электронная
160
печатная A5
467
18+
Сказки Мандаринового Дерева

Бесплатный фрагмент - Сказки Мандаринового Дерева

Сборник Самоисполняющихся Сказок

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1779-7
электронная
от 160
печатная A5
от 467

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Рада вас приветствовать, дорогие мои читатели! Когда я, несколько лет назад, открыла книгу самоисполняющихся сказок, то они мне показались, мягко сказано, очень странными.


Во-первых, они в корне отличались от, привычных нам, народных сказок.


Во — вторых, они были настолько необычными и такие неожиданные сюжеты присутствовали в них, что сразу возникал вопрос –ЧТО ЭТО? И, только прочитав несколько таких сказок, я поняла, что все они откликаются во мне и задевают самые потаённые и больные стороны моей души. Что, все сказки написаны людьми, которые захотели изменить свою жизнь к лучшему, а для этого, они проделали колоссальную работу в решении своих проблем и переоценки своих ценностей. А, главное, все эти сказки были написаны Сердцем.


Сегодня, настал мой черёд открыть вам своё Сердце. Насколько, это хорошо получилось — судить вам.

Сказка про принца Фарго и Путеводную Звезду

В одной далёкой, прекрасной стране, где стояли высокие сиреневые горы, где на зелёных, просторных лугах цвели невиданной красоты цветы и порхали разноцветные бабочки и стрекозы, где в лесах гордо гуляли олени с золотыми ветвистыми рогами, а большие и добрые мамы-медведицы рассказывали на ночь сказки своим медвежатам. В этой чудесной стране на высоком холме стоял белый замок.


В нём жил красивый юноша с тёмными и вьющимися, как шёлк волосами, глаза у него были как две сияющие звезды. Они всегда сияли теплом и радостью и, казалось, проникали в самое сердце собеседника, от чего на сердце становилось легко и свободно. Голос у юноши был, как мягкое журчание горного ручейка. Он успокаивал, уносил печали и тревоги, даря надежду и радость. Юношу звали Фарго, и он был принц этой волшебной страны.


Фарго был весёлый и очень жизнерадостный молодой человек! Он успевал за день делать тысячу дел! Играл в теннис с зайцем Ясько, кружил по гоночной трассе с барсуками, занимался делами королевства, строил новую школу для лесного молодняка, пел в хоре с колокольчиками, читал под дубом учёные книги, мечтал о полёте на воздушном шаре за высокие сиреневые горы…


И, люди и звери этой страны очень любили и уважали своего принца. Они часто приходили к нему за советом. Фарго слушал всех долго и внимательно, а потом легко и просто находил причину их проблемы и советовал, что надо сделать. Но, никогда не настаивал на своих словах, просто объяснял, что будет, если сделать так-то, а, что, если — вот так.


Много прекрасных принцесс из соседних королевств хотели выйти за него замуж. Но Фарго не торопился. Высоко в небе сияла его Путеводная Звезда. Такая далёкая, яркая! Но такая желанная и прекрасная! Она нежно улыбалась ему и звала его в дорогу! К новым интересным приключениям и тайным знаниям.


И, вот однажды, Фарго позвал своих друзей, оставил им все необходимые документы для управления страной и ключи от замка. А, сам отправился за своей Путеводной Звездой в Большое Путешествие!


Ух! И, до чего же всё оказалось захватывающе интересным за пределами родной страны! Новые лица, краски, привычки, повадки, обычаи! Всё мелькало и пестрело перед глазами Фарго яркими радужными красками! А, сколько новых знаний познал он! Сколько раскрыл тайн и загадок! Сколько отличных идей и планов роилось у него в голове! Фарго уже не терпелось поскорее вернуться домой, чтобы поскорее осуществить задуманные мечты!


И, вот, отдыхая как- то под ивой на берегу реки Фарго увидел неземной красоты девушку, плывущую к нему в небольшой, резной ладье. У девушки были длинные, светлые волосы. Они сияли на солнце и, казалось, что само солнце вплетено в её косы. Синие васильковые глаза с нежностью смотрели на Фарго. А, из прекрасных, алых её уст лилась хрустальная песня о Любви, Радости и Солнце.


— Кто ты? Прекрасная девушка? — спросил Фарго, когда девушка подплыла к нему ближе.


— Я Лора, дочь чародея Гору. — с улыбкой ответила красавица.


— Какая же ты необыкновенная, Лора! — воскликнул Фарго. — Я влюбился в тебя с первого взгляда! Выходи за меня замуж!


Лора смущенно опустила свои ресницы-опахало и тихо ответила:


— Я согласна.


Радости и счастья Фарго не было предела! Он ликовал! Он носил свою прекрасную Лору на руках, кружил её в танце и пел ей красивые песни о любви.


Они сыграли свадьбу и стали жить здесь — на берегу реки, в простой скромной хижине. Фарго, как простой рыбак ловил по утрам рыбу, а, затем, продавал её на ярмарке. На вырученные деньги он покупал еду и какой-нибудь подарочек для своей любимой Лоры. Лора же занималась домашними делами: пекла, гладила, убирала… Она всегда старалась чем-нибудь вкусненьким порадовать своего ненаглядного мужа. Так они и жили — легко и счастливо!


Лора и Фарго жили, наслаждаясь своим счастьем и не замечали, как Беда уже нависла над их семейным гнёздышком. Не замечали, как ненавидит Фарго чародей Гору — Лорен отец. Как всё чаще кружит над Лорой большой Чёрный Ворон, когда она стирает бельё. Как всё ближе и ближе подкрадывается он к ней.


И, вот, однажды, когда Фарго вернулся домой с ярмарки, он не застал дома свою любимую. Только огромные черные перья летали по всему дому, и грустно звенели под окном колокольчики.


— Что случилось? Куда исчезла Лора? — спросил он у них.


— Прилетел Черный Ворон, накинул на Лору покрывало Забвения и унёс её на свою Чёрную гору. — печально прозвенели колокольчики.


Фарго был в отчаянии! Он бросился за помощью к чародею Гору, но тот только громко и довольно расхохотался, выслушав его.


— Так тебе и надо — простак! — веселился он. — Где тебе тягаться Чёрным Магом! Это он унёс Лору! Он даст ей всё — золото, драгоценные камни и всё, что она захочет! Он властитель Чёрной страны! И, Лора получит всё, понимаешь, ВСЁ, что пожелает! А, ты всего лишь, жалкий принц нищего королевства! Вот, смотри! — Гору ударил волшебной палочкой по серебряному зеркалу, и в зеркале сразу же появилась Лора.


— Лора дорогая, что с тобой? — закричал Фарго. — Я спасу тебя! Я не дам тебя никому в обиду! Я так люблю тебя!


— Нет! — спокойным, ледяным тоном ответила Лора. — Езжай домой! Я больше не люблю тебя и буду жить с Чёрным Магом!


— Лора, одумайся! — кричал Фарго. — Это Маг околдовал тебя! Не поддавайся! Ради нашей любви! Сбрось покрывало забвения!..


— Нет! — сказала Лора и исчезла.


И, в тот же миг, Фарго оказался у ворот своего замка. Он не сразу понял, что это его родной замок. Покосившиеся ворота, старый, обветшалый замок, заброшенный сад… «Неужели это мой дом? И, как такое могло произойти?» — подумал Фарго.


— О! Дружище Фарго вернулся! — раздались приветственные возгласы друзей, выходившие из винных погребов. — А, мы, как раз, допили последнюю бочку вина и нам делать здесь больше нечего! На, вот тебе обратно ключи. Обживайся!


— Постойте! А, почему всё в таком жутком виде? — спросил Фарго. — Что, нельзя было починить дом и ворота? Привести сад в порядок?


— Ну, это… денег то, уже давно нет!.. — друзья развели руками и засмеялись — Тю-тю, денежки!.. Да- ладно, не переживай так! Ещё заработаешь! — они весело похлопали его по плечу и ушли.


У Фарго в голове взрывался вулкан за вулканом! Лора! Дом! Друзья! За что сейчас хвататься? Куда бежать?


Ноги понесли его в сад. Там у куста засохшей розы и высохшего фонтана сидел старик с большой белой бородой и в белых одеждах.


— Кто ты? — спросил Фарго. — Я знаю тебя?


— Да! — ответил старик. — Я твой Садовник. Просто, тебя слишком долго не было и здесь многое изменилось. Твои друзья перестали строить школы для молодых зверят, перестали помогать им и лечить их. Они подняли цены на еду и жильё людям королевства и, поэтому, многие вынуждены были уехать с насиженных мест. А, новые жители ведут себя нагло и по-хамски. Они вырубают вековые леса, вытаптывают заливные луга, строят на реках плотины!.. Бросают мусор где хотят! Молятся каким- то своим непонятным богам! У них совершенно нет ценностей в душе! Понимаешь, СОВСЕМ НЕТ ЦЕННОСТЕЙ! Впрочем, так же, как и у твоих друзей, которые продали все вещи из замка.


— В смысле? — удивился Фарго. — Как ВСЕ? Там же были и наши семейные реликвии! Память о моих родителях! Мои детские воспоминания! Да, много чего было!.. А, разве можно, вот так, без разрешения, распоряжаться чужим имуществом, чужой памятью, чужими судьбами?


— Увы!.. — ответил Садовник. — Видимо, у твоих друзей другое мнение по этому поводу.


— Что же мне теперь делать? — спросил Фарго. — Слишком много всего на меня свалилось в последнее время. Просто голова кругом!


Но, Садовник не успел ответить.


— Ой, посмотрите кто здесь! Настоящий принц! — раздался незнакомый голос. Перед ними стоял очень худой молодой человек с маленькими, наглыми глазками, в шляпе и клетчатых штанах. На шее у незнакомца висел огромный фотоаппарат. — Кто хочет сфотографироваться с принцем? Быстренько подходим! Один снимок — пять монет! — быстро говорил незнакомец.


Прибежали откуда- то люди, окружили нашего принца. Они обнимали его, строили рожи и делали «козу», поднимали руки и ноги… В общем, позировали, как могли! А, потом доставали монеты и отдавали их незнакомцу. Когда люди «закончились», незнакомец подсчитал выручку и… был таков!


