электронная
280
печатная A5
360
6+
Сказки старого заповедника

Бесплатный фрагмент - Сказки старого заповедника

Сказки для детей

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-3310-0
электронная
от 280
печатная A5
от 360

Посвящаю моему сыну, первому терпеливому слушателю и помощнику

Совёнок и желудята

На краю лесной поляны стоял старый дуб.

Весной лишь на макушке его кроны распустились листья и редкие соцветия-серёжки.

Летом поляна расцветилась ярким цветочным ковром. Вокруг дуба закипела жизнь: носились птицы, гудели шмели, в траве мелькали длинноухие зайцы, и во все стороны «выстреливались» кузнечики.

В дупле дерева у молодой Ушастой Совы из единственного яйца вылупился долгожданный Совёнок, белый и пушистый, как шарик созревшего одуванчика.

По ночам Совушка улетала охотиться, а днём дремала, прислонившись к дереву.

Солнечные дни сменялись дождливыми, звёздные ночи безлунными. Совёнок начал высовываться из дупла, осматриваться по сторонам. И мама стала рассказывать ему истории о лесной жизни. Малыш слушал, раскрыв клюв.

И дуб слушал, вздыхал.

Пять выросших на его ветках желудят не ладили между собой, только хвастались друг перед другом, кто из них самый зелёный, большой, крепкий и красивый. Дуб просил их не шуметь, чаще прятаться под листьями, но желудята лишь хихикали. Только один из них помалкивал.

— С непослушными детьми рано или поздно случаются неприятности и даже несчастья, — сказала однажды Совушка, когда желудята особенно распищались. — Мне жаль, что у почтенного старожила нашей поляны такое невоспитанное потомство. Из них вряд ли вырастут дубки.

— Один желудёнок не такой, как остальные, — скрипнул Совенок, давно и с любопытством наблюдавший за маленькими болтунами.

— Что ж, — кивнула мама, — возможно, именно он когда-нибудь будет красоваться на поляне замечательным деревом.

Как-то желудёнка, хвастающегося своей красотой, заметил жук с длинным носом. Жук нетерпеливо загудел, заполз на желудёнка, выгрыз в нём углубление и улетел.

— Теперь ты не самый красивый, — хмыкнул желудёнок, считавший себя самым большим.

Раненый желудёнок завернулся в лист, но это ему уже не помогло.

— Мама, — спросил Совёнок, — кто испортил желудёнка?

— Жук-долгоносик, — с сожалением покачав головой, ответила Совушка. — Он прокусывает в жёлуде кожуру, выедает содержимое, делая ямку, и прячет в неё яйцо, из которого выйдет личинка, его детка. Жук может вернуться, тогда и остальным желудятам несдобровать.

Едва Совушки прикрыли глаза подремать, как на дуб прилетел Дятел, постучал клювом по стволу, заметил самого большого желудёнка и быстро расклевал его.

На дереве ненадолго затихло.

— Ах, какой я зелёный! — не удержался один из оставшихся болтунов. — Я зеленее самого зелёного листа на всём дереве.

— А я самый крепкий! — расхвастался другой желудёнок, раскачиваясь.

Тут хвостик на его шляпке, державшейся за ветку, отломился. Хвастун полетел вниз, где его подобрал пробегавший мимо Кабанчик.

Ночью пошёл дождь. Под сильным ветром Дуб охал и скрипел. На рассвете Совёнок увидел поломанные ветви, на одной из уцелевших висел молчаливый желудёнок. На дереве он остался один.

Наконец пришло время, Совёнок выбрался из дупла.

Мама терпеливо показывала ему, что умеют делать его крылья. Она учила его летать! Малыш внимательно слушал маму и у него всё получалось. Позже она разрешила ему погулять по дереву.

Совёнок, осторожно перепархивая с ветки на ветку, подобрался к желудёнку. Тот из зелёного стал светло-коричневым, в ладной шершавой шапочке.

