электронная
90
печатная A5
342
16+
Сказки горного тролля

Бесплатный фрагмент - Сказки горного тролля


5
Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0957-1
электронная
от 90
печатная A5
от 342

Вступление. О том, каким образом появилась рукопись сказок

Юджин неторопливо шагал по тропе, наслаждаясь горными видами. Друг пригласил его в гости давно, но работа долгое время не позволяла молодому человеку приехать в эти удивительные края. Однажды после окончания очередного проекта, он взял отпуск, сообщил о своём приезде и отправился в путь.

Горы всегда манили Юджина, их красота завораживала. Путешествуя по всему миру, журналист и фотограф известной газеты, мечтал, что однажды он непременно приобретёт где-нибудь в укромном месте уютную хижину и заживёт в своё удовольствие. Однако время шло, ему исполнилось тридцать пять лет, а мечта так и оставалась мечтой…

Тропа делала плавный поворот и, судя по навигатору в телефоне, вскоре должно было показаться небольшое селение в несколько домов, конечный пункт движения. Внезапно поднялся сильный ветер, небо затянуло тучами, и обрушился ливень. Юджин завертел головой, стараясь найти хоть какое-нибудь укрытие. Взгляд наткнулся на расщелину в десятках метрах слева по скалистому склону, куда вела небольшая, но хорошо видимая тропинка. Не колеблясь, мужчина свернул в эту сторону и, достигнув намеченной цели, протиснулся внутрь. Ему открылась довольно большая сухая пещера с высоким потолком и журчащим родничком у дальней стены. Русло ручья уходило узким жерлом внутрь горы.

Обследовав своё пристанище, Юджин обнаружил припасы хвороста для костра, удобную на вид деревянную лежанку, железную треногу с крюком и даже небольшой котелок. На неширокой каменной полке естественного происхождения нашлись и спички, упакованные в непромокаемую обёртку, а также соль, три пачки чая и пучки неизвестных трав. Разжечь костёр, набрать в котелок воды, подвесить его на треногу и, наконец, блаженно растянуться возле огня — всё это заняло не более пятнадцати минут. Вскоре мужчина согрелся, прихлёбывая горячий свежезаваренный ароматный напиток.

Дождь и не думал прекращаться, а между тем, солнце скрылось за вершинами.

«Ну, что ж, — раздумывал путешественник, глядя на языки пламени, — дров хватит на всю ночь, вода рядом, чаю полно, а в рюкзаке имеется запас еды и даже фляга хорошего коньяка! Отличное приключение, будет, что рассказать Алексу! Ой, — здесь размышления Юджина омрачились, — а ведь Алекс будет беспокоиться… пойдёт на поиски…»

Стук падающих камней прервал поток мыслей. Юджин с недоумением смотрел на практически идеально круглый камешек, что катился прямиком к изголовью. Взял его в руки, разглядывая зелёно-красные хаотичные полоски странного минерала.

— Нравится? — хрипло раздалось откуда-то сверху.

— Кто здесь? — вскочил журналист, хватая тяжёлую сухую длинную ветку.

— Я, — послышался ответ и тяжёлый вздох. — Чего ты испугался?

— Покажись! Выйди на свет! — потребовал Юджин.

— Не могу, это не в моих силах. К тому же каждое движение грозит камнепадом, а то и обрушением свода.

Юджин запалил ветку, поднял повыше, сделал несколько шагов вперёд и вгляделся. Почти у самого потолка на него, не мигая, смотрели огромные глаза. Очертания большой головы переходили в туловище, но оно, скорее напоминало оплывшую каменную колонну. Фотограф опешил.

— Ты… живой? — пролепетал он.

Вновь раздался вздох, шуршание камней.

— Почти…

— Ты… ты тролль что ли?

— Да! Я последний горный тролль.

Чуть дальше виднелись ещё несколько высоченных глыб, похожих по очертаниям на странного визави Юджина.

