электронная
200
печатная A5
331
12+
Слава Слову

Бесплатный фрагмент - Слава Слову

Очерк о происхождении языка

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0053-2306-4
электронная
от 200
печатная A5
от 331

ОТКРЫТИЯ ХХI ВЕКА

Леонид ПИСАНОВ

Владислав ПИСАНОВ

Слава Слову

ОЧЕРК О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯЗЫКА

Данная книга являет собой сборник статей двух филологов, отца и сына — Леонида и Владислава Писановых, которые исследуют этимологию русской речи с точки зрения протолингвистики с начала ХХI века. За это время ими опубликованы монографии: «Великая тайна первородного слова» (Челябинск, «Пресс-мастер», 2004); «Тайный код русской речи» (Челябинск, «Труд-Регион», 2008); «Тайный код русской речи. Этимологический словарь» (Челябинск, «Труд-Регион», 2009); «Тайный код русской речи. Генетика слова. Трактат» (Челябинск «Труд-Регион», 2011).

Статьи опубликованы в ряде сборников Университета библиознания и информационных технологий (Болгария, София) и в сети интернет.

АНТРОПОЛОГИЯ… РУССКОЙ РЕЧИ

Это не эзотерика, не игра слов, не фантазирование — все доводы основаны только на фактах языка, типизации лексики и её фонетической структуры. Свой метод этимологии мы назвали археолингвистическим, так как он позволяет проникнуть в исторические глубины языка.

Главное, что язык начинался не со слов, а с понятий, слова появились позднее. Наш метод не только языковедческий, но имеет прямое отношение к антропологии. Вот яркий пример. Почему есть названия НОГТИ и КОГТИ? Расшифровка этих слов (см. ниже) точно указывает на прямохождение человека в период возникновения речи.

Учёными Болгарии наша концепция признана оригинальной, напечатана в научном журнале на болгарском, русском и английском языках. Мы опубликовали двухтомник под названием «Тайный код русской речи. Генетика слова» и «Этимологичский словарь. Анти-Фасмер». Наш метод доказывает самобытности и единые древние истоки славянской речи, давшей начала многим языкам мира. Хотя официальная лингвистика (этимология) утверждает, что едва ли не весь русский язык заимствован.

Откуда она? Человеческая речь. Каждый этимолог ищет свои пути-дороги к прошлому языка. А это не просто. В пучине тысячелетий скрылись первородные звуки человеческого голоса, создававшего взаимосвязь между людьми. Какие были первые звуки? Сколько их было, смыслонесущих? Как они складывались в слова?

Кто ответит на эти главные вопросы? Никто. Кроме самого языка. А для этого надо снять с него наслоения веков и найти не сегодняшнее слово, а тот язык древнего человека, который должен быть далеко непохожим на нынешний.

Как это сделать? Археологи ищут свои артефакты с помощью кирки и лопаты. Эти инструменты в лингвистике не годятся. Но в распоряжении языковедов — язык, который шёл беспрерывно от первого смыслонесущего звука до наших дней, огромный научный опыт изучения языков и логические аргументы.

И — факты. Факты русского, славянского языка. Мы их предоставим воочию, и вы сами убедитесь.

ТРАЕКТОРИЯ ЗВУКА

Этимологический смысл исследования языка видится не в раскладке по полочкам ассортимента мирового запаса лексики. Логичнее рассматривать язык как носителя информации из прошлого, как субстанцию человеческого производства. Ведь траектория развития его дошла до наших дней от первого осмысленного человеческого звука. Это единственная связь времён. Всех времён от сотворения речи. Звуковая генетическая цепь пролегла через тысячелетия, но она не оборвалась, как не оборвался род человеческий.

