электронная
144
печатная A5
337
16+
След мечты

Бесплатный фрагмент - След мечты

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1478-8
электронная
от 144
печатная A5
от 337

Мое сердце принадлежит тебе. Навсегда…

Пролог

Это было так давно. Все произошло пятнадцать лет назад, но такое ощущение, будто прошла тысяча лет. Время тянется слишком медленно. На самом деле, оно вообще остановилось. Я до сих пор к этому не привык, хоть и пытался. Я многое осознал, многое осмыслил, но все это сейчас для меня уже не важно.

Я понял, что время — бесценный подарок, как и жизнь. Люди постоянно куда-то спешат, гонятся за какими-то иногда недостижимыми целями. Мимо проходит то, что действительно могло бы сделать их счастливыми. Времени никогда не хватает на что-то по-настоящему важное, так как все привыкли думать, что его еще много, но это не так.

Жизнь проходит в суете и повседневных заботах. Редко задумываясь о сущности своей жизни, ее цели, люди и не задумываются о том, какой след после себя оставят, что сделали, что еще смогут сделать. Жизнь всем дана одна, и нужно ценить все, что она дает. Теперь знаю — я был таким же, пока меня не изменила встреча, встреча всего лишь с одним человеком, ставшим таким важным для меня.

Да… Это было давно, но я все помню. Помню все до мельчайших подробностей. Ни один миг не стерся из моей памяти. Я ведь вспоминаю это с того самого дня на протяжении всех пятнадцати лет. Вспоминаю каждую секунду. Да и что у меня есть кроме воспоминаний — ничего. Вновь и вновь прокручиваю яркие картины прошедшего в памяти. Я все помню. Помню все, о чем мы говорили, что мы слышали, что мы вместе видели, над чем смеялись и что чувствовали. Помню каждый ее взгляд, каждую улыбку, подаренную мне, каждое движение. Свежий жасминовый запах ее духов, легкий аромат ее волос. Помню ее изящные руки… Я так любил их. Помню тепло ее рук. Когда было холодно, я согревал их, глупо улыбаясь от счастья. В то время на мою долю выпало так много счастливо-глупых улыбок. Это оттого, что любовь и счастье затмевают разум человека, заставляя совершать безумные поступки.

Обычно мы встречались в крохотном, довольно милом кафе за нашим любимым столиком у стены или возле старинной скамейки в городском парке. Там была маленькая рощица, скрытая от чужих глаз. Мы не любили людных мест, да и они представляли опасность для нас.

На ее лице всегда светилась та самая очаровательная улыбка, смотря на которую сам невольно улыбаешься. Достаточно сказать, что я был просто околдован этой улыбкой. Ее глаза всегда выдавали настроение своей обладательницы. Казалось, ее взгляд пронизывает тебя насквозь. Одевалась она дорого, но со вкусом. Эта девушка могла надеть и простую вещь, в которой выглядела бы шикарно. Ведь в этом была вся она — Дженни! Дженни! Знаете, даже сейчас, когда я произношу ее имя, перед моим взором возникает Дженни, такая веселая и живая, с бесконечно-загадочным взглядом сияющих глаз, с милой усмешкой на красивых губах. Я помню каждую черту ее лица. Она была так не похожа на других. Дженни была самой собой, выделяясь из общей толпы серых масок. Моя Дженни… Вообще-то ее имя Дженнифер, но ей никогда оно не нравилось. Она просила называть ее просто Дженни. Мне и сейчас нравится произносить ее имя.

Я так сильно ценю каждую минуту, каждую секунду, что я был с нею. Теперь я уверен, что это моя судьба. Именно для этого я появился на свет: чтобы встретиться с Дженни, чтобы быть рядом с нею эти несколько таких счастливых месяцев. Это было моей миссией в этом мире, моим счастьем.