— Это мой сын, — гордо проскрипел Дуб, — вылитый я в молодости!

— Ты тоже стал похож на меня, — сказала мама Совёнку, — и ушки-пёрышки выросли просто замечательные.

В это время по дереву быстро пробежала хлопотунья Белка. Она сорвала желудёнка-молчуна и унеслась вниз.

От неожиданности Совёнок ухнул ей вслед.

— Не сердись, так надо, — успокоила его Совушка. — Белке пришло время делать запасы на зиму. Она зароет жёлудь в землю. Это называется кладовка. Иногда Белки о них забывают, тогда весной из земли торчат крошечные и беззащитные зелёные ростки. Они растут медленно, пройдёт много лет, прежде чем превратятся в куст или дерево.

От маминых слов Совёнок немного успокоился.

Вскоре Совы задремали.

На дереве стало тихо-тихо.

Старый дуб всё слышал. Он подумал, что его желудёнок обязательно вырастет красивым и сильным деревом.

Добрый Совёнок за ним присмотрит.

Совёнок и еловое семечко

На исходе весны, вместе с белоснежной черёмухой, в заповедном лесу впервые «зацвела» нездешняя молоденькая ель. На её ветках зазеленела мягкая хвоя с коричневой шишечкой-свечкой на конце: это и были «цветы» ели.

Теперь пришла ранняя осень, жаркий сухой сентябрь.

Порх… На пушистой еловой ветке закачался Ушастый Совёнок.

Тут маленькая, похожая на веретено, шишка и раскрылась. К земле полетели вызревшие позже всех семена-однокрылышки, а одно семечко застряло между хвоинок.

Совёнок внимательно рассмотрел его со всех сторон и решил познакомиться:

— Я Совёнок, а ты кто?

— Я — Еловое Семечко, — представилась кроха.

Совёнок решил его освободить и поддел семечко кончиком крыла. Он так увлёкся, что не сразу заметил, как на землю спрыгнула Белка. Она стала быстро-быстро подбирать и уплетать выпавшие из шишки семена.

— Она всех съест! — охнуло Семечко.

В это время по ветке прошествовал золотисто-зелёный жук, и Совёнок решил отвлечь нового приятеля.

— Смотри, — скрипнул Совёнок, наблюдая за неторопливыми шагами насекомого, — это полезный для леса жук красотел пахучий, он поедает куколок бабочек и всяких гусениц.

— Кто это гус… гусеницы? — с трудом выговорило Семечко.

— Гусеницы очень прожорливые насекомые, — ответил Совёнок. — Они бывают маленькие и большие, пушистые и нет, разноцветные и совсем некрасивые. Ох, осторожно!

Шаг — и Совёнок плюхнулся на Семечко, а за ветку зацепилась птица с красной шапочкой на голове, бойко застучала по дереву и р-раз! — торчат из её острого клюва длинные усы жука!

— Птица дятел, лесной санитар, — пояснил Совёнок. — Он достаёт вредных личинок из-под коры дерева, а сейчас поймал жука усача. У жуков есть дети-личинки, они грызут древесину дерева, из-за этого оно болеет и умирает. Еще дятел расклёвывает шишки. Он укрепляет их между сучков и достаёт семена, а те, что упадут на землю, найдут и съедят мыши. — Совёнок вздохнул и добавил: — Так живёт лес.

— Не хочу, чтобы меня съели, — всхлипнуло Семечко. — Я хочу вырасти большой елью.

Совёнок щёлкнул клювом, подобрал кроху, слетел на землю и расковырял коготком ямку.

— Увидимся весной! — прошептал он, осторожно укладывая Семечко.

В это время на ели закачалась другая Ушастая Сова.

— Мама! — Совёнок взлетел на ветку и присел рядом с ней. — Я познакомился с Еловым Семечком. Оно совсем маленькое, но очень хочет вырасти настоящей елью. Я спрятал его ото всех под тёплым мхом.

