электронная
148
печатная A5
489
18+
Сладкая правда

Бесплатный фрагмент - Сладкая правда

Объем:
360 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7877-4
электронная
от 148
печатная A5
от 489

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Персонажи, имена, места действий и события в этом произведении вымышленны. Любое сходство или совпадение с реальными людьми, именами, местами действий и событиями считать случайным и непреднамеренным.


Часть 1

Вынув из кармана пропуск на территорию фирмы, Вадим спешным шагом подходил к проходной. Подняв документ на уровне плеч и слегка улыбнувшись, глядя в лицо охраннику, он сказал:

— Всего хорошего, Сергей Павлович.

Выходя из зоны досмотра, толкнув правой рукой от себя входную дверь, мужчина оказался на улице, пахнущей осенним воздухом. На календаре был октябрь месяц. Пожелтевшие листья на влажном асфальте, одни из которых куда то вдаль уносились ветром. Другие прилипали, оставшись лежать плашмя до утреннего часа, когда их соберёт дворник.

Закончив рабочий день, мужчина направлялся к машине, стоявшей на стоянке для работников склада. На часах было половина шестого вечера, и это обстоятельство отчасти волновало Вадима. В этот вечер была договорена встреча с одним человеком. Поездка попадала на час пик. Однако в душе что-то подсказывало, что он сможет приехать в назначенное время. Если бы не эта встреча, то он поехал бы на работу на пригородном электропоезде, как обычно. Но сегодняшний день обещал быть долгим, потому Вадим с утра взял машину.

Подходя к легковому автомобилю, на ходу доставая ключи зажигания вместе с пультом для центрального замка, Вадим на секунду остановился. Мысль сомнения пробежала в сознании. «Может мне не стоит туда ехать?» — мысленно спросил он себя.

Но встречу невозможно отменить. Кроме того, будущий собеседник был человеком дела, у которого каждый час был расписан.

Вадим нажал на кнопку пульта. Двери автомобиля разблокировались. Открыв сперва заднюю дверь салона, положив на заднее сиденье осеннюю куртку и дипломат, поспешил занять место водителя. За целый день нахождения на улице в салоне было прохладно и слегка сыро. Повернув ключ зажигания и подождав прокрутки двух оборотов стартера, Вадим убрал руку с ключа, предоставив автомашину самой себе. Водитель решил дать несколько минут машине прогреться, включив обдув вентилятора на полную мощность.

Уже несколько лет Вадим работает в транспортной фирме менеджером по привлечению и обслуживанию клинетов. Он является представителем фирмы и осуществляет контакты с клинетами, отвечая на вопросы и решая разного рода ситуации. Вот и сегодня ему пришлось решать тяжелый случай. На складе сломался робот-погрузчик, из-за чего грузовая машина клиента осталась незагруженной. Это прямые убытки, поскольку машина с грузом должна была прийти в порт для ререгрузки на корабль. Из за поломки робота-погрузчика сроки поставки сдвигались. Вадиму пришлось приложить много сил и умения, чтобы охладить пыл разгневаного клиента. Это была вина компании, в которой работал Вадим, но его личный вины не было ни в чем.

Дождавшись, как воздух из решеток вентилятора стал поступать теплым, водитель включил фары, выжал сцепление, и, поддав газа, автомобиль тронулся с места. Время запланированной поездки составляло около тридцати минут. Выехав с паркинга, через несколько поворотов он оказался в общем потоке машин, несущихся в противоположную часть города.

«Полчаса — это и много, и мало», — размышлял Вадим.

Этим летом исполнилось ровно два года с момента публикации первого полноценного художественного произведения, написанного Вадимом. «Эти два года жизни пролетели быстрее предыдущих лет, но отблески событий, приведших к идее написать книгу, до сих пор поднимаются в моей памяти», — продолжал размышлять мужчина, смотря на стремительно убегающие белые линии дорожной разметки.

Проехав в общем потоке около десяти минут, он замедлил скорость и в дальнейшем полностью остановил автомобиль. Впереди был перекресток с большим количеством автомобилей, стоящих в том же ряду, где стояла машина Вадима. Горел красный свет. Когда загорелся зеленый, поток машин пришел в движение, но ненадолго. Опять красный. Опять все стоят.

Обычно он включал радио, когда находился в поездке, но в этот вечер ему хотелось подумать о событиях прошлых лет, подумать о будущем. Потому ехал в тиши, слушая шуршащий звук проезжавших рядом машин и звук работы мотора.