Хочу сказать, я не писатель и не поэт, и никогда ими не был. Соответственно, рассказывать ярко и захватывающе, как в каком-нибудь романе, я вряд ли смогу. Это не я, это не про меня. Поэтому моя история может показаться где-то скучной, где-то слишком подробной или непонятной. Но я попытаюсь рассказать ее. Ведь это мое дыхание, мой голос, мое сердце, моя мечта, моя жизнь, моя вечность…

Глава первая

Если бы у меня брали интервью и попросили рассказать о своей жизни, я бы начал именно с этого. Ведь человека проще понять, зная хоть что-нибудь из его детства. Итак, мне шел двадцать второй год. Передо мной стояло столько путей. Мне оставалось только сделать выбор, только решить. Все зависело от меня. Я жил в небольшом городке на юго-западе Англии. Этот городок окружали фермерские поля. Мы жили на главной улице недалеко от магазина и автобусной остановки в небольшом доме небесно-голубого цвета с синей крышей. В нем было три спальни, просторная гостиная, уютная небольшая кухня и белое крыльцо, увитое дикими розами. Дом, в котором родился, впервые начал ходить и говорить, занимает особое место в сердце. Дом, который видел, как ты рос.

В моей памяти сохранилось довольно много воспоминаний из детства. Я помню, когда мне исполнилось пять лет, родители подарили щенка, черного, пушистого с блестящими бусинками черных глаз. Я назвал его Блэки. Сам ухаживал за ним. Позже он провожал меня в школу. Вырос вместе со мной. Когда он состарился, то по-прежнему ковылял за мной повсюду. Мой преданный друг.

Еще есть самое лучшее воспоминание. Думаю, оно есть у каждого. Ведь так? Воспоминание, которое согревает душу в самые лютые морозы жизни, когда сердце начинает покрываться коркой твердого льда. Мое любимое воспоминание — это когда по выходным все были дома. Папа играл со мной и братом в футбол, а мама пекла узорное печенье. Я всегда помогал ей, вырезая формы. Моей самой любимой формой была звезда. Я сначала откусывал углы, а потом съедал середину. Печенье было таким вкусным. Я до сих пор помню его запах и вкус. Поэтому выходные казались мне самыми лучшими, чуть ли не волшебными днями.

Мне нравится вспоминать. Это заставляет работать мозг и помогает не умереть со скуки. Кажется, что совсем недавно я бегал по полю и запускал воздушного змея. Совсем недавно бегал под дождем. Да, еще тогда я полюбил дождь. Вот такие вот воспоминания меня согревают.

Моя семья не была ни богатой, ни бедной. Но мы имели все, что нужно для нормальной жизни. Кроме меня еще есть старший брат — Джейк и младшая сестра Беатрис, или Бетти — всеобщая любимица, которая очень любила мороженое и карусели. Джейк — двадцатипятилетний парень, женился на девушке, с которой встречался еще со школы. Они были счастливы. Бетти тогда исполнилось одиннадцать лет. Я бы не сказал, что нашу семью можно было назвать самой дружной. Мы ссорились, особенно я — с отцом и с братом, но всегда старались уважать друг друга. Мама была единственным человеком, который мог примерить всех нас и создать более или менее дружелюбную обстановку. Родители владели маленькой булочной, после колледжа и брат начал работу там.

Я же был садовником, обычным садовником. Конечно, это не было моей мечтой, но в нашем городе на кого-то другого, кроме повара, садовника, ветеринара и механика, выучиться нельзя было. Когда я окончил школу, Бетти сильно заболела. Все деньги ушли на лечение, поэтому и речи не могло быть о том, чтобы ехать учиться в другой город.

Главной же моей страстью была музыка. Отцу это не нравилось, но мама поддержала меня, когда я захотел пойти в местную школу искусств. С отличием окончив ее по направлению пианино и скрипка, мечтал поехать в Лондон, чтобы играть в оркестре. Но это были всего лишь мои мечты, мои воздушные мечты, которым не было суждено исполниться. Мы не располагали такими средствами. Да если б у нас и имелось столько денег, то никто бы не потратил их на «пустые детские мечты», как выражался отец. После я уже перестал мечтать об этом. Только иногда позволял себе это, когда появлялось немного свободного времени.

