электронная
441
печатная A5
564
16+
Скрипка. Дорога к истокам

Бесплатный фрагмент - Скрипка. Дорога к истокам

Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-7585-8
электронная
от 441
печатная A5
от 564

Оглавление

Скрипка. Дорога к Истокам.

Жанры: Юмор, Фэнтези, Мифические существа, Попаданцы

Описание:

Попала в магический мир с помощью мага-отшельника, случайно попавшего в твой мир? Не отчаивайся! Ищи друзей в этом! Магические животные, эльфы и просто люди помогут добраться к внезапно приобретенным землям. А титул что присвоили так неожиданно в придачу, превратит тебя в полноценную хозяйку оных. Так что даже не отвертишься. А в пути тебя ждет не только приключения, но и парочка похищений.

ПРОЛОГ

— Сашка, на учебу опоздаешь!!! — донесся сквозь сон крик Ульяны, моей соседки, вырывая меня из объятий Морфея и шмякая об бренную землю. Вдобавок она еще и загремела чем-то на кухне, снова что-то мастрячит вкусненького. Она это умеет, специально встает раньше и придумывает всевозможные вкусняшки. Неугомонная. Спать бы и спать!

А чего она там так разоралась-то? Учеба? Какая учеба? О Господи, точно! На занятия пора вставать. Но так ле-е-ень. Улеглась вчера, скорее, наверно, уже сегодня, под самое утро, все с нотами разбиралась, репетируя. Вот теперь расплачиваюсь за свою самодеятельность. А-а-а, я теперь знаю, почему меня Ульянка так поднимает рано. Явно мстит! Я ей полночи спать не давала, теперь и она мне с утра спать не даст. У-у-у, вредина.

И зачем я туда поступила, а? Ведь говорила мама: «не надо!», прибавляя при этом: «Доча, ну чего тебе не хватает? Ведь отучилась на экономиста, так работай!». А то, что эта профессия мне не «в масть», никого не интересовало. Ну отучилась я на этого самого экономиста, так сказать, рабочую профессию «с которой не пропадёшь» — как говорил папа, но это же было по желанию родителей и их нравоучению! А мне нужно было совсем другое, моя душа требовала свободы и чего-то большего. И я ее получила, поступив в консерваторию! Вот так взяла и поступила! Родители были в шоке.

Вот так я и попала в такую ситуацию, где с утра пораньше меня будят криками и, по-видимому, скоро приготовленным завтраком. Потому что уже сейчас с кухни доносились превосходные запахи чего-то, запечённого и неимоверно вкусного. И когда эта девушка все успевает делать, а? Ведь тоже учится не покладая рук, получая, как и я, второе образование. Мы нашли друг друга. Фанаты своего дела.

Вздохнув, перевернулась на другой бок, натянув одеяло на голову. Чтоб хоть как-то отогнать запахи, которые мешали погрузиться обратно в такой желательный сон. Может, выходной устроить? Внеурочный, так сказать. Полежав еще немного, поняла, что все равно, рано или поздно, а придётся вставать — эта неугомонная все равно не отстанет — поэтому лучше рано, чем пинками, а потом еще и носиться по комнате в поисках шмоток.

Корить кого-то в раннем подъёме некого, сама поступила в консерваторию и, надо сказать, не без труда. Хотя могла бы уже работать по профессии и в ус не дуть. А сколько-разговоров-то было при поступлении! И все из-за возраста, чтоб его. Преподаватели даже не поверили, что я пришла тогда на экзамен. Такая «дама» среди молодняка, только выпустившегося со школы. А сколько косых взглядов! У-у-у! Были и смешки за спиной, и язвительные слова. Но все закончилось, как только коснулась смычком струн, вырывая из гула голосов тишину. Ошарашенные взгляды мне стали наградой. Преподаватели как один подались вперёд, вслушиваясь в виртуозную игру. В их глазах читалось недоверие, удивление происходящему. Были и сверкающие злобой с потаённой завистью. Но мне было все равно, у меня была цель, и я шла к ней с упорством носорога, которого раздразнили и показали направление.

