электронная
20
печатная A5
309
12+
Сказки Шарлотты

Бесплатный фрагмент - Сказки Шарлотты

Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6235-4
электронная
от 20
печатная A5
от 309

Сказки Шарлотты

ТРИ УЧИТЕЛЯ

Непросто быть отцом взрослой наследной принцессы. У короля не было сыновей, и была единственная дочь, которая хотела в жизни только рисовать. Он рисовала вдохновенно и радостно, когда была маленькой. Она прилежно училась рисованию, когда начала постигать науки, и вот теперь, когда ей следовало начать приобщаться к государственным делам — она сказала, что государство не интересует ее вовсе, а интересует рисование.

Было много сказано слов в тронном зале. Было много сказано слов в королевском кабинете. Принцесса не хотела думать о королевстве, а хотела лишь следовать своему призванию. Королевский дворец пропитался запахом масляной краски, история искусств была любимой наукой принцессы.

— Что ж, — сказал однажды король, — я принял решение, и мы поступим так. Я дам тебе год и трех учителей. И через год ты докажешь мне, что твое мастерство превыше нашего государства. Ты будешь идти к цели ровно год, чтобы доказать мне, что талант художника может стоить целой страны!

Король был очень опечален. Он был хорошим королем.

— Если же ты не сможешь рисовать так, чтобы замолкал каждый, кто проходит мимо твоих работ — мы никогда больше не будем обсуждать этот вопрос. Ты станешь той, кем была рождена — королевской дочерью, и возьмешь на себя заботу о своей стране!

Казалось, что король ставит принцессе невозможное условие — но оно ее не испугало. И король знал, чего требует. Принцесса была искусна и рисовала так ярко и жизненно, что ее рисунки любили все в королевстве.

Принцесса согласилась. Она была уверена в том, что выбрала. Начался отмерянный год.

К принцессе пришли два учителя — те, которых пригласил король. Два почтенных старика стали учить девушку.

— Я научу тебя выражать чувства, — сказал один, — Если ты будешь прилежна, ты сможешь рисовать так, что люди смогут чувствовать то, что ты изобразила.

— Я покажу тебе, как рисовать правду, — пообещал второй, — и твои картины будут нести истину, если ты будешь внимательно учиться.

Принцесса была прилежна. Много часов проводила она в мастерской. И она узнала, что мастерство художника не в кисти, и не в цвете.

Она научилась не лгать на холсте и не бояться чувств. Она стала мудрее. Но ей не пришло в голову усомниться в том, хорошо ли она поступает, отказываясь от королевства.

Наступил день, когда к королю пришли два старых учителя:

— Больше нам нечему учить принцессу. Она может то, чего не мог ни один из наших учеников. — улыбнулись они.

Пришла пора третьего учителя.

Не молодой, но и не старый, человек в потрепанном сюртуке занял место в мастерской.

— Я научу тебя нести благо своим трудом. Ты научишься радоваться тем картинам, которые принесут пользу или счастье людям. Чувствовать еще до первого штриха, как написать картину, которая сделает счастливым других. И отказываться от тех, которые будет лишь тешить людское самолюбие. Или твое тщеславие.

Я научу тебя честно смотреть на свою работу.

Принцесса с новой силой принялась за дело. Год близился к концу, а она даже не задумывалась, что она должна представить отцу. Ее увлекло новое — откровенная правдивая живопись принцессы должна была стать великой. Она перестала ценить свой талант.

В один прекрасный день принцесса проснулась с идеей. Она помчалась к королю.

— Я знаю, что я сделаю, чтобы доказать тебе, что мне стоит рисовать! — закричала она с порога, — Я раскрашу старую крепость!

Город хранил в себе, как историю, старую крепость. В самом центре, рядом с городской площадью стояли каменные стены, внутри которых обветшалая штукатурка напоминала о том, как беспощадно время к героям давних времен. Когда-то это было место пиров доблестных рыцарей и принятия государственных решений, балов и трубадуров, а теперь ее наряжали в праздники и пили горячий пунш под ее стенами.

— Мы починим ее, и я распишу стены старого замка! И все жители королевства смогут приходить туда, а бродячим музыкантам не придется мокнуть под дождем.

— Что ж, это хорошая затея. — отвечал король, и уже к вечеру в распоряжении принцессы были штукатуры и каменщики.

Много денег пришлось потратить на краску. Принцессе не хватило бы времени самой ее смешивать, и она приняла помощь городских ребятишек.

Вся страна наблюдала за тем, как принцесса ради своей свободы строит для народа дворец из старого замка. Это было нетрудно — страна была небольшой, всего несколько городов. Многие приходили посмотреть и восхищались — но принцесса запретила хвалить ее. Она уже расписала уцелевшие своды замка и украсила все окна. Потолок украшали сцены из прошлого, стены — герои страны, а таковых нашлось в королевских летописях немало, когда принцесса искала образы для своих картин. Фрески высыхали быстро. Затирающие стены помощники парили вместе с принцессой под самой крышей, привязанные к трем веревкам сразу — король строго-настрого приказал гвардейцам принять все самые жесткие меры безопасности. Мальчишки внизу, перемазавшись краской, походили на живые цветы. Принцесса торопилась успеть к сроку. Но несмотря на все ее усилия, время окончания работ наступило раньше.