Автомобиль, замедлив ход, подъехал к очередному перекрестку. «Ну вот, теперь я первый. Как только загорится зеленый свет, смогу продолжить движение без затруднений», — подумал Вадим. С появлением зеленого сигнала светофора он вдавил педаль в пол и начал стремительно набирать скорость. Спустя мгновение снова несся по широкой дороге. На часах было без пятнадцати семь вечера. «Прошло пятнадцать минут, но столько же и осталось», — подумал Вадим.

В это время автомобиль въехал в другую, заселенную, часть города. По обеим сторонам замелькали огни жилых домов. Через несколько километров Вадим подъехал к транспортной развязке, где потоки машин с разных концов сливались воедино, а затем расходились. Вадиму предстояло перестроиться в правый ряд и уйти на ответвление дороги, уходящей вправо. Естественно, в час пик было столпотворение, а правильнее сказать, машинотворение. Снова пробка. Однако это было последнее «машинное» место, что предстояло пересечь. Далее завершение пути.

«Вот только бы не завязнуть тут надолго, — переживал Вадим, — только бы не завязнуть. Мне надо как-то перестроиться в правый ряд, чтобы не пропустить съезд на свою дорогу». В том месте автомобили, едущие справа, стремились перестроиться влево. В то же время другие автомобили, идущие слева, стремились перестроиться вправо. Никто не хотел уступать место друг другу. Вадим включил сигнал правого поворота, выбрал машину сбоку от себя, перед которой он решил перестроиться в право. Он начал потихоньку приближаться к ней, давая понять, что хочет уйти вправо. Очередная остановка, вновь все ждут. В этот момент Вадим смог рассмотреть, кто находится за рулем той машины. А там была девушка, активно водящая указательным пальцем руки по дисплею сенсорного телефона. Впереди стоящие машины тронулись с места, но она словно не замечала автомобиль Вадима…

«Ну девушка, ну посмотри на меня, видишь, я перестроиться хочу. Ну дай мне место, что тебе, жалко что ли», — говорил вполголоса Вадим водителю соседней машины. Конечно же, девушка не слышала его просьбы. «И как они только так могут, в самой гуще, среди машин, при интенсивном движении успевать копаться в своем телефоне», — подумал мужчина.

Заметив краем глаза, что впереди стоящие автомобили перед машиной молодой женщины тронулись с места, она также поехала, не обратив внимания на соседний автомобиль. Начала создаваться ситуация, при которой стоящие за автомобилем Вадима автомашины, оказались заблокированы. Стали появляться сигналы недовольных, мол, сам не едет и других не пускает. Ничего не поделаешь, пришлось нагло вывернуть вправо, вклиниваясь в поток идущих машин. «Простите, друзья, но мне не оставили выбора», — сказал Вадим, вырываясь из пробочного плена транспортной развилки. Спустя минуту он снова передвигался на максимально дозволенной скорости на выбраном участке дороги.

Вот так и в жизни бывает. Топчешься и топчешься на месте, а потом говоришь самому себе: «А не рискнуть ли мне сделать то-то и то-то или пойти туда-то и туда-то, в совершенно новое и неизведанное для себя».

В этот момент ему вспомнилась незнакомая девушка по имени Александра, работающая кассиром на железнодорожном вокзале. Неизвестно, узнала ли она что-либо о самой первой книге Вадима, сборнике стихотворений и коротких рассказов. Ведь всё началось с идеи написать всемирный комплимент всем женщинам мира, и размышления о девушке в кассе помогли подобрать нужные слова для такого стихокомплимента. Может, та девушка узнала, может, нет. Вадим продолжал ездить в поездах, покупая билеты как у неё, так и у других. Обязан ли он был говорить кассиру об издании сборника, в который был включен и тот стих? Нет, не обязан. Каждый живет своей жизнью. У каждого свои события. Своя история. Сочинение первой книги и ее издание — это личная победа Вадима, и все, кто имел к такому событию отношение и притом хотел знать всю правду, давно её узнали.

Два с лишним года назад Вадим, следуя принятому выбору подарить миру частицу добра через красивые слова, рискнул взяться за написание второй книги, до конца не веря, что сможет воплотить задумку до конца. Ею должен был стать полноценный художественный роман. Начинать всегда легко, заканчивать труднее. Он понимал, что из затеи создать книгу может ничего не получиться. Однако шаг за шагом, страница за страницей появлялись новые абзацы, появлялись новые главы будущей книги. Постепенно Вадим вошел в азарт писательства и в конце концов написал книгу объемнее, чем задумывал изначально.