Язык — это его звуковой двойник, они одного возраста и взаимозависимы. Мы находим артефакты людей каменного века — каменные ножи, наконечники стрел, глиняную утварь… Они примитивны в нынешнем понимании. Речь Homohabiens должна соответствовать степени его развития. И, если материальные сведения о прошлом отрывочны, случайны, то траектория человеческого звукового понятия непрерывна, и в сути своей должна нести элементы изначального становления. Язык, конечно, изменился, но всё же он остался тем же, например, славянским языком. Если бы он изменился в сути, в корне, в облике, то это был бы другой язык. Но все славянские языки подтверждают его неизменность. В языке много «немотивированных» слов, неизвестно откуда взявшихся, словно искусственно придуманных. Кто придумал слово ДОЖДЬ? Никакой мотивации! МОВА укр. — речь, язык, КОЩА блг. — изба… А идиомы? Ни в зуб ногой! Через пень колоду. Всё это посланцы прошлого — нашего прошлого. Раз они есть, значит, они были. Но какими? Здесь и зарыта собака. Немотивированный слой — тайна речи.

Известный исследователь Е. Курилович в книге «Лингвистика и теория знака» с удивлением восклицает: «Между расчленением семантической структуры на семантические единицы (элементы) и звуковым анализом лежит пропасть, которая даёт возможность осознать, насколько глубоки различия между фонологией и семантикой. Расстояние, разделяющее их, столь же велико, сколь и то, которое лежит между элементами архитектурного стиля и физико-химическими свойствами материала, использованного для какого-либо сооружения!».

О свойстве этого материала — звука и должна пойти речь, а семантика — тот самый архитектурный стиль, выгравированный веками. Раскрыть это различие — не просто, но в этом и есть призвание науки, раскрывать нераскрытое. Имеет ли звук физико-химические свойства? Абсурд! И всё же он имеет свои специфические свойства, которые генетически сохранились, благодаря непрерывности траектории речи.

ГЕОМЕТРИЯ ЗВУКА

Звук — естественное явление природы, фонема — лингвистический термин. Так что извлечённое древним человеком звуковое понятие — натуральный звук, входящий в ухо. Значит, звук был естественным материалом в строении человеческой речи. А, чтобы построить речевое сооружение, требуется разнообразный звуковой материал, из которого можно было бы выстроить звуковую логическую конструкцию. Кто же придумал первый звуковой кирпичик? А, может быть, просто вложил в фундамент природный камень — обработанный звук?

Многие языковеды считают, что первоязык начинался с междометий. Пусть так. В этой гипотезе есть свой резон. Но мы рассмотрим это явление практически. Возьмём самое известное междометие «АУ!». Оно состоит из двух составляющих. Есть основание считать, что А — забор воздуха в лёгкие, так как в этом состоянии звук А не будет громким. Весь смысл падает на гласную У. Именно этот звук создаёт призыв «Я здесь!». Это оригинальный звук, другой его не сможет заменить. То есть для создания смысла призыва нужен звук именно этой формы. Чтобы сконструировать её человек должен собрать свои губы вместе, сузить расстояние между ними и пропустить струю воздуха. Вот форма звука У материальная, человеческая, конструкция, которая создала понятие «узость», а оно вошло в разные формы лексических единиц. Например, РОТ по-болгарски и древнерусски УСТА — тоже сужение губ (рус. КУСАТЬ) — во всех понятиях ведущий звук У. Это — гласная.

А, если начнём конструировать звук П, то плотно сожмём те же губы. Нам известен один бурят, искусный кузнец, но глухонемой. Он, внимательно следя за губами говорящего, отлично понимал о чём идёт речь. Самое любопытное — он понимал таким образом и русскую, и бурятскую речь. То есть форму звука ему заменяли абрисы губ говорящего. Если бы он слышал, то же самое он понимал бы с помощью звука.

