвестно куда

Вылетев неизвестно куда, да ещё через форточку, Витя Булкин не сразу смог хоть как-то понять — где же он пролетает в данный момент?

Внизу, под ним, мелькали дома, перекрёстки, улицы и районы. Да и мелькали они так быстро, что посмотреть на них не было никакой возможности, потому что сразу начинала кружиться голова.

Булкин запаниковал и кое-как достал смартфон, подумав: «Может быть, позвонить в службу спасения?»

Оператор набранного номера сообщил ему, что он находится вне зоны обслуживания и что так далеко они спасать не умеют, а потом ещё посоветовал никогда не улетать от Земли на большое расстояние.

Вот так посоветовали: можно подумать, он на парте каждый день летает!

Оставшись один на один с окружающим миром, Витя неожиданно обнаружил, что ему совсем неоткуда скачивать информацию, а в его собственной голове ничего не найти.

Всё это не мешало парте продолжать прибавлять скорость: и замелькали уже города с пригородами, а потом и целые страны, моря, океаны. В конце концов, Земля попросту превратилась во вращающийся с огромной скоростью глобус, а то, что мелькало на этом глобусе, различить стало совершенно невозможно.

Булкин закричал от испуга: «Ма-ма-а!»


Затем, оглянувшись вокруг, понял, что его всё равно никто не услышит — кричи не кричи. Тогда он закрыл глаза и твёрдо решил больше не открывать их, пока куда-нибудь не прилетит.

Через некоторое время любопытство всё же победило страх, и Витя приоткрыл один глаз. А когда стало понятно, что так он ничего не сможет как следует разглядеть, приоткрыл и другой.

Внизу всё ещё виднелся уменьшающийся с огромной скоростью «глобус» под названием Земля.

«Так я в космосе? — догадался Витя и тут же усомнился. — Нет, мне никто не поверит!»

Булкин растерялся от неожиданности: что же он так и будет летать неизвестно где? А если ему встретится ракета и космонавты увидят, как он летает на парте? Он же попадёт в смешную ситуацию, а интернет наполнится многочисленными видеороликами с его полётом! Как потом в школе появляться? Засмеют ведь: вроде как Баба-яга на метле!

Вскоре размеры «глобуса» стали уже значительно меньше его парты, а немного погодя он и вовсе исчез.

Если ещё минуту назад Витя понимал, куда ему можно вернуться, то сейчас всё изменилось. Теперь уже было непонятно: ни в каком направлении он летит, ни откуда — вокруг ничего! Всё — Булкина окружил «космический мрак».

Вдруг в смартфоне совершенно неожиданно появилось сообщение о том, что Витя Булкин зарегистрирован в информационно-коммуникационной сети Светлой Чуго-Каюнги и теперь он может общаться с её жителями.

Витя подумал, что общаться, во-первых, ему там не с кем. А во-вторых, сейчас было бы лучше позвонить маме и честно признаться, что сегодня из школы придёт позднее. Только он не знал пока, как объяснить, где сейчас находится.

Витя только на секундочку представил себе, как будет рассказывать, что летит за партой! Пожалуй, если он в первый раз скажет всё, как есть на самом деле, то мама всё равно не поверит и в этот раз вряд ли одобрительно кивнёт головой в знак согласия. Особенно Витя сомневался в папе.

Размышления о будущем разговоре с родителями прервала изменившаяся вокруг него обстановка: впереди показалось множество разноцветных прозрачных шаров, наподобие мыльных пузырей, только гораздо больше их. Наблюдая за ними, Булкин обнаружил, что шары постоянно увеличиваются в размерах, а с разных сторон в эти шары залетают парты с учениками!

Парты пролетали сквозь тонкую «мыльную» оболочку и исчезали внутри. Причём в одни шары залетало по одному «партолётчику», а в другие, как показалось Вите, залетали целые классы!

Так, значит, он не одинок в космосе!

Вот только обратно из этих «пузырей» что-то никто не возвращался, и это его немного настораживало.

Смартфон, сам собой перейдя на громкую связь, неожиданно сообщил, что навстречу вылетает «встречающая» группа.

«Что за „встречающая“ группа?» — подумал Булкин и тут же обратил внимание, что один из шаров, расположившийся прямо на пути полёта парты, стал очень большим и на него уже можно было «приземлиться». Сквозь его прозрачные стенки виднелись очертания небольшого городка с зелёными насаждениями, озером и несколькими домами.

Из этого шара вылетели «три точки» и стали быстро увеличиваться в размерах.

К его удивлению, «точки» превратились в мальчика и двух девочек, которые сидели на удобных креслах, перемещавших их в пространстве.

«Встречающие» облетели парту с Булкиным со всех сторон. Витя покраснел, переживая, что его средство передвижения по сравнению с их летающими креслами казалось таким «допотопным».