— Ээээ… а разве тролли бывают такими большими?

— Бывают.

— А рядом с тобой, там, вдоль стен, это твоя родня?

— Да, это мои братья, но, увы, они уже не могут общаться, слишком много времени прошло с тех пор, как они здесь находятся, проросли в скалы.

— Так, — путник ещё раз оглядел тролля и вернулся к костру. — Мне надо уходить?

— Почему? Ты можешь переночевать здесь, но есть одно условие…

— Начинается! — кивнул Юджин. — Я должен пойти, неизвестно куда и принести нечто неведомое!

Он не сразу сообразил, что покашливание, доносившееся сверху, является смехом.

— Вовсе нет, — промолвил тролль чуть позже. — Моё время истекает, вряд ли мне удастся заманить человека в свои владения ещё раз.

— Заманить? — возмутился журналист.

— А ты думал, что ветер и ливень возникли сами по себе? Сядь! — властный голос заставил вздрогнуть не только человека, но и камни, которые тут же посыпались со стен. — Тебе выпадет честь услышать легенды гор. Услышать и поведать о них людям. — Тролль помолчал. — Люди должны вспомнить, кто защищает их границы от происков зла и тьмы.

— Ну хорошо, я готов слушать твои сказки.

— Не только слушать, но и записывать! Дай обещание, что услышанное в эту ночь, не пропадет втуне, а ты приложишь все силы и талант для того, чтобы как можно больше людей узнало рассказанное мной.

— Хорошо! Я даю обещание! — Голова Юджина мотнулась в знак согласия. Он достал ручку, блокнот и приготовился слушать. По правде сказать, ему было интересно узнать, что за тайны готов открыть старый тролль. Возможно, он укажет места, где таятся невиданные сокровища?


Костёр весело потрескивал, мужчина внимал последнему горному троллю, непрерывно строчил, записывая слово в слово, а ночь летела птицей над вершинами спящих гор.


Журналист проснулся у остывшего костра. Потянувшись, он вгляделся в каменные наплывы. Их очертания ничуть не напоминали огромного тролля, что привиделся ночью. «И чего только не приснится!» — Юджин усмехнулся и быстро собрал рюкзак. Он выскользнул из расщелины и поспешил к тропе, Алекс наверняка не на шутку встревожен его задержкой. Перед тем, как перевалить возвышенность, мужчина обернулся и застыл в недоумении — скальная тропинка, по которой он только что шёл, исчезла. Сзади тянулась гладкая отвесная стена безо всякого намёка на проход или расщелину. Некоторое время Юджин ошарашено разглядывал скалу, потом пожал плечами и двинулся вперёд.


Встреча с другом, застолье, разговоры за рюмкой старого ароматного коньяка заставили практически забыть о непонятном происшествии. К тому же Юджин подозревал, что рассказав Алексу о том, что с ним случилось, он нарвётся лишь на усмешки и постоянные остро́ты. Но перед расставанием, уже глубокой ночью, у них вышел весьма откровенный разговор, Алекс упомянул о Границе, которую стерегут, охраняя людей, неведомые существа. При этом он внимательно посмотрел Юджину в глаза, предложил выпить за дружбу, отпустил пару шуток по поводу горожан и сказал, что перед дорогой необходимо выспаться. Наутро он проводил старого друга вниз, к железнодорожной станции, тепло попрощался и выразил надежду на новую встречу.

Разбирая рюкзак в своей квартире, Юджин наткнулся на пухлый блокнот в самом низу. Быстрые косые убористые строчки подтвердили, что ночь, проведённая в горах, не была сном. Старый тролль не обманул, просто чуть поколдовал, чтобы успеть передать человечеству предания о прошедших временах. Журналист принялся набирать текст на компьютер, но насущные дела постоянно отвлекали его и, к сожалению, многие листы из блокнота успели потеряться. Однако то, что осталось, добросовестно записал в файлы и отнёс в издательство. Редактор прочитал, но отказал, мол, читателям всё это неинтересно.