Я тогда играла полную импровизацию, что шло вразрез с вступительными экзаменами, и именно этим привлекла внимание всех. Нет, я потом сыграла все что нужно, но именно та мелодия помогла убедить преподавателей и самого декана принять меня на обучение. Где и учусь, по сей день.

Младший брат, когда узнал, куда я поступила, пальцем у виска крутил и говорил, что я больная на всю голову. Добрый какой! Нет, он тоже молодец, отучился на кого хотел и живет припеваючи. Но я ведь тоже поступила именно туда, куда хотела, и теперь не хочу упустить свою возможность стать скрипачкой высшего уровня. Не для этого я прошла такой путь к своей мечте!

Я просто обожаю и люблю свою скрипку. Очень! С самого детства бредила ею. То, какие проникновенные звуки она издаёт и насколько глубоко она может проникнуть в душу, вынимая все самое сокровенное, даже не передать словами. Беря смычок в руки и прикасаясь к струнам, я словно попадала в другой мир: где нет больших высоток, вздымающихся к самым облакам, закрывающих синее небо и полуденное солнце; где нет машин, снующих, гудящих и испускающих зловонные выхлопы, где нет толп людей, постоянно куда-то спешащих и недовольных своею жизнью. А есть поля — поля и леса, простирающиеся своей изумрудной зеленью и полевыми цветами настолько далеко, что конца и края не видно, а воздух настолько чист, что пьянит и кружит голову от изобилия кислорода. И что самое невероятное в моих видениях — это то, что я плыву над всем этим великолепием, то плавно и не спеша, поднимаясь на головокружительную высоту, то падая вниз, убирая свои золотистые крылья и камнем падая к земле.

Крылья! Они были великолепны и всегда вырастали за спиной, как только я попадала в эти неведомые, настолько захватывающие видения. И за мной тянулся шлейф из золотых искр, что складывались в невесомые, невероятно красивые и сверкающие на солнце узорчатые крылья.

Как-то после занятий, находясь еще под впечатлением ярчайших видений за все время, я зашла в тату-салон и сделала себе на спине крылья в развёрнутом виде золотого цвета. Художник сначала никак не мог понять, почему именно золотые, однако, все же сделал именно то, что я хотела. И знаете, никогда об этом не жалела и не пожалею. Я просто чувствовала, что они мне нужны.

Видения были всегда разные и такие близкие, что порой казалось — только протяни руку, и ты дотронешься до изумрудных макушек деревьев или зачерпнешь прохладной, кристально чистой воды в небольшом озерце. А чаще всего я просто ощущала дыхание ветра и всю ту радость, что придавали мне эти ощущения. Все мои видения всегда были в те моменты, когда я играла на скрипке, какая бы музыка не звучала при этом. И как только она смолкала, а смычек покидал свое законное место, я возвращалась обратно, в обычный мир, с высотками, затхлым воздухом, редкими деревьями и хлорированной водой.

Все эти ощущения и видения у меня появились относительно недавно, и порой мне требовалось некоторое время, чтобы вернуться из них — настолько захватывающими и яркими они оказывались. Поначалу мой преподаватель очень волновался, видя мое состояние после таких провалов. Как он мне однажды рассказал: невменяемый вид, стеклянные глаза и замедленная реакция — вот что происходило со мной. Хотя сама я этого даже не ощущала. А уже позже, поняв, что со мной все нормально, просто давал время, чтоб я могла прийти в себя.

Откуда у меня такой эффект, никто не мог понять. Даже пару раз обращалась к врачу с этой проблемой, но все обследования и всевозможные анализы говорили, что со мной все хорошо, и я здорова как бык. Поэтому просто перестала обращать внимание на это, так же, как и все остальные. Просто отдавалась этим видениям всей душой. Главное, музыке это не мешало!

Подняв, наконец, свою тушку с кровати, (занятий пока еще никто не отменял), я, не открывая глаз, протопала до ванной, каким-то чудом не задев косяки мебели по дороге. Мы с подругой снимали небольшую, но уютную квартирку на окраине, недорого и к учебным заведениям близко.