В художественном произведении рассказывалась выдуманная история любви между двумя незнакомыми друг другу людьми, мужчиной и женщиной. Чувства симпатии главных героев зарождаются случайно, проходит множество испытаний, тревог, непониманий, но всё же любовь достигает своего апогея, соединив два человеческих сердца.

В кармане Вадима появилась приличная сумма денег, а на прилавках книжных магазинов появились книги, на обложках которых красовалось его имя и название романа. Он отлично помнил то неописуемое чувство, когда впервые увидел свою книгу в руках читателей. Это была победа. Действительно, возможно всё, если верить в успех и делать всё возможное.

Дело дошло до того, что в очередной день позвонил телефон. Человек на другом конце провода представился журналистом из газеты, хотел взять интервью. События стали развиваться так быстро, что Вадиму показалось, что это всё происходит не с ним, что это сон. Но это было явью, как и явью стало появление статьи с его интервью в газете. Впервые в жизни он дал интервью, и впервые в жизни оно было опубликовано.

Именно вторая книга, получившая существенный резонанс в обществе, подвела к черте, после которой жизнь не могла оставаться прежней. Сделав нечто значимое для общества, неизбежно приходит известность. Появились первые почитатели, первые автографы. Первые письма от читателей с выражением признательности за создание красивого произведения. Появилась необходимость раздавать автографы. Такое чуждое явление для рядового человека и такое привычное для значимых в обществе людей. Вадим не «проснулся знаменитым». До этого было еще далеко. Скорее, было состояние предчувствия надвигающейся известности, как летом предчувствуется надвигающаяся гроза. Открывалась новая страница в истории. Он понял, что нуждается в консультации с человеком, прошедшим подобные изменения в своей жизни. Но среди друзей такого человека не было.

Казалось, что произошло чудо, но справедливости ради надо признать, что чудес в жизни всё-таки не бывает. Много лет назад, устраиваясь на работу маклером по недвижимому имуществу, он пессиместично смотрел на будущее. Но в тот момент выбора не было, и пришлось соглашаться на предложение о работе. Однако в первую неделю он сумел оперативно заключить первую сделку по продаже квартиры. Среднемесячный статистический заработок за одну неделю работы. Невероятно.

С началом работы маклером Вадим с удивлением обнаружил, что ему понравилась эта работа куда больше, чем предполагал. Каждый день он мог встречаться с новыми людьми, посещать новые места. Приходилось ежедневно практиковать и тренировать «ломку льда», ведь он приходил на чужую территорию, на которой никто не ждет. Где изначально в посещаемой фирме были выработаны свои традиции, определен круг партнеров, проверенных временем, всё налажено, всё работает. И вот входит Вадим, держа в руках рекламные буклеты, представляя фирму. Если не сумеет чем-то заинтересовать, чем-то привлечь собеседника, то будет в заведомо проигрышной позиции. Однако на практике удавалось заинтересовать потенциального клиента, показать новые для него перспективы, вызвать в нем желание подписать договор о взаимном сотрудничестве.

Успешное написание и издание своих первых книжек не стало бы возможным без фундамента практики общения с людьми при работе с недвижимостью и знаний, полученных на курсах телевизионного мастерства, на которых он познакомился с известной телеведущей вечерних новостей, журналистом Ириной Викторовной Лоновой.

Отработав полтора года, поднатаскавшись в завязывании контактов с незнакомыми людьми, осознавая, что ему нравится задавать людям разные вопросы и получать ответы, Вадим рискнул попробовать себя в репортерском деле.

Познакомиться поближе с журналистской кухней подтолкнула случайно увиденная по телевизору реклама, что появлялась с повторами несколько раз за день. Когда он увидел ее в первый раз, заинтересовала сама мысль пойти поучиться на подобные курсы. Когда реклама появилась повторно, Вадим поспешил записать номер телефона. Ему с детства было интересно узнать, что представляет из себя работа на телевидении, как делаются телепередачи. Обещалось, что по окончании курсов самым успешным выпускникам будет предложена стажировка на телеканале в редакции выпуска вечерних теленовостей под началом самой Ирины Лоновой. До стажировки дело тогда не дошло, и Вадим так и не сделал ни одного телевизионного репортажа, кроме дипломной работы. Однако полученные знания на курсах пригодились в дальнейшем.

