электронная
43
печатная A5
261
6+
Сказки для Нурса

Бесплатный фрагмент - Сказки для Нурса

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-8559-3
электронная
от 43
печатная A5
от 261

Пингвин и его волшебный остров

Когда Пингвин был совсем маленький, мама рассказала ему сказку о волшебном острове в тёплом море. Острове, где всё золотое и зелёное, солнце большое и горячее, где никогда не бывает холодно, а рыбки такие яркие, будто собрались идти на карнавал и подплывают к самым лапам, стоит только опустить их в воду. Повзрослев, Пингвин услышал ту же историю, но рассказанную несколько иначе. В этой версии сказки говорилось, что когда добрый пингвин умирает, он рождается снова одной из счастливых птиц этого волшебного острова.

— Но ведь остров действительно существует? — допытывался Пингвин.

— Действительно существует, — солидно кивали клювами старшие пингвины.

— Зачем тогда надо дожидаться смерти, — удивлялся Пингвин, если можно уже сейчас доплыть до этого острова, опустить лапы в тёплое море и съесть разноцветную рыбку? И когда однажды кусок ледяного берега с грохотом обрушился в море, он понял — это и есть его шанс. Пингвин очень долго плыл по бескрайнему океану на становившемся всё меньше и меньше айсберге, и когда от огромной ледяной глыбы осталась несерьёзная ледышка в десяток пингвиньих шагов, его наконец–таки прибило к берегу того самого волшебного острова. И солнце было точно такое большое и жаркое, как рассказывала мама, умопомрачительно яркие рыбки подплывали к самым пингвиньим лапам и огромные пальмы шуршали зелёными листьями над его головой.

Пингвин долго и счастливо жил на своём волшебном острове, он даже женился на местной птичке и высидел с ней не одного птенца. Долгими летними ночами он часто сидел на берегу тёплого моря, лениво пошевеливал лапами в прозрачной воде и рассказывал своим и чужим птенцам страшную сказку, про огромный ледяной материк посреди холодного океана и про чёрно-белых птиц, живущих на его берегу.

Убеждённый вегетарианец

В одном лесу жили кролики. Как и положено всем кроликам они были вегетарианцами и лишь один из них называл себя Убеждённым Вегетарианцем. Когда его спрашивали почему он так себя называет Кролик гордо отвечал:

— Потому что я могу кого-нибудь съесть, но не ем по убеждению!

— Брось, — говорили ему — ты такой безобидный, что даже поймать никого не сможешь.

— Смогу, поймаю, но не съем! — сказал Убеждённый Вегетарианец и вышел на тропу охоты.

Первой на тропе охоты он повстречал Лису, та даже не успела обрадоваться такой своей удаче, как Кролик заорал дурным голосом и бросился в атаку.

— Бешенный, — решила Лиса и приготовилась дорого продать свою жизнь. Дорого не удалось, Лиса вырубилась после первого же удара задних лап Кролика, а когда очнулась, рядом сидел этот белый пушистый гад и жевал морковку.

— И что теперь? — обречённо спросила Лиса.

— А ничего, можешь идти, я Убеждённый Вегетарианец — ответил Кролик и хрупнул морковкой. Псих, окончательно определилась с диагнозом Лиса, убегая в лес.

Следующей жертвой Убеждённого Вегетарианца стал Волк. Ещё через неделю по лесу поползли слухи, что Кролик, не разобравшись, настучал в пятачок Кабану, который собственно тоже вегетарианец. Со временем Кролик вошёл во вкус, накачал в спаррингах с хищниками лапы, как у кенгуру и бил всех вплоть до медведей.

Быть хищником стало небезопасно, лисы и волки ходили по лесу осторожно и если встречали какого-нибудь кролика, прежде чем напасть трусливо спрашивали:

— Ты вегетарианец, убеждённый?

— Да — честно отвечал, умирающий от страха кролик, и впадал в совсем уж шоковое состояние, когда хищник, трусливо подвывая убегал. А хищник радовался, что так легко отделался, и сегодня этот убеждённый вегетарианец и псих, оказался в миролюбивом настроении.

