электронная
480
18+
Скрытый в облаках

Бесплатный фрагмент - Скрытый в облаках

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6523-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

КНИГА ПОСВЯЩАЕТСЯ ПАМЯТИ ОЛЬГИ ЧЕПИГЕ

Ты всегда останешься в моем сердце.

В этой жизни ты не была влюблена «по настоящему» как хотела, но я верю, что когда-то все будет по-другому…

От автора

Дорогой друг! Если ты сейчас читаешь эти строки, значит, я все-таки сделала это! Сделала, что — спросишь ты. Отвечаю — написала и опубликовала этот роман.

Начала его я еще в 2010 году, но написав несколько глав, поняла, что не готова продолжать работу. Вернулась я к его написанию в 2013 году, но так же безуспешно. Мне все время, что-то мешало и я, для себя не могла понять, что именно. О том, как я нашла вдохновение и силы продолжить и закончить этот роман, я бы хотела написать в следующей книге.

Сюжет романа «Скрытый в облаках» мне приснился. Снился не один раз, частями, поэтому я все главы писала вразброс, а потом как мозаику собирала. Я ничего не придумала, я просто записала все, что мне удалось увидеть и услышать во сне. Остальное приходило мне в процессе написания. Например, одну из глав, я увидела вспышкой. Подумала: «Хорошо, так и напишу». Потом долго сама с собой спорила: «Как воспримут», «Надо ли так писать?». Все же решила, раз это пришло мне неизвестно откуда, надо ничего не убирать, ничего не менять и ничего не добавлять.

Пусть простит меня читатель — я не профессионал. Я чувствую себя «приемником»: поймала волну, приняла и переписала на бумагу.

Надеюсь, ты поймешь меня правильно. Я бы не хотела запутать или ввести в заблуждение, в обман своего читателя. Цель этой книги поделиться чувствами, образами, восприятием.

Желаю приятного чтения не выдуманной, а «пойманной» истории.

Любое совпадение сюжета или описание героев с реальностью является случайным.

I ГЛАВА

МИКАЭЛА

Чувство падения с высоты, сильный гул и крики прервались в тот миг, когда она открыла глаза. Сон… это просто, страшный сон.

Сильно болела голова, но она заставила себя подняться. В комнату сквозь толстые темные шторы пытался проникнуть свет. Только несколько лучиков, видимо, самых настырных, смогли дотянуться до пола. Тишину не нарушал ни единый звук. Мег поднялась с кровати, пытаясь собраться с мыслями. «Где я? — подумала она. — Наверно, это отель? Я ведь была в аэропорту и в руках держала документы и билет на рейс 125, кажется. Прошла регистрацию, села в самолет, но куда я летела? И что случилось? Не помню…»

Мег с трудом удалось дойти до окна, сильная головная боль и слабость не отпускали. Хотела открыть окно, но шенилловые шторы оказались слишком тяжелые для неё. За дверью послышались шаги, ручка повернулась и дверь открылась. Мег увидела приближающегося молодого мужчину. Он зашел тихо, по-видимому, стараясь не разбудить Мег, но когда увидел её, то улыбнулся и уверенно зашагал в её сторону. Мег улыбнулась в ответ и даже сделала шаг в его сторону, но потом остановилась в замешательстве. На мгновение ей показалось, что она его знает, но… Мужчина подошел к ней, было заметно, что он волнуется, попытался предложить Мег присесть в стоявшее рядом кресло, но слова застряли в горле, вместо этого он взял её за руку и практически силой усадил в кресло.

— Извините — поспешно произнёс он, слегка охрипшим голосом — я, просто, не ожидал увидеть вас на ногах. Вы не приходили в сознание два дня, и мы были несколько обеспокоены.

Парень подошёл к шторам, которые не поддавались Мег, и с легкостью одернул их, комнату залил солнечный свет, и Мег зажмурилась, чтобы не привыкшим глазам было не так больно. Когда женщина открыла глаза, то её взору предстала комната в стиле кантри: кровать со светлого дерева, два кресла, трюмо, шкаф и небольшой столик. Все в светлых и теплых тонах, и оформлено, казалось, с любовью, чувствовалась домашняя атмосфера. «Нет, я не в отеле» — подумала Мег. Она посмотрела на парня, который стоял возле окна. Это был высокий симпатичный молодой мужчина атлетического телосложения со светлыми волосами и карими глазами.