Кстати, вот еще один чокнутый человек, который тоже получает второе образование и фанатеет своими занятиями. Учится в колледже на кого-то там, я даже не выговорю профессию. Нет, она мне говорила, но, простите меня неразумную, такого длиннющего названия я точно не запомню, да и не выговорю. В итоге это чудо постоянно бегает с чемоданом, полным семян всевозможных растений, и, как единственная соседка, я теперь знаю множество примочек — как надо и не надо обращаться с семенами. Еще бы не знать, на мне же она и отрабатывает свои экзаменационные вопросы и всевозможные дипломные работы. Нет, вы не подумайте, я многое и так знала, все же у нас тоже имеется и дача, и небольшой огородик на ней, да и бабушки в деревнях присутствуют. Но все же, такого количества всевозможных ухищрений и подходов к выращиванию провианта я не видела никогда. Ну, вот, например, где бы вы узнали, как проращивать глазки картофеля? Спросите: а оно нам надо? Есть же уже клубни для этого. А оно вон как все непросто, и такие знания тоже нужны, и я их теперь знаю. И все благодаря кому? А все благодаря своей подружке — Ульяне.

Дойдя до туалета и сделав все дела, встала перед зеркалом, полюбоваться своей заспанной рожицей. М-да, отпад, такое впечатление, что пила вчера весь вечер текилу и запивала все это литрами лимонада. Нет, надо прекращать воду на ночь употреблять, а заодно и ложиться не вовремя. А то неправильно поймут, увидев мою милую мордашку.

Умывшись и кое-как приведя себя в порядок, опять взглянула в зеркало, из которого на меня смотрела уже совсем другая девушка. Славянская внешность. Невысокий рост. Светлые волосы, скрученные в тугие кольца, доходящие до плеч. Всегда мучилась с ними из-за крупных кудряшек. Как мне постоянно говорила Ульянка: «Ты похожа на одуван» — при этом ржала как лошадь, засранка. Голубые глаза с зеленью обрамляли длинные темные ресницы. Прямой носик и немного припухлые губки — вот, что отражалось в зеркале. М-да неплохо, только фигура немного подкачала — надо спортом заняться, что ли, а то вот животик появился небольшой, да и попу отъела, но это поправимо, в форму я быстро прихожу.

— Сашка, давай быстрей, опоздаешь! — прокричала стоящая за дверью Уля, проходя мимо. Вот… будильник на ножках. Хотя и правда, надо ускоряться, а то что-то задержалась я, рассматривая свою физиономию. Выйдя из ванны, быстро оделась и явила свою физиономию пред очи подруге. Она, действительно, успела наготовить свежих пирожков и сварить умопомрачительно вкусный кофе, от которого можно было проглотить язык. В этом мы с ней были солидарны. Поэтому в нашей квартире растворимый кофе — табу! Все друзья, приходящие к нам на посиделки, были в курсе и только пользовались этим. На кофе мы не скупились.

Позавтракав, договорились после занятий встретиться и сходить по магазинам.

Учеба… Ну, учеба как учеба — скажете вы, но это для других. Я же учиться любила — даже изучая экономику, я никогда не пропускала занятий и была очень внимательным слушателем. Потому и закончила с отличием. А поступив в консерваторию, так вообще уходила с занятий одной из последних. Преподаватели нарадоваться не могли и пророчили большое будущее.

Отучившись и проведя со скрипкой целый день, довольная, неспешным прогулочным шагом направлялась к месту нашей встречи с Ульяной. Подойдя к магазину, увидела, что она уже стоит возле входа с полным пакетом продуктов и высматривает меня в толпе прохожих.

— Не поняла, а ты чего в такую рань? — удивлённо спросила ее.

— Да вот, отпустили пораньше. Решила в магазин зайти, чтоб не торчать как тополь на Плющихе, — ответила подруга, глядя на пакеты и о чём-то задумавшись.

— Ясно.

— Блин, сигареты забыла купить! — вдруг воскликнула она, ударив себя ладонью в лоб. — Ты иди, я догоню. Слушай, возьми чемодан, а то с ним крутиться неудобно. «Я быстро!» — прокричала эта нахалка, всучив мне чемодан в руки, и смылась за дверью магазина. Покачав головой (не одобряла я ее привычку к курению) я подняла пакет с продуктами и потопала в сторону дома.