— Ты всё сделал правильно! — одобрительно кивнула Совушка. — Не так просто ему выжить в большом лесу. Семечко будет пить осенние дожди, отдыхать зимой под листвой и снегом, а прорастёт будущей весной. Ты посадил своё дерево.

— Когда подрастёт, мы прилетим к ёлочке в гости, — развеселился Совёнок.

— Всё так и будет, — согласилась Совушка. — Теперь нам пора возвращаться домой. Полетели!

Как Совёнок груше помогал

От сырости и холода деревья в лесу поскрипывали голыми чёрными ветками. На редких проталинах кое-где синели колпачки робких пролесок.

Две Ушастые Совы, жившие в дупле старого дуба, давно поговоривали о весне, тепле и солнце. Совёнок часто спрашивал у мамы-Совы: когда же она придёт, эта загадочная весна?

— Когда снега не будет, — говорила Совушка. — Присматривай за ним.

Совёнок спал вполглаза — за снегом следил. Но тот его всё равно перехитрил: растаял!

— Это весна? — спросил Совёнок, внимательно рассматривая чёрную землю под дубом.

Так случилось, что он вылупился из яйца поздно, не весной, как все птицы, а летом, когда другие Совята уже перепархивали по деревьям с ветки на ветку, видел осень и перезимовал в родном лесу вместе с мамой.

— Да, пришла, — легко вздохнула туманного рассветного воздуха Совушка. — Снег стал водой и напоил землю.

— Откуда приходит весна? — не унимался Совёнок.

— Её приносит солнце.

— Как это? Оно было и зимой, когда мы с тобой немножко мёрзли, — при этом пёрышки у Совёнка чуть всколыхнулись.

— Зимой солнце не грело, только светило, да и то не каждый день, — согласилась мама, — а весной оно с каждым рассветом поднимается всё раньше и выше и согревает всех вокруг. Чувствуешь, какое оно сегодня ласковое? Каждому пёрышку тепло.

Совушка уютно встряхнула крыльями, потопталась на ветке и замолчала, решив, что вопросов больше не будет и пора подремать. Она закрыла глаза.

Совёнку спать не хотелось. Он бесшумно вспорхнул, и полетел по краю поляны, внимательно рассматривая всё вокруг.

Едва он пристроился на корявом сучке одного из деревьев, как услышал шорох, слетел на землю и приготовился к встрече.

Под старым пнём виднелась чья-то зимняя нора, её хозяин как раз выбирался наружу. Вот показался перепачканный грязью нос-кругляшок, за ним мордочка с чёрными глазами-бусинами под колючим хохолком.

— Я знаю, ты Ёжик! — обрадовался Совёнок. — Вылезай скорей, весна пришла!

Ежик выполз из норы, лишь покосился на птицу, и стал принюхиваться.

— Ты что-то потерял? — участливо спросил Совёнок.

— Есть хочу, — не очень приветливо буркнул в ответ Ёжик. — Осенью под этим деревом было много груш, а на них улиток и слизней, я с мамой и сёстрами их собирал. Где же груши?

— Подожди, я всё узнаю и скоро вернусь, — попросил Совёнок и полетел к своему дуплу.

— Мама, пожалуйста, проснись! — Совёнок приземлился на ветку, нетерпеливо моргая большими, круглыми глазами. — Во-он там голодный Ёжик ищет под грушей каких-то слизней и улиток.

— Не волнуйся, — сказала мама, — он постарается и обязательно найдёт себе еду. И груши со всякими насекомыми, или червячков тоже найдёт, только осенью. Всему своё время. Сначала дерево должно зацвести. О, это будет красиво, как в сказке! Прилетят пчёлы собирать в цветах нектар и переносить пыльцу. Потом получатся завязи будущих груш. К осени они обязательно созреют. Надо потерпеть.

Совёнок поспешил к груше и всё, что узнал от мамы, пересказал Ёжику.

— Где взять пчёл? — вздохнул Ёжик. — И что такое цветок?