— Я не могу закончить работу в срок, — грустно сказала она однажды отцу. — Наш договор подошел к концу.

Король ответил, что иногда искусство само назначает сроки и дал принцессе еще две недели на окончание всех работ.

За два дня до нового срока дворец был готов.

— Здесь можно ставить представления и устраивать празднества! — сказала принцесса.

Целая страна пришла восхититься ее работой. Вся история государства была нарисована на стенах. Каждый находил здесь своего предка — ведь королевство как мы уже сказали, было очень маленькое. Первый этаж здания изображал то, чем королевство живет сегодня. Чем гордится. Никогда со времен великих завоеваний люди не чувствовали себя такими сплоченными.

Король молчал.

— Ну, что же ты молчишь? — крикнул кто-то из толпы, — ты не можешь не признать, что принцесса создала то, что стоит дороже государства?

Принцесса тоже молчала. Она не знала, что теперь будет делать со своим умением, когда созданное ею творение просило ее участия. Она вдруг поняла, что государство — это не долгие государственные советы, а люди, которых она рисовала. Заботы и радости тех маленьких помощников, которые разводили для нее краску. Память о тех героях, которых она изобразила. И этот дворец, который она спасла от разрушения благодаря своей прихоти.

Она посмотрела на отца.

— Я поняла. Если ты уже родился королем, ты не станешь художником. Мне не деться от роли королевской дочери. Она во мне, а не наоборот.

И наступил покой. В королевской жизни нашлось время и рисованию, и государственным советам.

Принц Симеон и колдунья из камина

1

В нашем королевстве произошла эта история — история давняя, но правдивая. Жили-были король и королева. Они жили в любви и согласии и в скором времени у них родился сын — красивый мальчик, которого назвали Кристианом.

Король был несказанно рад и счастлив рождению принца — как и каждый король, у которого появляется наследник.

Король и королева проводили с ним много времени, радуясь тому, как он растет.

Некоторое время спустя, когда малыш только-только начал ходить — королева проснулась среди ночи от того, что кто-то звал ее.

«Проснись, королева, проснись! — говорил тоненький голосок, — я кое-что тебе расскажу!»

Королева открыла глаза и постаралась увидеть, кто разговаривает в королевской спальне.

Но никого не было. Только дрова в камине потрескивали, догорая.

«Я скажу тебе королева, важную вещь! Твой второй сын отберет у старшего брата трон!» — услышала королева.

Она присмотрелась повнимательнее — на пламени камина прыгала маленькая фигурка молодой женщины. Женщина была одета в темное платье и потому почти незаметна на фоне дров. Ее ярко рыжие волосы сливались с огнем.

«Знай, так и будет, королева!» — воскликнула незнакомка и пропала.

Королева долго не могла уснуть. Каким тревожным было предсказание колдуньи! А кто это еще мог быть? Королева решила, что просто не будет больше заводить детей. Ей не хотелось раздоров в семье. Придя к такому решению, она уснула.

Однако, колдунья приходила не просто так. Вскоре выяснилось, что королева ждет еще одного ребенка. Король был горд и счастлив. А королева боялась рассказать ему о предсказании и молча томилась своей тревогой. Она никак не могла разделить радость короля по поводу предстоящего рождения.

В положенный час родился второй принц. Мальчика назвали Симеоном, в честь дедушки.

В первую же ночь, когда малыш уснул, королева услышала знакомый голос: «Помни, королева, твой сын отберет у брата трон!» — провозгласила колдунья и засмеялась.

Королева заплакала.

2

Два брата росли, как два молодых дерева. Младший брат был похож лицом на Кристиана и быстро догнал его в росте и ловкости. А вот характером он был на него совсем не похож. Кристиан любил книги и находил в них мудрость, которая пригождалась обоим. А Симеон любил вмешиваться во все дела, не вникая в их суть. Кристиан проводил время с отцом, слушая его разговоры о государственных делах. А Симеон к двенадцати годам успел пешком обойти все королевство и увидел своими глазами, как живут крестьяне в деревнях и сколько деревьев срубают зимой в королевском лесу. Симеона часто наказывали за его проделки — потому что порой с ним никто не мог сладить. Однажды он опрокинул свечи с люстры на приехавшего епископа, и короля чуть не отлучили от церкви. В другой раз он решил накормить рыбу в пруду и выбросил в него месячный запас пшеницы в замке.

Симеон любил ярмарки, а Кристиан библиотеки.

Каждый год, в день рождения принца Симеона к королеве приходила огненная колдунья. Король не мог понять, отчего королева так не любит праздновать день рождения сына и каждый раз сказывается больной.

Она боялась спрашивать подробности предсказания. Ей рисовались события одного другого печальней. Она любила обоих мальчиков.