«Хорошо, что здесь „наших“ нет, а то бы раструбили это по всей школе», — подумал он.

После облёта «встречающие» направились к тому самому шару, из которого они вылетели, а парта Булкина устремилась за ними, будто маленький ослик за погонщиком. Через несколько мгновений, пролетев через тончайшую прозрачную перегородку «мыльного пузыря», она вслед за «встречающими» пошла на посадку.

«Наконец-то куда-то прилетел», — с облегчением и тревогой подумал Витя Булкин.

Глава третья
Витя Булкин прилетает неизвестно куда

Как только Витина парта совершила посадку, к нему сразу подошли те самые «встречающие».

На вид это были такие же ребята, как и Булкин, только постарше. Они стояли и внимательно смотрели на него, будто ожидая чего-то.

Витя не знал точно, что надо делать, когда прилетаешь на другую планету, и поэтому стал припоминать, как в таких случаях поступали герои мультфильмов про космические путешествия.

«Всё-таки знания необходимы. Улетел неподготовленным — попал в трудную ситуацию. Подумают ещё что-нибудь плохое о землянах», — размышлял с досадой Витя.

К счастью, Булкин быстро вспомнил, что можно, например, передать привет с его далекой планеты, вследствие чего из-за парты вышел уже не испуганный школьник, а представитель далёкого Земного разума.

Он подошёл к «встречающим», подал руку и поздоровался:

— Приветствую вас от лица землян!

— Добрый день, Витя! — ответил мальчик из Светлой Чуго-Каюнги и тоже протянул для приветствия руку.

Пока Булкин размышлял, откуда на просторах космоса известно его имя, мальчик представился:

— Меня зовут Робик.

Следом за Робиком представились и девочки: одну звали Гута, а вторую — Комба.

Надо сказать, что их имена очень удивили Булкина. Но ещё большее удивление вызвало то, как сильно все они пожали его руку. Ему показалось, что здоровался он не с обычными ребятами, а со спортсменами-старшеклассниками.

— Мы тебя уже давно ждали, — сообщил Робик.

Гута с Комбой тут же подтвердили, что это именно так.

Булкин вытянул лицо от изумления: зачем это они его ждали? К тому же «земной разум» пока не знал точно, что ему делать дальше, после приветствия и знакомства.

— Тебе необходимо прежде всего пройти процедуру сканирования физического тела, а затем ответить на вопросы для аналитико-педагогического заключения, — будто прочитав его мысли, сказал Робик.

Витя потёр лоб от напряжения из-за такого наплыва труднопроизносимых слов, тем более что значение многих из них ему было совершенно непонятно. Это напомнило ему школу, где каждый день тоже приходилось слышать много новых слов, смысл которых часто так и оставался для него загадкой.

— А где вы живёте? — спросил ни с того ни с сего Булкин, когда они направились по красивой аллее на «процедуры».

— Мы обслуживаемся на ферме, — коротко ответил Робик.

Булкин в очередной раз ничего не понял, но переспрашивать не захотел. К тому же надо было поторапливаться, потому что Робик и девочки шли достаточно быстро.

Впереди показалось необычное здание: его стены были похожи на большие экраны, на которых постоянно менялось изображение.

Особенно ценным для Вити оказалось то, что на этих экранах показывали мультфильмы и какие-то детские передачи: на одной стене показывали одно, на другой — другое.

Глаза просто разбегались!

Булкин остановился и стал с интересом рассматривать их, пока Робик не позвал его, жестами дав понять, что времени совсем нет.

Они вошли в этот электронный дом и направились в какой-то кабинет.

Внутри кабинета Робик попросил Витю встать на середину, а сам, предварительно показав, как именно надо стоять, вышел из него.

Загадка на загадке…

Как только дверь за Робиком закрылась, вокруг Вити забегали красноватые лучи, мгновенно заполнившие всё пространство вокруг.

Витя, обрадовавшись, что процедура оказалась на самом деле несложной, решил поинтересоваться об очень важном для себя вопросе — где и как можно покушать?

— Подожди немного. Сейчас мы закончим эту процедуру, затем ты пройдёшь ещё одну, после чего обязательно подкрепишься.

Витя на самом деле был очень сговорчивым мальчиком, поэтому и сейчас не стал ни на чём настаивать — не часто вот так запросто можно оказаться на другой планете. Он решил, как говорится, держать марку. С Земли всё-таки…

«А что, здесь совсем неплохо», — отметил про себя Булкин и спросил вслух:

— А во что вы тут играете?

— Мы учимся. В том числе учимся и играть. А у тебя какие предложения на этот счёт? — поинтересовался Робик.

— Можно в футбол погонять. Но у вас тут играть-то не с кем — мальчишек мало.