Шли годы. Всё чаще Юджин стал перечитывать легенды тролля и вспоминать своего друга Алекса. Всё чаще стал подумывать о переезде в горное селение навсегда. Тянуло его туда что-то, но что?

В один из осенних дней пришло объяснение, в конверте самого настоящего письма с гербовой печатью. Журналист хмуро прочитал письмо, где говорилось: Алекс бесследно исчез в горах; дом и всё имущество он завещал Юджину. Недолго думая, он попросил отставку, продал небольшую квартирку, собрал нехитрый скарб и покинул город.

В горах мало что изменилось. Они были всё так же неприступны, всё так же горделивы и одиноки. Но если бы кто-то мог наблюдать за ними со стороны, то с удивлением увидел немолодого мужчину, который каждый день приходит к скальной стене, что тянется вверх километра на два. Юджин (это, конечно, он!) подолгу разглядывал скалу, расположившись неподалёку, вспоминал ту роковую ночь и надеялся на ещё одну встречу с горным троллем. О чём он хотел поговорить с ним? Неизвестно. Наверное, о том, о чём рассказывал своим двум верным псам длинными зимними ночами. Но доподлинно известно одно — Юджин часто и надолго поднимался высоко в горы и возвращался в неизменно хорошем настроении, напевая что-то о силе духа и верности.

*

В длительной поездке я встретилась с женщиной, которая жила некоторое время в селе рядом с Юджином. Она рассказывала мне сказки горного тролля дни всю ночь напролёт. Истории настолько запали в душу, настолько потрясли! И я решила: их надо донести людям, во что бы то ни стало исполнить наказ горного тролля!

Возможно, после прочитанного, вы совершенно по-другому станете смотреть на горы и на то, что зачастую скрыто от человеческого зрения.

Смотрите сердцем, читатели, смотрите сердцем!

глава 1. Не размыкая рук (Скалистые горы)

Рила́на обожала горы. С детства вместе с отцом облазила все окрестности, а затем исследовала и дальние возвышенности. Родители ждали мальчика, но, увы, родилась она. Разочарование отца было недолгим. К пяти годам Ри уверенно справлялась с луком, крепко натягивая тетиву и посылая стрелы точно в цель. А в десять лет ей не было в этой стрельбе равных! Лёгкость её передвижений поражал бывалых охотников. Она могла подойти так незаметно по щебню, что ни один камешек не выдавал присутствия человека. Отец не чаял в ней души!


Кена́ра, мама, не одобряла вылазки в горы. «Девочке, — говорила она, — нет нужды носиться в мужском одеянии по камням! Необходимо научиться вести домашнее хозяйство, шить, вязать, хорошо готовить, ухаживать за животными!» Лана не возражала. Она успешно освоила все женские обязанности. Сшитая ею одежда оказывалась самой прочной и красивой, вязание — самым замысловатым и дорогим по оценкам скупщиков, приготовленная еда — шедевром кулинарии, а домашние питомцы, куры, козы, лошади лоснились от здоровья.


Мама вздыхала и, обнимая дочь, с лёгкой печалью шептала:

— Ты слишком необычная, Лана! Всё получается у тебя легко и просто!

— Что же в этом плохого, ма?

— Только одно: кто из мужчин согласится быть на вторых ролях? Тебе надо научиться уступать, понимаешь? Совсем скоро ты станешь невестой, а потом и женой. Мужья любят кротких и покорных.

— Что за муж, если он не может быть на равных с женой? — возражала Рилана.

— Глупая! — Кенара покачала головой и легонько стукала ладошкой дочь по лбу. — Какая ты ещё глупая!

— Прекрати, Нара! — хмурился её муж, Уши́р. — Девочка отлично развивается, и всё у неё ладится! А муж… — он на миг примолк, — муж найдётся! Я такую умницу и красавицу за первого встречного не отдам!