А вскоре и остальные кролики осознали пользу идейного вегетарианства и принялись доказывать его всем, кто под лапы подворачивался. Вот только доказывать со временем стало некому, хищники не долго выдерживали в лесу, населённом таким количеством убеждённых вегетарианцев, а те кто остались, стали очень трусливы и их было нелегко догнать.

С тех пор в этом лесу так и живут белые, пушистые и очень убеждённые вегетарианцы.

Летучая мышь и крот

Жила-была на свете летучая мышь и была она страшненькая, как её папа и мама, потому что больше сравнить её просто не с кем. И ей очень хотелось иметь друга. Конечно у неё были приятели среди летучих мышей, но ей то хотелось, чтобы друг был не мышью, а кем-то другим. Мышь была ночным животным, да к тому же очень страшненькой, а если ночью со сна увидишь такую морду, то хочется не дружить, а креститься всеми четырьмя лапами и орать: чур меня нечистая сила. А мышка была по меркам летучих мышей очень даже симпатичная и ей было так обидно, что любой зверь, с которым она хотела подружиться, шарахался от неё, как от прокажённой. Ведь мышь не воротила мордочку ни от гладкой и розовой свиньи, ни от ненормально рогатого лося, ни от… да мало ли к кому она подлетала. И все они были отнюдь не красавцы, у них не было ни широких кожистых крыльев, ни вздёрнутого носа, ни обаятельной улыбочки вампира.

— Ну их всех, пусть — пробормотала зарёванная мышь и от расстройства чувств, врезалась в землю. Скорость была не большая, да и земля оказалась на удивление мягкой так что она отделалась лёгким испугом и запачканной шерстью.

— Кто здесь? — спросил кто-то чёрный и пушистый рядом, — извините, а вы зверь или птичка?

— Я летучая мышь, что не видно?

— Извините, я крот и почти ничего не вижу. Я в основном нюхаю, а от вас так красиво пахнет.

Летучая мышь и крот всю ночь просидели вместе, разговаривая обо всём на свете и мышь честно описала свою внешность, а крот сказал, что она удивительная и он очень рад, что она упала рядом с его норой. Они расстались только на рассвете, а на следующую ночь встретились снова и ещё через день и ещё…

И теперь, если вам когда-нибудь доведётся увидеть летучую мышь, несущуюся к земле, вы будете знать, что это та самая мышь летит на встречу со своим лучшим другом кротом.

Зелёная и бородавчатая

Она была обыкновенная, ну самая обыкновенная Жаба, только она об этом не знала, и там, где она жила никто об этом не знал. Ведь она была одна такая — зелёная и бородавчатая. И когда какой-нибудь зверь встречал Жабу, то обычно сочувственно бормотал: — Ну и выглядишь же ты бедолага.

В конце концов Жабу достало такое отношение к себе! Но ведь должно быть где-то много таких как я, подумала она, и поскакала куда глаза глядят, на поиски вот таких зелёных и бородавчатых. Она брела в густой траве, форсировала ручьи, перепрыгивали через коряги, скакала по полям и лесам, и везде где бы она ни проходила, на неё смотрели с удивлением и не знали, что же это такое, зелёное и бородавчатое. Жаба почти отчаялась, когда однажды под вечер, вышла на берег пруда и увидела Кролика.

— Добрый вечер Жаба, — вежливо поздоровался Кролик.

— Ты знаешь кто я такая? — удивилась она.

Кролик прищурился, внимательно осмотрел её ещё раз и ответил:

— Ну да жаба, жаба обыкновенная, вон там вечерами все ваши собираются, — он махнул лапой на дальний берег озера и ускакал.

— Ква, ква, — несмело сказала Жаба и услышала в ответ с другого берега озера громкое многоголосое ква. Вот оно счастье, подумала Жаба и поскакала на голоса.

С тех пор, каждый вечер встречаясь на берегу озера со своими сородичами, Жаба громко квакает от счастья.