— Где я нахожусь? — спросила Мег.

— Вы у меня дома — ответил парень — простите, я не представился, меня зовут Джо.

— Я Меган. А что произошло? Как я оказалась тут? — спросила девушка.

— Вас нашли на берегу, похоже, вынесло волной. Но как вы оказались в океане? Может, объясните?

— Я не знаю, я не помню… — ответила Мег, и слезы начали наворачиваться на глаза.

— Вам не надо волноваться — засуетился Джо, наливая воду в стакан с графина, стоявшего на столике — вот, сделайте пару глотков, вам надо отдохнуть, а вечером придёт доктор Рей. Он осмотрит вас, вы пообщаетесь. Всё будет хорошо. Я попрошу, чтоб вам принесли, что-нибудь поесть, вы, наверно, очень проголодались.

Джо забрал стакан с руки Мег, и поддерживая её за плечи, проводил к кровати, помог ей лечь.

— А почему меня не отправили в больницу? — не могла успокоиться Меган.

— До ближайшей больницы три дня добираться — начал объяснять Джо — и потом вас осмотрел доктор Рей, он сказал, что переломов нет, и скоро вы придёте в себя. Доктор Рей очень хороший врач, не стоит волноваться, он вам поможет. Это же хорошо, что вы удержались на воде и вас нашли, так что сейчас ни о чём не думайте, вам надо поесть и отдохнуть. Как говорит доктор «лучшее лекарство — это здоровый сон» — сказал парень и вышел с комнаты.

Мег лежала и смотрела в потолок, рассматривала крупные деревянные балки с таким вниманием, вроде бы на них был написан ответ. «Может это сон — подумала она — Я скоро проснусь, и все будет хорошо». Мег попробовала прислушаться к себе, но ничего кроме голода и усталости не почувствовала. Через несколько минут в комнату вошла женщина, ловко управляя сервировочным столиком.

— Здравствуйте, Мег — сказала она, шустро подвозя сервировочный столик к кровати — меня зовут Кристин. Надеюсь, вам понравится моя стряпня.

Она на разносе подала Мег бульон, печеное яблоко и сок.

— Вы, наверно, очень проголодались — ласково обратилась Кристин — но доктор просил первое время придерживаться диеты, пока организм не начнет работать в полную силу.

— Спасибо, Кристин, вы очень заботливы — сказала Мег, легко пожимая ей руку, — я действительно проголодалась, а значит, иду на поправку. Даже не верится, что я столько времени провела без сознания, а сейчас, кроме усталости и голода, меня ничего не беспокоит.

— Я так рада, что вам уже лучше — сказала женщина, прижимая руки к груди, — и в голосе её не было ни капельки фальши, — когда отдохнёте, спускайтесь вниз, одежду я оставила в шкафу. Ну, не буду вам мешать. Приятного аппетита. Если что-нибудь понадобиться — здесь есть небольшая кнопочка — она показала на прикроватной тумбочке кнопку.

Кристин вышла, и Мег принялась с аппетитом уплетать все, что ей приготовили. Потом она отставила разнос в сторону, легла на мягкие подушки и очень быстро уснула.

II ГЛАВА

РАНЕЕ

Мужчина пятидесяти лет сидел в своём кабинете, пытался найти какие-то документы по картотеке. У него была привычка, когда он был сосредоточен, то сдвигал брови и надувал губы, как обиженный ребёнок, поэтому на лбу появлялась вертикальная бороздка. Его небольшие очки без оправы сползли на кончик носа, но он даже не собирался их поправлять, слишком сильно был занят поиском.

Он не любил, когда происходило что-то незапланированно, и поэтому всегда старался проконтролировать или даже самому принять участие в том или ином событии. Поэтому сейчас ему предстояло собраться с силами и отправиться на помощь человеку, который ему был небезразличен.

В дверь тихонько постучали.

— Войдите — несколько раздраженно, отозвался Рей.

Дверь приоткрылась, и в кабинет зашел Джо. По его слегка припухшим векам можно было понять, что эта ночь была бессонной.

— Здравствуйте, доктор — сказал он и пожал руку доктору.