— Не знаю, — замялся Совёнок, — но мама сказала, что это красиво, как в сказке.

— Как в сказке! — повторил Ёжик. — Тогда я подожду.

Он устроился под грушей и стал ждать.

Совёнок ждать не мог. Нужно посмотреть новый муравейник, послушать, как ветер шелестит в листве молодых осинок, заглянуть в чащу, где вчера, ломая сучья, упала старая берёза, помочь тёте Белке снять прошлогодние грибы. Вот сколько важных дел. Хорошо, что есть крылья, иначе всего не успеть!

Но однажды Совёнок почувствовал, что утренний воздух пахнет как-то особенно душисто, и полетел к груше.

Дерево нарядилось в белые цветы, а пчёл всё не было.

— Надо разбудить пчёл-сплюшек, — решил Совёнок.

— Эй, Совёнок! — крикнула вдогонку Белка, что-то собиравшая под сосной. — Ищешь пчёл? Во-он там, в дупле старой осины, живёт большая семья диких пчёл. Будь осторожнее! У них не очень покладистый характер.

А Совёнок уже стучал клювом в пчелиный дом. Будь что будет, но с пчёлами он поговорит!

Сейчас же раздался тревожный гул, из дупла, одна за другой, выскочили несколько сердитых полосатых хозяек.

— Тётеньки Пчёлы! — храбро объявил Совёнок. — Это я вас разбудил. Вы очень-очень нужны груше и её цветам.

— Летим! — тут же зажужжали Пчёлы. — Летим скорее!

— Ещё позови земляных шмелей, — посоветовала вездесущая Белка, на почтительном расстоянии наблюдавшая за дружно проснувшимися насекомыми.

Совёнок разбудил шмелей, живших в земляных дырах у корней розового клевера, а вместе с муравьями разыскал в траве полусонных жуков.

Ярких бабочек и даже некрасивых мух, всех уговорил Совёнок полететь на помощь груше.

Весь день на дереве кипела дружная работа.

Вечером, когда последние лучи солнца позолотили лепестки цветов груши, одна из Пчёл прожужжала:

— Совёнок! Прилетай к нам в конце лета лакомиться мёдом!

Рыжие лесные Муравьи сказали:

— Дай знать, мы придём и соберём всех гусениц с дерева, на котором ты живёшь.

Белка тоже не осталась в стороне:

— Угощу тебя первыми боровиками.

Ёжик пофыркал и предложил:

— Будем осенью на грушах улиток собирать. Вместе веселее.

Совёнок смущённо моргал в ответ.

Дома, посиживая рядом с мамой на ветке старого дуба, Совёнок рассказал ей про пчёл, шмелей и жуков, а потом спросил: какие груши на вкус?

— Мы, совы, их не едим, — ответила Совушка, — нам не нужны грибы и мёд, но я видела, как всё это нравится другим птицам.

— Я только немножко попробую, — проговорил уставший Совёнок и заснул.

— Обязательно, — кивнула мама. — Отдыхай. Пусть добрые сказки побудут с тобой ещё немного.

Как мама Совёнка грибной народец примирила

Как-то на лесной поляне заспорили грибы: кто из них самый главный, самый красивый, самый знаменитый, самый-самый!

— Я самый главный и красивый гриб в нашем лесу, — важно заявил Боровик. — Ни у кого из вас нет такой замечательной шляпы.

— Воображала! Задавака! — наперебой закричали другие грибы.

Боровик осмотрел их свысока и сказал:

— Всякий грибник мечтает встретить в лесу нас, боровиков. Если находит, радостно говорит каждому: «Здравствуй, царь грибов!». Вот какой нам, боровикам, почёт и уважение.

— Ничего подобного! — возмутился Маслёнок. — Я слышал, как обо мне сказали: «Полюбуйтесь, какой красавец этот маслёнок!»