Дома у нас стояло старое-престарое расстроенное пианино, которое отец грозился выбросить, так как оно, по его мнению, занимало много места. Раньше оно принадлежало моему дедушке. Я помню, как он играл. Меня завораживала его музыка. Я мог целыми часами стоять и слушать, совершенно ни о чем не думать, полностью отдаваясь во власть музыки. Когда я научился играть, мы играли на пианино вместе. Наверное, от него ко мне перешла любовь, даже страсть, к музыке. Я был словно одержим ею. Кое-как играл на пианино, когда оставалась свободная минута. На самом же деле я мечтал играть на скрипке. Она была в моих руках всего пару раз. Поэтому я всегда с обожанием и даже, можно сказать, с завистью смотрел на скрипачей. Скрипки у меня не было и быть не могло.

На улице стояла весна 2013 года, а точнее май, ну а если еще точнее — почти конец мая, когда я решил уехать в другой город. Самое подходящее время, чтобы перелистнуть страницу жизни. Вначале я даже не знал, куда точно поеду. Очень глупо, наверное. Просто эта мысль возникла у меня в голове примерно месяца два назад. И с того самого времени я начал постоянно думать об этом. Не знаю, что именно послужило причиной такого решения. Может, я решил уехать в надежде хорошо подзаработать, а, может, увидеть хоть что-то новое, помимо нашего городка. А еще, может быть, потому, что я просто хотел расстаться с прежней жизнью.

Я стоял на железнодорожном вокзале с билетом, зажатым в руке, и с небольшим рюкзаком за плечами, и ждал поезд, идущий в Бристоль. Вдалеке слышались его свистки. Почему именно этот город? Я даже не знаю. Не знаю, что заставило меня купить билет туда. Может быть, это судьба? Может быть, мне и суждено было испытать все это. Но как бы то ни было, я нисколько не сожалею, что приехал именно в Бристоль. Ведь то время было самым счастливым временем в моей жизни и в жизни Дженни. Она всегда говорила мне об этом. А я говорил ей. Тогда я действительно жил и… любил. Это была первая любовь в моей жизни. Первая и последняя… Но не буду сейчас об этом, все по порядку.

Поезд приближался к Бристолю, одному из развитых городов Англии. Я никогда не уезжал далеко от городка, в котором жил. Поэтому много времени провел, глядя в окно. За окном вагона слабые желтые солнечные лучи освещали небо и землю. Меня же переполняли разные чувства. Я ощущал радость и волнение. Радость потому, что меня ждала новая жизнь, новые возможности. А волнение? Я чувствовал волнение оттого, что не знал, как устроится эта моя новая жизнь. У меня было совсем немного денег, поэтому я беспокоился, что могу остаться на улице без крыши над головой в совсем незнакомом городе. Хоть я и нашел в Интернете подходящие хостелы Бристоля, все равно было тревожно.

Поезд остановил ход. На перрон повалил поток пассажиров. А мне спешить было некуда. Я же сошел почти последним. Часы под крышей вокзала показывали одиннадцать утра. На железной дороге пахло машинным маслом и еще чем-то непонятным. Этот запах распространялся далеко от вокзала и, казалось, окутывал каждого невидимым покрывалом.

Город встретил меня волной теплого свежего воздуха, желтыми солнечными лучами. По бледно-голубому небу, залитому чистым светом, медленно плыли многочисленные пушистые облака. Такая погода была совсем нехарактерна для этой части Англии. Я удивился. «Замечательная погода! Это кое-что значит», — промелькнула мысль у меня в голове, заставив на мгновение улыбнуться. Но тем временем ее оттеснила другая, более важная: мне нужно было найти какой-нибудь хостел из тех, что я присмотрел, чтобы не ночевать на улице. Все адреса я записал в свой блокнот.