Вадим посмотрел на часы. Было без пяти минут семь часов вечера. Промелькнула мысль, что может опоздать и не приехать вовремя. Хоть он и приближался к району телецентра, но нужно было припарковать машину, затем идти несколько минут пешком ко входу в здание, проверка на проходной. Однако он решил лишний раз не тревожить Ирину звонком о своем возможном опоздании.

Публикация книги стало некой разделительной чертой, после которой наступил новый период жизни, еще не изученный и таинственный, несущий в себе как подводные камни, так и волны радости. Это не могло не тревожить, потому он ехал к Ирине, чтобы спросить совета, поговорить по душам с человеком, которая много лет на сцене общества, среди лучей прожекторов, безжалостно высвечивающих всего тебя, от пяток до макушки, не оставляющих перед обществом никаких секретов, когда перед всеми как на ладони и за каждым твоим не то что шагом, за каждым твоим дыханием начинают пристально следить как друзья, так и недоброжелатели. Если до издания книг Вадим был обыкновенным никому не известным менеджером по поиску клиентов по продвижению проектов, то на сегодня шаг за шагом к нему приходила известность писателя, творческой личности.

На часах было две минуты восьмого вечера, когда Вадим заглушил мотор автомобиля, припарковавшись на паркинге для гостей телецентра. Выйдя из машины и забрав с заднего сиденья куртку с дипломатом, он спешно двинулся к зданию, накидывая на ходу верхнюю одежду. Пройдя десять шагов, он вспомнил, что не закрыл машину на центральный замок. Вернулся обратно, нажал пульт, мелькнула «аварийка», замки дверей защелкнулись.

Здание телецентра в вечерних сумерках смотрелось величественным. Своими сорока этажами оно напоминало гигантский небоскреб, устремляющийся шпилем в небо, как ракета. Залитые светом окна придавали сказочный образ. Будто ты сейчас войдешь в мир некой сказки.

Где-то там вверху, на тридцатом этаже, в одном из кабинетов горел свет. Это было то самое место, куда спешил Вадим. Это был рабочий кабинет главного редактора вечернего телевизионного выпуска новостей Ирины Викторовны Лоновой.

Она была возрастом более пятидесяти лет. Карьеру на телевидении начала репортером в отделе новостей, сразу после окончания факультета журналистики Московского государственного университета. Как в армии карьера генерала начинается с солдатской должности, так и в телевидении карьера начинается с должности репортера. Приехать с видеооператором на место события, уловить главную суть, общий обзор ситуации, сбор интервью с участниками, подготовка текста для репортажа. За многие годы работы она побывала во многих местах и городах страны, была свидетелем множества значимых событий, иногда вела прямые репортажи непосредственно с места события. Доводилось ей бывать и в командирском отсеке подводной лодки, и в кабине машиниста башенного строительного крана, и в бомбоубежище, и в кабинетах высоких политиков и известных деятелей культуры. Брала интервью у президентов крупнейших мировых держав.

Ее карьера шла своим чередом. Наработав журналистский опыт и от природы будучи фотогеничной, телевизионное начальство предложило ей стать ведущей дневных новостей. Первые пробные съемки оказались настолько удачными, что ее кандидатура была одобрена без второго тура. Это был шаг вверх по лестнице иерархии телевизионного мастерства. Теперь лицо Ирины Викторовны видели в каждом доме, где стоял телевизор. Прохожие начинали показывать пальцем, улыбаясь от удовольствия, что им посчастливилось увидеть вживую ведущую новостей из телека.

Спустя несколько лет Ирину Викторовну перевели на вечерний выпуск новостей. Ведь этот выпуск смотрит вся страна, а потому и требования к ведущим были более строгими. Но она справилась. Дальнейшим шагом стал уход в должность главного редактора новостных выпусков. Она более не сидела в деловом костюме напротив камеры с нанесенным макияжем на лице. Теперь она работала в менее требовательных условиях, за рабочим столом в личном кабинете. Именно тогда, читая заготовленные тексты будущих репортажей и делая поправки, пришла идея организовать курсы телевизионного мастерства, дав возможность молодым людям попробовать себя в телевидении. В первый набор как раз и попал Вадим.