После таких разговоров Кенара лишь махала рукой и уходила в избу. Она надеялась, что с рождением брата или братьев, Лана станет более спокойной, и не будет скакать по горам подобно снежной козочке. Но, увы, детей в семье не прибавлялось. Бог, очевидно, решил, что если всё лучшее удалось собрать в одном ребёнке, так не стоит и затеваться создавать нечто подобное. К чему лишняя суета?

Некоторое время Кена́ра горевала, но потом смирилась с такой участью. А что касается Уша́ра, тот не видел особой беды, чтобы дочь росла единственной. Он гордился наследницей и мечтал под старость увидеть внука, передать ему умение в охоте и спокойно отойти в мир иной, радуясь счастью дочери.

К четырнадцати годам Рилана уже слыла отличным охотником. Гибкая фигурка девушки возникала на самых высоких уступах, стрелы не знали промаха. В то же время, к ней записывались в очередь, чтобы сделать заказ на пошив одежды или вязание. Вокруг девушки крутилось множество парней. Предложения о помолвке сыпались каждый день, но Ри улыбалась и мягко отклоняла их, умудряясь, ни с кем не ссориться.


Всё закончилось в один день.

Уша́р пошёл проверять капканы и не вернулся. Первый день Лана лишь хмуро посматривала в сторону гор. На второй оделась, взяла оружие и отправилась на поиски. Пустые капканы были на месте. Отец бесследно исчез. Напрасно Ри облазила знакомые расщелины и обрывы, выкликая Уша́ра. На третий день, возвращаясь в село, она заметила пятипалый большой отпечаток.

«Ке́гры! Ска́льные волки! — Девушка мгновенно напряглась и сосредоточилась. — Никогда они не подходили так близко! Их угодья высоко в горах!» Капельки алого цвета на камне… тонкие нити жёсткой шерсти белого и серого цвета… следы когтей на валуне…

«Здесь была битва! — Мысли лихорадочно закружились в голове Риланы. — Но кто? Кто решился встать против ке́гров? Отец?»

Так ничего и не поняв, она возвратилась домой. Кенара, будто постаревшая сразу на десятки лет, молча, обняла дочь.

С той поры Лана практически пропадала в горах, надеясь отыскать разгадку гибели отца. Девушка приносила домой много добычи, они с матерью не бедствовали, но в доме поселилась печаль. Два года спустя Кена́ра слегла, одиночество, тоска по мужу иссушили её тело, исчезла тяга к жизни.

— Ри, — еле слышно умоляла она, — прошу тебя, согласись стать женой одного из тех, кто предлагает тебе замужество. Как ты будешь жить одна? Без защиты и тепла…

— Не бойся, родная, — Лана нежно целовала мать, — всё наладится, ты станешь скоро здоровой, и мы вновь заживём спокойно и счастливо. — Но всё же уступила матери и дала согласие на свадьбу восемнадцатилетнему Кари́му, парню, что жил неподалёку от них.

Вскоре Кена́ра умерла — просто не проснулась утром. После похорон Рилана отложила соединение в семью с Кари́мом на неопределённый срок. Исполнив обряд прощания с мамой на сороковой день, она поручила жениху присмотреть за хозяйством и снарядилась в дальний поход по горам. У неё созрел план, о котором она никому не рассказала.


Десять дней в горах в одиночку — не самый весёлый период. Но Лана наслаждалась одиночеством. Не надо было натужно улыбаться, притворяясь, что всё хорошо. Здесь она могла быть сама собой. Здесь она чувствовала себя, как дома.

Глядя на лёгкую тучку над Старым Кряжем, Ри поняла, что надвигается буря. Быстро оценив обстановку, она двинулась в сторону Кряжа. Там, у его подножия, располагалась небольшая уютная пещерка. Если не знать, где вход, то найти практически невозможно. К счастью, девушка знала, отец показал при первом подъёме сюда. К пещере вела скальная тропа, не самая удачная дорога, но поблизости не было других укрытий. Лана, не раздумывая долго, прошла опасный участок и облегчённо вдохнув, скользнула внутрь укромного пристанища.