— Да-да, Джо, вы что-то неважно выглядите — заметил доктор. Он указал ему на кресло, но Джо был как на иголках и остался стоять.

— Да, я переживаю, и хотел спросить, не понадобиться ли моя помощь?

— Нет, спасибо — ответил Рей — не беспокойся, все будет хорошо. Наша девочка на правильном пути, я, просто, хочу подсказать на какой рейс билет брать — он как раз нашёл необходимый документ и прочитал вслух — на 3 апреля рейс 125.

— Думаю, это не составит труда — сказал доктор, подняв глаза — отправляйтесь домой, и проследите, чтоб к её приезду всё было готово.

— Хорошо — согласился Джо — я буду ждать от вас новостей.

III ГЛАВА

САРА. ПОДРУГА ДЕТСТВА

Мегги пришла в школу с мамой. Это был её первый день в новой школе.

— Я не хочу в новую школу, — капризничала она.

— Мег, ты же знаешь, что не получится ходить в старую школу, мы теперь живём далеко от неё.

— Но, мама, я теперь не увижу своих друзей.

— Я понимаю, что тебе тяжело. Ты привыкла в той школе, там у тебя друзья, но тебе тут понравится — успокаивала мама — Правда, тут очень хорошо. Ты подружишься с другими детьми.

Меган волновалась, она не знала, понравиться ли ей в этой школе, какая тут будет учительница и класс. И пока она размышляла над этим, они уже переступили порог школы. Кабинет находился на втором этаже, и мама с дочкой поднялись по лестнице вверх.

— Запомни — сказала мама, — твою новую учительницу зовут Любовь Леонтьевна.

— Хорошо. Мам, а ты зайдёшь со мной? — с надеждой спросила Мег.

— Нет, тебя встретит и представит учительница перед классом, — объяснила мама, — ты не переживай.

И действительно, возле класса их встретила учительница. Она улыбнулась Мег, девочка поздоровалась.

— Проходи в класс, Меган, сейчас я тебя познакомлю с твоими новыми одноклассниками — сказала учительница.

Мама поцеловала дочь и ушла. Меган с учительницей зашла в класс. Все дети встали для приветствия. Любовь Леонтьевна поздоровалась с классом, попросила присаживаться и представила новую ученицу. Потом она посадила Меган за третью парту, соседкой её была девочка с темными, заплетёнными в толстую косу волосами, по имени Сара. Когда Мег присела, девочка сразу оживилась и заговорила с ней.

— Привет, я рада, что тебя посадили со мной! — воскликнула соседка по парте, глядя на Меган небесно-синими глазами — а ты умеешь решать уравнения? — спросила Сара и, не дождавшись ответа, продолжала — а то у меня они никак не получаются. Посмотри, что мы проходили на прошлом уроке — она начала громко листать учебник — это ж невозможно решить!

— Сара — громко окликнула учительница — не разговаривай, познакомишься с Мег на переменке.

Сара стрельнула глазами и состроила гримасу, было видно, что она недовольна, но после замечания перестала разговаривать.

Когда закончился урок, Сара схватила Мег за руку и, не дав ей опомниться, потянула в коридор.

— Сейчас я проведу тебе экскурсию по школе, — объявила она — сначала пойдём на первый этаж, я покажу тебе столовую.

Сара провела Мег по трём этажам школы и быстро, как скороговорку, рассказывала, где какой кабинет и какую-то интересную историю, связанную с ним.

— Смотри, а тут у нас спортзал, — показала Сара — слушай, тут такое было! Представляешь, в раздевалке для девочек замок заедает. Пару недель назад мы захлопнули дверь так, что не могли открыться, училка по физре подумала, что мы прогуливаем урок. Она такая злая была, что не пошла проверять раздевалку, а прямиком к директору. В общем, директор пообещал разобраться и пошел искать нас по школе, у дежурных спрашивать, не выходили ли мы. Пока мы в раздевалке сидели, учительница провела урок с одними мальчиками. На следующий урок пришел другой класс и тогда заметили, что дверь не открывается, — продолжала счастливая Сара, глаза которой лучились веселым блеском — а мы через дверь говорим, что замок заклинило. В общем двери пришлось выбивать, звали трудовика. Объяснительную пришлось писать учительнице. Директор пока нас по школе искал, так перенервничал, что лучше ему на глаза было не попадаться — закончила Сара.