От магазина до нашей пятиэтажки идти было минут двадцать, обычной дорогой, обходя все дома стороной, и десять, если коротким путем. Только этот путь лежал по тёмным, плохо пахнущим подворотням и проулкам. Поздно вечером я бы не решилась сунуться в эти «милые катакомбы», но на часах было часа четыре, на улице еще довольно светло, поэтому, недолго думая, шагнула под обшарпанные своды арки.

Задумавшись на очередном повороте, налетела на что-то «крупное». Пробурчав извинения, хотела уже двинуться дальше, но меня бесцеремонно остановили, схватив за руку, и дернули обратно. Кое-как устояв на ногах и не свалившись от такого маневра, собралась уже возмутиться, но тут же от увиденного захлопнула свой рот. На меня смотрел бугай, выше меня примерно на голову. И взгляд его, я вам скажу, не предвещал ничего хорошего. Для меня, так точно. Такими взглядами обладают мужчины, с радостью и предвкушением убивающие своих жертв, пред этим пытавшие ее не один день. В голове всплыла только одна мысль: «Убьет или еще чего похуже». И вот этого «чего похуже» ой, как не хотелось, лучше сразу.

Выглядел он еще страшней: темные засаленные волосы свисали до подбородка, неровно остриженная челка скрывала глубоко посаженные глаза тёмного цвета, отливающие каким-то потусторонним холодом, от которого меня передернуло. Крупный нос и тонкие губы, изогнутые в ухмылке-оскале, сквозь которые можно было видеть гнилые желтые зубы. А амбре от него исходило такое, что любой бомж с городской свалки продал бы душу за такой парфюм. Хотя по одежде бы и не сказала — кожаная куртка, рубашка и плотные штаны, заправленные в высокие сапоги со шнуровкой. Странный вид… для бродячего.

Все это богатство я уловила краем глаза, все так же напряжённо следя за мужчиной с замашками убийцы. А то, что он им был, сомнений не оставалось. Страх расползался и сковал все тело. Хотелось с криком убежать и спрятаться где-нибудь в укромном уголке, но его убийственно пристальный взгляд словно пригвоздил к земле и не давал сдвинуться хоть на миллиметр. Внутренности жгутом крутило от того ужаса что он сулил. Нервно сглотнув, я сморгнула. Видение не исчезло, а только усилилось.

Мужчина явно был доволен тем эффектом, который производил. Смерив меня еще раз замогильным взглядом, ухмыльнулся своей «прекрасной» улыбкой и, дыхнув мне в лицо: «Пойдёт!» — швырнул в стену. Я ожидала всего, что угодно: удара, пинка в спину и еще кучу всего — но не того, что случилось в следующую секунду. Удара не последовало! Я прошла сквозь стену, как нож сквозь масло, провалившись в темноту. Как только пакет из рук не выпустила, понятия не имею. Да и вцепилась я в него как за спасательный круг. Паника застилала глаза. Падала я долго, и даже за это время не смогла осознать того, что со мной происходило. Падение окончилось так же внезапно, как и началось — в грязь… лицом. Как только еще жива осталась.

Воздух из легких вышибло напрочь. Задохнувшись от боли, попыталась приподняться, но куда там. Руки не слушались, и все тело ломило. Чтобы не задохнуться, мне пришлось приложить немало усилий, чтоб приподняться и сделать первый глоток воздуха. Лучше бы я вовсе не дышала. Легкие опалило огнем и, закашлявшись, я снова упала в месиво. Каждый вздох — приступ истерического кашля, от которого все внутренности хотелось выблевать. Тело пылало и плавилось, хотелось орать и рвать на себе волосы, но сил не было. Меня выгибало и корчило, опаляя внутренности огнем. Кожа горела, суставы выкручивало, а мозг отключился от боли, что накатывала на меня все сильней.

Сколько все это продолжалось, я понятия не имела, минуты, часы, дни. Мне казалось, прошла вечность, прежде чем боль стала утихать. Не сразу и не по чуть-чуть, а рывками, словно ее выдергивали из меня, оставляя тупеющее чувство пустоты. Обхватив себя руками и попытавшись открыть глаза, сделала только хуже. Проникший свет ударил в самую черепную коробку, и голова снова взорвалась очередным атомным взрывом. Зажмурившись и обхватив голову руками, я застонала.