Таким образом, например, форма звука У наглядна в произношении нынешнего человека, но она была та же и в каменном веке. Даже, если было произношение ОУ, всё равно звук У играл первую скрипку. Пример не единичен. Несомненно, эти конструкции изобрели прапредки, значит, траектория формы и понятия звука шли через века, не теряя смысла, и были использованы в разных речевых конструкциях. Это исторический факт или лингвистический артефакт. В хаосе звуков есть те, осмысленные, что стали первыми звуками речи. Но чтобы понимать даже один звук, надо уже иметь зачатки мыслительной деятельности. Всё живое начиналось с эмбриона, постепенного его развития. Опыт приспособления звука к практике общения накапливался, возможно, столетиями, если не тысячелетиями. Мысль и язык во взаимодействии шаг за шагом постигали новые реалии жизни, расширялся арсенал звуковых средств общения. Человек становился Homosapiens. Дошедший до нас факт изначальной речи даёт основание считать, что язык создателя-человека не исчез в пучине прошлого, а является прототипом нашего языка.

ЧЕЛОВЕК — МЕРИЛО ВСЕХ ВЕЩЕЙ

Ещё в V веке до нашей эры философ Протогор высказал эту мысль. Нам представляется, что первым осознанием мира древними людьми было осознание функций собственного организма человека. Звуки речи как формировались издревле, так и формируются сегодня с помощью языка, губ, зубов… словом, всего рта.

Звук О мы и сейчас издаём с удивлением, а порой и со страхом. Это был крик человека, который мог увидеть пожар в лесу. Звук О стал первым сигналом для других. Кричим АУ! Это значит «Я здесь!». Разве это не язык? Междометия могли стать условным сигналом, знаком. О — Открытие рта, У — сУжение губ. Даже эти слова несут в себе понятия О и У. Фонема П родилась от Плотно сжатых губ, создало понятие «плотность». В — Вхождение зубов в губу. Л — Лизать, продвижение языка, скольжение. Т — Твёрдость, Тупик. К — Касание, приближение. Е — Есть, Еда, Ехать — движение…. То есть форму звука создаёт артикуляция в ротовой полости. Рот — конструктор каждого оригинала. Всё это было в начале человечества, есть и сейчас. Исторический Факт.

И, если мы признаем смыслообразующую роль каждого звука речи (фонемы), тогда мы вправе считать, что траектория осмысленного звука одолела многотысячелетнее расстояние, дошла до нас и донесла принцип конструкции фонем.

Было бы наивно утверждать, что древние предки сразу создали лексику нынешнего толка, тогда бы не было немотивированных слов. Потому важно найти те изначальные звуки речи, которые образовали первые понятия и заложили фундамент всеобщей коммуникации. А для этого надо найти те законы и каноны, по которым развивалась речь, то есть систему взаимодействия звуков доисторического языка. А она должна быть, иначе язык не состоялся бы, рассыпался бы в превратностях жизни.

Часть языковедов считала естественным развитие языка — эволюционное. Ещё в конце 18 века учёный Фихте, оспаривая божественное начало языка, писал, что «целые тысячелетия должны были пройти, прежде чем „праязык“ сделался языком для уха, т.е. инстинктивные звуки превратились для самого говорящего и окружающих в символы, элементы речи».

Учёный Ренан утверждал, что изучаемые законы, пришедшие из далёкого прошлого: «Это уже не гипотеза, а факт очевидный». Далее он пишет: «Так как произвол не мог иметь никакого места в изобретении и образовании языка, то потому не существует между нашими самыми испорченными идиомами ни одного, который бы не имел прямого генеалогического отношения к какому-либо из языков, коими говорили праотцы рода человеческого» (А. Л. Погодин. «Язык как творчество. Происхождение языка» М.2001. Стр. 449—452) В этом случае идиомами он считал те слова, которые потеряли связь с первородным значением и стали фактом современного языка, что наглядно нами демонстрируется во всём словарном составе. А если в целом, то всякое слово, потерявшее древнее значение — уже идиома. ПЛОТ — идиома, так как она раньше означала не сооружение из брёвен, а свойство «плот-ность» — ПЛОТО-НОСТЕ — носящий плот.

ЗАКОН ВОСХОДЯЩЕЙ ЗВУЧНОСТИ

Форма звука речи — не единственный факт древности, дошедший до нас. Учёные замечали разные явления в языке, что пришли «неизвестно откуда». Например, мотивация чередования звуков в словах. Это отголосок прошлого языка. Правила чередования зафиксированы, но не объяснены. Однако это один из важнейших факторов преобразований в языке.