Передо мной встала задача найти автобусную остановку. Вокруг меня толпилось так много людей. Кто-то приехал, кто-то уезжал, кого-то встречали или провожали родственники, друзья. А кто-то был один, как я. Тут невдалеке я увидел Бена, Кэтти и их сынишку Сэма. Мы вместе ехали в поезде, любуясь проплывающим мимо пейзажем юго-западной Англии, постоянно шутили, смеялись. Особенно интересно мне было с Сэмом. Ему было всего семь, но он такой смышленый и жутко любопытный. Я постоянно привлекал всю свою фантазию, чтобы отвечать на многочисленные, следовавшие один за другим вопросы мальчишки. Эта семья приехала из близлежащей деревни к родственникам. Вдруг я заметил, что Сэм смотрит по сторонам, будто ищет кого-то. Его взгляд остановился на мне, он улыбнулся. У Сэма не было переднего зуба, поэтому выражение его лица казалось особенно забавным. Мальчик помахал мне рукой. Я тоже улыбнулся и помахал ему в ответ. Замечательный мальчишка! Может быть, мы еще встретимся. Тут я потерял его из виду. Ах, да! Остановка. Я решил спросить у пожилого мужчины.

— А куда вам нужно? — спросил он, мужчина лет пятидесяти. Коричневый пиджак, не первых лет, черные брюки.

— Мне нужно на Уайт-стрит.

— А, ну вам нужно перейти дорогу, вот там остановка.

— Спасибо, — только сейчас я заметил легкий ирландский акцент в речи этого человека. Перешел дорогу. В это время подъехал какой-то автобус. Но он оказался не тем, что мне был нужен. Минут десять я ждал. Наконец подъехал мой автобус. Я заплатил за проезд, сел на свободное место и начал с восхищением рассматривать городские здания, людей, витрины магазинов, многочисленные кафе и рестораны, мимо которых мы проезжали. Сосед, который сидел рядом со мной, оказался не очень разговорчивым, поэтому на протяжении всего пути я наслаждался тишиной. Ехали полчаса примерно.

— Сейчас будет твоя остановка, — сказала мне женщина, у которой я вначале спросил, где мне выходить.

— Спасибо.

Тем временем автобус свернул за угол и остановился. Я вышел. Увидел номера домов. Мне еще нужно было пройти дальше по улице. Так много людей, машин. Шум.

И вот передо мной здание, так сказать, совсем непохожее на хостел. Это действительно был «самый недорогой». Над входной дверью висела табличка с выведенным на ней большими красными буквами названием «Хостэл Пристань». Название, конечно, очень подходящее. Оно мне сразу понравилось. Само здание, где размещался хостел, представляло собой невысокое трехэтажное строение, когда-то бывшее жилым, так как по обеим сторонам находились жилые подъезды. Когда-то выкрашенное зеленым цветом, оно сильно теперь потускнело. Коричневая крыша, небольшие пластиковые окна. В общем, это дешевый хостел с самым, что ни на есть, подходящим названием.

Я вошел. Внутри вид оказался намного приличнее, чем снаружи. На первом этаже, кажется, находилось что-то похожее на столовую или кафе. За небольшими столиками из красного дерева сидело несколько человек. На потолке висела большая стеклянная люстра. Подойдя к стойке, я спросил, нет ли свободных номеров у полной женщины средних лет, одетой в темно-синее платье с короткой прической из светлых волос.

— Вы хотите снять у нас номер? — ее голос был довольно громким, но слышались нотки добродушия, — на какой срок?

— Да, самый недорогой, небольшой. Давайте пока на месяц.

— Хорошо. Сейчас посмотрю, — она повернулась и вошла в дверь, которая находилась рядом, в углу. Не прошло и минуты, как эта женщина — она оказалась хозяйкой заведения — вышла, держа в руке небольшой ключ.

— Вам повезло, мистер… — делая ударение на последнем слове, она приподняла бровь.

— О, Бейкер.

— Так вот, я говорю, вам повезло, мистер Бейкер. У нас оказалась свободной последняя комната на самом верху.

— Какова плата за нее?

Женщина сказала. Это показалось мне дорого, но я же не знал, сколько стоит проживание в других хостелах. Я согласился, отдал деньги, хозяйка зарегистрировала меня.

— Вот ключ. Как подниметесь на третий этаж, идите направо в конец коридора. Там и находится ваша комната, — взял ключ.