Но долго эта «веселушка» молчать не могла и, не дав ни слова сказать Мег, она продолжала.

— Ну, всё пошли дальше. Я покажу ещё кабинет биологии и будем бежать в класс, уже перемена заканчивается.

Девочки так быстро пробежали по школе, что, когда вернулись в класс, обе были запыхавшиеся и с красными лицами. Мег была рада новой подруге, ей из-за скромности сложно было знакомиться с детьми.

IV ГЛАВА

МИКАЭЛА

Мег приоткрыла глаза, головной боли, как и не бывало. Засыпая, Мег надеялась, что всё это сон, который скоро закончится, но проснувшись, она увидела ту же комнату. Женщина приподнялась в кровати, желтые лучи дневного солнца сменились алым светом. Наощупь она зажгла светильник. В комнате было достаточно света, чтобы увидеть очертания мебели.

Мег прошлась по комнате, открыла шкаф, в котором было несколько вешалок с платьями и коробки с обувью. Потом на цыпочках прошла к входной двери и, прислонившись, затаилась. В доме была тишина. Мег заметила еще одну дверь в комнате, — это была ванная комната. Когда она зажгла свет, то увидела большое зеркало, отражавшее её в полный рост. На Мег смотрела молодая, стройна женщина с распущенными рыжими волосами в белой ночной сорочке. Хоть и взгляд серых глаз был ясен, но нездоровая бледность лица и темные круги под глазами говорили о болезни или сильной усталости. Пока Мег разглядывала себя в зеркале, в памяти начали всплывать едва уловимые образы.

Она вспомнила себя в студенческие годы, когда так же пристально изучала себя в зеркале, но с более критичным отношением к своей внешности. Тогда ей не нравился её цвет волос, не устраивали тонкие губы, нередко она их выпячивала, чтобы они выглядели пухлыми, и злилась за смешную гримасу. Мег вспомнила свои ощущения недовольства и ещё напряжение, волнение перед экзаменами. В то время её обучение было на завершающем этапе в институте строительства и архитектуры.

Одним теплым летним вечером Мег решила выйти на прогулку. Оставались считанные дни перед защитой дипломной работы, и Мег готовилась к ней по ночам, когда никто не отвлекал. Перед предстоящей работой она вышла на свежий воздух. Дневная жара уже спала, и не надо было искать тенистого местечка, Мег решила пешком пройти пару кварталов. Девушка наслаждалась прогулкой и, особо не планируя своего маршрута, незаметно для себя вышла к перекрёстку. Она решила перейти дорогу и продолжить свой путь. Остановившись перед пешеходным переходом, Мег не обратила внимания на парня, который смотрел на неё. Когда загорелся зелёный свет, парень сделал шаг в сторону Мег и с улыбкой протянул ей руку.

— Давай руку, — сказал он, — я тебя переведу.

Мег не сразу поняла, что он обращается к ней и, вообще она не любила знакомиться на улице, но почему-то подала ему руку.

Так они, держась за руки, перешли через дорогу.

— Теперь я буду спокоен, — сказать парень.

— Вообще-то обычно бабушек через дорогу переводят.

— Бабушек?! Поверь, девушек куда приятней переводить.

Мег рассмеялась. Молодой человек представился Павлом и, не отпуская руки Мег, они продолжали идти по тротуару. Он рассказывал о себе и интересовался, чем занимается Мег. Так они гуляли, пока не стемнело, потом Мег спохватилась, что ей надо готовиться к защите дипломной работы. Павел взял у Мег номер телефона и обещал перезвонить.

Мег пришла домой и села за учебники, но не смогла сосредоточиться на учёбе, всё время вспоминала симпатичного парня, с которым ей было очень интересно. Поэтому под утро она легла спать, так и не прочитав ни единой строчки.

Сейчас Мег точно не могла вспомнить, позвонил тот парень ей на следующий день или нет, но ей стало легче, память возвращалась. Мег умылась, привела себя в порядок, надела платье и босоножки, которые нашла в шкафу, и покинула комнату.