— А про нас говорят «лисички-сестрички», — хором пропищала семейка Лисичек. — Мы особенные, потому что лисичка — единственный гриб, который не трогает червь, а всех остальных может испортить любая козявка. Фу!

Жуки, мушки и мошки, притаившиеся под травинками и листиками, обиженно загудели.

Меж тем грибной народец разошёлся ещё больше, хвастаясь, кто цветом, кто размером своих шляп.

Дремавшие на ветке дуба две Ушастые Совы открыли глаза и с интересом посмотрели на грибной народец.

На соседнем дереве Белка перебирала кусочки мха для утепления в новом дупле. Она досадливо махнула лапой и проворчала:

— Каждое лето грибы ссорятся и шумят на весь мир. О чём спорить? Для зимних запасов мне, например, нужно много грибов. Причём тут какая-то красота, если я их кушать буду?

В сторонке, вздыхая, стояли яркие мухоморы и бледные поганки. Да, обидно: у съедобных грибов, их вечных соперников, завидная жизнь! За ними приходят в лес, их усердно ищут, ими любуются. Они знамениты и любимы.

Кто хорошо скажет о мухоморе? Какой грибник порадуется встрече с бледной поганкой? Если кому попадётся такой «подарочек», в ход пойдёт палка, гриб сорвут и даже растопчут. У несъедобных грибов нелёгкая жизнь и бесславная кончина.

— Во-он тот самый молчаливый гриб мне нравится больше всех, — тихо сказал Совёнок, — он в красной шляпе с белыми горошинами и в белой юбочке. Он самый красивый!

— Совёнок, в лукошко этого красавца никто не положит, — сказала мама-Сова. — Мухомор ядовитый гриб, опасный для жизни! Бледные поганки, мухоморы… Хорошие грибы так не называются.

Мухомор услышал Совушку и покраснел ещё сильнее. Белые горошинки на его шляпе чуть не попадали в траву.

Бледная поганка ещё больше побледнела и собралась упасть в обморок, но Мухомор успел её поддержать.

— Мама, почему грибы ссорятся? — спросил Совёнок.

— Потому что им никто не объяснил, какие они все до одного самые-самые, — ответила Совушка.

Грибы притихли.

Боровик снял шляпу, поклонился и вежливо сказал:

— Уважаемая Сова! Помогите разрешить вечный спор: какой гриб в нашем лесу самый главный?

Совушке понравилось такое обращение. Она слетела на пенёк, около которого из травы выглядывали яркие Рыжики.

— Выбрать из вас самого главного совсем не просто, — начала Совушка. — Красота у каждого своя, поэтому вы не похожи друг на друга и у каждого есть своё имя. — Она посмотрела на кучку ядовитых грибов и добавила: — Не старайтесь, поганки! Не прячьтесь под чужие шляпы. Никогда вы такими замечательными и особенными, как съедобные грибы, не станете!

Поганки что-то прошипели и удалились с поляны.

— Я птица ночная, к пёстрым краскам дня равнодушна, — продолжила Совушка, — но знаю, что это красиво, когда из травы или мягкого мха виднеются ваши разноцветные шляпки. Уважаемые грибы, вы одно из украшений нашего заповедного леса, как деревья и кустарники, цветы, бабочки, птицы и животные.

Грибы слушали, и их шляпы чуть не падали от удовольствия.

— Вы все до одного главные и … — Совушка обвела поляну хитрым взглядом и добавила: — наверное, вкусные.

Она бесшумно взмахнула крыльями и вернулась на ветку.

Совёнок распушился от гордости за свою маму. Растроганная её мудрой речью Белка вытерла нос кончиком своего пушистого хвоста.

Грибы-спорщики миролюбиво закивали друг другу, и пошли каждый на своё место: боровики разместились под вековыми дубами, опята и грузди убежали в светлый орешник, лисички рассыпались на мягком зелёном мхе, подосиновики и подберёзовики направились в весёлые осины, а маслята спрятались под высокими соснами.