Подальше от входа, в глубине, находилось небольшое местечко, где камень подогревался изнутри. Очевидно, здесь протекала подземная тёплая река, которая чуть ниже вырывалась на поверхность горячими ключами. В них частенько лечили болячки охотники, да и звери, бывало, приходили для того же. На этом согревающем уютном пятачке Рилана и прилегла скоротать ночь и внезапную бурю.

Среди ночи она проснулась, тревога вдруг окутала сердце. Охотница села, чутко вслушиваясь в гул. Ей показалось, что каменное ложе под ней слегка качается из стороны в сторону, голова у девушки закружилась, к горлу подступила тошнота. Но вскоре всё исчезло. Выждав немного, Ри вновь легла, закутавшись в мех, и незаметно для себя погрузилась в сон.

Морозное солнечное утро подарило отличное настроение. Лана выбралась наружу, потянулась и… не поверила своим глазам — тропа, что вела к пещерке, исчезла. И большая часть скалы вместе с ней. Девушка стояла на небольшой площадке, за пределами которой маячила пропасть. Ри машинально шагнула назад, внутрь укрытия. Первый страх, ознобом прошедший по телу, утих. Она вновь вышла и тщательно огляделась. Если правильно выбирать, куда ставить ногу… если крепко держаться за выступы в Старом Кряже… то не так уж и далека вершина скалы. А там… а там она посмотрит, что делать дальше. Сейчас, главное, — решиться и действовать!

Ри мгновенно сосредоточилась, уложила снаряжение на спине, как надо, и, прикинув путь подъема, поставила ногу на первый выступ.

Кто бы знал, насколько злой ветер таился здесь, на пути к вершине скалы! Он терзал обнажённые руки, словно зубастый рассерженный зверёк, швырял в лицо колючие льдинки, злобно завывал в уши и норовил вырвать глаза. Рилана почти вслепую нашаривала трещины, из последних сил цеплялась и тянула тело наверх. Счёт времени она давно потеряла. Ей казалось, что целую вечность ползёт и ползёт по этой проклятой скале.

Перевалившись через очередной острый край, Ри поняла, что подъём окончен и провалилась в небытие.

Жара! Нет, пламя, яростное и неукротимое, окутывало тело. Лана стонала, увёртывалась, но языки огня не прекращали дикую пляску. В тот момент, когда охотница собралась уже сдастся и упасть навеки в пламень, ей вдруг протянули руку. Она крепко ухватилась, потянулась к спасительной опоре, перед ней возник светловолосый юноша с миндалевидным разрезом зелёных глаз. Он крепко обнял девушку и, повернувшись, отгородил её от неумолимого жара. Ри улыбнулась и вновь растворилась в бессознательном состоянии.


— Довольно притворяться, Ри! Я знаю, что ты не спишь! — Странно-знакомый голос будил Лану. Она приоткрыла глаза, оглядывая каменный потолок. Повернула голову к свету, пытаясь разглядеть говорившего.

— Кто ты? Почему я так плохо вижу?

— Это пройдёт, милая. Злой Крех едва не убил тебя.

— Злой… кто?

— Неважно. На, испей отвара и подремли ещё. Скоро слабость пройдет и зрение вернётся.

Рилана сделала глубокий глоток кисло-горького вкуса из чаши и прикрыла глаза. Голова слегка кружилась, ей послышалось пение матери, дохнуло тёплым ветром с лугов. И девушка уснула крепким почти здоровым сном.

— Она из племени людей, Ча́нтри! Её место внизу, в долине, там, где тепло. Она не выживет здесь, — старческий глухой голос сердито бормотал, эхом разлетаясь по пещере.