— Да, уж! — грустно усмехнулся Садовник. — Действительно, не зря говорят «полна кубышка, да не у того парнишки!»


— Да. Сейчас, это точно обо мне! — тоже, усмехнулся Фарго. — Так, как же мне дальше быть?


— Не знаю! — ответил Садовник. — Здесь только Путеводная Звезда может помочь. Спроси у неё.


Фарго поднял голову к небу. Он уже давно не смотрел туда и, если честно, даже забыл про Звезду. Небо было ясным. На нём чётко были видны и созвездия Большой и Малой Медведицы, и созвездия Рака и Лебедя, и сам Млечный Путь. Но, его самой яркой и самой красивой Путеводной Звезды не было видно.


— Видимо, ушла, — задумчиво сказал Садовник, — решила, что тебе больше не нужна. Теперь не легко будет её найти.


— А, где искать то её?


— Ну, говорят, в Дальних Краях на Тихой горе может быть. Туда надо идти! Только дойти туда не так просто! Надо пройти Сонное озеро, лес Забвения и переплыть море Страданий. Справишься?


— Постараюсь. — сказал Фарго. — Мне здесь терять больше нечего. Дома нет, любовь потерял, друзей тоже. Звезда только и осталась. Пойду её искать!


— Ну, в Добрый Путь! Я за домом присмотрю. Ты, главное, возвращайся быстрее! И, вот, возьми, в дороге пригодиться. — Садовник протянул Фарго флягу с родниковой водой, маленький молоток и лебединое пёрышко. — Давай, удачи тебе!


Долго ли, коротко ли шёл наш Фарго, только пришёл на берег Сонного озера. Голубой туман покрывал гладь озера и всё живое, что находилось рядом. В тумане были деревья, кустарники и, даже луна, которая висела очень низко, тоже была погружена в молочно-голубую вату тумана. Трава под ногами была мягкая, как плюшевое покрывало. Ноги сами собой опускались на это покрывало… Сразу такая приятная нега проходила по всему телу… Тело расслаблялось… Веки тяжелели… Чей- то тихий, нежный голос говорил на ухо: «Спи… Засыпай… Торопиться не надо… Отдохни… Все печали пройдут… Спи…»


Фарго не заметил, как уже лежал на плотной, мягкой траве и царство Морфея уже поглотило его.


Фарго видел сон. Он был у себя дома в библиотеке. Тускло горели свечи. Перед ним стояли три фигуры. И все три были ОН САМ! Да! Все трое были — Фарго! Только один был в черном смокинге с зелёным лицом. Второй — весь красный, в красном костюме и красными глазами. Третий — белый, румяный, в огромном белом свитере с помпонами.


— Ну, что? — сказал зелёный Фарго. — Идёшь?.. И зачем тебе это надо? Кого собрался спасать? Продал бы своё королевство… Купил бы домик, где-нибудь у моря… И жил бы припеваючи! К чему такие жертвы? Ради кого?


— Да-да! — подхватил красный Фарго. — Ему в душу нагадили. Любимая предала, друзья обворовали, родной очаг сгнил. Люди его ни во что не ставят, пользуются им. Каждый мелкий сучок им помыкает, да ещё старается в кубышку себе с него что-нибудь положить… Он же у нас добренький! Всем помогает, денег не берёт… А, тебе хоть раз кто-то спасибо сказал? Придумал себе сказочку — для людей надо жить! Много ли тебе эти люди помогли?..


— Вот-вот! — встрял в разговор белый Фарго. — Право слово, не понимаю к чему это всё? Живут же другие — на всех плюют, всё имеют, на Жизнь не жалуются! Надо быть — как все! Сауна, пивасик, лежи себе брюхо к верху и кайфуй!.. Ну, что, разве плохо?


Слушает это всё Фарго и думает: «А, действительно, чего это я? Все меня бросили… никому я не нужен… да, и у меня никого нет! Останусь ка я здесь! Буду лежать и мечтать о красивой жизни!..»


Только он так подумал, как слышит он знакомый голос сверху раздаётся: «Вставай, Фарго! Проснись! Это три подлых змея к тебе пришли в твоём обличии: змей Тоски и Зелёной Зависти, змей Гнева и Мести и змей Лени и Сплетен. Гони их! Возьми родниковой воды из фляги и плесни на них!»


И, тут же в его руке фляга появилась! Плеснул Фарго на трёх змеев родниковой водой, и они сразу растворились! Проснулся Фарго, водой волшебной глаза промыл. Думает: «Нет, ребята! Не хочу с вами в одной компании быть! У меня другой Путь!» И, пошёл Фарго подальше от Сонного озера.


Долго шёл Фарго. Все ноги стёр, пять башмаков истоптал. И, вот пришёл он в лес Забвения. Тихо в лесу. Птицы не поют, звери не ходят. Все деревья белой паутиной затянуты. Даже солнца не видать — одна паутина кругом! Вот идёт наш Фарго по лесу, паутину срывает, себе дорогу прокладывает. Видит — впереди пещерка небольшая. «Дай, — думает, — залезу я в пещерку отдохну, да башмаки поправлю». Вот, залез он в пещерку, присел на камушек и, так ему спокойно стало! Забыл сразу зачем и куда шёл. Сразу всё безразлично стало, ни этого не хочется, ни того… Да и не радует ничего. Так и сидит Фарго в пещерке, в даль стеклянным взором смотрит, да мхом покрывается. Всё ему безразлично, ничего не нужно…


Уж, не мало времени пролетело, как зашёл Фарго в пещерку. Да только вход в пещерку льдом покрылся. Не выйти теперь из неё, не зайти. И, слышит Фарго опять голос знакомый.


— Ты, Фарго вставай! Подойди ко входу в пещеру, посмотри на себя в ледовое отражение. На кого ты стал похож!


Встряхнулся Фарго, потянулся ко входу. Да только руки — ноги не слушаются. Всё в разные стороны тянут. Добрался он кое-как до входа, подышал на лёд, потёр ладошкой и видит… Зелёное, волосатое чудище на него смотрит. А, в глазах такое холодное равнодушие, что сердце каменеет!..


Жутко стало Фарго! Достал он тогда маленький молоточек, что Садовник дал, и ударил им по льду. Рассыпался лёд на мелкие кусочки. Фарго вышел наружу и скорее из страшного леса! А, пока бежал — сердце его согрелось, тепло всему телу дало, и Фарго из чудовища опять в человека превратился!


А, голос сверху ему говорит: «Это ты, Фарго, одно из самых страшных чудовищ в себе победил! Равнодушие и безразличие! Молодец, Фарго!»


Время незаметно пролетело. Подошёл Фарго к морю Страданий. Кипит море людскими страданиями, бушует. Вода в нём чёрная — пречёрная, а глубина такая, что пока так никто и не измерил. Стоит Фарго, думает, как на другой берег перебраться. Видит, маленькая лодочка на волнах качается. Хозяина рядом нет. Думает Фарго «Сяду я в лодочку, переплыву море.»


Вот, плывёт Фарго по морю. Ветер маленькую лодчонку раскачивает, вот-вот перевернёт. Из моря стоны да крики доносятся. Да, такие страшные! Такие жуткие, что кровь стынет! А, тут новый порыв ветра налетел на лодочку, закружил её, да и опрокинул Фарго в бездну страданий.


Упал Фарго. И так ему от всего пережитого больно на душе стало, что свело её милую, кручиной лютою! И, вскипела она вся внутри лавой раскалённою! И, вырвался у Фарго наружу крик звериный, стон чудовищный!


И, услышал Фарго опять голос знакомый:


— Это, Фарго, гордыня твоя бушует! Соберись! Не держи на сердце зла на всех, кто обидел, кто руки не подал, кто в спину толкнул, кто в лицо плюнул. ПРОСТИ ВСЕХ! Не держи в себе груз обиды и мести!


Тяжело было Фарго. Ох и нелегко! ТАКУЮ БОЛЬ простить! ТАКИЕ ОБИДЫ в небытие отправить! Но, одно понял Фарго, что все его обидчики — слабее его! От того так и поступали. Слабее и несчастнее! И, ПРОСТИЛ ВСЕХ Фарго! И, от этого тело его стало невесомым. Вспомнил тут Фарго про пёрышко лебединое, поднял его над собой и перелетел на другой берег моря!


А, тут уже и Тихая гора не далеко! Легко и быстро поднялся он на гору. Видит, а там Звезда его ненаглядная сидит, слёзы серебренные льёт. Подбежал к ней Фарго, упал на колени.


— Прости, — говорит, — Звёздочка моя драгоценная! За то, что забыл тебя, за то, что не видел твоего сияния и не шёл по тому Пути, что ты мне освещала! Что мне сделать, что бы ты простила меня и опять горела на небосклоне?


— Я уже давно простила тебя, — ответила Звезда, — ты прошёл очень трудный Путь, чтобы найти меня! Так слушай! Три корявых сучка сидят у тебя в сердце. Это: Неверие в себя, Сомнения и Вдруг не получиться! Но, я знаю, что делать!


В этот момент Звезда приложила руку к своей груди и на ладони появилось её сердце! Оно светилось так сильно и так ярко, что Фарго прикрыл глаза рукой. Звезда отломала маленький кусочек и вложила его в сердце Фарго. Внезапно, Фарго почувствовал, как мощный, тёплый огонь разнёсся по всему его телу! Как сгорели в нём все сучки и занозы! Как появились и загорелись в нём три новых, мощных силы: Целеустремлённость, Вера в Себя и Жажда Победы!


— А, теперь, — сказала Звезда, — садись на этот корабль. Он доставит тебя домой, а я полечу впереди и буду освещать вам Путь!


Фарго оглянулся. На горе стоял необыкновенно красивый парусник с золотой резьбой и фигурой богини Ники на носу корабля. Фарго забрался на корабль, и они мягко и плавно поплыли по воздуху, проплывая мимо облаков и острых верхушек гор. А, Звезда плыла впереди. Она сияла так ярко и так радостно, как никогда ещё не горела раньше!


Дома их встретил Садовник. Он радостно сообщил, что те люди, которые бесчинствовали здесь — собрались и ушли, т.к. они уже сломали, покорёжили и разорили здесь всё, что могли. И им стало уже просто не интересно находиться здесь. Зато, стали возвращаться старые жители. Они узнали, что Фарго вернулся и потянулись обратно.