Выйдя в коридор Мег медленно пошла по ковровой дорожке, её внимание привлекли картины на стенах. На двух картинах, висевших друг напротив друга, был изображен океан. Только он был кардинально разный, на одной картине штиль, а на другой шторм. Глядя на эти картины, Мег пришла в голову мысль, что до того, как она оказалась в этом доме, в её жизни был ураган, а теперь всё успокоилось. Но так, как эти мысли были беспочвенны, она их быстро отогнала. Дальше Мег увидела натюрморт: в жёлтой вазе с надколотым краешком стояли довольно унылые полевые цветы, больше напоминающие прошлогодний гербарий с крошащимися растениями. Затем был пейзаж, отрывающийся из окна, занавеска с которого развивалась по ветру, были видны крыши более низких домов, край тротуара и осенние деревья.

Остальные картины Мег не успела разглядеть, услышав голос Кристин и шаги на лестнице, она поспешила на встречу.

— О, вы проснулись? — расплываясь в улыбке, сказала женщина, — а я собралась будить вас — к нам пришёл доктор Рей, я провожу вас. Они спустились в просторный, светлый холл, откуда вела дверь в столовую.

— Ты прекрасно выглядишь, надеюсь, что чувствуешь себя так же хорошо, — сказал Джо, встречая Мег у двери, — хочу вас представить доктор Рей… Мег…

Седой мужчина с правильной осанкой поправил очки и привстал в кресле, приветствуя Мег.

— Рад нашему знакомству, — сказал он.

— Я тоже, — ответила Мег, — хотя хотелось бы знакомиться при других обстоятельствах.

— Не беспокойтесь, тут вы в полной безопасности. Как ваше самочувствие? Джо говорил, что вы не знаете, как оказались на берегу?

— Спасибо, мне уже лучше. Кое-что я вспоминаю, но это фрагмент из юности.

— Это уже хорошо, — сказал доктор, — буду рад вам помочь. — Предлагаю пройти сеанс гипноза, думаю, это ускорит процесс выздоровления.

Мег замялась, не решаясь ответить.

— Ладно, поговорим об этом завтра, — вмешался Джо, — приглашаю всех за стол, ужин остывает.

За ужином доктор Рей и Джо старались рассказать о себе. А потом Джо предложил провести Мег экскурсию по их городку, договорились на утро.

V ГЛАВА

ТОМ

Первые апрельские деньки не радовали весенним солнцем. Целый день было пасмурно, а под вечер зарядил холодный дождь. Пешеходы, прячась под зонтиками, старались обходить или перепрыгивать через лужи, чтобы не намочить ноги, и мечтали скорей оказаться дома в тепле, спрятаться от холода и сырости, укутанными тёплым пледом, с чашкой чая в руках. Казалось, спрятаться хотели все и даже Том, но Том прятался вовсе не от дождя.

Сегодня его целью было выследить одного человека, точнее для него это был не человек, а скорей объект — это работа. Как бы Тому это не нравилось, но он старался не думать о них как о людях и не смотреть в глаза, так было лучше. Сейчас Том выполнял очередное задание, надо было дождаться, когда объекту передадут папку с документами. А затем объект отправится домой, проходя тёмный переулок, на машине во двор заехать невозможно, это Том уже приметил, выслеживая его несколько дней. Тому надо дождаться его там, в переулке, пустить ему пулю в лоб, забрать папку и передать её заказчику, вместе с фото убитого; получить деньги и «рабочий день» окончен.

Именно поэтому Том стоял сейчас под дождём, он следил за тем, что происходит в кафе. В полуподвальное помещение с машины было бы невозможно заглянуть в низкорасположенное окно. На улице уже потемнело и можно, не привлекая внимания, проследить за посетителями. С того места, где стоял Том, было видно три столика и за одним из них сидел объект. Он был не один, а с человеком, которого Том узнал по фото, что прилагалось к его заказу. Именно он и должен был передать документы.

Они разговаривали, впрочем, не долго, а затем мужчина передал папку и сразу удалился. Объект остался за столиком, по всей видимости, чтобы допить свой кофе, теперь уже ему торопиться было некуда. Документы должны были попасть в сейф в его квартире и дождаться там нужного момента, а человек, стоявший на улице, знал это, поэтому он сел в машину и поехал к дому объекта.