Многие учёные-языковеды находили отголоски прошлых особенностей. Упомянутый выше учёный Ренан считал (и не только он), что «гоняться за древней филологией не стоит, так как она ушла в недосягаемое прошлое, но какие-то процессы, следы древних законов, которые действовали в пору зарождения языка в той или иной мере сохранились, и должны изучаться». Так, по самым древним письменным источникам, диалектам учёные установили тенденцию восходящей звучности. Вот, как об этом отзывается д. ф. н. профессор МГУ А. Ю. Милитарёв в статье «Прото-балтийский диалект»: «Затем язык (славянский) буквально преобразился под влиянием уникального закона восходящей звучности (ЗВЗ), после чего он стал непонимаембалтами и пошёл дальше по своему пути. Чем вызвано появление этого интересного фонетического закона — не всё ясно. Когда начал действовать этот закон? Тоже неизвестно. Это могло быть при разрушении лужицкой культуры».

Восходящая звучность в корне преобразила язык, создала тот барьер к истории слова, который мы называем «немотивированным» слоем лексики.

Теория слогораздела была разработана Р. И. Аванесовым, однако все его и работы последующих авторов исходили из существующей грамматики и её особенностей, хотя они стремились анализировать и протославянские изменения внутрислоговой звучности. Это навело нас на мысль, что тенденция восходящей звучности идёт от начала образования языка, а до современности дошёл лишь её отзвук: МЕСТЬ — ВОЗМЕЗДИЕ. Но, если посмотреть на хронологию ретроспективно, по нисходящей звучности, то траектория приведёт к глухости. Не по этой ли причине слова озвончались, уходя от глухих согласных? Отсюда и чередование звуков. Ухватившись за этот закон, мы стали искать примеры снижения звучности. За эталон взяли русский язык как равный среди славянских, но фактически пришлось исследовать общеславянский доисторический язык, что стало для нас самих неожиданностью.

ЗВУК И СМЫСЛ

За основу взяли слова, которые отражают те предметы и явления, что окружали первобытных людей, и те же, что окружают сегодня нас. Например, слово ПЛОТ как средство переправы через реку. Но имеется ряд других слов с этим же корнем: заплот, плотина, плотник.…

В словаре Фасмера это слово отнесено к основе ПЛЕСТИ, что создаёт путаницу. Корень ПЛОТ имеется во всех славянских языках. А основа этого понятия ПЛОТНОСТЬ. Само слово говорит ПЛОТО-НОСТЕ — плот носит. Это — свойство в первородном понятии, а не предмет. ПЛЕСТИ относиться к понятию ПЕЛЕ-СЕТЕ — ПЕРЕСЕЧЬ, отсюда плести, переплёт, плётка… Заплот, плотина — создание плотности, плотник — плотно подгоняющий деревянные изделия, уплотняющий.

У слова ПЛОТ есть «звонкий» двойник БРОД. Тоже «средство» переправиться через реку, там, где плотное, неглубокое дно реки. Почти без изменений слово имеется во всех славянских языках. БРОД и ПЛОТ — одинаковое число согласных. Но в первом случае они глухие, во втором — звонкие. Слово БРОДИТЬ отвечает смыслу «идти не спеша по дну водоёма, нащупывая ПЛОТНУЮ опору». Академик О. Н. Трубачёв в одной из статей приводит факт: в северных областях России часто встречаются места переправ через реки с названиями Сорочья Плота, Ржавая Плота, Старицкая Плота, Лещинская Плота, Гнилая Плота и т. д. Названия были даны в доисторические имена для мест, где имелась переправа вброд. В этом и неслучайное совпадение ПЛОТ и БРОД.

Озвончение понятия ПЛОТ произошло, чтобы обособить название от общего понятия «плотность» и его конкретизировать. Названия даны для ориентировки, так как, не зная броду, не лезь в воду.

У топонимики крепкая память, первое название она запомнила навсегда. А слово ПЛАТО — тоже ПЛОТА — плотное пространство. Со временем понятие «плотность» перенесено на разные реалии.