— Но… если она даст согласие! — юношеский тембр не соглашался с приговором. — Если она пройдёт тропу, дед?

— Это безумие… Ты понимаешь, на что обрекаешь девушку?

— Тихо, — вмешался женский голос, — она пришла в себя.

Ри подняла голову и осмотрела говорившую троицу. Она окинула взглядом ложе, укрытое густым мехом и спросила:

— Где я?

— Ты у друзей, — высокий паренёк подал ей руку, помогая встать. — Есть хочешь?

— Не откажусь.

Вкусная мясная похлёбка удвоила силы. Рила́на с любопытством оглядывала жилище.

— Как я сюда попала?

— А ты не помнишь?

Лана отрицательно помотала головой.

— Последнее, что я помню это холод и злобный вой ветра. Вы нашли меня на вершине Кряжа?

— Ча́нтра нашёл тебя, — угрюмый старик бросил на неё мимолётный взгляд. — Он и принёс тебя к нам.

— Ча́нтра?

— Это я, — улыбнулся сидящий рядом зеленоглазый юноша.

— Мне снился странный сон, — неуверенно проговорила Ри, — огонь, всюду огонь и… ты? Это ты заслонил меня от страшного пламени?

— Он, — кивнула женщина. Она сидела около старика и внимательно разглядывала гостью. — Но это был не сон… и не явь. Чантра вывел тебя из плена. Крех, наш враг, хотел, чтобы ты стала его рабыней.

Глаза у юноши недобро полыхнули.

— Крех? Это кто? — Ри подалась к нему.

— Это тот ветер, что срывал твоё тело со скалы, — кашель прервал речь старого мужчины, — но ты оказалась упорной! Что ты забыла в горах так высоко? Дичь здесь редкая гостья. К тому же в это время свирепствуют морозы и ветра.

— Я искала отца… Он пропал некоторое время назад.

— Уша́р? — старец наклонил голову набок.

— Вы знаете его? Знаете, что с ним случилось?

— Он погиб. Сорвался со скалы. — Мужчина вдруг резко встал и вышел.

— Я не знала, что кто-то живёт так высоко в скалах…. Отец никогда не рассказывал мне о вашем племени. Он говорил, что выше Старого Кряжа находятся только ќегры — скальные волки. Они невероятно выносливы, ростом выше человека и у них густая тёплая шерсть.

— И длинные загнутые внутрь зубы, и злобный характер, — подхватил Ча́нтра. — А ещё ке́гры ненавидят людей, стараясь погубить каждого, кто встанет у них на пути. Так?

— Да, — удивлённо раскрыв рот, протянула Лана.

— Это старые сказки! На самом деле, всё гораздо сложнее. Наше племя очень древнее. Мы пришли из таких глубин веков, когда о людях никто и понятия не имел. Это мы стояли у колыбели рождения человека, мы добровольно взяли на себя охрану вашего рода и тысячелетия помогали вам, как могли.

— Но… — Рилана во все глаза уставилась на Чантру. — Ты — кегр?

— Да!

— От кого или от чего вы нас охраняли?

— У человечества много врагов. Чего стоит один Крех! Который устраивает землетрясения, гонит вниз сели, сбрасывает охотников в пропасти. А ещё гра́кхи — коварные твари, что умеют прикрываться человеческой личиной, спускаясь в долину и соблазняя всевозможными искушениями твоих соплеменников. Они уводят слабые души людей к себе, в тёмные ущелья, заставляя их служить злу, сеять раздоры, страх и ненависть.

— А вы? Что делаете вы? Как защищаете?

— Мы охраняем границу, стараемся перехватить гра́кхов, уменьшить силу Кре́ха, но, увы, наши ряды становятся меньше и меньше с каждым боем… силы, увы, неравны. Много моих друзей отдали жизнь, спасая людей.

— Что ж вы не спасли моего отца? — Ри не сдержалась, против воли выкрикнула резкие слова.