Сыновья дружили между собой — но с каждым годом общего у них становилось все меньше. Королева тревожилась, чтобы это возрастающее различие не привело к вражде и старалась, чтобы они были заняты поручениями и делами порознь. Кристиан участвовал в государственных советах, а Симеон выезжал с важными делами.

В одну из таких поездок он отправился в дальнюю страну, расположенную за тремя горными хребтами. Окрестные земли были ему хорошо знакомы, а так далеко он еще ни разу не ездил.

Между вторым и третьим горным хребтом дорога проходила через глухой лес. Лес был старым, дремучим, ветки деревьев сплетались над головой Симеона в паутину. Деревья росли так плотно, что казалось, лисы застревали бы, если хотели бы протиснуться между ними. Конь принца с трудом пробирался по заросшей дороге, осторожно ступая между вылезающими на поверхность корнями и упавшими стволами старых дубов. Глаза Симеона только начали привыкать к темноте кругом, как вдруг лес оборвался.

Симеон оказался на берегу реки. У воды сидела девушка и читала книгу. Она даже не обернулась при его появлении, настолько она была поглощена чтением.

Девушка была необыкновенно красива и одета в дорогое платье, но ни охраны, ни слуг рядом с ней не было. Она сидела безмятежно и спокойно возле убегавшей от нее воды. Она подняла глаза, когда конь Симеона фыркнул.

Симеону пришлось представиться. Он бы предпочел молча любоваться незнакомкой и дальше, но вместо этого рассказал ей о том, откуда он, и о цели своего путешествия.

Девушка оказалась принцессой того государства, куда держал путь Симеон!

Симеон был потрясен.

— Это невозможно! Ваш отец не позволил бы вам быть здесь в одиночестве, без помощи и охраны! Это опасно.

— Бояться мне здесь нечего. Волков и кабанов в этом лесу нет, путники не ездили этой дорогой уже более тридцати лет — видели, как она заросла? Разбойники у нас тоже не водятся — восемь лет назад их разбойное ремесло обложили налогами и все они предпочли бежать в другие королевства!

— У вас очень изобретательные министры, — рассмеялся Симеон, — наш государственный совет не додумался до такого.

— Наш тоже! — сказала принцесса, — это я придумала.

Симеон очень удивился. Какая интересная в этом королевстве принцесса!

— Я провожу здесь дни, потому что не хочу спорить с отцом о своем замужестве. Он настроен решительно и хочет, чтобы к концу следующего месяца я выбрала себе жениха. Мой отец очень стар, и кроме меня у него нет детей. Он согласен выдать меня замуж только с тем условием, что я никогда с ним не расстанусь. За принца, который согласился бы поселиться в нашей отрезанной от мира стране.

Она произнесла это совершенно спокойно. Как будто это были планы вовсе не о ее, а о чужом замужестве.

— Я уверен, что это потому, что о вашей красоте еще не успели рассказать в других королевствах, — любезно поклонился Симеон.

— Отец не хочет этого делать. Он боится, что если я полюблю кого-то, то захочу уехать с ним отсюда. Я же не хочу выбирать себе мужа второпях и по такому условию. Собственно, поэтому мы и поссорились с отцом. Я бы хотела выйти замуж только после того, как совершенно удостоверюсь в том, что принц тот человек, что мне подходит! Отец же торопит меня с замужеством.

Он дал мне два месяца сроку на выбор из восьми претендентов, которые пообещали остаться в нашей стране. Королевство у нас бедное. И красот немного. Выбор у меня невелик.

— Но ведь вы не думаете о женихах! Я же видел, что вы читали книгу.

— Не могу же я думать о них целыми днями напролет, — возразила принцесса.

«Ужас, какая рассудительная… Прямо, как Кристиан!» — подумал Симеон.

Такая пара получилась бы из нее и его брата! Тот вполне согласился бы стать королем удаленного государства — такой тишины, как здесь, ему было нигде не найти, и вместе они бы много сделали бы для его процветания. Начали бы с дороги, конечно.

Симеон не стал долго раздумывать. Как он всегда и поступал.

— Может быть и мне предложить кандидатуру в женихи? — спросил Симеон, думая о своем брате.

— Может быть, — отозвалась принцесса, удивленно посмотрев на Симеона — Но вы ведь понимаете, что я не могу обещать, что вас выберу? Вы ведь не обидитесь? — голос принцессы был почти жалобным. Симеону стало ее жаль. Если бы только его план удался!

— Нет. Могу заверить вас, что я не обижусь. Но мне будет приятно, если вы будете обо мне думать, — Симеон улыбнулся своей затее.

Принцесса покачала головой, огорченно посмотрев на Симеона — ей-то показалось, что он ее понимает:

— Разве можно выбрать себе мужа, взвешивая родословные принцев и сравнивая богатство их королевств?

«Кристиан, второй Кристиан! Кто бы мог подумать…,» — не переставал удивляться Симеон. Он тепло попрощался с принцессой и поспешил в замок с поручением, чтобы скорее вернуться домой за братом.