Как же быть со словом БРЕСТИ, с чередованием О и Е? А нет никакого чередования. БРЕСТИ и ПЛЕСТИСЬ — одного понятия и от одного корня ПЛЕТ. БРЕД это тоже ПЛЕТ, та же замена звонкими глухих. Мы и сегодня говорим: «Чего ты плетёшь!» или «Несёшь какой-то бред!». Глухие (тихие) звуки заменены звонкими. Ещё пример: ГУБЫ. Заменим глухими — КУПЫ. Понятие: закупоривать рот. Это первое назначение губ. Корень КУП, где КУ — сужение, П — плотность. Это понятие присутствует во всех славянских языках. А вот ГУБЫ не во всех. В укр. ГУБА — рот, в болг. ГЪБА — губа, в сербохорв. ГУБИЦА — морда, рыло… Но в основном корень ГУБ присутствует во всех славянских языках с понятиями рта, губ.

Что любопытно, корень слова ГУБИТЬ имеется тоже во всех славянских языках. А ведь это звонкий вариант от понятия с глухим корнем КУП. ГУБИТЬ — КУПЕТЕ, что означает закупоривать рот, закрывать. Это не значит, что обязательно душить, но ПОГУБИТЬ означает полностью «закупорить» рот, когда человек уже не дышит. Вот такое родство слов ГУБЫ и ГУБИТЬ. У них один предок — КУПЫ.

Озвончение создало понятия совершенно разного свойства. Есть слово ПЕЛЕНА. Оно предок целого семейства слов, глухого порядка и звонкого: ПЛЕНА, ПЛЕН, ПЕЛЁНКА, ПЕРИНА, БЕЛЕНА — застилает ум, БЕЛЬМО — ПЕЛЕНО (замена Н звуком М). То же звучание и значение в большинстве славянских языков, в том числе БЕЛЕНА, БЕЛЬМО. Есть в древнерусском языке слово БЕЛА — денежная единица. Фасмер считает от слова БЕЛКА. В глухом варианте — ПЕЛО — шкурка. Она и служила денежной единицей при обмене товаром. БЕЛКА — ПЕЛО-КО — тоже шкурка, при озвончении звук Б сменил П. Совпадение со словом «белый» — случайное, белых белок никогда не было. Начинающие люди давали названия не по цвету, не по форме, а по собственной потребности или по каким-то особенным свойствам предметов, животных. Часто для них был важнее предмет бытового полезного назначения. Так шкурка стала «разменной монетой» в торговом деле.

ПЕЛО — «покрытие» вошло во многие понятия, например БЕРЕСТА — ПЕЛЕ-СТО, где ПЕЛЕ — покрытие, СТО — вертикаль, ствол дерева, берёзы. Слово БЕЛКА не во всех славянских языках имеет схожесть, так в болг. КАТЕРИЦА — КОТЕ-ЛЕТО, что должно означать «ходит, летая». Здесь название — по особенности передвижения. Проведём наглядный опыт. Слово ПЛЕСНУТЬ. Заменим П на Б, Л на Р, С на З, то есть озвончим согласные и заменим Е на Ы. Получиться слово БРЫЗНУТЬ. Фонетика разная, а семантическая близость слов безусловна. Это не стихийное чередование звуков, а древняя замена глухих (тихих) звуков более звучными. ПЛЕСК — БРЫЗГ. КНУТ — КО-НУТО, здесь исчез звук О, ХОМУТ — КО-НУТО, здесь произошла замена К на Х, Н на М, ОМУТ — КО-НУТО — утрачен первый звук К, замена Н на М. Общая семантика — к принуждению.

Раньше РОТ писали РОТЪ, где твёрдый знак означал бывшее О. СОЛЬ — СОЛЕ, где мягкий знак означал Е. РОТ звучал, как ЛОТО мы можем проверить словом ГЛОТКА — КО-ЛОТО-КО — ко рту. РЕКА — ЛЕ-КО, где ЛЕ — льющаяся, КО — куда-то.