Фарго огляделся. Да у него прекрасные земли! Просто замечательные!


И, в скором времени новые, комфортабельные курорты, лечебницы и здравницы уже встречали новых гостей!


Редкие сорта цветов стали отправлять на экспорт!


Многие животные стали блогерами. Белочки вели страничку по обучению паркура и как правильно сушить на зиму грибы. Ёжики открыли школу вышивания. Бобры учили архитектуре по строительству плотин. Волки обучали сестёр милосердия…


Королевство стало известным! О нём заговорили! Постоянно снимали какие- то репортажи и пестрели новости в газетах.


Бывшим друзьям Фарго стало стыдно, и они вернули часть украденного, а другую часть оплатили монетами.


Как- то на ярмарке Фарго встретил Лору. Она была всё такая же красивая и молодая, но васильковые глаза уже не горели так, как раньше. Лора рассказала, что её отец Гору и Чёрный Маг пошли войной на Великого Волшебника. И оба погибли. Покрывало Забвения сразу спало с неё, но она уже так привыкла жить у Мага, что не стала возвращаться к Фарго. Зачем? У неё всё есть. А, приключения ей больше не нужны.


Фарго смотрел на неё и не верил, что эту женщину он любил больше жизни. Но… это её выбор! Пусть будет счастлива!


А, Фарго был счастлив! Он каждый вечер забирался на вершину Сиреневой горы и там, вместе со своей Путеводной Звездой любовались родным краем. Какой он стал цветущим и красивым! Какой радостью светятся лица живущих в нём! Сколько замечательных идей и планов ещё впереди! Скольким мечтаниям и открытиям ещё суждено осуществиться!


Что ж, пусть так и будет! Ведь, сказки — сбываются!

Сказка про золотые крылья

Солнце садилось медленно. Оно уходило на покой не спеша, как бы оглядывая всё кругом своим деловым взором «А, всё ли я успела, везде ли побывала, всем ли тепла моего досталось?» Затем, довольное сегодняшней работой, оно на миг замерло, вспыхнуло ярким лучиком и торжественно скрылось за горизонтом. Солнце отправилось в свой красивый Малиновый терем, где на воздушных облачных подушках и перинах оно блаженно потянулось, повернулось на бочок и сладко уснуло…


Где- то высоко-высоко, за белыми облаками да за черными тучами. В своём небесном Золотом Тереме, на роскошном золотом троне сидел Творец. Задумчиво смотрел он на заходящее Солнце, на Землю-Матушку да на людей разных. И, видел Он, что перестали люди жить по заповедям Его! Что много Зла и Зависти появилось среди них! Что престали они почитать, как надобно отца и мать своих! Что в детушек своих малых знаний вековых не вкладывают, оттого и растут они бедные, как трава придорожная! А, что без знаний да обычаев предков своих родители своим детям отдать смогут? Только боль да страдания! Только ссоры да войны всякие!


Загоревал Творец, закручинился. Стал думу думать, как людей опять на Светлый Путь наставить, да главного злодея Черного Воина, который умами и сердцами людей овладел, победить!


Вызвал Он к себе Белого Воина и говорит:


— Хочу тебе помощников на Земле-Матушке сотворить! Одарю их Силой великою, Добродетелями разными: Мудростью, Терпением, Добротой да Смирением, Мужеством, Честностью, Достоинством и Уважением! Одарю их Верой непоколебимою и Любовью всепобеждающей! Награжу Души эти талантами всякими — к ремёслам различным да наукам разным! Вдохну я эти Души в людей, и будут они своими делами да поступками, своим ремеслом да Словом живительным народ лучше и добрее делать! Да поганца Чёрного из голов их изгонять, да сердца их застывшие — отогревать!


Сказано –сделано! Вот стоят новенькие Души в ряд, от нетерпения топчутся. У всех ожерелья да поясочки с каменьями разноцветными. Это ценности великие, что Творец им дал. Души все разные, а КРАСИВЫЕ какие! Глаз не оторвать!


Вот, статная и румяная красавица с молотом в руке — это Душа Кузнеца. В руках такого Кузнеца кольчуги да мечи никогда не согнуться! Рука с таким мечом не дрогнет и щит не сломается! Вороной конь не споткнётся! А, в воде, из кубка серебренного, всегда будет сила живительная!


А, эта, вся такая тонкая и изящная с розой в руке — Душа Художника. Его Дар книжки детские разрисовывать и дома да Храмы расписывать! Души людям согревать да глаз радовать!


Серьёзная, в очках и красивом бальном платье — это Душа Учёного. Он сделает много открытий. Откроет лекарство, которое будет лечить людей от тоски и зависти. И сделает машину, которая заменит тяжёлый труд и у родителей будет больше времени что бы поиграть со своими детьми.


А, ЭТО у нас кто? Творец остановился у Души небольшого росточка, в длинном простом платьишке. На голове у неё был серебристый шлем, который всё время сползал ей на нос. Из-под шлема выглядывали две небольшие туго затянутые косички. А, сам шлем украшал венок из полевых цветов. Душа всё время поправляла шлем и от нетерпения подпрыгивала на месте.


— А, это у нас кто, такой нетерпеливый? — с улыбкой повторил вопрос Создатель.


— Воин я! Великий! — серьёзно ответила Душа поправляя наехавший на нос шлем. — Я ВСЕХ победю!


— А, оружие то у тебя есть, Воин Великий? — продолжал улыбаться Создатель.


— А, как же! — уже серьёзно, по- деловому ответил Воин. — Вот, под расписку выдали. — и он достал из какого- то потаённого кармана небольшой деревянный меч. — Ух, я им всем! — угрожающе помахал он кому- то мечом.


— Ну, ладно, ладно… — Создатель одобрительно похлопал Душу по плечу. — Куда лететь то, помнишь? Чьей Душой быть, знаешь? Кстати! — взволновано встрепенулся Создатель. — Все инструкции по дальнейшим действиям получили? Все помнят, в кого необходимо вселиться?


— Да, да! Всё помним! — закивали Души, и Создатель облегчённо вздохнул.


Он подошёл к Белому Воину:


— Береги их всех! Каждая из них на вес золота! И, каждая из них сыграет очень ВАЖНУЮ И НЕОБХОДИМУЮ роль! Много испытаний у них впереди! Но… иначе, они не смогут закалиться и стать сильнее! Стать НЕПОБЕДИМЫМИ!


Творец подошёл ближе к сиявшим от предвкушения новых впечатлений Душам, разом сгрёб их всех в охапку:


— Родные мои, драгоценные! Создал я вас для Мира и Счастья на Земле! Что бы каждая из вас оставила частичку себя в этом мире! Что бы брошенные вами ростки разрослись в прекрасный, дивный Сад! Что бы Сад этот благоухал Счастьем, Радостью и Любовью!


Разные испытания уготовил я вам и разными Путями вам придётся идти! И крутые будут и тернистые!.. И всё это, для того что бы вы, пройдя все преграды, смогли найти те волшебные инструменты, чтобы отшлифовать, сделать огранку и превратить в прекрасные бриллианты все те Ценности, которыми наградил вас Я! Только тогда они смогут сиять неугасимым Светом, чтобы очищать и исцелять заблудшие Души! Что бы разрушать и уничтожать ту нечисть, которая посмела прикоснуться к тому прекрасному Миру, что создал Я на Земле! Чтобы люди от силы этого Света становились Чище и Одухотворённее! Чтобы зажигались в их Душах Любовь и Радость! Только тогда вы сможете выполнить своё Предназначение! Только тогда прекрасными, яркими Звёздами вы засияете рядом со Мной!


Помните, возлюбленные чада Мои, что всегда и везде –Я буду рядом! Что ни один ваш шаг не останется незамеченным Мною! Что ни один ваш горестный вздох не ускользнёт от Моего уха! Что ни один ваш печальный взгляд не пройдёт мимо Моего ока! Помните об этом всегда! И, главное — помните Имя Моё, ибо, если забудете Имя, я не смогу вам помочь! Поэтому, повторяю ещё раз — ПОМНИТЕ ИМЯ МОЁ! А, теперь — в ДОБРЫЙ ПУТЬ!


Создатель положил всем Душам на голову свою большую, тёплую ладонь, перекрестил и добавил:


— Вас проводит Белый Воин со своим войском.


Сам же, придержав Белого Воина слегка за рукав тихо сказал: «Ты присмотри там за этим торопыжкой в серебристом шлеме, это…» Он что-то шепнул на ухо Белому Воину, и они оба направились к выходу.


Слышала их разговор зелёная Кривда, которая превратившись в голубку сидела на подоконнике. Вспорхнула она и помчалась к Чёрному Воину докладывать о случившемся.


А, Души в это время разноцветным, радужным дождём летели на Землю, сопровождаемые Белым Войском. И все они, взявшись за руки, пели песню своими тоненькими хрустальными голосами. Песню Радости о том, что они теперь есть, что Создатель сотворил их и о том, как Прекрасен этот Мир!..


… — Ох! Да, что же это такое! Беда то какая! — мамки-няньки да бабки-повитухи взявшись за голову бегали по княжескому двору. — Молодая княжна уж третий день разрешиться детём не может! Ох, что делать то?


Они бегали по двору толкая друг друга локтями и опрокидывая пустые вёдра и кадушки, попадавшиеся им под ноги. И, создавая этим самым дополнительную, пустую суматоху.


В светлой горнице лежала молодая, красивая женщина. Она была очень бледна. Губы были плотно сжаты, а невыносимая боль пронизывала всё её тело. Уже третьи сутки боль не оставляет её! Уже ТРИ дня и ТРИ ночи боль НИ НА МИНУТУ не отпускала её! Липкий, холодный пот покрывал её. Сил уже не было.


Заморский лекарь тихо звенел какими- то пузырьками да склянками у её изголовья. Старенькая бабушка стояла на коленях перед образами и неистово молилась. Слёзы нескончаемым ручьём катились из её глаз. Губы тихо шептали: «Спаси и помилуй! Спаси и помилуй!..»