Учебные курсы Ирина Викторовна Лонова мотивировала убежденностью, что некоторым нужно дать только шанс, и жизнь человека будет в корне изменена. Если после окончания курсов выпускник получал высокую отметку оценочной комиссии и больше не мог видеть жизни без телевидения, были предоставлены все шансы работать дальше над достижением успеха.

Большие автоматические двери главного входа в телецентр открылись перед Вадимом. Войдя, он оказался в просторном зале с навешанными на стенах зеркалами, мягкими диванчиками по краям стен для посетителей, с светло-коричневые плитами подвесного потолка. В отдалении с левой стороны помещения была проходная с узким проходом и стоявшим на своем рабочем посту полицейским.

Оглядевшись вокруг, Вадим направился к проходной. Подойдя, он задал вопрос полицейскому:

— Добрый вечер! На мою фамилию должен быть выписан гостевой пропуск. Моя фамилия Хвойников.

Полицейский, поздоровавшись в ответ, взял в правую руку авторучку и начал внимательно рассматривать журнал поситителей, лежащий на столе.

— Как, вы говорите, ваша фамилия? — переспросил человек в форме.

— Хвойников. Вадим Хвойников.

Поводив концом ручки по аккуратно записанным фамилиям посетителей телецентра, полицейский ответил:

— Такой фамилии в списках не вижу.

Одну секунду незванный гость осознавал услышанное. Ирина накануне заверила в телефонном разговоре, что выпишет гостевой пропуск.

— Действительно нет? Мне говорили, что закажут, должен быть, проверьте ещё раз, пожалуйста, — начал недоумевать посетитель.

— Не знаю ничего, в журнале регистрации ваша фамилия отсутствует. Попробуйте связаться с теми, кто вас приглашал, — ответил мужчина в форме.

После этих слов Вадим отошёл в сторонку. Он решил позвонить Ирине Викторовне по мобильному телефону. Достав из кармана мобильник и набрав несколько цифр, он приложил телефонный аппарат к уху. Послышались гудки.

— Алло! — послышался женский голос в мобильнике.

— Ирина Викторовна? Здравствуйте! Это Вадим.

— Здравствуй, — послышался женский голос в ответ.

— Извините, что я опаздываю на несколько минут.

— Ничего страшного, на сколько ты задерживаешься?

— Я уже приехал, я в здании телецентра.

— Очень хорошо, проходите прямо к лифтовой шахте и поднимайтесь на тридцатый этаж, далее по коридору до кабинета 3015, — ответил женский голос.

— Да, Ирина Викторовна, но меня не пропускают на проходной, говорят, на мое имя не заказан гостевой пропуск.

— Пропуск? Я совсем забыла… Сейчас позвоню на проходную и всё улажу. Подойди через 2‒3 минуты.

— Хорошо, Ирина Викторовна.

После этих слов Вадим положил трубку.

Спустя некоторое время на проходной, где находился не впустивший посетителя полицейский, раздался звонок стационарного телефона.

Отсчитав три минуты, он вновь подошел к проходной.

— Вам должны были позвонить по поводу моего пропуска, — проговорил посетитель.

— Ваш документ удостоверения личности покажите, пожалуйста, — спросил мужчина в форме, не поднимая лица.

Вадим протянул свой паспорт.

Открыв документ на странице с фотографий, полицейский посмотрел в лицо владельца, потом в паспорт, затем снова в лицо, после чего закрыл документ и сделал какую-то пометку в журнале посетителей.

— Вот здесь, пожалуйста, распишитесь и возьмите пропуск, — сказал он, протягивая журнал и удостоверение личности.

Вадим поставил подпись напротив своей фамилии. Забирая журнал назад, полицейский проговорил:

— Теперь можете проходить. В конце коридора направо лифтовая шахта.

— Спасибо, — ответил Вадим и прошел сквозь узкий проход с рамкой металлоискателя.

Пройдя до конца направо, он подошел к дверям лифтовой шахты. Имелось четыре лифта. Нажав кнопку вызова, открылись двери крайнего левого лифта. Войдя внутрь просторной и хорошо освещенной кабины, посетитель телецентра нажал кнопку тридцатого этажа и через некоторое время, выйдя на нужном этаже, оказался в коридоре, стены которого были окрашены светлой краской. На полу лежал ковролин синеватого света, а подвесной потолок был выполнен из квадратных плит белого цвета.