Вокруг явно что-то происходило, неясные тени сновали вокруг, но ко мне не прикасались. Я ничего не слышала. Был неясный гул голосов и каких-то звуков, которые яростно сопротивлялись проникать в мою голову.

В меня тыкнули чем-то и явно что-то спросили. Только я так ничего и не услышала. От прикосновения снова прошиб спазм боли. Мне хотелось просто умереть, чтоб прекратить все это. Но, видимо, совсем другое было мне уготовлено судьбой. Те, кто стоял вокруг, о чём-то переговаривались и явно решали, что со мной делать. Мне же было все равно. Хоть убивайте.

И все же, те, кто меня нашел, видимо пришли к какому-то решению, потому что в следующий момент меня подхватили с двух сторон и поволокли куда-то. Я не сопротивлялась. Все силы ушли на то, чтоб не стонать слишком сильно. А когда какой-то молодчик не удержал меня, и я шмякнулась с новой силой, мой мозг все же решил сделать одолжение и отключиться, погружая в спасательную темноту.

ГЛАВА 1

Очнулась, как от толчка. Словно кто сознание взял и включил. И тут же ощутила все прелести жизни. Дикий холод и сырость. Прислушавшись к себе, поняла, что боли уже нет, и только ноющие мышцы говорили, что она вообще была. Открыв глаза, поняла, что практически ничего не вижу, темень стояла жуткая, и только неясный луч света пробивался в небольшое оконце под самым потолком окрашивая потолок, в неясные цвета. Кое-как приняв положение сидя, огляделась. И то, что я смогла разглядеть, мне совершенно не понравилось.

Помещение три на три. Пол, стены и потолок из больших каменных плит покрытые заскорузлой грязью и плесенью, плюс все это художество отдавало сыростью и воняло неимоверно. Я даже попыталась встать с пола, чтоб только не касаться его. Отвратительное ощущение! Но только хуже сделала — поскользнулась и шмякнулась обратно на пятую точку. Притом довольно сильно приложившись. Вздохнув, осталась в том же положении. Сил на то, чтоб встать еще раз, просто не осталось.

Осматриваясь, все пыталась понять, как меня сюда занесло. Своим ходом я сюда бы не пришла, значит все же приволокли. И вообще ГДЕ Я? Помню страшного мужчину, швырнувшего меня в стену, которую я пролетела с грацией слона. Впрочем, ее-то я не почувствовала, а вот конец полета мне не особо понравился, ведь свой полет я окончила явно не в благоухающей ванне. От меня смердело не хуже, чем от того чужака. Я только сейчас это поняла. Да и ту сногсшибательную боль, пронзившую все тело. Откуда все это взялось?

Голова шла кругом от отупения. Вопросы возникали один лучше другого. Что вообще происходит? Где я? Как я сюда попала? И т. д. Нет, то, что я была в какой-то вонючей каменной коробке — это необратимый факт! А вот откуда она взялась в наш двадцать первый век??? Это явно смахивало на подземелье какого-нибудь замка лет так с тысячу назад. А главное, сколько я тут уже провалялась в бессознательном теле, если насколько мне не изменяет память, мои последние воспоминания отпечатались на том, что был вечер. Притом ранний вечер. А сейчас явно начало нового дня. Потому что те скудные лучи, попадавшие в маленькое оконце, становились все ярче, и можно было ненамного, но разглядеть свою камеру подробней. То, что это была камера, все сомнения отпали, единственный вход подпирала окованная железом деревянная дверь с небольшим оконцем, схваченным прутьями в палец толщиной.

А ведь во всем, наверняка, тот урод виноват. Нет, я не буду говорить, что, повстречавшись с ним, сделала бы что-то по-другому. Все равно вышло бы все так же паршиво, но… желание прибить этого упыря, благодаря которому я сюда угодила, никуда не делось! Ладно, надо приходить в себя и думать, что делать.