3

— Как ты нашел старого короля? — спросил Симеона отец.

— Я нашел его в добром здравии. Правда я не ожидал, что он настолько стар. Хотя и бодр.

— А принцессу?

— Я нашел принцессу очаровательной, отец! Она так умна и так рассудительна — как наш Кристиан! Ты знаешь, что через два месяца она обязательно выйдет замуж и сейчас идет выбор жениха?

— Мне это известно, — смеясь, сказал король, полагая, что Симеон поймет, почему он смеется. Но Симеон был увлечен собственными мыслями:

— Я думаю, что такая очаровательная и умная девушка должна выйти замуж за достойного принца!

Король еще больше развеселился:

— Я рад, что ты принимаешь так близко к сердцу судьбу принцессы!

— И я должен как можно скорее поехать туда снова! — воскликнул Симеон и поклонившись отцу выбежал из королевского кабинета в поисках брата.

Кристиана не пришлось долго уговаривать. Он всегда сидел в замке, а Симеон разъезжал по соседним странам. Королева была вне себя от тревоги, когда услышала об их совместном отъезде.

После долгого пути через лес они встретили принцессу на той же самой опушке где и в прошлый раз. Она была мила и приветлива и пригласила обоих во дворец. На размышления о муже ей оставалось уже шесть недель.

Но не в том состояли планы Симеона. Ему хотелось, чтобы брат влюбился в принцессу! Тогда исполнится воля старого короля, и Кристиан, которому принцесса станет дорога, захочет остаться в королевстве навсегда.

Они долго разговаривали у реки, и Симеон видел, что оказался прав — других таких одинаковых людей сложно было бы найти. Не было мысли, которую Кристиан не мог бы продолжить за принцессой, не было идеи Кристиана, которую принцесса бы не поддержала. Близился вечер и следовало возвращаться в замок.

4

— Здравствуй, принц! — сказал старик-король, обрадованный возвращением Симеона, — рад, что наш уединенный замок снова слышит твой голос.

— Это мой старший брат, — сказал тот, представляя Кристиана.

— Я знал вашего отца, знал еще мальчиком, — улыбнулся король, обнимая обоих. — Вот как я стар!

За ужином ему не пришлось вести беседу. Кристиан, никогда не любивший светских разговоров, не умолкал. Он и принцесса разговаривали о дворцах и дорогах, древних императорах и современных книгах. Симеон помалкивал. Король переводил взгляд с одного брата на другого и улыбался, глядя на свою дочь. Душа его обрела совершенно осязаемую надежду увидеть дочь счастливой, а свое королевство в надежных руках.

Вечером, забравшись на крышу высокой башни, и разглядывая королевство в закатном солнце, Симеон увидел принцессу и Кристиана, гуляющих в саду. Принцесса в нежном платье была такой тонкой, словно готова была растаять вместе с уходящим днем. Она шла вдоль розовых кустов, слушая Кристиана и прикасаясь к цветкам. Кристиан мягким голосом что-то рассказывал ей.

Симеон не мог слышать голосов так далеко, но был уверен, что Кристиан говорит с принцессой мягким голосом. Он не видел лица принцессы, но точно знал, что она нежно улыбается его брату. И тут пропасть разверзлась перед ним. Впервые в жизни он обнаружил, что поспешил!

Он вручил брату самое ценное сокровище, которое ему встретилось в жизни! Только сейчас он понял, что сам отчаянно влюбился в принцессу.

Если бы он мог вернуть все назад! Он бы добился любви принцессы. И сам остался бы в замке навсегда.

Никогда бы он больше не видел Кристиана, и поделом тому было бы сидеть в его любимой библиотеке!

Но назад возвратить было ничего нельзя. Он, Симеон, всегда основательно реализовывал все свои планы. Не зря епископ тогда так злился на его отца! Все уже произошло: принцесса понравилась Кристиану, а Кристиан заинтересовал принцессу. Вон они, в розовом саду, шепчутся о чем-то!

Весь остаток вечера Симеон не мог смотреть на принцессу. Словно боясь обжечь взгляд, он отводил глаза в сторону — а ведь раньше любоваться ею было так просто! Он наизусть выучил форму ее носа и цвет ее глаз, и как она начинает улыбаться, когда не хочет этого делать. Каждое слово Кристиана заставляет ее улыбаться!

Он нашел в себе силы спросить Кристиана перед сном, что тот думает о принцессе. Кристиан был восхищен.

— Я и не думал, что встречаются такие девушки на земле, — искренне поделился Кристиан, и Симеону стало так больно, как не было даже тогда, когда он свалился в детстве в овраг с крыжовником.

На следующий день принцесса, конечно же, осталась с гостями. Она показывала замок, и сад, и заброшенные постройки на высоких скалах.

Королевство было не только затерянным, но и совершенно диковинным. Узкие, хоть и не очень глубокие, ущелья прорезали его. Горные склоны были покрыты тропинками, которые так часто извивались, что спуститься к реке можно было, только страдая головокружением.