— А девочки разве не подходят? Гута и Комба, например, много изучали и продолжают изучать разные игры.

— Ну, я не знаю. У нас с девчонками в футбол не играют — с ними одна морока.

— Морока? Новое слово. Я анализирую… Я понял. Нет, с ними не будет трудностей!

— Если не будет, то тогда можно и с девчонками! Только кто ещё с нами будет играть? Нас всего четверо. Этого мало для игры.

— А как в неё играть?

— Да просто: чья команда больше мячей в чужие ворота загонит, тот и выиграл.

— А для чего надо больше, чем два игрока в команде?

— Такая игра — две команды по одиннадцать человек!

— Я анализирую — двадцать два игрока и один мяч? Это сложная игра! Необходима серьёзная математическая подготовка.

— Да какая там математическая подготовка?! — рассмеялся Булкин.

— Если столько человек должны гоняться за одним мячом, необходимо точно рассчитать все траектории движений каждого игрока, чтобы они не столкнулись друг с другом. Ты умеешь быстро думать, раз любишь играть в такую сложную игру.

— А что тут думать? Это же и ежу понятно, что ничего сложного!

— «Ежу понятно»? Я анализирую… Нам надо учиться у ежа?

— Да нет. Это так у нас на Земле говорят, когда считают, что всё ясно. Запарился я с вами и с вашими анализами.

— Запарился с анализами? Я анализирую…

— Ну вот, опять принялся за своё. Ладно, учись, пока я жив!

Робик и Гута с Комбой изучающе посмотрели на Булкина — он постоянно произносил новые и непонятные для них слова «земного разума».

Поскольку переход из кабинета в кабинет на следующую процедуру проходил в полном молчании, Булкин сразу догадался, что это может означать только одно — «встречающие» что-нибудь анализировали.

Он начинал привыкать к тому, что на этой планете много думают и постоянно что-то анализируют.

Тоска! То ли дело у нас!

Во втором кабинете, в самом его центре, стояло одно-единственное кресло. Витя обрадовался возможности отдохнуть и с удовольствием уселся на него:

— Так. А теперь что будем делать?

— Теперь тебе будут задавать много вопросов, на которые ты должен честно отвечать, — пояснила Гута.

— А-а! Видел я такую машину — детектор лжи она называется! В кино про шпионов её часто показывают. Ерунда, короче! Справлюсь легко!

«Наверное, меня в разведчики решили с детства готовить и для пробы заслали на другую планету? А почему тогда сразу и прямо не сказать об этом? Я, может быть, соглашусь и без проверки — зачем зря время-то терять?»

Гута на его замечания о детекторе лжи ничего не сказала и молча вышла из помещения. Там она присоединилась к Робику и Комбе, и уже все вместе они продолжили наблюдать за Булкиным через специальное окно.

Витя не удержался и состроил им рожицу.

Ребята переглянулись, как бы спрашивая друг друга: «Что бы это значило?»

«Да пускай переглядываются! Мне-то что», — усмехнулся про себя Булкин и развалился на кресле, уже полностью освоившись со своей ролью будущего «разведчика».

Наконец по громкой связи начали задавать вопросы, на которые надо было отвечать только «да» или «нет».

— Знаешь ли ты, где сейчас находишься?

— Нет, конечно.

— Только «да» или «нет».

— А почему?

— Потому что когда нет лишних слов, проще анализировать сказанное.

— Понятно.

— Знаешь ли ты, почему здесь находишься?

— Нет, конечно! Откуда же мне знать? Я только кнопку нажал и улетел сюда.

Несмотря на то, что Булкин опять не соблюдал правила, Робик со своими помощницами оставались совершенно невозмутимыми.

— Ты всегда ждешь, когда кто-то решит за тебя?

— А что тут такого?

— Ты не ответил.

— Нет, только когда очень трудно.

— Ты не хочешь думать, когда трудно?

— А что тут думать, если не знаешь ответа?

— Думать надо, чтобы найти ответ. Разве это непонятно?

— Так, а где взять ответ, если его у меня нет?

— Ты и должен найти его в своей голове.

— Вот ещё! Что я там потерял!

— В голове ничего потерять нельзя! Школа же учит не только знаниям, но и учит учиться, учит думать. Это последнее не менее важно, чем получение самих знаний. Вот неясно, а что ты не хочешь делать больше: узнавать новое или учиться думать?

— Сами сказали, что отвечать надо «да» или «нет». А теперь такие сложные вопросы задаёте.

— Ты пока на вопросы совсем не отвечаешь: ни на простые, ни на сложные.

— Почему не отвечаю? Я же не молчу.

— Да, ты не молчишь, но и на вопросы не отвечаешь! А вместо этого уходишь от ответов.

— Никуда я не ухожу. Я как сидел на этом кресле, так и сижу.