Замена Л на Р. КРИК, но КЛИК. РЕЗАТЬ, но ЛЕЗВИЕ. Интересное сочетание ЛО. Во многих частях тела мы находим ЛО: те-ЛО, затыЛО-к, ЛО-коть, во-ЛО-сы, ЛО-но — грудь, го-ЛО-ва, ЛО-б, гор-ЛО, КРАК (блг.) — ко-ЛО-ко — нога. Если Р заменим Л, то тоже появятся ЛО — НУТО-ЛО — нутро, ПЕ-ТО-ЛО — бедро. У или Е появляются там, где части тела сгибаются, меняют форму: РУКА — ЛУ-КА, ПЛЕЧО — ПО-ЛЕ-КО, ПАЛЬЦЫ — ПО-ЛЕ-ТИ, КО-ЛЕ-НИ. Как видно, закономерность не случайна: ЛО, ЛЕ, ЛУ выражали «одушевлённость».

Как видно, ЛО в древнем языке означало и собственно человека, вошло во многие слова общеславянского языка. Кроме того, многие существа животного мира тоже имели приставку ЛО. ЛОКО — медведь, зверь. Отсюда ЛОГОВО, БЕРЛОГА. ВОЛОКО — волк.

Затем ЛО вошло и в названия предметов, сделанных человеком. Эти вещи стали как бы его продолжением: ВЕС-ЛО, СЕД-ЛО, КАЙ-ЛО, ВЕТРИ-ЛО — парус… У некоторых диких племён Амазонки и сейчас оружие-лук считается продолжением человека.

Также ЛО означало всё стихийное, произвольное тоже было отнесено к живым явлениям: БУРЯ — ПУ-ЛО — антропоморфизм. НОГУ СВЕ-ЛО — нечто свело. Ветрило завьюжило.

Есть загадочная буква, которая всем учёным морочила головы. Любое слово с этой буквы не даёт логического факта, а даёт ложные представления о семантике артефакта. Вот древнейшее русское слово КОРОМЫСЛО. М. Фасмер назвал его «тёмное слово». Пытался разобраться и академик О. Трубачёв. Он тщательно проанализировал это слово, но пришёл к выводу: «Всесторонне обосновав реконструкцию праформы „kъrmyslъ“, мы, однако, ещё не решили вопроса о его происхождении». (О. Н. Трубачёв. Труды по этимологии. Том 1, стр. 670). Заменим звук М близким, но более древним звуком Н. вместо Р — Л, вместо Ы ставим О. Получаем КОЛО-НОСО-ЛО, где КОЛО — кол, палка, НОСО — носить. ЛО — как было сказано, вещь сделана человеком. Коромыслом называли разные вещи: например, жердь, с помощью которой доставали воду из колодца, рычаг весов и другие вспомогательные рычаги.

Рассмотрим другие примеры, содержащие букву М. Но вместо позднего М поставим празвук, букву Н. МОСТ — НОСТ. Есть слово НАСТ — твёрдая корка снега, которая удерживает человека, и он не проваливается в сугроб. НАСТ-ИЛ. Слово НОСИТ тоже похоже. МОСТ, но МОСТОВАЯ. Всех объединяет общая семантика «носить» людей, животных. Сочетание СТ говорит об устойчивости, постоянстве.

Надо иметь в виду, что ещё только закладывалась основа системы речи, первобытным скудным языком трудно было выразить огромный разнообразный мир и дать каждому предмету своё название. Человек ещё только продирался сквозь бурелом непонятных явлений. Потому он сделал опору на отдельные понятия по схожим свойствам.

Понятие «носить» объединяло самые разные предметы окружающего мира. На Крайнем Севере есть лингвистический артефакт, сохранившийся со времён начала человечества. Его зовут Канин Нос. Это самая крайняя точка материка. Канин от понятия КОНО — конец, НОС — носящий, мыс. Слово МЫС — русское слово, в остальных славянских языках сохранилась протоформа НОС от понятия «носящее».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 331