Ручьи срывались тонкими серебристыми косами с обрывистых камней и ныряли в текущие по дну ущелий две реки. Не было видно и следов людской деятельности. Лишь постройки на скалах — они вызывали грусть. Там уже много лет никто не жил. А когда-то здесь разводили виноградники.

Южные склоны были залиты солнцем, а северные покрыты густой зеленой шкурой кустарников. Под этой шкурой скрывались пещеры, оставшиеся от древних каменоломен. Их было много, этих пещер.

— Вам нужны мосты, — сказал Кристиан, — Пещеры прекрасно подошли бы для хранения винограда.

— Да, было бы хорошо, но в стране нет инженеров, — грустно отозвалась принцесса, — Да и виноградарей уже тоже…

— Нужны подвесные мосты. Много подвесных мостов, — уточнил Кристиан, и они углубились в вопрос веревок.

Симеон погрузился в уныние. Целый день бродил он по замку, ища себе оправдание.

Старый король был рад. Молодые голоса наполнили залы старого замка.

— … и тогда было много кружевниц! — услышал Симеон выходя на террасу.

Принцесса подняла на него глаза и неожиданно покраснела. Наверно, Симеон зашел в неподходящий момент разговора. С пылающими щеками она была еще красивее. Кристиан, Кристиан, черт бы тебя побрал!

Кристиан посмотрел на Симеона и попросил у принцессы разрешения уйти.

Симеон подумал мгновение и принял решение. Едва Кристиан ушел, он опустился на колено перед принцессой и начал речь, с которой всегда начиналось предложение руки и сердца.

Принцесса смотрела на него как в первый день их знакомства — как будто не знала, что за человек перед ней. Симеон говорил долго. Он сам не ожидал от себя такого красноречия, но от его слов сейчас зависела его судьба. И даже если Кристиан пошел сейчас к старому королю просить руки его дочери — он не отступится от борьбы за ее сердце. Потому что даже Кристиан не сможет любить ее так как он, Симеон. И он готов отобрать ее даже у собственного брата!

Принцесса слушала его молча. Лицо ее по-прежнему пылало. Симеон замолчал, не замечая, что уже давно схватил принцессу за руку, а та ее не отняла.

— Что мне нужно сделать, чтобы вы согласились выйти за меня замуж? — отчаянно проговорил он.

— Предложить это.., — сказала принцесса.

Симеон, оказывается, сказал все, что было на душе, кроме того, на что так внезапно решился!

Старый король наблюдал эту сцену вместе с Кристианом.

— Совсем я отвык от того, что такое молодость.., — сказал он, — Кто же из вас приехал сватать своему брату мою дочь?

Кристиан ответил ему:

— Рядом с умом вашей дочери мой деятельный брат превратит ваше королевство в самый цветущий край. Он тот, кто забросит весь мир ради ее счастья. Лучшего жениха не существует.

— Я-то думал, что это ты влюблен в нее!

— А она ждала Симеона, — кратко ответил Кристиан.

Симеон оказался прав — Кристиан лучше всех понимал принцессу. Бывает и так.

Принцесса не смела дышать, боясь спугнуть свое счастье. Симеон хотел поскорее объявить ее отцу о намерении жениться на ней, чтобы опередить брата. Принцесса же не хотела отпускать его, опасаясь, что он исчезнет также, как в прошлый раз — вернувшись с еще одной ужасной задумкой. Как ей было больно видеть его старания выдать ее замуж за Кристиана! Хорошо, что братья такие разные! Кристиан намного рассудительнее.

Симеон и принцесса разговаривали на балконе, и никакая сила в мире не могла бы их разлучить ни на мгновение. Они говорили и о веревках для мостов, и о розах, и о первых чувствах друг к другу, и о вторых — когда оба поняли, что отвергнуты, не будучи отвергнуты, и том, сколько же счастья в том, чтобы быть вместе…

— Ну, это до утра теперь. — сказал себе старый король и отправился спать. Луна освещала старый замок и заливала светом террасу, где двое строили в мечтах целый мир.

Кристиан был рад исходу своего путешествия. И хотя брат отнял у него не только прекрасную невесту, но и удивительное королевство, он был счастлив. У него теперь была родственная душа, которую он никогда не находил в Симеоне.

5

Королева провела две недели почти без сна. Каждую ночь к ней являлась колдунья из камина, рассказывая, что развязка близка и скоро все произойдет.

В один из дней во внутреннем дворе замка наконец послышался стук подков — особенных подков, которыми королевский кузнец подковывал только королевских лошадей.

Королева бросилась к окну и увидела всадника. Одного всадника!

Какие тяжелые минуты ей пришлось пережить! Когда же она увидела лицо Кристиана, она взяла себя в руки: что бы там ни произошло между братьями, это не было проклятье колдуньи.