Привалившись в кромешной темноте к стене, тут же отпрянула от нее — ледяная. Да почему же так-холодно-то? Хорошо, на мне пальто еще осталось, только это все равно не спасало, и тепло уходило неимоверно быстро. Меня все больше пробивал озноб, и уже зуб на зуб не попадал. Надо было срочно согреться.

Так, Сашенька, давай, соберись, не раскисай и включай голову. Пошарив по полу вокруг себя, попыталась найти свои вещи, но и их не было. Забрали, гады. Скрипку жалко, все остальное не жаль. Хорошо, меня не тронули, за что отдельное спасибо. Хотя, это еще спорный момент, может это еще не конец. То, что я попала, а точнее вляпалась по самое не балуй — это я уже поняла. Ведь не просто же так меня сюда затолкнули. А вот где это «сюда» и что все это значит, я узнаю только тогда, когда за мной придут. А придут ли вообще?

Попробовав встать на ноги, чуть снова не свалилась обратно. Ноги превратились в вату и онемели. Да и неприятные колики по ногам — это вам не теплый массаж ступней в джакузи, от которого, впрочем, я бы не отказалась сейчас. Размяв конечности, насколько это было возможным, решила добраться вдоль стены до дверей.

Самое странное, страха не было. Вообще! Но предчувствие крупной подставы на свою пятую точку ощущалось неимоверно стойко. Пройдясь вдоль стены, все же доковыляла до дверей. И… кто бы сомневался — заперто. Эх, а была надежда. Может поорать?

— Эй!!! Есть кто-нибудь? — унеслось в никуда. Тишина мне была ответом. Видимо нет! Скепсис присутствует значит, жить будем.

Осмотрев еще раз свое временное прибежище, в одном из углов обнаружила перепревшую солому, толщиной сантиметров в десять. Могли бы и сюда меня уложить, когда перенесли, изверги! Не густо, но хоть что-то.

Усевшись на солому, лежавшую, аккурат, напротив двери, решила все-таки ждать. А что мне оставалось делать? Пройдясь рукой по голове, чуть не икнула от испуга. Волосы были все в толстом слое грязи, да и лицо далеко не далеко ушло. Убрав большие комья с волос, оттерла, что смогла, и с лица. Хотя, думаю, больших результатов это все равно не дало.

Одежда тоже была в грязи, да и промокла она почти насквозь. Как только сразу не заметила. Балда!

Запахнув полы отсыревшего пальто и подобрав под себя ноги, улеглась на солому. Время тянулось, словно тягучая патока, долго и так же медленно. Так я пролежала, по своим подсчетам, очень долго. Пока не задремала.

Разбудили меня неясные звуки, хорошо слышимые в кромешной тишине. Встрепенувшись и приняв вертикальное положение, стала ждать, что будет дальше. Кто-то пришел, и явно по мою душу. Потому что, сколько я не вслушивалась, тут больше никого не было, кроме меня.

Сначала я услышала быструю тяжелую поступь, словно кто-то очень торопился, а затем приглушенное бормотание. Затем в окошке забрезжил мерцающий отсвет огня или факела, бегающий по стенам. Если бы это был свет от фонаря, был бы четко направленный луч, а тут он мерцал и переливался, меняя свои оттенки от рыжего до ало-красного.

Подойдя к дверям и повозившись с замком, мужчина шагнул внутрь, освещая темное помещение впереди себя. От яркого света пришлось зажмуриться и прикрыться рукой. Да и мужчину в таком положении все равно не увижу, пока не привыкну к свету. А он явно осматривал ту картину, что пред ним нарисовалась. Н-да, неплохая, могу сказать, картина.