— А, и еще, если что-то нужно будет узнать или… В общем ищете миссис Коллинз, то есть меня, — хозяйка дружелюбно улыбнулась.

— О, спасибо, буду знать.

В углу помещения располагалась лестница, по которой я и поднялся на третий этаж. Попав в длинный коридор, пошел в самый его конец. В коридоре стены были выкрашены голубой краской, по обеим сторонам располагались одинаковые двери номеров. Я подошел к последней двери, которая находилась по правой стороне. С трудом открыл ее, видимо, замок был не в порядке. Из комнаты на меня пахнуло затхлостью, чем-то старым и теплым. Вид, открывшийся передо мной, оказался не так страшен, как я его себе представлял. Комната оказалась очень маленькой. В ней помещалась только узкая кровать, небольшой письменный столик, стул и очень старый шкаф. Кровать стояла в левом углу комнаты. В изголовье кровати, немного правее, было небольшое окно, под окном — письменный стол. Справа от двери стоял шкаф. Первым делом я решил проветрить комнату. Открыл окно, впустив свежий ветерок, который принес на своих крыльях запах и шум города. Постояв немного возле окна, я лег на кровать. Она недовольно скрипнула. Мне нужно было обдумать, что делать дальше. Часы показывали час дня. Я так устал. В голове до сих пор стоял стук колес поезда. Прикрыл глаза, а когда открыл, то увидел на стене красные лучи заходящего солнца.

Я проспал около семи часов. Вначале не понял, где нахожусь. Так бывает, когда первый раз просыпаешься в незнакомом месте. Но потом все восстановилось у меня в памяти. Я в Бристоле. Я в большом городе. Тяжело вздохнув, я поднялся с кровати и спустился вниз. Очень хотелось есть. Когда спускался по лестнице, она чуть слышно скрипела. Но в тишине этот скрип казался довольно громким. Внизу, в дешевых люстрах, горел свет, собирались постояльцы. Большая часть столов оказалась занятой. Заметив свободный одинокий столик в углу возле окна, выходящего на улицу, поспешил к нему. Мне нравится наблюдать за людьми. Заказал ужин. Минут через пятнадцать мне принесли его. Здесь находилось много людей, а официантка, похоже, была всего одна. Так что я и не подумал возмущаться. Она, кстати, выглядела очень хрупкой девушкой. Не представляю, как могла со всем справляться.

— Привет. Недавно заехал? — девушка, на которой была синяя форма и фартук, поставила поднос и с завидной ловкостью начала переставлять тарелки и чашку с него на стол.

— Привет. Да сегодня. Что, так заметно?

— Да, хочешь или нет, все равно все лица запоминаются.

Сама девушка не отличалась очень уж примечательной внешностью: короткие светлые волосы, голубые глаза, слегка крупноватый нос, небольшой рот. Татуировка в виде маленькой ящерки на плече.

— Я, кстати, Джесс, — она улыбнулась.

— Я — Эдриан.

— Ну, ладно, Эдриан. Пойду, я тут, как видишь, нарасхват. Приятно было познакомиться.

— Мне тоже, — Джесс ушла.

Я посмотрел на стол. Ужин состоял из супа, какого-то салата, в котором я опознал только помидоры, сдобных булочек, ароматно пахнущих, и чашки горячего кофе. Запах этих только что испеченных булочек мгновенно распространился вокруг меня. Я понял, что никогда не был так голоден. Расправляясь с ужином, я думал о том, что буду делать завтра. Первым делом, мне нужно найти какую-нибудь работу. Денег у меня было немного, поэтому нужно было поторопиться.