Кристиан привез счастливые вести. Симеон женился на дочери старого короля! Это было нарушением всяких правил, даже отца и мать он не успел пригласить на свадьбу. Симеон, как всегда, спешил. Но никто не расстроился. Королева едва дышала от счастья, что никакие проклятия не сбылись, ее муж был доволен тем, что оба его наследника станут королями, а старый король был несказанно счастлив быстрой свадьбе, которую так ждал.

Ночью королева услышала знакомый треск в камине:

— Ну что, королева? Все вышло, как я и обещала: принц Симеон отнял трон у своего брата!

— Ах ты, проклятое создание! — закричала королева, теперь истолковав настоящий смысл предсказания, — Зачем ты меня мучила? Двадцать лет я из-за тебя прожила в страхе!!!

— Я люблю говорить правду. — важно ответила огненная колдунья.

— Правду? Это ты-то говоришь правду? О, пропади навсегда! Больше я не буду тебя слушать!

Колдунья исчезла и впервые за много лет королева уснула спокойным счастливым сном.

В то же самое время в соседней спальне принца Кристиана в камине раздалось шипение дров.

— Принц Кристиан! Принц Кристиан! — позвала из камина фея-любительница правды, — принц Кристиан, послушай меня, я скажу тебе кое-что важное!»

— Кто со мной говорит? — спросил сонный Кристиан, вглядываясь в темноту.

— Это я! — черное платье огнем взметнулось в камине, — Принц Кристиан, слушай меня: ты женишься на принцессе, чьи глаза смотрят в разные стороны!

— Что? Я женюсь? Когда?

— Через год! Через год, принц Кристиан, ты женишься на принцессе, глаза которой смотрят в разные стороны! — у феи замирало сердце от ее новости.

— Через год? Ну вот и приходи через год! — ответил Кристиан и тут же уснул, устав после дальней дороги.

Колдунья не могла поверить. Она еще раз пыталась позвать Кристиана, но безуспешно — тот крепко спал. Самое важное он уже услышал, а остальное не имело для него значения.

Фея так огорчилась, что в камине раздался громкий треск, все дрова одновременно хрустнули — и она исчезла. Больше ее в наших местах не видели.

***

— Какие невероятные художники! — сказала однажды принцесса, вспоминая своих учителей, — ни один из них не подошел ни к холстам, ни к кистям. Они только говорили со мной — и я понимала их с полуслова! Они так тонко чувствовали, чего мне не хватало в работе!

— Они не художники, — отвечал ей отец.

— Не художники? — изумилась принцесса, — кто же тогда?

— Это королевские советники твоего деда. Те, кто помогал ему в трудные времена. Они же помогали мне, когда я был молод. Чтобы достичь мастерства, нужны мудрость и опыт, художником ты хочешь стать, или королем. Ну что, пришла пора выбирать тебе мужа?

— Ах, нет! — воскликнула принцесса.

Только-только в ее жизни наступила определенность, и вот снова…

Но об этом будет другая сказка.

Раки на Рождество

1

В одном королевстве была широко известная рыночная площадь. Известна она была тем, что на ней круглый год продавались живые раки. А ведь все знают, что раки — товар июльский. Продавала раков женщина, и никто не знал, где она берет их в рождественский сочельник. И хоть в Рождество всем хочется горячей и плотной пищи — отбою от покупателей у женщины не было. В город съезжались со всех концов. Такого чуда больше не было нигде.

Всем было хорошо от этого странного дива. Всем, кроме сына женщины. Каждый вечер он видел, как женщина… наколдовывает раков над корзиной с яичной скорлупой и рыбьими головами! Рыбы и торговцев птицей в том городе было вдосталь, так что жаловаться на нехватку сырья колдунье не приходилось.

В достатке жили колдунья и ее сын. Но мальчику не нравилось, что обман лежит в основе его благополучия. Однажды он решился наловить настоящих раков и продавать на рынке. Но раки оказались кусачими, мелкими и ловились плохо. А раки у его матери всегда были крупными, сочными и привлекательными. Покупатели не жаловались на качество.

Он решил, что чем бы он ни зарабатывал на жизнь, он будет делать это собственными руками. Он изучил кузнечное ремесло. Он научился объезжать лошадей. Он пахал землю и пробовал дуть стекло. Много разных ремесел освоил мальчик. Все получалось хорошо, если стараться долго, но требовало труда. А у его матери все получалось без труда и за несколько минут! И что бы мальчик ни делал — ему не удавалось сделать это лучше, чем колдунья обманным путем.

— Зачем ты обманываешь людей? — спросил однажды он.

— А люди не спрашивают меня, где я беру раков, — довольно ответила колдунья.

И это тоже была неправда. Люди конечно же спрашивали. А она отшучивалась.

Когда мальчик вырос, он не выдержал и пошел к королю Он хотел раскрыть ему правду. Колдунья его не останавливала.

Король очень внимательно выслушал его, а потом мягко сказал:

— Мне известна эта тайна. Только что я могу поделать?

— Как что? — воскликнул юноша, удивленный до глубины души.