Вадим направился вдоль коридора, рассматривая таблички номеров на дверях кабинетов. 3001, 3002, 3003… Из кабинета под номером 3010 вышла женщина, держа в руках папку с бумагами. Увидев идущего быстрым шагом мужчину, она поздоровалась с ним.

— Здравствуйте, — ответил Вадим незнакомке.

«Странно, я ведь тут никого не знаю, а со мной поздоровались. Возможно у них тут так принято. 3014… 3015… Вот сюда», — подумал посетитель телецентра.

Остановившись напротив двери с номером 3015, Вадим постучал в дверь.


2 сентября 2016 года. Телевизионный центр.

Кабинет Ирины Лоновой. 19 часов 08 минут


Войдя в кабинет и закрыв за собою дверь, посетитель громко поздоровался.

Офис состоял из двух блоков: входная зона, что-то наподобие прихожей, и рабочая зона, в которой непосредственно размещалось рабочее место. Блоки разделялись между собою стеклянной перегородкой с дверным проемом посередине, шириной более двух метров.

На приветствие посетителя никто не отозвался.

Сняв куртку и повесив на стоявшую возле двери вешалку, Вадима направился в глубь помещения. Подойдя к стеклянной перегородке, он увидел сидящую за столом Ирину Викторовну, разговарившую по телефону. Увидев Вадима, она ладонью указала занять место на диване с журнальным столиком, стоявшими в другой стороне возле окон, которые были построены от низа пола и до верха потолка. Из окон открывался великолепный вид панорамы города, погружающегося в вечерние сумерки.

— …именно так, как я вам указала, — говорил уже знакомый посетителю женский голос. — Проследите, пожалуйста, чтобы там так и было записано, что картина является подлинной. Слышите? Именно подлинной, и никак иначе.

После этих слов неизвестный собеседник стал говорить, по всей видимости, слова подтверждения поставленной задачи.

— На этом у меня всё, до свидания, — завершила телефонный разговор хозяйка кабинета.

Положив телефон на стол, она поднялась со своего места и, выходя из-за стола, направилась к Вадиму, всё это время стоявшему у окна.

— Рада видеть тебя, Вадим, — сказала Ирина Викторовна протягивая свою руку для рукопожатия.

Ее шаги были четкими и властными. Лицо наполняла широкая улыбка, глаза смотрели в упор на собеседника. Женщина со стройной фигурой, одета в делового стиля пиджак с юбкой голубовато-серых тонов. На ногах черные туфли с невысоким каблуком. Волосы черного цвета, распущенные, длиной чуть ниже уровня плечей. Глаза обведены черной окантовочной линией. Вадим краем глаза посмотрел на ее протянутую правую руку и заметил, что на безымянном пальце отсутствовало обручальное кольцо.

— Я тоже рад встрече, — ответил мужчина, пожимая руку Ирине Викторовне. — Спасибо, что изыскали время на меня.

— Времени всегда ни на что не хватает, но для выпускников моих курсов я всегда стараюсь найти.

— Вы, как всегда, замечательно выглядите.

— Спасибо за комплимент. Ну, присаживайся, — сказала хозяйка кабинета, указывая рукой на мягкий кожаный диван возле стеклянного журнального столика. — Ты будешь чай или кофе?

— Я, пожалуй, всё таки буду кофе, несмотря на вечер.

— А я кофе могу пить в любое время, что утром, что вечером. У нас тут основная работа во второй половине дня разгорается, так что сейчас офисному человеку вечер, а для меня словно середина дня, почти обед, можно так сказать, — ответила, улыбаясь, Ирина Викторовна.

После этих слова она позвонила по местной связи секретарю и попросила приготовить две чашки кофе.

— Вы знаете, Ирина Викторовна, у меня имеется желание обсудить с вами одно дело, касательно меня лично, — сказал Вадим, переходя сразу к делу.

— Да, я слушаю внимательно.

— Примерно полтора года назад я написал и опубликовал книгу, вторую по счету. Для меня реакция общества была не такой, как ожидал. Я не думал, что мой труд может стать интересным такому огромному количеству читателей.

— Да, я слышала про твою книгу, читала твое интервью в вечерней газете. Поздравляю тебя с успехом в писательском деле.