С того дня грибной народец редко ссориться. Ведь каждый гриб особенный, неповторимый, самый главный, самый красивый, самый-самый!

Спасибо Ушастой Сове.

Совёнок и белые мухи

Студёный осенний день надёжно упрятал солнце за хмурые облака. Время от времени моросил дождь.

Пережидая непогоду, мама-Сова и подросший Совёнок посиживали в дупле старого дуба.

— Холодный ветер, дует прямо в дырку, — Совушка переступила с лапы на лапу. — Чувствую, скоро прилетит много-много белых мух, лёгких кружевных снежинок, они накроют всё вокруг.

— Белые мухи, — тихо повторил Совёнок. — Они кусаются?

— У них нет зубов, — покачала Совушка головой. — Снежинки принесут зиму, наступит холодное время года, когда спят деревья и маленькие зверьки. Зайцы, белки и лисы поменяют летнюю шёрстку на зимние шубки.

— Как они это сделают? — удивился Совёнок.

— По-ли-ня-ют. Старая шерсть вылезет, отрастёт новая, пушистая и тёплая.

— А линять не больно?

— Нет. В тёплых новых шубках зверькам легче зимовать.

Сильный порыв ветра подхватил листья, закружил и занёс один в дупло. Мама подвинула его под лапы, где лежали другие листья, перья и кусочки мха.

— Пригодится, — деловито сказала она. — Помнишь, совсем недавно ночь дарила приятное тепло и свежесть, но потихоньку стало холодать. Листья на деревьях сначала пожелтели и покраснели, а потом медленно полетели на землю. Это называется листопад. Теперь листва лежит толстым слоем, чтобы беречь землю от морозов. Глубоко в почву забрались червяки, сурки, змеи, в трещинках покоятся насекомые и семена. Все уснули до весны. От солнца тепла не жди, оно с зимой не дружит. Солнце днём ярче — ночь морознее и длиннее, а дни короче. Но ты не бойся. Наше дупло — хороший, надёжный дом. Посмотри, у нас тёплые перья, а под ними маленькие пушистые пёрышки. Сова птица серьёзная, не певун-соловей или нежная цапля.

— Наши перья — это шуба, как у тёти Белки? — спросил Совёнок.

— И как у тёти Лисы! — развеселилась Совушка. — Надо только правильно распушиться. Вот так!

Она встряхнулась и стала похожа на шар с ушами-рожками.

— Расскажи, как будет зимовать Ёжик? — спросил Совёнок и тоже распушился.

— Твой колючий дружок? — уточнила мама. — Зима для него настоящее испытание. У Ёжика нет шерсти, поэтому он давно забрался глубоко под корни старого пенька, куда ещё летом и осенью натаскал сухих листьев, свернулся клубочком, медленно подышал и уснул. Во сне легче переждать морозы. Каждой осенью Природа с нами прощается, а каждой весной она рождается снова. Вместе с ней вернутся перелётные птицы, совьют гнёзда, выведут птенцов. Всё это случится после зимы.

Мама обняла Совёнка крылом, и он уснул.

С неба бесшумно упала первая снежинка, потом ещё одна, и ещё. Вскоре лесная поляна стала белоснежной.

Совёнок открыл глаза и почувствовал, что в дупло не дует ветер. Дырка, из которой они с мамой вылетали, обросла снегом.

— Зима, — вздохнула мама, — теперь тебе не холодно?

— Нет, — Совёнок прижался к маминому крылу.

Про себя он решил, что ночью внимательно рассмотрит зиму и снег. Ещё попробует снежинку на вкус. Только осторожно, чтобы мама не увидела и не расстроилась.

Совёнок и лягушка

Совушка знала много интересного о старом заповеднике. Однажды она рассказала Совёнку историю о лесном ручье.

Тёмно-серебристая лента воды пряталась среди ивовых деревьев, а дальше, став прозрачной до самого дна, бежала мимо высоких берёз в чащу.