Они не заметили, как мягкий белый свет покрыл ложе княжны. Они не видели, как сурово смотрел Белый Воин на Чёрного Воина, который уже три дня не давал разрешиться молодой женщине. Они не слышали, как сказал Белый Воин: «Именем ВСЕХ СИЛ НЕБЕСНЫХ! Нет у тебя права править здесь и решить волю свою! Ибо есть только один Хозяин всему этому Свету! И имя ему БОГ! А, по сему — вон пошёл, нечисть! И не смей больше появляться здесь! Ибо стража Моя не дремлет, а Сила Моя безгранична!» С этими словами он направил свой огненный меч в сторону Чёрного Воина. Тот ехидно скривился: «Ну, то ж, посмотрим! Жизнь она такая… с Сюрпризами!» сказал он и растворился в воздухе.


И, в тот же миг, силы вернулись молодой княжне! И, совсем скоро маленький бело-розовый комочек сладко сопел у неё на груди!


— Ну, ничего себе, подарочек!.. — разочарованно сказала Душа, поправляя шлем — Как же мы с ней Великие баталии вести будем? Это же — ДЕВЧОНКА!


— А, тебе богатыря никто и не обещал. — сказал седовласый старец с большими белыми крыльями. — Битвы они тоже разные бывают. Главное, чтобы человек Духом силён был! Тогда ни одна битва не страшна!


— И, откуда ты всё знаешь? — задумчиво спросила Душа, рассматривая маленькую детскую ладошку.


— Работа у нас — у Ангелов Хранителей такая — всё знать! Так что, Душенька миленькая, располагайся! И, давай-ка с тобой девицу нашу растить и Создателя нашего радовать! Интересно, как её назовут?


— Ладушкой. — улыбаясь сказала Душа. — Смотри, какая она вся пухленькая да ладненькая! Ой, смотри! Она же копия я! И носик такой и щёчки! Ну, всё-всё моё! Ой, как она мне нравиться! И, люблю я её очень!


— Я тоже вас люблю, девчонки мои! — сказал Ангел покрывая и Душу, и Ладушку своим крылом. — И, дай Бог, нам на всё — сил!


А, Ладушка ничего не сказала. Она тихо сопела в своей колыбельке и блаженно улыбалась…


… -Ладушка! Ладушка! — кричали мамки-няньки — И, куда эта проказница подевалась? Только что, вот здесь была, в куклы с поварскими детками играла… Где теперь её искать?


Искать Ладушку, действительно, было очень сложно. То она с тремя сестричками, дочками посла ливонского, книжки ученые читает. То с Васяткой, сыном Фёдора — рыбака, червяков копает да удочки мастерит. То с маленькими цыганятами прохожих приведениями пугает. То с мальчишками на деревянных лошадках на перегонки скачет. То всей ватагой соберутся и в военные баталии играют. Мальчишки — воины, а девочки — сестры милосердия. Только наша Ладушка умудрялась так споткнуться — навернуться, что все ножки — коленки в кровь подраны — разодраны, и её с поля боя самой первой уносили. Правду сказать –слёз никогда не лила. Сама себе раны помоет и тряпицей перевяжет. Молодая княжна пару раз эту картину видела, сразу чувств лишалась. А, старый князь хвалил — Воин растёт!


Много друзей у Ладушки было. Со всеми она дружбу водила. Хотя, многие её друзья между собой не очень — то и ладили. Но, Ладушка думала, что всему свое время. И, когда оно придёт, то её друзья все подружатся между собой!


А, ещё Ладушка любила в лес тайком убежать. На птичек певчих полюбоваться, с мотыльками да бабочками по полям — по лугам в догонялки поиграть. Да сказки слушать, которые ей сестрица- Берёзонька своими маленькими листиками да тоненькими веточками нашёптывала. Обратно на свой двор тихонько вернётся, никто и не заметит ничего.


Много ли, мало ли времени прошло, да только получил молодой князь Указ — ехать ему за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство! На самый край Земли! Чтобы головою своею учёною да мыслями мудрыми доходы того края поднять да процветание Страны увеличить!


Делать нечего, взял молодой князь княжну, посадил Ладушку на телегу, расцеловал родителей своих и поехали они в дальние дали.


Долго ли, коротко ли они ехали, да только видела Ладушка и горы высокие и леса тёмные, и реки широкие и поля бескрайние, и озёра синие и степи дикие. Ехали они ехали и приехали к самому морю-океану, на самый край Земли. И стали они там жить.


Хорошие палаты князю построили, просторные. Из окна море- океан виден. Да, вот невидаль тут одна была — ночью светло было, как днём белым. Не понятно было — то ли утро, то ли вечер… Чудеса, да и только! А, ещё ветра сильные да студёные дули! Такие сильные, что Ладушку иногда во двор с ребятишками гулять не пускали.


Но, постепенно, жизнь в чужом краю у них сладилась. Ладушка там в школу пошла. Наукам разным учиться стала.


И, жила она, как и полагается жить княжеской дочери. Нужды ни в чем не знала. Родители её баловали: обували — одевали за дорого, все прихоти дочери выполнять старались, каждый год отдыхать её на дорогие курорты возили.


Да только самой Ладушке это всё и не особо то и нужно было. Князь с княжной целыми днями делами заняты были и с Ладушкой побыть — поиграть да песни попеть, время не позволяло. Вот и росла Ладушка — вроде при родителях, а, вроде и нет!..


А, родителей Ладушки другое печалило. Хвори всякие редкие с Ладушкой с самого рождения приключались. Уж, как намучились они, как намучились!.. Что ни хворь, так диковинная! Лекари соберутся совет держать, да только руками разводят. Говорят — «Не знаем, что за напасть такая! Надобно заморских лекарей вызывать!». Те приедут, думают, думают… Наконец придумают! А, Ладушка то, уже и не дышит почти… В последний момент спасали!.. Матушка говорила, что это всё нечисть Чёрная не успокоится, не хочет она, что бы Ладушка росла да сил набиралась.


А, Ладушке о хворях думать некогда было. Хотелось ей побыстрее вырасти, чтобы Мир спасать! Насмотрится она всяких фильмов, начитается книжек и представляет себя, то Волшебницей, которая с Драконами сражается, то следователем в погоне за преступниками, то разведчицей во вражьем стане…


Ещё она хотела быть путешественником, чтобы по разным заморским странам ездить и изучать в них малых букашек — таракашек, травки-муравки всякие, с людьми знакомится да жизнь их заморскую описывать. А, потом напечатать эти очерки и рассказы в газетах и журналах, и получить за них премию высокую, и купить себе платье длинное да чёрное с белой розою. И, стоять в нём на сцене в большом концертном зале. И, песню спеть такую, что бы у всех слёзы текли… Дальше Ладушка не думала, потому что, представляла — как песню поёт, как плачут все, как она со всеми плачет… Достаточно было и той мечты, чтобы выйти и спеть песню!


Быстро время пролетело. Подросла Ладушка, соком налилась. Словом — яблочко наливное! Так и глади женихи под окнами песни петь начнут!


Случилось, однажды, привезла маменька Ладушке большой медальон. А, в медальоне иконка. Там какой- то святой был изображён с коробочкой в руке и ложечкой.


— Это очень сильный Святой, — сказала маменька, — он Целитель! Все болезни лечит.


Разве такое бывает? — подумала Ладушка — Что бы один человек мог все болезни исцелить?


Не поверила она, но спорить не стала. Иконка ей нравилась. Повесила у себя над столом. Пусть висит!


Вот, проходит время. Сидит Ладушка за столом и всё за жизнь размышляет. Тут взгляд её на иконку упал. И, взяла она, не думая, вырезала лицо Целителю да своё туда вставила! Душа её только ойкнуть успела, а Разум впервые Дурой назвал! «Что теперь будет?» — подумала Душа.


А, то и будет! О чём думала — то Господь и послал! Стала вскоре Ладушка замечать, что не может она мимо людского горя да страдания спокойно мимо проходить. Что стыдно ей перед калеками да совестно перед немощными. Что должна она им чем- то помочь, а чем — не знает! И, стала она всякие книжки ученые читать про то, как всякие болезни лечатся, чтобы потом людям помогать.


А, тут еще матушка молитву принесла. Глянула Ладушка, и сердце встрепенулось! Слова какие душевные! Молитва, вроде маленькая, а слова ёмкие какие — весь Мир в себе держат! С тех пор, когда ей сложно было или проблемы какие, заглядывала она к Душе своей, и пели они тихим голосом «Отче наш…». И, радостно Душе было, а Ладушке спокойно!..


Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.


Вот, случилось у них, как- то раз, лихо. Появился злой Великанище, схватил матушку и унёс на Черную гору. Спрятал там её в черной пещере, приковал цепью пудовою и заставил себе служить. Матушка слёзы льёт, рученьки ломает, просит Великана её отпустить. А, Великан ни в какую — только зубы свои жёлтые да кривые скалит и цепь ещё сильнее натягивает.


А, Ладушка тем временем пошла к морю синему и стала она кликать Рыбу-Кит. Приплыла к ней Рыба-Кит. Поклонилась ей Ладушка и говорит:


— Доброго дня тебе, Рыба-Кит! Плаваешь ты по всем морям-океанам. Знаешь и тёплые и студёные моря. И, глубины морские тебе — дом родной. И, ветры буйные — братья тебе. И, корабли быстрые тебе в пояс гнутся. И, все тайны морские да людские доступны тебе! Скажи ты мне, мудрая Рыба-Кит, куда злой Великан мою матушку унёс? И, как мне её из неволи вызволить?


— Здравствуй, Ладушка! Унёс Великан твою матушку на Чёрную гору и запер в черной пещере. Только тебе туда по суше не дойти и вплавь не добраться! Я могу тебя на своей спине туда отвезти, только и ты мне службу сослужи. Почисть мне глотку мою. Уж, много времени я живу, много всякого было съедено. Теперь, вот в глотке застряло что- то. Колом стоит, не глотнуть не выплюнуть. Ты уж, расстарайся! Помоги старому!