Ча́нтра виновато наклонил голову.

— Гра́кхи и Крех объединились. В тот раз они оказались сильнее. Я совсем немного не успел. У твоего отца не осталось сил для борьбы. — Он встал и вышел наружу.

— Ты зря накинулась на Ча́нтру, — тихо промолвила женщина. — Он сделал всё, что мог, и вернулся домой едва живой. — Она помедлила, прежде чем продолжить. — Наше племя, когда-то многочисленное, стало слабым… Осталось всего несколько пар. А Крех и гракхи наседают всё интенсивнее. Они становятся сильнее с каждым днём, потому что люди сдают свои позиции, и всё чаще побеждает искус… Тяжело устоять при таком раскладе сил.

— Как же быть? — растерянно пролепетала Лана. — Я не хотела обидеть Чантру.

— Тебе стоит поговорить с ним, познакомиться с нашим укладом жизни ближе.

Рила́на закуталась в тёплый плащ, вышла из укрытия. Солнце сияло высоко в небе, облака плыли под ногами у девушки. Пики гор, образуя неправильный многоугольник, напоминали крепость с башнями разной высоты. Рядом неслышно возник Ча́нтра в образе волка.

— Как вы здесь передвигаетесь? — Лана поёжилась от холода. — Я не вижу ни одной тропки.

— «Зрение человека несовершенно! — низкий голос гулко раздался прямо в голове Ри. — Если бы ты могла видеть нашими глазами…»

— А это возможно?

Волк рассеянно покачал головой.

— О какой тропе шла речь, Чантра? Ты говорил о моём согласии пройти по ней.

Чантра повёл глазом в сторону девушки и оскалился. Огромные зубы блеснули белизной снега.

— «Тропа слияния, Рила́на. Тот, кто решится по ней пройти, может привести в этот мир наших собратьев. Они ждут с той стороны перехода, но нужен проводник с чистой душой и смелым сердцем. Твой отец хотел помочь нам, но, увы, попытка не удалась…»

— Он сорвался с тропы слияния?

— «Да»

— Но почему проводником должен быть человек?

— «Таков договор между силами тьмы и света! Пока есть среди людей хотя бы один проводник, мы сможем удерживать зло, патрулируя границу. Если же такого не найдётся, наше племя погибнет, а вниз хлынет несметное количество гра́кхов»

— Ты думаешь, я пройду?

Волк долго молчал, потом еле слышно донеслось:

— «Одна ты не пройдёшь, я готов помочь — стать твоей парой! Это смертельно опасно. Ты можешь погибнуть, но… я не вижу иного решения…»

— Что это? — воскликнула Лана. В прорехе облаков тёмной лавиной в долину двигалась тьма, её с трудом сдерживали несколько кегров. Девушка в невольном волнении положила руку на плечо волка и вдруг оказалась в центре битвы. Огромные волки зубами и когтями уничтожали гра́кхов. Мелкие, словно крысы, с иглами вместо шерсти, исчадия тьмы злобно выли и набрасывались на пограничников с необычайной ненавистью. До селения людей оставалось совсем немного.

Сделав шаг назад, Ри прервала контакт с Чантрой и видение боя исчезло.

— Это последние защитники? — тихо спросила она.

Волк кивнул.

— А почему ты не с ними?

— «Я жду твоего решения, Рилана. Если ты откажешься, я присоединюсь к соратникам, чтобы умереть с честью, защищая границу. Если же согласишься помочь, то ….»

— То, судя по всему, погибнешь тоже, сопровождая меня… — закончила девушка.

— «Нельзя с точностью сказать, что будет. Но такая возможность не исключена»

Некоторое время Лана смотрела вниз, пока облака не скрыли картину сражения. Она повернулась к Чантре и спокойно произнесла:

— Надо идти, укажи мне путь.

Образ волка померк, перед ней вновь стоял юноша. Он протянул руку:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 342