Необходимо было подготовиться к встрече. Главное не допустить, чтоб он зашёл в квартиру, иначе тогда задача усложнялась. Том старался не осознавать того, что ему придётся убить человека. Он старался не думать о том, что это за человек и что это за бумаги, цена на которые была выше человеческой жизни. Для него это работа, которую он выполнял автоматически, не испытывая особых чувств, кроме отвращения к запаху крови.

Нельзя было сказать, что его устраивала такая жизнь, но он не знал, как все изменить. Если б можно было стереть всё из памяти, чтобы злость и угрызения совести остались в прошлом. Когда-то в детстве он верил, что жизнь прекрасна. Тогда люди, в его понимании, делились на «хороших» и «плохих». Возможно, эти четкие грани не раз проводил отец, который был успешным адвокатом.

Несмотря на то, что отец много работал, он всегда старался выкроить хоть один выходной, чтобы побыть с семьёй. Они ходили гулять все вместе — мама, папа, Том и его младшая сестра Кэт, так называли ее дома. Это было самое счастливое время в его жизни. Том очень много расспрашивал отца о работе, он мечтал, что, когда вырастет, тоже станет адвокатом. Именно поэтому, уже в начальных классах, он знал, в какой университет будет поступать, а позже начал сам штудировать учебники по праву.

И все было хорошо, пока однажды вечером отец не вернулся с работы домой. Не пришёл он и на следующий день, мать уже обзвонила знакомых, затем больницы, но никакого результата. Мать вся извелась тогда, плакала постоянно. Она подала в розыск и через неделю позвонили и попросили приехать на опознание трупа — это был отец. Этот день до сих пор вызывал у Тома дрожь во всём теле, потому что это был день начала его теперешней жизни.

Когда мать вернулась с опознания, Тому не надо было спрашивать ни о чем, по лицу матери он и так всё понял. Он замкнулся в себе, был растерян. На похоронах папы у Тома случилась истерика. Чувство несправедливости переполняло его до краёв, и он не мог этого выдержать. Это чувство и сейчас не покидало его сердце.

Отца Тома убили, а тело бросили в реку. Кто и по какой причине мог это сделать — неизвестно, убийцу так и не нашли. Смерть отца обозлила Тома, и он так и не смог избавиться от этой злости по сей день. Поэтому каждый раз, когда он спускал курок, это чувство не давало ему сожалеть о поступке, наоборот — оно его оправдывало перед самим собой.

После похорон мать Тома, долгое время не могла прийти в себя, она не знала, как дальше жить. Живя с отцом, она была как за каменной стеной, а тут вместе со стеной рухнула и её жизнь. Так как мать не работала, накопленные средства быстро закончились, и пришлось продать машину, затем дом и переехать в маленькую квартирку на окраине города. Со временем мама всё-таки устроилась на работу. По образованию она была учительницей младших классов, но после института проработала не больше года, потом после замужества уволилась и сидела дома. Квалификация была потеряна, и пришлось пойти работать уборщицей.

Том к тому моменту окончил школу, он понимал, что мечта о поступлении в высшее заведение так и останется мечтой, роль кормильца семьи надо брать на себя. Конечно, парню не хотелось идти на низкооплачиваемую работу, и поэтому поиск продолжался ни одну неделю. Том познакомился с человеком, который предложил ему за неплохую плату выполнять его поручения. По словам нового знакомого, поручения будут довольно простыми — то свёрток передать, то нужного человека встретить, и Том согласился.

На работе Том справлялся со всеми обязанностями и со временем ему стали больше доверять. Иногда посвящали в дела, носившие личный характер. К примеру, если кто-то задолжал деньги и не торопился возвращать долг, Тому надо было «сделать предупреждение должнику», припугнуть. Нередко при этих предупреждениях приходилось применять физическое воздействие, но, в конце концов, после возвращения долга Том получал своё вознаграждение. Он понимал, что его поступки были за гранью «хороших», как бы сказал отец. Конечно, было стыдно, но даже самому себе он не мог признаться, что неправильно поступает по отношению к другим. Но ведь и человек, убивший его отца, не спросил мнение Тома? Поэтому грань между «черным» и «белым» постепенно стиралась.