Раскрыл тут Рыба-Кит пасть свою огромную. Заглянула туда Ладушка и обмерла вся! Пасть то сама, как пещера тёмная, конца края не видать! Наказала она тогда Рыбе-Кит, чтобы пасть не вздумал захлопнуть, зажгла фонарик свой и пошла вперёд. Идёт она, под ногами чёрная жижа хлюпает, смрад зловонный стоит. Вот, дошла она до глотки и видит, что поперёк глотки корабль лежит, мачтой в нёбо Рыбе-Кит воткнулся, вот и не может он ни туда, ни сюда пройти. Забралась Ладушка на корабль, нашла там паклю сухую, да и подожгла её. Стал от пакли едкий дым идти, ноздри Рыбе-Кит щекотать. Терпел, терпел Рыба-Кит, да потом кааак чихнёт! И, корабль вместе с Ладушкой как пробка вылетели!


Обрадовался тогда Рыба-Кит, вдохнул полной грудью, да и говорит:


— Садись, Ладушка ко мне на спину, поплывём матушку твою из неволи вызволять!


Долго плыли они, уж три раза солнце за горизонт садилось и опять поднималось. Вот, приплыли они к Чёрной горе. Говорит тогда Рыба-Кит:


— Возьми, Ладушка, у моего левого глаза склянку с золотым ежом морским. А, у правого глаза — склянку с синей каракатицей. Они тебе на Чёрной горе пригодятся. Ты ступай, освободи матушку, да потом сюда возвращайтесь. Я вас ждать буду.


Поблагодарила Ладушка Рыбу-Кит и пошла на Чёрную гору.


А, Чёрная гора вся острыми камнями, да колючками покрыта. Сбила Ладушка ножки свои белые до ран кровавых, колючками лицо да тело расцарапала. Да делать нечего — вперёд идти надо!


Вот, дошла она до пещеры черной. Видит, у пещеры Великан лежит, брюхо своё огромное на солнце греет, да в зубах ковыряется. А, в пещере на цепи пудовой матушка её родненькая сидит, слезами обливается. Подошла Ладушка к Великану и говорит:


— Ты зачем, Великанище поганый, матушку мою украл? Зачем в чёрной пещере её держишь? Зачем погубить её надумал? Ну-ка, сними с неё цепи пудовые и отпусти в края родные!


Приподнялся Великан, посмотрел на Ладушку, рассмеялся.


— Это, что там внизу за букашка пищит? Что за козявка там прыгает? Ну-ка, ближе подойди! Я тебя на ладонь посажу, другой сверху прихлопну! От тебя одно мокрое место останется!


— Ну, нет, Великан! Не Я буду мокрым местом, а –ТЫ!


С этими словами достала Ладушка склянку с золотым ежом морским. Засиял еж светом таким сильным, что ослепил он Великана огромного. Зарычал тогда Великан от злости, надулся шаром, да и превратился в воду морскую. И, хлынула эта вода вниз, смывая с горы колючки да камни острые.


Подошла Ладушка к пещере, достала склянку с синей каракатицей. Выпустила каракатица чернила свои, заполнила ими всю пещеру чёрную. И, исчезли сразу все решётки кованные, да цепи пудовые.


Вышла из темницы своей матушка её родненькая. Вышла, как тростиночка тоненькая, как листочек прозрачная. Обнялись они, наконец то с Ладушкой, расплакались, разрыдались.


Спустились они вниз с горы, сели на Рыбу-Кит и отправились в края родные, сердцу милые.


Тут бы радоваться всем, да жить счастливо. Но Душа у Ладушки томиться стала. Всё в новые края зовёт, да страны чужие.


— Поехали, — говорит Ладушке, — в дальние страны счастья искать! На мир посмотрим, себя покажем!


А, Ладушку и уговаривать не надо. Собрала она вещи свои нехитрые, поклонилась родной матушке, да и поехала в тёплые страны, к морю ласковому.


Вот приехала она к морю синему, ходит среди деревьев диковинных, песни странные слушает. Видит Храм стоит, народу в нём много. Душе её сразу в Храм и потянулась. А, в этот день Пасха была. В Храме служба идёт, свечи горят, ангелы песни поют.


Заходит Ладушка и, как-то, ей всё здесь взору мило, всё знакомо, как будто, в дом родной попала. Ходит Ладушка, любуется иконами живыми, колоннами резными да куполом высоким.


Вдруг, как молния сквозь неё прошла! Стала Ладушка, как вкопанная. Стоит на икону смотрит. А, икона эта, вроде, как и не икона, а так, лист папируса. Да только на листе этом Лик Святой! Смотрит на Ладушку как живой. Да под взглядом его Ладушка растворяется, невесомой становится. И, взгляд этот, такой знакомый, родной. И, так хорошо Ладушке, так радостно!


— Откуда я его знаю? — не известно у кого спросила Ладушка.


— Вот, чудачка! Да, это же Создатель наш! — отозвалась Душа. — Ты же его с рождения хорошо знаешь!


— И, точно! Как это я Творца нашего не узнала?!


Поклонилась тогда Ладушка Творцу низко в пояс и говорит:


— Прости меня, Отче, девицу неразумную! Подскажи, как мне дальше быть, где счастья искать, как Путь свой найти, как Предназначение своё выполнить?


И, раздался голос тихий:


— Следуй по зову Души своей! Людям помогай! Разумом своим располагай! Веру хулить не давай! Так по Пути своему и пойдёшь! Там и Предназначение своё найдёшь!


Поклонилась Ладушка, поблагодарила Творца и пошла дальше. Своим Путём!


Вскоре, встретила она доброго молодца. И, влюбились они друг в друга с первого взгляда. Поженились они и стали жить поживать да добра наживать. И, всё то у них было любо да гладко! Помогали друг другу, сор из избы не мели и в избу не пускали. Вскоре детки пошли. Два сыночка, глазки — звёздочки, сами два — Солнышка. Родителям отрада, в доме — счастье великое!


Да, только не ведала Ладушка, что Чёрная стрела уже летит в их дом.


Вот, спустилась, однажды, на их двор огромная Чёрная Птица, ухватила она лапами своими мужа Ладушки и унесла его за тёмные леса, за горы высокие.


Бросилась Ладушка спасать мужа своего любимого, да Ангел руку на плечо положил, крылом дорогу загородил.


— Остановись, Ладушка! Не по чужой воле его птица унесла. Он сам так хотел! Не знала ты, что муж твой — сын ведьмы лесной. И, жить ему среди вас тяжко было. Вот, и вызвал он Птицу Чёрную. Будешь искать его — пропадёшь! О детях малых подумай!


Чёрная молния прожгла сердце Ладушки и большой рваной раной осталась в Душе её.


Делать нечего! Жить дальше надо! Да и сыночки росли такие пригожие да умненькие! Смеялась тогда Ладушка:


— Вот, они — крылья мои подрастают! Скоро взмахну крыльями и полечу к Белому острову в Белый терем. Там всегда Солнце светит, там текут реки Счастья и, несёт свои радужные волны, море Радости!


Услышала её слова Кривда зелёная, заторопилась она к Воину Чёрному.


— Так, мол и так! У Ладушке на дворе два сыночка её подрастают. Сами богатыри статные, во всём ей опора. Скоро силы наберутся, полетят они тогда в Белый терем. Будут они там песни петь, людям сердца их холодные отогревать, с глаз пелену серую снимать. Не будут тогда нам люди поклоняться. Не станут дары ценные подносить. Перестанут Души свои бессмертные ради нас губить. Совсем мы тогда пропадём, совсем тогда сгинем!


Ухмыльнулся Нечистый:


— Я, кажется, когда- то сюрприз обещал? Ну, что ж, подошло время!..


В клубах пыли, по дороге, неслась запряжённая вороными скакунами тройка. Колокольчик звенел яростно и громко! Рысаки фыркали, мотали чёрными, как смоль гривами и блестели серебренными подковами. В повозке сидел молодой купец. В соболей шапке, в красном расписном кафтане, на плече душегрейка дорогим мехом подбита. На ногах красные сафьяновые сапоги, на каблуках подковки золотые. Глаза чёрные, как уголь горят, волосы чёрным шёлком вьются да на плечи ложатся. В ухе золотая серьга блестит, во рту зубы золотые улыбаются.


Остановилась повозка у дома Ладушки. Из повозки купец вышел. Поклонился он Ладушке и говорит:


— Здравствуй, Ладушка! Здравствуй, милая! Привёз я тебе весточку из края родного, да гостинцы добрые от матушки твоей!


Достал он тогда из повозки своей короба да сундуки, стал из них гостинцы выкладывать. А, там чего только нет! И сарафаны цветные для Ладушки, и зеркала хрустальные, и румяна заморские, и ленты яркие! А, для детушек её вынул он кафтаны шёлковые, пояса бисером шитые, рукавицы мехом подбитые! Да и сладостей целая корзина была. Там и пряники печатные и леденцы разноцветные, и орехи в меду варенные, и ягоды сахарные!


Обрадовалась Ладушка. Давай такого дорогого гостя в дом приглашать, да на лавку в красный угол сажать. Вот, сидят они все за столом, пряники да конфеты жуют. Обновки примеряют, никак налюбоваться на себя не могут. Уж и так пройдутся, и так покружатся. Ну, всё на них ладно сидит! А, купец сидит да приговаривает:


— Ох, и хороша ты, Ладушка! Ох, и люба ты сердцу моему, Лебёдушка! Ох, не смогу я жить без тебя, Голубка моя! Ох, не губи ты меня бедного! Не секи голову мою буйную! Дозволь жить с тобой в тереме! Дозволь любоваться красой твоей неземною! Ой, как я любить тебя буду преданно! Да детушек твоих стану поднимать, как родных себе! Ох, не будешь ты не знать ни в чём спроса! Ой, да как жизнь твоя пойдёт краше прежнего!


Посмотрела Ладушка на деток своих, как они с Купцом ладно беседуют, как он их в седле сидеть учит, да подковки подбивать. Подумала она, да и пустила Купца к себе в терем.


Купец обрадовался, сразу Ладушке в косу красную ленту вплёл. А, на детушек её по зелёной шёлковой рубашке надел. Ходит по двору, песни поёт.


Много ли, мало ли времени прошло, да только стала замечать Ладушка, что в груди её тесно стало, что будто её кольцом каменным сдавило. А, что к чему — понять не может.