— Ты кто и как сюда попала? — проговорил он гулким хриплым басом. Немного привыкнув к свету и осмотрев мужчину, поняла, что ничего не понимаю. Передо мной стоял этакий Илья Муромец, только в пожилом варианте. Мужчина выглядел лет на пятьдесят, но, сколько ему на самом деле, я бы не взялась сказать. Коротко стриженые, черные с проседью волосы плавно перетекали в аккуратную ухоженную бородку с усами, обрамляющими властный рот с крупными губами. Серые глаза смотрели настороженно и с опаской. Такое впечатление, что я сейчас что-нибудь сделаю. Ага, вот прямо сейчас вытащу из-под попы соломину и ткну в кирасу на его груди, вдруг проткнет. Сам мужик был обвешан холодным оружием с ног до головы, еще и боевой меч в руках держал. И тут я поняла, что попала! Нет не так, ПОПАЛА!!! И это понимание пришло именно сейчас, когда я увидела этого «Илью Муромца» во всей амуниции. Нет, не могло такого случиться, только не это. До последнего я надеялась, что это просто случайность какая-нибудь. Розыгрыш. Но, видимо, нет! Ну что, Санька, хотела побывать в теле попаданок? Нате, распишитесь! Только вот теперь не особо-то и хотелось этих подвигов на свою пятую точку иметь. Черт, и что теперь делать-то? Что ему отвечать!? Хрен разберешься без пол-литра. Ладно, была — не была.

— Ээ… зовут Сашей, взялась… — промямлила я, во все глаза рассматривая этого «Муромца». Страшно все-таки. Хотя до этого страха ни в одном глазу не было. — А вот взялась, не знаю, откуда, — продолжила я уже более четким голосом. Вроде убивать не собирается. Так что можно и пободрее. — Была в городе, шла домой. Меня мужчина какой-то поймал и пихнул на стенку, а я бац и тута. Вот, как-то так, — ответила я, пожимая плечами. Как язык не прикусила за все время, понятия не имею. Мужчина как-то странно смотрел на меня. Ну да, не красавица, вся в грязи и воняю вдобавок. Придя к каким-то своим выводам, кивнул.

— Мужчина?

— В портал кидал? — спросил он вдруг мягче. Охренеть! Портал?! А я откуда знаю-то?! Он думает, я по порталам каждый раз летаю?

— Ну… наверно, — промямлила я неуверенно. Все же, наверно это он и был.

— По темноте летела?

— Да, а откуда…? — нахмурившись, я хотела задать вопрос, но меня перебили.

— Порталы так между мирами работают. Маги рассказывали, — ответил он на вопрос, который я так и не задала.

Маги?! Черт. Маги?!! Так я еще и в магический мир попала??? Ну ты, Сашка, крута!!! Ага, так крута, что теперь грязной и мокрой попой сидишь на гниющей соломе! Дура ты! Идиотка! Вот кто ты! Вот какого лешего тебя понесло в тот проулок, а? Прошлась бы по окольному пути, ничего, потратила бы на десять минут больше!!! Так нет, приспичило тебе на короткую свернуть.

— Мужчину можешь описать? — прервал мужчина мои излияния в космос, и вырывая из ступора. Вставив факел в специальное кольцо, возле двери, он убрал меч на свое место и присел передо мной на корточки.

— Да, конечно, — вздохнула я, пытаясь сосредоточиться. Пить хотелось с каждой минутой все больше и больше. Сколько я здесь провалялась, понятия не имею. Но обезвоживание и, в скором времени, простуду, заработала точно. — А можно воды? — проскрипела я, посмотрев щенячьим взглядом на мужчину.

— Да, конечно, — усмехнулся он. — Андерс, воды неси!! — гаркнул «Муромец», куда-то в проем двери. Я чуть до потолка не подскочила от испуга. Вот это голос! Интересно, солдаты не писаются от такого голоса? Он же явно какая-нибудь шишка в этом заведении. С такой амуницией и голосом он не может быть мелкой сошкой. Просто не имеет права на это. Крикнув, мужчина вернул свое полное внимание мне.

— Я слушаю, рассказывай, — подбодрил он меня.

Мне вот интересно, он другого места не нашел, чтоб все это выспрашивать? Хоть бы одеяло дал. Зараза. Хотя, куда мне со своим-то самоваром?

— Про все? — снова задумавшись, спросила я. Хотя, чего мне там рассказывать-то?

— Про все, — кивнул он, пряча улыбку в пышных усах. И чего мы так лыбимся? Самому-то наверно хорошо. А главное, тепло до жутиков, а у меня уже пальцы на руках неметь стали.