Если полететь над ручьём, увидишь большое лесное озеро. Вода в нём даже летом тёмная и холодная.

В озере обитает разная живность: рыбы, перловицы, улитки. По воде, как по земле, бегают водяные клопы водомерки, а над водой летают стрекозы. Они расправляют свои прозрачные крылья и замирают, любуясь своим отражением на водной глади.

Совёнок слушал, и его ушки-пёрышки тихонько вздрагивали. Ему очень хотелось посмотреть на ручей, но ещё больше на загадочное озеро.

Он спросил у мамы про воду и кто такие рыбы?

— Вода — это много-много капелек дождя в одном месте, — пояснила Совушка. — Если в неё опустишь крыло, оно станет мокрым и некрасивым. Если намочишь лапы, то почувствуешь холод и можешь заболеть.

— Как же в воде живут рыбы? — удивился Совёнок.

— Рыбы в воде рождаются, — ответила мама. — Ты родился в тёплом дупле дерева. Тебе здесь хорошо. Рыбам хорошо в мокрой и прохладной воде.

— И они не болеют?

— Рыба болеет без воды, — успокоила Совёнка мама. — Ещё в озере есть существо, называется ля-гуш-ка.

— О-о-о, — развеселился маленький Совёнок, — какое смешное имя!

— Не смешнее, чем личинка или улитка, — возразила Совушка. — Каждое живое существо рождается тем, кем оно рождается, а имена, они всякие бывают.

— Расскажи про лягушку, — попросил Совёнок.

Совушка кивнула и продолжила:

— Лягушка появляется в воде из крошечной и круглой, как яйцо, икринки, она очень шустрая, с хвостиком и большой головой. Поэтому, когда лягушка ещё детёныш, её называют головастиком. К осени у него отрастают лапки: сначала две поближе к голове, потом ещё две у хвоста. Смотри, у нас только две лапы.

Совёнок нагнул голову и долго изучал своё брюшко и две пушистые лапы с чёрными блестящими крючками-коготками, крепко державшиеся за ветку дуба.

— Одна, ещё одна… — посчитал он и вопросительно посмотрел на маму.

— Верно, птицам нужны две лапы, — кивнула она, — чтобы зацепиться за ветку или ходить по земле. У лягушки их четыре. А хитрая какая! Живёт в воде и на земле. Маленькой обитает в воде, в ней же питается и потихоньку растёт и изменяется. Когда отрастают лапки, она может по земле передвигаться. Передние лапы короткие, а задние длиннющие. Си-и-дит себе лягушка в траве, ловит большим ртом зазевавшихся мух и комаров, а потом ка-а-ак прыгнет в воду. Плывёт и лапы вытягивает. Или замрёт и лежит на воде, словно лист с дерева упал. Наплавается, на землю выйдет и, как ни в чём не бывало, на солнышке загорает.

— Зачем лягушка прыгает туда-сюда?

— Она так спасается, — серьёзно сказала мама, — у каждого врагов и в воде, и на суше хватает.

Совёнок немножко знал про врагов и понимающе кивнул.

— Совсем маленькой я жила со своей мамой недалеко от озера, — продолжила Совушка. — В начале лета, по ночам и до самого утра, лягушки громко квакали. Они так между собой разговаривают. И ещё дождь зовут.

Малыш раскрыл клюв и хотел попробовать квакнуть, но только скрипнул, как это делают все маленькие совята.

Когда пришло время, окрепли его крылья, он полетел над лесным ручьём.

Вот оно, озеро! Большое и тёмное, окружённое высокими соснами.

На песчаном берегу, усыпанном сосновыми шишками, стояла олениха с оленёнком. Они пришли на водопой.

Совёнок осторожно подобрался к воде, опустил в неё кончик крыла и попробовал лапой. Всё получилось так, как говорила мама: перья слиплись и повисли, а лапе стало холодно.

Совёнок взлетел на дерево, расправил крыло для просушки и вытянул лапу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 360