Вот, спит как -то Ладушка и чувствует. Что её кто- то крыльями по лицу бьёт.


— Вставай, просыпайся, Ладушка! Беда, беда пришла!


Очнулась Ладушка, видит над ней Ангел Хранитель её стоит, крыльями косы её распускает. Распустил он косы, выпала лента красная и вздрогнула Ладушка! Терем то совсем почти развалился. Того и гляди рухнет всё. И, как она этого раньше не замечала?


А, Душа уже кричит:


— Скорее! Ты во двор на конюшню иди! Посмотри, что творится!


Вышла Ладушка во двор. Не узнать ничего. Всё травой да бурьяном поросло, ни тропинки, ни дорожки не видать. Подошла она к конюшне, тихонько дверь приоткрыла, да так и застыла на пороге. Видит она трёх чёрных свиней у корыта, а на копытцах у них серебренные подковки. В центре — короба да сундуки с подарками стоят. Да только не подарки там! Все подарки во всякую нечисть превратились! А, на самом большом сундуке сидит Купец. Только на ногах его не сапоги сафьяновые, а копыта чёрные. Сидит он золотыми зубами смеётся да хвостом своим размахивает.


— Ох, и провели мы Ладушку! Ой да погубили её детушек! Ой да самой ей теперь ото сна не проснуться! Ой, да никому из них к жизни теперь не вернуться! Ой да будет теперь Чёрный Воин доволен! Ой да дорогие подарки нам пожалует!


Глянула Ладушка в сторону, а там сыночки её лежат. Сами, как льняное полотно бледные, по рукам, по ногам зелёными путами окутаны. Видит Ладушка, как глаза их мольбы полны, как Души их от боли и отчаяния наружу рвутся! Только сделать они ничего не могут. Ни пальцем пошевелить, ни крикнуть, ни голову повернуть!


Взяла тогда Ладушка две веточки, сложила их в форме Креста Святого. Достала из потайного кармана флакон со Святой водицей, подбежала к нечисти поганой.


— Ах, ты нечисть поганая! Ах, ты сила козлиная! Не хозяйничать тебе в моём тереме! Не губить детушек моих любимых! Не петь тебе песни победные! Не видать тебе больше света белого!


Сказала так Ладушка, окрестила всю нечисть крестным знамением, плеснула на них Святой водицей. Задымилась нечисть, закорёжилась. Да и вон сгинула!


Подбежала Ладушка к сыночкам своим, напоила их водицей Святою. Задышали они, зарумянились. Да только путы никак не снять. Просто вросли в них, поганые!


— Как же так, — горюет Ладушка, — как же я нечисть поганую сразу не разглядела, да ещё в терем пустила? Сама детушек своих погубила!


— Не могла ты всё разглядеть. — сказала Душа. — Поганец этот тебе в косу ленту, заговорённую вплёл. Разум туманом одурманил. Меня камнем привалил. Хорошо ещё Ангел Хранитель сумел тебе косу расплести, да ленту, заговорённую сбросить. А, иначе, точно быть беде!


— Да, Лихо тут и так на славу повеселилось. Весь двор зарос, терем вот-вот развалится! Куда теперь идти, что делать, как детушек от пут избавить?


— В дальний лес надо идти, за синею гору, к Дубу Вековому. Только там помогут! — уверенно сказал Разум. — А, детей с собой возьмём. В повозку положим и повезём.


— А, повозку кто повезёт? — спросила Душа. — Дорога то дальняя. На дворе вон, ни одной животинки не осталось!


— Я повезу! — раздался чей- то голос.


— Ой, Конь ты мой добрый! Конь мой верный! — обрадовалась Ладушка — А, я — то, уж, думала, что и тебя потеряла!


Конь встряхнул своей белой, роскошной гривой.


— Когда поганцы эти стали тут бесчинствовать да шабаши свои устраивать, я оземь ударился и превратился в лист осиновый. На окошко приклеился, меня никто и не заметил. Давайте, скорее детушек на повозку положим да поедем, а то времени мало.


— Времени, действительно, мало! — сказала Ладушка. — Торопиться надо!


Вот сели они на повозку, поехали. Белый Конь легко да быстро повозку несёт. Только поля да деревья мелькают. А, вот, Душе совсем плохо! Больно ей за то, что такого поганца в дом впустила, что сыновей чуть было не лишилась! Да и старые раны открылись, кровоточить стали. Стонут они с Ладушкой, по повозке катаются…


Ехали они ехали. Видят, у дороги нищенка сидит, а с нею двое деток. Подъехали они к ней. Она и просит:


— Подайте копеечку или крошку какую, деток покормить! Совсем пропадаем!


А, у Ладушки уже тоже ни копеечки, ни крошки какой не осталось. Бросилась она тогда в пыль придорожную, подняла руки к небу.


— Господи! Спаси же ты эту женщину и деток её малых! Пошли им воды да хлебы вдоволь!


И в то же миг на месте нищенки сам Творец оказался, а на месте деток — Святые стоят.


— Эх, девочки мои, девочки! Как же вы сами то себя не уберегли! Ну, да ладно, вылечим, на ноги поставим!


С этими словами он протянул руки к Ладушке, мягко и бережно вынул Душу. Ладушка увидела, как ей бедная Душа вся в жутких, рваных ранах с грустью смотрела на неё.


— А, я теперь без Души умру? — спросила она у Творца.


— Оставил я тебе кусочек. — улыбнулся Творец. — Там вся любовь твоя к детям!


Твоя задача теперь поливать этот кусочек Любовью и Верой, и удобрять всеми теми ценностями, какими я наградил твою Душу. Тогда и эта часть вырастит и будет с тобой до последнего твоего вздоха. А, эту беднягу я подлечу. Пусть пока со мной будет. А, когда придёт время Вечности, то они обе соединятся и будут сиять большой, яркой звездой!


Сказал это всё Творец, и они все исчезли.


А, Ладушка почувствовала невероятное облегчение! Невыносимая боль прошла! И, стало, даже, как- то радостно! Она заглянула внутрь себя. Под сердцем сидела маленькая, растерявшаяся Душа.


— Ну, что, Малыш! Будем расти! — весело крикнула она Душе.


— Будем! — уже спокойно и важно кивнула Душа.


— Споёмся! — подумал Разум.


Всю оставшуюся дорогу Ладушка очень трепетно ухаживала за своей земной Душой. Так она стала их теперь называть: Земная Душа и Небесная. Несмотря на все беды, земная Душа Ладушки хотела любить всех! Всех людей — добрых, смешных, грустных, сварливых, болтливых, зазнаек и, даже, скупых. Она любила всех! И, была этим счастлива!


На пути к Большому Дубу, Ладушке приходилось варить кашу старикам, стирать им бельё, слушать их сварливые наставления. Она мыла посуду в придорожной таверне и выносила помои. Она терпела усмешки и унижения. Она храбро заступалась за обиженного и нежно пела колыбельную в сиротском приюте. Она делала всё, чтобы Душа окрепла и стала расти.


И, Душа откликалась. Она незаметно, постепенно набирала силу. И, вот!


— Интересно! — сказала Душа поправляя шлем — А, Великие Подвиги, когда начнутся?


— Именно Великие? — переспросил Разум.


— Ну, да! Я же Воин!


— Ты — ДЕВОЧКА! Какие тебе ещё войны? Тебе о цветочках-платочках думать надо. А, ты… Ох, молодёжь, молодёжь…


— Мне ещё самого страшного дракона победить надо! — восторженно сказала Душа. — Вы не знаете, где здесь Драконы?


Разум в ответ только что- то неразборчиво пробормотал и пошёл спать.


…На широкой, зелёной поляне, под огромным Вековым Дубом стоял высокий, крепкий старец. Белая рубаха его была подпоясана красивым вышитым кушаком. В руках он держал гусли.


— Ну, что, внученька! Давно ждём, давно. — сказал он, обнимая Ладушку. — Проходи. Скоро Совет держать будем.


Тихо потрескивали поленья у костра. Искры летели высоко вверх, растворяясь в бесконечном звёздном небе. Ладушкина голова лежала на коленях красивой женщины, которая мягко и нежно расчёсывала косу Ладушки большим костяным гребнем. Глаза у женщины были добрые и лучистые, такие же, как у самой Ладушки. Тёплые руки касались её головы и от этих прикосновений становилось легко и спокойно. И, уже не существовало ни невзгод, не проблем. Ладушка знала, что дети сейчас в безопасности. Они на мягком ложе из целебных трав. Их напоили целебным отваром, и они будут спать, пока не решаться все проблемы. Её верный Конь сейчас отдыхает под кроной старого клёна. Его напоили, накормили, почистили и набили новые подковы. И, теперь он довольный дремлет, обдуваемый свежем ветерком.


— Так, что мы решили? — раздался голос Хранителя Рода. — Что может снять заклятие с детей?


— Только вода из Колодца Семи Родников! — раздались голоса со всех сторон.


— Но, Колодец стоит на земле Чёрного Воина. Ни обманом, ни хитростью туда не проникнуть. Огромная армия всякой нечисти охраняет его.


— Тогда, остаётся только одно, — твёрдо сказал Хранитель Рода, — принять бой!


— Да! — послышались голоса. — Тогда, только битва!


— Я готова, — сказала Ладушка, голос её был твёрд и спокоен, — но, как я одна справлюсь с такой армией нечисти?


— Ну, что ты! Разве ты одна? Посмотри сколько нас! — Хранитель Рода обвёл рукой всех собравшихся у костра. — Нас сотни! Нас тысячи! Разве мы дадим в обиду нашу любушку? Давай ка сейчас спать, а утром видно будет.


Утренний туман медленно растворялся в ярком, солнечном свете. Туман таял, и всё отчетливее проявлялись фигуры воинов. Они стояли плечом к плечу, плотно сомкнув ряды. Впереди на белом коне, в белом серебристом шлеме и такой же серебренной кольчуге сидел Воин. В руках он держал меч. Когда-то давно, когда они с Душой были маленькими, у Души был такой же маленький деревянный меч. Но жизненные трудности и испытания закалили его, и он стал большим булатным мечом. Тонким, как лепесток, прочным, как гранитная скала и острым, как лезвие бритвы! Воин спокойно и решительно смотрел на вражеские ряды.