Однажды, контролируя отгрузку товара на складе, он зашел не в тот павильон, где на его глазах убили человека. Ему не удалось уйти незамеченным, поэтому, когда его поймали то, тоже хотели убить. Поручитель заступился за него и предложил сделку.

— Том, ты показал себя с лучшей стороны, и мне не хотелось бы терять такого человека, — сказал он, — поэтому я предлагаю тебе убить этого — он указал на парня со связанными руками — ты покажешь нам, что тебе можно доверять и тебя незачем будет убивать.

Встать перед таким выбором Том не пожелал бы даже злейшему врагу. Со спуском курка остатки веры в справедливость были похоронены вместе с этим парнем, в глаза, которому он старался не смотреть. Еще долгое время после этого Том просыпался в холодном поту, встретившись во сне взглядом с убитым парнем. Ему хотелось всё забыть, но это было невозможно и укоры совести, страх и ненависть мучили его еще больше, и еще больше хотелось той жизни, о которой он мечтал раньше.

А то, что происходило дальше, ему казалось, что это не с ним, точнее он, просто, не хотел даже себе признаться, что это его жизнь. Том не мог признать, что это его решение и им совершенное действие, он ненавидел судьбу за то, что она так несправедлива к нему. Теперь ему стали поручать задания, которые никак бы не смогли «очистить» его совесть. Поэтому после очередного убийства Том решил не возвращаться домой, было стыдно. Невыносимо было смотреть в глаза сестре и матери. Ему казалось, что они обо всем уже знают и вот-вот начнут относиться к нему, как к тем «подонкам», которые убили его отца. Том не смог вернуться домой и ночевал в машине, а наутро поехал искать себе другое жильё.

Через некоторое время он появился дома, сказал, что переезжает в другой город, «там больше перспектив», что он будет высылать деньги каждый месяц. Мать вначале хотела отговорить его от переезда, но она понимала, что сын вырос и теперь самостоятельно принимает решения. Сестра молчала, она не могла понять, как получилось так, что они всегда делились сокровенным и поддерживали друг друга в трудную минуту, но последнее время брат отдалился, а сейчас и вовсе уезжает, просто поставив перед фактом. Том обнял на прощанье сестру и мать, которая тихонько плакала. С тех пор они больше не виделись.

Том, как и обещал, высылал каждый месяц деньги, звонил, расспрашивал, как здоровье у матери, как дела у сестры, а на встречный вопрос кратко отвечал, что все нормально. Он действительно переехал в другой город, но, несмотря на это, род деятельности его не изменился. Поменялись только заказчики, и как они его находили и от кого узнавали, он не интересовался. Впрочем, как не интересовался, для чего им нужны смерти этих людей.

С тех пор прошло несколько лет. За это время умерла мать. Том не приехал на похороны, стыдно было смотреть сестре в глаза, она к тому времени вышла замуж и родила дочку. Он уже не так, как раньше, интересовался её жизнью, только всё так же каждый месяц продолжал высылать деньги на старый адрес.

Если бы ему сейчас предложили начать всё сначала, изменить свою жизнь, он бы не знал с чего начать. Раньше он мечтал о своем доме, хорошей работе и семье, а теперь всё перемешалось в его восприятии. Мечта теперь была похожа на миф, который переполнен негативными чувствами. Он злился на людей, у которых было всё, что надо было ему, и эту злость он вымещал на своих жертвах. Он не осознавал, что делает, не хотел думать ни сейчас, ни позже, он хотел выполнить заказ и отправиться в свою квартирку и погрузиться в глубокий сон без сновидений.

Том уже стоял в переулке, когда объект завернул с освещенной улицы и остановился для того, чтобы подкурить сигарету. Огонёк от зажигалки бросил отблеск на его лицо, мужчина сделал затяжку и шагнул в темную подворотню…

VI ГЛАВА

ДЖО

На следующее утро Мег проснулась рано, в приподнятом настроении. Она надела летнее платье и взяла с собой кофточку, на случай если будет прохладно. Когда она спустилась вниз, Джо уже ожидал её в холле.

— Я, надеюсь, вам удалось выспаться? — спросил он, когда вышли из дома. Мег кивнула в ответ. — Прогулки лучше совершать утром, пока не так жарко — сказал Джо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.