Заморская свинка

Морская свинка боялась воды, ну просто очень боялась, и не то что бы она не любила умываться, нет, умыть мордочку или залезть в ванную — это запросто. Свинка боялась большой воды, когда надо плыть и лапы не достают до дна. Она даже плавать умела, но всё равно боялась. Да и чёрт с ним этим плаваньем, можно ведь и не плавать если не хочется, но свинка очень серьёзно относилась к своему прозвищу. Ведь если она морская, то должна уметь переплывать целые моря, а она пищит от страха едва отплыв от берега.

Свинка собралась перебороть свой страх. Она взяла надувной круг и решительно отправилась на берег озера. Там бросила круг в воду и приступила к тренировкам: она заходила в воду с берега, прыгала с мостков и заплывала на круге. Результат был один и тот же она с визгом выскакивала из воды, Свинка оказалась упорной и визг над озером не смолкал.

— И когда это прекратится? — поинтересовался Кролик, уже полчаса, наблюдающий за её мучениями.

— Тогда, когда перестану бояться, — ответила Свинка и объяснила почему это для неё так важно.

— Но ты не морская, а заморская, — сказал Кролик, — твои предки жили за морем «за» редуцировалось и осталось Морская.

— Реду…, что? — удивилась Свинка.

— Говоря по-простому отвалилось, так что можешь не плавать, если не хочешь.

— Ура! — завопила Свинка и на радостях сделала круг по озеру.

— Ну вот, может же если не очень хочет, — прокомментировал Кролик.

Удивительно, но после объяснений Кролика Свинка очень даже могла плавать и нисколечко не боялась, моря она правда не переплывала, а вот озеро запросто.

Коричневый кролик

Раньше все кролики были разноцветными. И если уж кролик хотел быть рыжим он становился рыжее самой рыжей лисы, а если приходила ему блажь стать красным, то мухоморы вяли от зависти. Это было очень красивое зрелище, разноцветные кролики в лесу, красивое, но крайне редкое. Кролик был редким зверем, потому что не охотился на него разве что только очень ленивый хищник, уж очень они были заметны, прям бери и ешь, не затрудняясь выслеживанием.

Но наконец нашёлся один кролик, решивший поступиться эстетикой ради безопасности. Когда сородичи увидели в какой невнятный, тускло-коричневый цвет выкрашена его шкура, они ржали как невоспитанные лошади.

— Ты теперь такой невзрачный, рядом пройдёшь и не разглядишь, — говорили разноцветные родичи, как тебе самому не противно.

— Вот и пусть не замечают, зато не съедят, — парировал коричневый.

— Да, — призадумались ушастые, — что-то в этом есть, и по примеру коричневого начали плевать на красоту и выбирать безопасность. Это дало результат, кролик перестал быть редким зверем. Со временем здравый смысл победил, и все кролики перекрасились в неприметный коричневый цвет. Правда и теперь ещё иногда попадаются экстравагантно раскрашенные экземпляры, но таких быстро съедают и это ещё больше убеждает остальных, что коричневый самый правильный для кролика цвет.

Городская такса

Кролик сидел у забора, окружающего двор дома и с любопытством разглядывал приехавшую в отпуск Таксу. Совершенно бесполезный зверь, городской, ни к чему не приспособленный, размышлял Кролик и тут его осенило, он понял для чего можно приспособить Таксу. Недалеко отсюда жила Лиса, у которой с Кроликом были давно и прочно испорченные отношения, вот эту то Лису и можно было Таксой окончательно достать. К осуществлению плана он приступил незамедлительно, пролез сквозь дыру в заборе, подошёл к Таксе и вежливо спросил:

— Прости, ты вероятно охотничья собака, норная?

Такса села на хвост и в недоумении уставилась на Кролика. Определение «норная» по отношению к себе она слышала впервые и об охоте у неё были очень смутные представления.

— С чего ты взял? — с любопытством спросила Такса.

— Я слышал, что такие собаки как ты, длинные и с короткими лапками просто созданы для охоты на зверей, живущих в норах, это можно сказать твоё предназначение.

— О… — загорелась Такса, — надо попробовать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 43
печатная A5
от 261