Когда с ужином было покончено, еще пару минут я сидел за столом. Вокруг меня один за другим менялись лица окружающих. Немного понаблюдав за ними, я встал и поднялся к себе в номер. Окно по-прежнему оставалось открытым. Из-за этого в комнате стало прохладно, исчез тот затхлый запах. Я видел огни уличных фонарей, огни города, слышал сигналы и шум автомобилей. Наверное, этот шум будет мне мешать. Этот город был чужой для меня, в нем все казалось чужим: даже небо чужое, даже чужой воздух. Я ощутил это, как только приехал. В нашем городке было намного тише. Но, думал, что через некоторое время привыкну. Я закрыл окно, засунул свой рюкзак с немногочисленными вещами под кровать, снял свой старый коричневый пиджак, взял ноутбук и лег на кровать. Снова скрип. Подумал, что скоро привыкну и к нему. Не переставал думать о завтрашнем дне. Я был готов наняться на любую работу. Поэтому решил поискать в интернете какие-нибудь вакансии. Остановился на вакансии рабочего на стройке. Записал номер, чтобы позвонить на завтрашний день.

Проснувшись рано утром и наспех позавтракав, я позвонил насчет работы. Мне сообщили, что рабочие нужны и дали адрес. Решил начать в этот же день. На улице меня встретил май и его тепло, и его особый ветер. Воздух вокруг был переполнен разными запахами: надежды, свободы и немного запахом моря. Были еще какие-то запахи, но я их не знал. Мимо меня проезжали машины, проходили прохожие, но людей все равно пока было не так много. Ощущалась прохлада и свежесть. Получше застегнув куртку, я медленно пошел вдоль улицы. Никогда не был в больших городах. Это являлось причиной удивления на моем лице. Так много строений, людей и вся эта суета.… Засмотревшись на яркие витрины магазинов, баров, ресторанов и кафе, бизнес-центры я чуть было не попал под колеса автомобиля.

— Эй, смотри на дорогу! — прокричал водитель в открытое окно, просигналив, я еле успел отбежать. Автомобиль пронесся вдоль улицы и завернул за угол. Так я прошел улицы две, наверное. Людей к тому времени стало больше. Видел кое-где, как мальчишки что-то громко выкрикивали и раздавали какие-то листовки. Мне нужно было в центр города. Спросил у одного паренька, в правильном ли направлении я иду, оказалось, иду, куда нужно. Сейчас не помешал бы навигатор, ну или хотя бы обычная карта. Вскоре здания начались еще выше, еще больше появилось магазинов. Повернув на очередную улицу и немного пройдя, я увидел недостроенное здание, груду камней, кирпичей, досок. Там было очень шумно и было много людей. Я подошел к мужчине, который мне казался похожим на управляющего, и сказал, что я звонил насчет работы и пришел заключить договор. Он позвал какую-то женщину, она принесла договор, я все подписал.

— Конечно, рабочие руки нам нужны. Приступаешь к работе с завтрашнего дня. Будешь хорошо работать, неплохо и платить буду.

Вот и все, все просто. Впоследствии я узнал, что этого человека зовут Дик Крейли.

— Спасибо.

Я радостный пошел обратно. В «Пристань» я вернулся уже за полдень. Уставший и голодный, я быстро поел и только хотел встать и пойти немного отдохнуть, как появилась миссис Коллинз, вытирая руки о передник.

— Где же вы провели столько времени, мистер Бейкер? — всех своих постояльцев она знала по имени.

— Ох, миссис Коллинз, я искал работу. Кстати, булочки были просто восхитительны!

— Ну и мастер вы на комплименты, мистер Бейкер.

— Эдриан. Зовите меня Эдриан, пожалуйста.

— Хорошо, как пожелаешь. Ну, так нашел что-нибудь, Эдриан?

— Да, кажется. Уже завтра мне предстоит работать на постройке какого-то здания.

— У мистера Крейли?

— Да, вы его знаете?

— Слышала о нем. Еще слышала, что он очень строг со своими работниками. Тяжеловато там. Жилой дом, похоже, строят

— Ох, миссис Коллинз, что же мне еще делать, деньги-то мне нужны.

— Да уж, ты прав, Эдриан, нужны, как и всем нам. А кем же ты работал до того, как приехал сюда?

— Я был садовником.

— Оу…, — миссис Коллинз, видимо, была удивлена. — Прости. Редко встретишь садовника. И теперь будешь работать на стройке?