Там кипело и бушевало море всякой нечисти. Впереди строили рожи и топтались мелкие Пакости, Сплетни, Слухи и разные Неприятности. Дальше шла оборона посильнее. Это были уже Раздражение, Ложь, Сквернословие, Лихоимство, Зависть, Гнев, Предательство. Они довольные сидели на огромных носорогах и предвкушали быструю и лёгкую победу. Руководили своими полками Гордыни. Они сидели на здоровенных слонах, одетых в латы. На Гордынях были чёрные шлемы с прорезями для глаз, чёрные доспехи и такие же чёрные длинные плащи. Плащи развевались по ветру, и Гордыни заливались своим мерзким, злобным хохотом. Они были уверенны, что сейчас ещё один Род уйдёт в небытие и уже делили его земли.


За всеми этими отвратительными существами виднелся силуэт Чёрного Воина. Его лицо было таким, каким было всегда. Оно выражало только одно — равнодушие! Его никогда не трогали ни одни эмоции. Он был спокоен. Он знал, что на поле боя уже сделаны подкопы с ловушками. Он знал, что его диверсанты — Страх и Трусость уже змеями подползают в стан Воина. Он зал, что его лучшие помощницы Кривда и Паника уже подбираются к Воину с тыла.


Солнце уже начало свой подъём по небесному небосклону. Воин поднял вверх глаза. Там, на розовом облаке, на коленях стояла Душа.


— Как ты? — спросил он


— Уже лучше, — сказала она, — раны затянулись.


— Ну, тогда молись за нас!


— Уже моюсь! — склонив голову ответила Душа.


Воин был собран как никогда. НИКТО, НИКОГДА не имеет права глумиться над ним, над его детьми, над его Родом, над его Родиной! НИ ОДИН поганец не ступит безнаказанно на его Землю! НИКТО и НИКОГДА не будет вершить суд, бесчинствовать и разорять его родную Землю!


Воин ещё раз осмотрел поле боя. Убедился, что правильно дал приказ своим воинам — по каким флангам бить и с каких фронтов наступать. Высоко поднял свой сверкающий меч, который в свете солнца был похож на горящий факел, издал громкий, победный клич, отпустил слегка удила и полетел вперёд в чёрное море нечисти. Он летел слегка пригнувшись, стиснув зубы. Твёрдая, сильная рука сжимала рукоятку меча.


И, вот ещё миг! И его меч уже молнией сверкает в гуще чёрной массы. Головы поганцев летят в разные стороны. Удар! Ещё удар! Прощайте навеки кривды и гордыни! Нет больше страхов, злобы и мести!


Но, море поганцев не убывает! Они всё лезут и лезут из всех щелей. И меч сверкает всё быстрее, и головы летят чаще!


Усмехается Чёрный Воин: «Против кого пошёл, человече? На какую силу замахнулся?»


А, не знал Чёрный Воин, что все ловушки его секретные уже давно кроты, зайцы да ежи закопали. Что слуг его верных — Страх, Трусость, Кривду да Панику мужики уже давно поймали! Дёгтем измазали да в перьях изваляли. Да обратно в стан вражий и отправили. Вот, там у них давка да паника началась! Потеха, да и только!


Но, не сдаётся вражина! Всё льётся и льётся море погани всякой!


Три дня и три ночи бился Воин! Уж, немало всякой нечисти полегло! Уже горы голов всякой нечисти сложены! Но, нет конца силе тёмной!


И, нет больше сил у нашего Воина. Взмахнул он мечом и рухнул без сил на шею Коня верного. И, не понял он, как невиданной силы Белое войско прошло сквозь них! Как попадала сразу нечисть тёмная! Как гнал прочь Белый Воин Чёрного Воина. Как забился тот в пещеру глубокую на самом краю Земли. Как впервые пробрал его страх.


Очнулся Воин, посмотрел вверх на облако, а там Женщина стоит красоты великой. На шее каменья горят, светом волшебным переливаются. На поясе жемчуга да рубины рассыпаны. Улыбнулась она ему.


— Ну, вот, Ладушка, нашла ты инструменты, чтобы все ценности отшлифовать, которыми нас Творец наградил. Смотри, какая красота получилась!


Сказала она это и в тот же миг её каменья на шее у Ладушки очутились. Сняла Ладушка с себя шлем, заглянула к Душе своей земной. А та юной девицей стала. Вся цветами украшена. Благоухает, как Сад Райский. Отдала ей Ладушка каменья самоцветные. Та и засветилась вся!


Слезла Ладушка с Коня своего верного, а к ней навстречу уже сыновья её бегут. Бросились они в ноги Ладушке.


— Прости нас, матушка милая! За то, что не слушались, что докучали тебе, а, когда и обиду не тебя наносили!


— Да, что вы, родные мои! Никогда на вас зла не держала! Люблю я вас, Соколы мои!


Обнялись они, расцеловались! А, тут и Род их окружил. То же все стали обниматься да радоваться, что ушла от них сила тёмная, что достали они воды их Колодца Семи Родников да облили той водой сыновей Ладушки. И, оковы с них спали! И славными богатырями стали они!


Мягкий, белый свет разлился по поляне. Навстречу Ладушке шёл Белый Воин. В руках у него трепетали Золотые Крылья.


— Держи, Ладушка! Теперь эти Крылья твои! Когда то, Создатель сотворил Души и наградил их ценностями великими да талантами многогранными, чтобы летели эти Души на Землю. Чтобы с помощью своих Даров творили они на Земле Счастье, Любовь и Радость! Чтобы каждый из них, своим Даром — ремеслом рукодельным или словом живительным, сеял семена эти в Души людей! Чтобы отогревались тогда их Души и благоуханным Райским Садом становились они! Вот, тогда исполнят они своё Предназначение и яркими Звёздами засияют рядом с Создателем! У тебя же, Ладушка, ещё одно Предназначение есть! Лети по Земле, собери в стаю Лебединую всех Мастеров Дарами Создателя обладающими! Ибо, кто- то из них посеял семена в Души людей и от них уже Сады вовсю цветут! А, кто- то затерялся среди людского потока, так его слегка подтолкнуть надо! Руку протянуть! Не гоже, чтобы Божий Дар за бесценок сгинул! А, собрать всех в стаю надо, ибо будет она тогда иметь Силу Великую и Мощь Непобедимую!


— И, ещё! — он протянул Ладушке золотое перо и маленькую золотую чернильницу. –Твори!


Надела Ладушка Крылья Золотые и полетела по Миру. Песнями своими Мастеров в стаю созывая. И поднимались Мастера и летели они все вместе большой красивой стаей. И, не было сильнее Силы Земной! И, не было преград у этой Силы!


Красивыми, белыми Птицами парили они в небе! Взмахнут левым крылом — снега вокруг тают, в Души к людям Весна возвращается! Взмахнут они правым крылом — Радужным Дождём все божественные Ценности людей осыпают. Волшебными цветами в Душах их проростают! В Дивный Сад преображают! У многих людей тоже Крылья вырастали, и они со стаей Мастеров летать начинали!


Летают Мастера по Земле, Золотое Волшебное Кружево плетут. Кружево из Любви да Счастья соткано, из Радости да Нежности из Доброты да Красоты, из Веры да Верности! А, каждый Мастер в нём Камень Драгоценный!


Годы быстро пролетели. Славными богатырями дети у Ладушки стали. Дело своё открыли. Семьями обзавелись. Детишки пошли.


Ладушка, вскоре сама за хорошего князя замуж вышла. Он, тоже Мастером был. Так они вместе по Свету и летали. Песню свою пели да с другими Мастерами Кружева плели.


…Да, давно это было! Уж, давно Звезда Ладушки, да Мастеров тех на синем Небе сияет! Уж давно внуки Ладушки выросли и состариться успели… Да только дело их до сих пор живёт! Золотое Кружево на Земле всё ярче и всё краше становится! А, цветных каменьев в нём сколько! Это новые Мастера пришли, свои добрые дела Миру дарить!


И, смотрел Создатель на Землю-Матушку. И, видел он, какой Красавицей она стала! Как сияет её кружевной наряд Царский! И, думал Он, что это ХОРОШО! И, взору Его было РАДОСТНО! И, сердцу — ЛЮБО!


Из своего Малинового терема выглянуло Солнышко. Оно радостно помахало рукой сестрице Земле. До чего же она красивая стала! Вся в золотом кружеве, на неё на Солнышко теперь похоже. А, Земля счастливо улыбалась и с большой любовью пела песни своим дорогим Мастерам!

Сказка про Гретту и её раненое сердце

Уже на небе показались первые застенчивые звёздочки. Уже серым, сумрачным светом покрылись крыши домов. Уже фонарщик зажёг первые фонари на Главной площади. Уже опустели улицы и стих гомон толпы.


Тихонько, стараясь быть незамеченной, серой тенью вынырнула Гретта из ворот своего дома. Надвинув капюшон на глаза и закутавшись в полы своего плаща Гретта осторожно пробиралась по улицам. За ней, такой же, серой тенью, поджав голодное брюхо, бежал бродячий Пёс.


Они не шли, они осторожно текли по улице, вздрагивая при каждом шорохе и стуке ставен. Вот, и Главная площадь. Стараясь оставаться в тени фонарей, Гретта и Пёс протекли мимо Казначейства, мимо дома генерала Вольдорфа, перебежали на противоположную сторону и, за Ратушей, скрылись в тёмном переулке.


У дома, где на кованной вывеске был изображён румяный пекарь с огромным кренделем в руке, Гретта остановилась. Она постучала условным сигналом и, через некоторое время, на пороге появился дядюшка Густав.


— Гретта, девочка моя! — радостно улыбался он. — Проходи в дом, тётя Агнета испекла чудесный пирог!


— Спасибо, дядюшка Густав, я не могу. — тихо сказала Гретта и показала взглядом на Пса. — Боюсь, что пока я буду у вас, его кто-нибудь испугает или опять побьёт палками. Уж, лучше так.