Здесь, как говорится, нашла коса на камень, потому что вывести из терпения новых знакомых Булкина было одинаково сложно, как и переспорить его самого.

Странные они были, эти дети Светлой Чуго-Каюнги.

Глава четвёртая
Закон Архимеда

Витя едва дождался окончания процедуры — его никто не предупредил, что она будет продолжаться так долго. А если бы он с голоду потерял все свои оставшиеся силы? Кто бы им на вопросы отвечал?

— Всё? — нетерпеливо поинтересовался Булкин.

Ребята, утвердительно кивнув, повели его на обед.

Передвигались они очень быстро, так что Витя за ними едва поспевал:

— Эй, я не могу бежать за вами с такой скоростью, предварительно не поев. Не гоните лошадей!

— Где ты видишь лошадей? Мы никого не гоним, — ответила Гута.

— Да это так говорят у нас. А лошадей, конечно, никто не гоняет при этом.

— Нам надо проанализировать твоё выражение, — спокойно сказала Гута.

— Анализируйте, раз надо, — ответил Булкин и, не торопясь, продолжил идти за ними.

На обед Витю привели в другой дом, на стенах которого также показывались всевозможные передачи.

В целом это был дом как дом: с окнами, дверями и прочим.

— Ты останешься здесь до завтра, — сообщила Гута.

­– Неплохо! А мультики на стенах показывать всегда будут?

— По твоему желанию.

— А-а! Тогда я желаю, чтобы на стенах моего дома всегда показывали мультфильмы!

— Нам надо тебе ещё по хозяйству кое-что рассказать.

— Да какое-такое хозяйство?

— Например, как приготовить ужин.

— Что значит приготовить ужин? Я никогда этого не делал.

— Вот я и научу тебя.

— Да надо мной потом наши ребята смеяться будут — мальчишка, а девчачьим делом занимается! — возмутился Булкин.

— Я не вижу разницы: есть все одинаково хотят. Если не хочешь, чтобы тебя учили, возьми инструкцию по эксплуатации умной кухни.

— Вот ещё, — буркнул Булкин, с опаской покосившись взглядом на объёмистую инструкцию — читать её он точно не будет. — Ну, хорошо. Только я ничего не буду слушать, пока не перекушу.

— Всё делается в определённом порядке: сначала учатся готовить, а потом готовят. Неужели ты до сих пор не знаешь об этом? — возразила Гута. — Порядок нарушать нельзя.

Булкин едва сдерживал себя от возмущения.

«Учиться на пустой желудок! — негодовал он внутри себя. — Человек голоден, а ему на первое, второе и третье инструкции предлагают?»

Гута, не став дожидаться ответа, принялась рассказывать, как с помощью установленной кухонной техники можно что-нибудь себе приготовить. Кстати, всё оказалось простым и понятным — бегай пальцем по меню, выбирай картинки с блюдом. Вот и всё.

Смущение у Булкина вызвало только то обстоятельство, что блюда на картинках выглядели вроде куличиков в детской песочнице. Получается, что вся еда будет в виде крема?

— Да, — подтвердила Гута. — Это необходимо для автоматизации процессов приготовления пищи и для обеспечения её бесконечного многообразия.

Булкин так хотел есть, что готов был согласиться на еду в любом её виде. Поэтому, быстро выбрав блюдо на экране маленького переносного пульта, он нажал на кнопку с надписью «Приготовить».

Заказать напитки можно было по такой же системе, то есть выбрав из меню, предлагавшего их практически на любой вкус.

Кухонный комбайн деловито начал свою работу: в нём сначала что-то тихо зажужжало, а затем послышались звуки перемешивания какой-то массы.

Уже через пять минут на подставленную тарелку должно было выйти приготовленное блюдо — с заданным вкусом и с заданной, в виде смайликов, формой!

Витя с интересом и нетерпением наблюдал — штука удобная!

«Мне бы домой такую!»

— А вы-то что не заказываете? Перекусим вместе, посидим, поговорим, — предложил Витя девочкам, когда его заказ был готов.

— Мы обслуживаемся и получаем питание на ферме, — ответила Гута.

— Понятно — на молочной диете сидите. Как хотите — было бы предложено, — сказал Витя и принялся за еду.

По вкусу всё было похоже на заказанное им. Трудно оказалось только свыкнуться с мыслью, что всё это придётся есть в виде кремовых куличиков.

— Дельно придумано, — нахваливал Булкин, уплетая крем-кучки со вкусом сырников и запивая их напитком с абрикосово-ананасово-малиново-грушево-яблочно-арбузовым вкусом. — Ух ты, ах ты, все мы космонавты! Я так понимаю, у космонавтов слизали идею с кремами?

— Я анализирую, — произнесла Гута. — Зачем слизывать что-то с космонавтов?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 299