— Так. Что? Как я обойдусь без раков на Рождество? Ведь тогда к нам перестанут приезжать и купцы, и гости. Наша страна славится рождественскими раками. Перестанут покупать наши товары на рыночной площади, где продаются волшебные раки. Закроются наши гостиницы.

— Это не волшебные раки. Это обманные раки.

Но король как будто не услышал его.

— А как ты будешь жить дальше? — продолжал он, — Ты не заработаешь трудом столько денег, сколько твоя мать колдовством.

Это была правда. Столько денег, сколько платили за фальшивых раков, юноша бы не заработал, даже если трудился бы с утра до ночи и с ночи до утра. Но ему столько и не нужно было!

— А что я должен сделать с твоей матерью? — снова спросил король.

— Запретить ей продавать то, чего не существует. Мошенникам не место на рыночной площади.

Король хитро посмотрел на него. Юноша был еще слишком молод, чтобы понять, что главный мошенник перед ним.

— Послушай, — сказал король, подводя юношу к окну, — вон там живет ткач, который делает шелк из паутины. Точнее пауки ткут ему шелк. Вообще-то шелк должны делать шелкопряды, но у него пауки. Разве кто-то жаловался на ткань? Всем нравится. Ну разве что цвет слишком пыльный. А вон в том доме с синей крышей живет художник, который рисует всем портреты за одну ночь. Как ему это удается? Не знает никто, и я не знаю, но совершенно определенно, что без колдовства он бы не обошелся. А вон в том бежевом доме с красной крышей… нет, вон в том, левее, там еще окна в мансарде смеются, а между ними торчит нос балкона — в этом доме живет доктор, который лечит всех одной и той же микстурой, которая помогает от всех болезней. От всех болезней в городе и каждому, кто заболел!

— Конечно! Помогает всем! — возмущенно ответил сын колдуньи, — Кроме, тех, у кого действительно что-то болит.

Этот врач был самым настоящим шарлатаном. Таким, что даже мать юноши часто сердилась на его фальшивые лекарства. Сердилась та женщина, которая кормила всех фальшивыми раками!

Юноша и подумать не мог, что столько народа в его государстве наживают себе счастье обманом! Для него в колдовстве не было ничего кроме обмана.

— Страна Лгунов! — прошептал он.

— Да, — гордо сказал король, — неплохо сказано!

— И что же мне делать? — задал юноша тот же самый вопрос, что и король в начале разговора.

— Становиться мудрее, — ответил король, — Твоя мать не сама придумала продавать фальшивых раков. Эта идея пришла в голову ее бабке. Ох и затейница, говорят, была! Научишься у матери и когда-нибудь станешь знаменит на весь мир как Тот, кто знает, где достать зимой раков.

— Стать знаменитым можно и не обманывая людей!

— Ну..? — протянул король, — Что же, попробуй!

Король-то точно знал, что, обманывая людей, можно стать знаменитым куда быстрее и куда легче, чем любым другим способом. Он сам преуспел в этом. Весь мир знал его невероятные рубины. Никто не знал, откуда они берутся, а король не рассказывал. А скрывал он, что рубины растут на клубничных кустиках. Просто кустикам один очень хитроумный волшебник запретил выращивать ягодки и повелел выращивать рубины. Каждый год королевская сокровищница пополнялась несколькими корзинками прекрасных камней. Что в этом было плохого? Подумаешь, они портятся через пять лет! Нет ничего вечного! Кроме королевской славы.

Юноша поклонился молча и вышел из дворца потрясенный. Как можно что-то сделать, если все довольны и фальшивыми раками, и фальшивыми рубинами?

Он решил покинуть страну, где всем нравится обманывать. Он попрощался с матерью и решил искать счастье в чужой стороне. Колдунья посетовала, что сыну хочется искать себе трудностей вместо того, чтобы жить припеваючи.

— Денег ты трудом не заработаешь! — только и сказала она ему на прощанье.

Юноша отправился в путь. Как раз под Рождество, когда сотни гостей направлялись в его родной город, чтобы посмотреть на удивительных раков и отведать, каковы они на вкус. Почти все, кого он встречал, ехали в город, а он, напротив, из него. На каждом постоялом дворе только и говорили, что о рождественских раках, все восхищались и предвкушали, но никто не задавал себе вопроса — как такое возможно?

Юноше было грустно. У него немного было денег, но были руки, которые умели почти все — ведь сколько раз он старался найти профессию, которая будет кормить его лучше, чем фальшивые раки! У него был еще и добрый нрав, и открытая душа. Кому-то нужно было починить колесо у телеги, кому-то замок у сундука — молодого путника с золотыми руками охотно предлагали довезти по дороге. Юноша ехал с теми, кто не спешил попробовать раков, а направлялся в другую сторону. Но часто ему приходилось идти пешком.

Что за странная фантазия была — отправиться в путь среди зимы! Ведь даже самая теплая, зима не может быть теплее лета. Ну, разве, что зима в Австралии. И если уж эта страна находится с противоположного конца земного шара и там все наоборот — может быть там никто не захочет есть фальшивых раков?