Гретта вздохнула, распахнула свой плащ и передала дядюшке Густаву корзину, где аккуратной стопой, из тонкого льна, лежали скатерти и салфетки, вышитые чудесными, завораживающими узорами. Дядюшка Густав понимающе кивнул, взял корзину и через пару минут вернул её Гретте. В корзине уже лежал свежий хлеб, масло, большой кусок пирога тётушки Агнеты и, в отдельном свёртке, несколько костей для Пса.


— А, это, — он протянул Гретте несколько монет, — за твой прошлый заказ. Фрау Хельга была очень довольна.


Он на прощанье обнял Гретту.


— Береги себя! –тихо добавил он. — тётушка Агнета ходила к рыжей Ведунье в Сонном лесу. Та передала тебе вот это.


И, он быстро сунул Гретте какой-то свёрток.


Он ещё долго, со слезой на глазах, смотрел вдаль тёмного переулка, где исчезли Гретта и Пёс, и тяжёлые мысли не давали ему покоя: «Как- же так получилось, что любимая племянница Гретта, эта всегда весёлая, жизнерадостная, с огромными синими, лучистыми глазами Гретта, вдруг, превратилась тихую, поникшую тень? Куда делись её весёлые песни и забавные проказы? Ведь, раньше в ней было столько сил и энергии! Она успевала переделать все домашние дела, приготовить обед, поболтать с подружками и сделать такие чудные вышивки! Дааа, вышивки Гретты славились на весь город! Какие сказочные, чарующие узоры создают белые ручки моей племянницы!»


Дядюшка Густав вздохнул и смахнул слезу. Он не знал, как можно помочь Гретте, которая теперь ходит по городу в старом плаще и стоптанных башмаках. Которая перестала вплетать в свои косы цветы и яркие ленты. Глаза которой потухли и их блеск больше не озаряет её милое личико. Люди стали смеяться над ней, даже, могут кинуть гнилые овощи… Богатые заказчики больше не пускают её на порог. Хорошо ещё, добрая фрау Хельга продолжает через тётушку Агнету делать заказы. Он постоял ещё немного и горестно вздохнув, пошёл домой.


Гретта зажгла камин. Поленья разгорались, и в комнате постепенно становилось теплее. Гретта смотрела, как Пёс, насытившись, блаженно греет свои худые бока, растянувшись перед камином. Она смотрела на огонь, на искорки, порхающие у пламени и вспоминала своего любимого Клеменса.


Она вспомнила, как на празднике Урожая он выбрал её на танец. Какими сильными были его руки и с какой нежностью горели его глаза. Какие красивые песни пел он ей у лесного озера и какие чудесные цветы вплетал в её косы. Как смеялись они, кружась на залитой солнцем поляне. И, как мечтали о семейном гнёздышке, когда сидели у камина прижавшись друг к другу.


Гретте тогда казалось, что нет более чистой, более искренней, более высокой любви, чем у них с Клеменсом. Она жила и дышала своим любимым. И, уже шилось белое платье. И, уже лёгким лебединым пухом набивались перины.


Гретта была счастлива! Она полностью и во всём доверяла своему ненаглядному. Мир вокруг перестал существовать. Миром был её Клеменс!


Но, однажды… Однажды, Клеменс, как обычно, отправился по своим делам. Он никогда не объяснял куда и зачем идёт, а Гретта так доверяла ему, что никогда и не спрашивала. Но, тогда… Тогда какая-то страшная, чёрная тень пробежала по сердцу Гретты. И, она тихонько отправилась за Клеменсом.


Она видела, как он прошёл через весь город, через Сонный лес и вышел к Забытым холмам. Там стоял небольшой дом из чёрного камня. Гретта тихонько подошла к нему и, встав на цыпочки, заглянула в окно.


В огромном зелёном кресле сидела огромная чёрная Свинья в белой фате, как у невесты. Она противно корчила своё рыло и низким, скрипучим голосом говорила:


— Ты меня совсем не любишь! Ты видишь, как мне плохо! Когда ты принесёшь мне сердце этой девки?


— Дорогая моя жёнушка, — отвечал ей Клеменс, — подожди ещё немного и я принесу тебе всё, что ты хочешь! Только не расстраивайся!


— Нет! Нет! — хныкала Свинья и истерично дрыгала своими конечностями. — Не любишь! Ты уже давно не приносил мне девичье сердце!


— Но, дорогая, — оправдывался Клеменс, — я же не виноват, что ты их так быстро ешь…


И он указал рукой на полку с пустыми банками, на которых были написаны имена: Верена, Анина, Клара, Гертруда, Илма…


Гретта не помнила сколько прошло времени пока она лежала без чувств. Когда она опять заглянула в окно, то увидела, как Клеменс ласково чесал Свинье спинку и целовал копытца.


«Его околдовали! Клеменса надо срочно спасать!» — подумала Гретта. Она схватила попавшийся ей под руку камень, подбежала к двери. У порога лежал тощий, облезлый Пёс. Он посмотрел на Гретту больными глазами и положил голову обратно на лапы. Гретта влетела в комнату.


— Клеменс! Отойди от этой ведьмы! Она околдовала тебя! Я тебя спасу! — крикнула она, замахиваясь камнем на Свинью.


— Уи, уи! — завизжала Свинья. — Эта девка здесь! Она может убить меня! Вырви ей сердце!


Лицо Клеменса стало мертвенно бледным, он повернулся к Гретте.


— Зачем ты здесь? Как ты посмела СЛЕДИТЬ за мной?


Голос Клеменса был холоднее самой жуткой стужи на свете.


— Клеменс, — растерялась Гретта, — я люблю тебя и хочу спасти!


— От кого? — ледяным эхом рассмеялся Клеменс. — От, моей дорогой и любимой жёнушки? Да я на всё пойду, лишь бы ей было хорошо! Лишь бы она была во всём довольна!


— Вырви ей сердце! Вырви! — визжала Свинья и сверлила Гретту своими жуткими маленькими глазками.


— Ты сама во всём виновата, — сказал Клеменс таким тоном, что Гретта почувствовала, будто у неё снимают кожу, — не надо было за мной ходить. Тогда бы тебе было легче умирать. А, теперь, — он протянул в сторону Гретты руку, которая мгновенно превратилась в лапу с длинными, острыми когтями, — отдай мне своё сердце!


Гретта остолбенела от ужаса. Кто сейчас перед ней? Её любимый Клеменс или безжалостное чудовище? Она смотрела в глаза любимого, но не видела в них ничего, кроме смертельного холода. Лапа чудовища уже разрывала ей грудь и слышались победные визги Свиньи.


Но, что это? Чудовище, вдруг, резко отбросило назад лапу и завыло от боли! На его лапе повисло тощее тело несчастного Пса. Пёс всеми силами, зубами, когтями старался защитить Гретту.


— Господи! Все Силы Небесные! — воскликнула Гретта — Помогите мне!


Густой туман окутал всё вокруг. Большие, сильные крылья несли Гретту куда- то…


Гретта открыла глаза. Она была дома. На груди кровоточила большая рана. Рядом, на чайном столике стоял флакон с волшебным эликсиром. У камина лежал раненный Пёс.


Благодаря волшебному эликсиру, раны, вскоре, затянулись. Пёс остался жить у Гретты и ни на шаг не отходил от неё.


Гретта вернулась к своему любимому занятию вышивкой, но заказчиков, почему то, стало очень мало. А, потом и этих совсем не стало. Люди стали сторониться её. Мальчишки дразнили и кидали всякой гнилью.


Хорошо ещё дядюшка Густав помогал. Они с тётушкой Агнетой всегда заботились о ней.


Гретта не заметила, как пролетела ночь. А, она всё сидела, глядя на огонь и предаваясь своим воспоминаниям. В руках она гладила небольшую тряпичную куклу, которую подарила ей матушка. Пожалуй, эта кукла, было единственное, что осталось после ухода матушки на Небеса. Гретта очень любили эту куклу. Когда она её гладила, ей казалось, что она гладит тёплые, длинные, пахнущие цветами и весенним дождём волосы матушки. И, тогда на душе у Гретты было легко и спокойно.


Вот и сейчас, Гретта держала куклу и думала о том, как бесчеловечно предал её Клеменс. И, как она одинока, что, даже, не с кем поделиться своим горем. Ах, да! Дядюшка Густав что-то предал ей! Надо скорее посмотреть!


Гретта развернула свёрток и увидела зеркало в красивой серебренной оправе. Зеркало отливало лёгким лунным светом и выглядело очень таинственно.


— Боже! Кто эта страшная, седая старуха? — ужаснулась Гретта, глядя в зеркало.


— Это ты сама! — раздался голос.


Гретта вздрогнула. Голос исходил от куклы.


— Кукла! Ты говоришь?! — воскликнула Гретта.


— Я всегда с тобой говорила, — тихо сказала Кукла, — только ты не обращала на это внимания.


— Ой, я так рада, что ты разговариваешь, — продолжала Гретта, — мне теперь будет, хоть, с кем поговорить и посоветоваться! А, то я, ведь, совсем одинока.


— Ты не одинока, Гретта! С тобой всегда были друзья и близкие люди. Просто ты, по своей гордыни, нас не замечала. Вот смотри!


Кукла повернула зеркало другой стороной и Гретта увидела, как говорили ей про Клеменса её подруги, что он вожделенно смотрит на них и отпускает грубые шуточки. Но, Гретта тогда только отмахивалась и принимала это за зависть подруг. Она видела, как жаловались ей на Клеменса соседи за то, что он непочтительно относится к ним. Но, Гретта принимала это за выдумки. Она видела, как болезненно принимали дядюшка Густав и тётушка Агнета то, что Клеманс, практически, жил за счёт Гретты. Занимал у всех кучу денег, а потом их не отдавал. Гретте говорили, но она считала, что это всё злобные наговоры.


— Господи! Какой же бездушной гордячкой я была! — воскликнула Гретта.


— Ты любила. А, любовь, увы, бывает порой слепа и глуха. — тихо сказала Кукла. — А, теперь у тебя разбито сердце, и ты превратилась в серую тень, на которую неприятно смотреть даже тебе самой.


— Прости меня, Куколка, — сказала Гретта, — я доставила своим невниманием много боли родным и друзьям! Но, что же мне теперь делать? Как вылечить разбитое сердце? Как мне вернуть свой прежний облик?


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 467