— Спасибо! Вы знаете, я хотел бы вам выразить благодарность за курсы телевизионного мастерства, которые я успешно у вас прошел несколько лет назад. Знания, полученные тогда, оказались весьма полезными в жизни. Мое мировоззрение было изменено, вы помогли увидеть жизнь с другой стороны, увидеть другие горизонты, более красивые и величественные, чем мне представлялось. Вдобавок к этому имел счастье познакомиться с некоторыми выдающимися личностями, чьи лица и голоса я слышал и видел по телевизору. Освоил некоторые секреты журналистики, смог побывать тенью репортера и на себе прочувствовать всю прелесть этой непростой работы.

— Мне хотелось показать студентам саму суть, сам корень, чтобы люди смогли увидеть всё изнутри, как есть в нашей работе, чтобы не питались романтическими иллюзиями в розовых очках, — ответила на это Ирина Викторовна.

— По итогам курсов я снял тематический репортаж о подготовке города к новогодним праздникам. Этот репортаж был дипломной работой. Тогда оценочная комиссия разделилась. Одни посчитали репортаж неинтересным, а значит, не заслуживающим высокой оценки. Другие посчитали достойным высокой оценки, поскольку материал был подготовлен качественно и по правилам телевизионного дела. Я на самом деле пытался реализовать все знания, которые вы нам, студентам, вложили за недели учебы. Помню, половина членов комиссии, желающая забраковать мой репортаж, мотивировала тем, что он неинтересен по своему содержанию. Другие посчитали, если репортаж может выглядеть кому-то неинтересным, так это не результат работы репортера, а характер выбранной тематики. Ведь городской репортаж рассказывает о новостях города, о новшествах на улицах, всё, что может увидеть горожанин. Естественно, такое не каждого заинтересует.

— Именно мое мнение как председателя комиссии было решающим. Зная психологию людей не понаслышке, справедливо взвешивая все за и против, всё-таки оценила твой репортаж высокой оценкой, поставив зачет, — ответила хозяйка кабинета. — Я видела в тебе потенциал, несмотря на скучную тематику, выбранную тобою. И, думаю, не прогадала.

— Помню, после раздачи дипломов ко мне подошел оператор, снимавший мой репортаж, и лично поздравил, признавшись, что у него еще во время съемок стала закрадываться мысль, что моя дипломная работа будет слабой. Он был убежден, что вы не поставите мне зачет.

Постучавшись, в кабинет вошла девушка около тридцати лет. На ней был деловой костюм синего цвета с белой рабушкой под ним и расстегнутым воротником. В руках она держала поднос со стоящими на нем чашками с черным кофе. Подойдя к той части кабинета, где сидел посетитель и хозяйка, женщина поздоровалась с Вадимом. Ставя поднос на стеклянный журнальный стол, она сказала:

— Вот, как вы просили, Ирина Викторовна, пожалуйста!

— Спасибо!

— Угощайся, — сказала редактор, смотря на Вадима, когда сотрудница покинула кабинет.

— Спасибо вам, — ответил словом благодарности гость.

Но к чашке кофе не притронулся. Он хотел закончить начатую мысль и высказать главную цель своего визита.

— Я помню, телестудия предлагала тебе взяться за новостной репортаж вечерних новостей. Мы всем отличившимся выпускникам, в которых мы видели шанс, делали подобные предложения. Ты тогда отказался. Почему? Как я понимаю, ты вернулся обратно на свою работу, никак не связаной с творчеством, — с искренним любопытством поинтересовалась Ирина Викторовна.

— Я четко осознал внутри себя, что это не мое, — ответил Вадим.

Лицо собеседницы оставалось невозмутимым. Он почувствовал, что ее далеко не устраивает подобный ответ и требуется более детальное пояснение.

— Когда я побывал в этой среде, когда увидел гонку со временем, где утром получаешь задание и, несмотря ни на что, подчеркиваю, несмотря ни на что, к вечеру того же дня обязан подготовить качественный и интересный сюжет с видеорядом, когда увидел, какой это стресс, то понял, что я не могу гарантировать качественное выполнение работы в подобных условиях.

— Да, в нашей работе стресс сопровождает, словно тень. Но к нему со временем привыкаешь, — ответила на это Ирина Викторовна.

Увидев, что чашка кофе Вадима стоит нетронутой, она указала ему на стол, сказав с улыбкой:

— Твой кофе остывает, ты бери, не стесняйся.

— Спасибо!

Взяв в правую руку и отпив глоток уже теплого черного кофе без сахара, гость продолжил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 148
печатная A5
от 489