Может быть, к Рождеству его душа просила чуда? Ему приходилось идти пешком по снегу. На нем были теплые башмаки, купленные на его собственные заработанные трудом деньги, и меховой жилет, не имеющий отношения к раковому колдовству.

В один из дней его пешего путешествия ему повстречалась карета. В карете сидела девушка с красивыми, но грустными глазами. Что-то было в них особенное, что юноша не мог оторваться. Неожиданно он получил подзатыльник от стоявшего рядом толстого человека в тулупе: всем следовало поклониться, а не глазеть. Так юноша понял, что девушка с необыкновенными глазами — знатная персона.

2

Каких только забот не бывает в королевских семьях! В королевстве, куда лежал путь юноши, у короля и королевы была особая печаль. Их дочь была абсолютно правдивой принцессой. Она никогда не лгала. Не умела. Очень часто родителям приходится отучать детей лгать. Но у короля и королевы была другая задача — научить дочь не говорить правду.

Ведь не все так просто, особенно в королевской жизни.

— Что нам делать, Ваше Величество, — хватался за голову первый министр, — она скажет королю Ежевичной страны, что он хитрый прохвост, потому что он присвоил себе наши ежевичные поля. Это конечно так, но ведь мы не можем позволить себе говорить все, что думаем!

И принцессу отсылали на озера на время церемонии встречи короля Ежевичной страны.

Так приходилось поступать уже много лет.

Когда пришла пора принцессе выходить замуж — за голову схватилась королева — принцесса так откровенно отзывалась о принцах, претендовавших на ее руку, что было очевидно: замуж ее выдать не удастся. Принца хвойной страны она считала хвастуном. Короля страны сырных мастеров — лентяем. Принца страны снежных вершин — трусом.

И она была права в отношении каждого. Но за кого же тогда выходить замуж? Других принцев в округе не было.

Принцесса покидала двор каждый раз перед визитом важного гостя. Ей было уже двадцать лет, а она так и не научилась держать правду при себе.

Но как-то раз, вернувшись домой из озерного края, она перестала говорить правду. Она вообще перестала что-либо говорить. Стало проще принимать гостей. Только принцесса стала еще грустнее, чем раньше. Никто не знал, в чем причина такой резкой перемены, но все в замке вздохнули с облегчением.

3

Сын колдуньи добрался до этого королевства. Грустно было в столице, несмотря на праздники. Нарядно украшенные окна и вывески, гирлянды вдоль балконов, фонарики, праздничная ель, приветливо махавшая пушистыми ветвями — все пустовало. Не было в городе гостей, да и самих жителей — все поспешили в соседнее королевство пробовать раков.

Юноша сел на скамейку у костра на площади. Рядом в лавке жарилось мясо и кипел горячий шоколад. Тихо и пусто. Разве таким должно быть Рождество? Как не хватает музыки этому городу!

Он достал свои инструменты. Собственно говоря, у него только они и были с собой! Каждое освоенное ремесло прибавляло веса его дорожной сумке.

Юноша решил собрать огромную шарманку, но не простую, а колокольную! Каждый, кто хотел бы услышать музыку, мог бы подойти к большому ящику на площади и покрутить рукоятку. По дороге в город он видел старую лавку, где продавались колокола — большие и маленькие. Не те, что гулко звенят на колокольной башне, и не те, что вешают альпийские пастухи на коров, чтобы указать, какие их них любят бодаться, а такие, которые вешают перед дверью, чтобы сообщать о приходе гостя, или те, с которыми дети играют в жмурки. Словом, это были веселые и бодрые колокольчики — вот только в лавке, где они продавались, им было совсем не весело. Старый лавочник грустно дремал за прилавком, и даже не вытирал пыль с витрины. Покупателям давно не нужны были колокольчики.

Юноша скупил все колокольчики в лавке. За них не просили много. За два дня шарманка была готова.

Городская площадь наполнилась колокольной музыкой. За несколько минут город пришел в движение. Кто бы мог подумать, что для праздника нужно так мало!

4

Шарманку на городской площади правильнее было бы назвать музыкальным шкафом. Говорят, музыкальные шкафы умеют собирать в Голландии. Они состоят из множества ящичков, умеют играть разные мелодии, как музыкальные шкатулки, и даже содержат тайники, но никто и никогда не слышал о музыкальных шкафах, наполненных смеющимися колокольчиками.

Французский кондитер, чей магазин стоял на главной площади прямо напротив рождественской ели, уверял, что юноша собрал французский карильон, и в этом музыкальном инструменте нет ничего сверхъестественного — но карильоны состоят из огромных колоколов и играют на них, как на фортепиано, к тому же это стоит большого труда, а шарманку юноши мог завести и ребенок, и для этого нужно было лишь покрутить рукоятку!

В городе только и разговоров было, что о музыкальном шкафе. Сверхъестественное в шарманке было: сразу оживился рождественский шоколадный фонтан, распушилась ель, сноровисто раздул угли продавец колбасок.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 309