— Ничего. Я не побрезгую любой работой. Конечно, я бы не прочь вновь быть садовником. Заниматься тем, что я умею.

— Знаешь, что…, — миссис Коллинз задумалась. — У меня есть одна знакомая, которая работает у одних богачей. Может, кому-нибудь из них нужны садовники.

— Я был бы вам очень благодарен, дорогая миссис Коллинз.

— Тогда я спрошу сегодня у Молли. Она обещала зайти ко мне на чашечку чая. Ох, ну и заболталась я с тобой, молодой человек. А мне еще столько всего сделать необходимо, — и всплеснув в притворном негодовании руками, миссис Коллинз ушла. Быстрая смена настроения и поведения была обычна для этой женщины. Я же поднялся наверх, в свою маленькую комнатку, открыл окно. Я так любил свежий воздух, который тут же плавно ворвался в комнату. Немного полежав на кровати, я встал и, спустившись вниз, отправился бродить по городу.

Вернулся я лишь к вечеру, едва не пропустив ужин, за которым ко мне подсели два паренька примерно моего возраста. Они оказались моими соседями, жили в соседней комнате. Рыжего парня звали Клайв, а худого высокого, с темными, как у меня волосами — Алек. Клайв постоянно шутил, а Алек почти постоянно был серьезен. Не понимаю, как такие разные и внешне и внутренне люди, могли быть друзьями. Но ведь недаром говорят — противоположности притягиваются. Они, также как и я, приехали в Бристоль, чтобы подзаработать, еще три месяца назад. Работали они в другой части города. Проведя с ними время до одиннадцати часов вечера, я отправился спать, мгновенно погрузившись в сон без сновидений.

Наутро, позавтракав, я со свежими силами отправился работать. Ох, ну и трудный же это был день. Кого я только не вспоминал. После такого дня путь в хостэл оказался для меня бесконечно долгим. Рук, впрочем, как и ног, я совсем не чувствовал. Моя голова была не способна думать. За ужином (теперь я ужинал с моими новыми друзьями) я так и не пришел в себя. Как только я вошел в свою комнату и прислонил голову к подушке, сразу же погрузился в сон, в сон без сновидений. На следующий день было то же самое.

Прошла неделя. Теперь я уже не так уставал как прежде. Но все равно было тяжело. За это время у меня сложились очень теплые, дружеские отношения с миссис Коллинз. Ее, кстати, звали Шелли. Она оказалась добродушной, веселой женщиной. И теперь всегда припасала для меня самые свежие булочки.

Глава вторая

Деревья покрылись зеленью, в воздухе чувствовался приятный, свежий запах цветов. Я не знаю, откуда ветер приносил этот запах. Наверное, с полей, находившихся близ города, но было приятно вдыхать запах природы.

После завтрака я решил прогуляться в центральную часть города. Это вошло в привычку. Было воскресенье, я не работал. Из-за этого мне снизили оплату, но я не мог не отдохнуть раз в неделю. Как обычно, я надел легкую коричневую куртку, голубоватую клетчатую рубашку и джинсы. Одиннадцать утра, и я в самом прекрасном расположении духа медленно брел по тротуару. Людей было не так много, как в будние дни. Но, тем не менее, улица постепенно все равно стала похожей на узкий туннель, заполненный людьми, такой своеобразный муравейник. Все куда-то спешили, разговаривали о чем-то.

Мимо меня быстрым, семенящим шагом прошла молодая женщина в светло-синем, вернее, в темно-голубом платье. Позади нее — женщина постарше с прелестной белокурой девочкой на руках. Быстрым шагом пересекал улицу невысокий лысоватый мужчина в коричневом пиджаке, темных брюках с черным портфелем в руках. Ему можно дать лет пятьдесят. Хотя если судить по тому, как быстро он идет, то, я уверен, что он моложе. Две пожилые женщины, обвешанные старыми драгоценностями, остановились у светофора, не решаясь выйти на дорогу.