— Ну, хорошо, — лишь бы побыстрее выбраться отсюда. — Шла я значит по подворотне и, завернув за очередной угол, наткнулась на мужчину. Может такой же комплекции как Ваша, может, чуть меньше. Черные сальные волосы до подбородка, черные глаза, глубоко посаженные. Нос картошкой и тонкие губы. Одет… в кожаную куртку и плотные штаны с рубашкой. Я еще как-то заметила про себя, что странная у него одежда. Не такая, как у нас. Схватил меня за руку, осмотрел и что-то пробубнив, пихнул в стену, так я и попала к вам, — отрапортовала я и подняла взгляд на мужчину. «Муромец» выглядел очень задумчивым и явно чем-то недовольным. Он же сидел очень задумчивым и явно чем-то недовольный. Только вот чем? Господи, а давайте только не мной, а?

— Что такое подворотня? — задал он странный вопрос, просидев в задумчивости и разглядывая все это время мой прикид. Я удивленно на него уставилась и думала, как бы ответить на вопрос. Но нас прервал парень с кружкой воды. Воду я пила понемногу, пытаясь придумать ответ. Хотя пить хотелось неимоверно. Все это время парень внимательно и с большим интересом рассматривал меня, я его взгляд кожей чувствовала.

— Проход между и под домами, — проговорила я.

— Под домами? «Зачем?» — спросил мужчина, поднимая свои кустистые брови.

— Чтоб попасть на другую сторону дома.

— А не легче обойти, чем лезть под ним? — влез парень, чем вызвал хмурый взгляд начальника. А и правильно, нечего лезть туда, куда не просят. Хотя я могу его понять, любопытный он малый, наверное. Парень под взглядом мужчины стушевался, захлопнул рот и сделал шаг назад, тем самым говоря, я ни причем.

— Ты не лезешь под дом, ты ПРОХОДИШЬ под ним. У нас дома высотой от пяти этажей, ну это метров тринадцать, а могут достигать высоты до ста метров и длиной метров пятнадцать. Поэтому делают проходы в них. И порой, стоят такие дома очень тесно, а обходить их очень долго. Поэтому и делают такие вот проходы, — парень на меня смотрел как на сумасшедшую. Мужчина же хмурился.

— Как стены? — уточнил он.

— Примерно, — кивнула я. — Только шире в пятьдесят раз и выше.

— Ясно… С человеком, который тебя толкнул в портал все понятно, это один из разбойных, которого мы ловили недавно. Значит, ушел все-таки. Кстати, у вас в мире много магов? — спросил с серьезным видом мужчина.

— У нас нет магии, у нас техногенный мир, — ответила я, вспомнив, как наш мир называли во всяких фентези.

— Какой?! — спросили мужчина и паренек в один голос.

— Техногенный, — тут я уже не смогла сдержать улыбки. А парень и мужчина на меня вылупились примерно одинаково. И тут мужчина как грохнет хохотать на всю камеру. Переглянувшись с пареньком, я взглядом спросила, в чем дело. Он мне ответил только пожатием плеч.

— Я так понимаю, магии у вас нет? — я покачала головой. — Ясно, ну поздравляю его, теперь он там застрял. Тебя сюда пихнул для равновесия. Только не учел одного, там нет магии и вернуться он не сможет. А нет магии, и защиты нет, так что в любом случае он останется там и его настигнет разочарование. Ну, хоть с этим мы разобрались, — пробормотал мужчина, отсмеявшись. Затем замолчал, и какое-то время смотрел в одну точку о чём-то думая.

— А можно вопрос? — подала я голос через некоторое время, когда мне надоело ждать его дальнейших действий.

— Да, конечно, — сказал он, встрепенувшись и выплывая из своих дум. Парень так и стоял, не отсвечивая, пока старшие разбираются.

— Ну, во-первых, как к вам обращаться? — я все же решила узнать кто он, а то как-то неудобно. На «ты» к нему не обратишься. Все же не молодой. А выкать каждый раз… короче, неудобно и все. Да вроде и не враждебно настроенный, поэтому будем узнавать, что со мной будут делать дальше.

— Фаир, Джонатан Фаир, капитан охраны замка, в котором ты находишься, — отрапортовал он. Может еще бы и пятками стукнул и честь отдал, если бы не сидел на корточках.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 441
печатная A5
от 564