Я остановился, медленно, даже лениво обводя все и всех взглядом. Почему-то мой взгляд задержался на двери роскошного магазина «Стиль» недалеко от меня, из которого в этот момент вышла женщина крепкого телосложения в дорогом голубом прямом платье чуть ниже колен и направилась к автомобилю. Вслед за ней тащился худой молодой человек с огромными пакетами. Вероятно, он доставлял покупки этой дамы.

Двери открылись вновь, и тут я увидел ее. Она выглядела симпатичной, даже очень привлекательной. Я видел девушек намного красивее ее. Но в ней было что-то особенное; что-то, что не могло заставить меня отвести от нее взгляда. В животе скрутился тугой узел так, что мне было трудно дышать.

Небольшого роста, со светло-русыми волосами, тщательно уложенными в какую-то искусную прическу. Дорогое, уверен, сшитое по последней моде, бледно-желтое платье, до колен, с полоской белого атласа на «V» -образном вырезе и на рукавах. Такого же бледно-желтого цвета небольшая сумочка, белые босоножки на каблуке, вероятно, доставленные прямо из Парижа. На руке надеты маленькие белые часики, в ушах — золотые сережки в виде небольших подвесок. В общем, эта девушка выглядела роскошно, богато.

Я стоял совсем близко к ней. Кажется, даже уловил легкий, цветочный запах ее духов. Поэтому удалось рассмотреть небольшой аккуратный нос, четко очерченные, накрашенные бледно-розовым цветом губы. С такого расстояния я не увидел цвета ее глаз. Она же спокойно смотрела на прохожих, пока шла к машине. Ее взгляд казался совсем не похожим на другие взгляды, которые я видел сегодня и вообще когда-либо. Было определенно что-то особенное в спокойном выражении ее лица, в ее легкой походке.

И вот когда изящная фигурка исчезла в белом автомобиле, я осознал, что все еще стою посреди тротуара, мешая прохожим идти. Машина с девушкой удалялась все дальше и дальше, а я просто стоял и смотрел вслед. Еще немного пройдя вперед, я завернул за угол и оказался на центральной площади. Там было еще больше людей, самых разных, одни лица сменялись другими, а я все бродил и бродил. Я не совсем понимал, что со мной происходит. Казалось, будто в одно мгновение из головы буквально улетучились все мысли. Перед глазами то появлялось, то исчезало желтое платье, светло-русые волосы или спокойное выражение этого с тонкими чертами лица.

Уже поздно вечером, сидя на кровати в своей комнате, я вновь вспомнил о той девушке. Я понял, что думал о ней весь день, с того момента, когда увидел ее. Кто она? Возможно, единственная дочь какого-нибудь богача. С такими мыслями я лег спать.

Прошло несколько дней. Я все время приходил на ту улицу, где увидел девушку однажды, надеясь встретить ее вновь. Но она там больше не появлялась. А я так хотел увидеть ее.

В один из обычных трудовых дней, измученный, я возвратился в гостиницу, меня ожидала миссис Коллинз с замечательной новостью.

— Ох, Эдриан, ты не представляешь, что я тебе сейчас расскажу.

— Добрый вечер, миссис Коллинз. Что-то насчет ваших замечательных подруг? — иногда во время ужина или завтрака она мне рассказывала про них.

— Эдриан, почти угадал. Дело касается одной из них.

— Так что же, дорогая миссис Коллинз?

— Не поверишь, моя хорошая знакомая, та, про которую я тебе говорила, миссис Браун, нашла для тебя должность садовника в одном из самых богатеньких домов города.

— Правда?! Так быстро… Я действительно не могу поверить. Если так, то передайте ей, пожалуйста, что я очень благодарен. Где же находится этот дом? — я был так рад.

Миссис Коллинз все подробно объяснила мне. Оказалось, что хозяином является мистер Джеймс Далтон, известный и процветающий тридцатилетний бизнесмен, занимающийся торговлей, весьма высокомерный. Женился он год назад на очень молодой девушке Дженнифер Уотсон. Она тоже из богатой и известной семьи. Его жена занимается благотворительностью. По словам миссис Браун, ее боготворили все служащие дома. Сам дом был роскошным особняком, находившимся в элитном районе за городом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 337