электронная
252
печатная A5
426
6+
Сказки для единственных и неповторимых

Бесплатный фрагмент - Сказки для единственных и неповторимых

Сказкотерапия на каждый день. Цикл терапевтических сказок для тех, у кого есть братья и сестры

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-8649-6
электронная
от 252
печатная A5
от 426

Предисловие

Почему мы любим сказки? Потому что мы ждем от них чего-то необычного. Когда сказка только начинается, мы предвкушаем, что за каждым ее поворотом нас может ждать удивительный персонаж, волшебный предмет, совершенно чудесное событие. Мы надеемся быть заинтригованными и гадать, чем же закончится история, потому что сказка позволяет сюжету и своим героям выходить за рамки обычной, знакомой нам жизни.

По мнению создателя данного цикла, настоящая терапевтическая сказка должна в первую очередь оставаться именно сказкой и оправдывать наш интерес, наши ожидания на необычность и непредсказуемость. Автор стремится к тому, чтобы чтение сказочных тематических циклов «Сказкотерапия на каждый день» было настоящим удовольствием. Ведь вызванный сказкой интерес способствует достижению главной цели — мягкой, но очень эффективной помощи родителям в решении повседневных задач воспитания и обучения деток.

Сказки специально выпускаются тематическими циклами. Сборник терапевтических сказок, объединенных общей темой — это крайне эффективный инструмент в руках каждого родителя. Такой тематический цикл будет ежедневно возвращать вашего ребенка к осмыслению определенной трудности, проблемы или задачи. Он позволит посмотреть на нее с различных углов зрения и предложит широкий спектр решений. Просто читайте сказки и получайте удовольствие от общения с ребенком, а поиск ответов на вопросы и путей преодоления трудностей запустится сам. Мягкое и ненавязчивое действие сказки на слушателя не оставляет ощущения, что его кто-то ведет или подталкивает к правильным ответам. Ребенок воспринимает решения, заложенные в сказку, как абсолютно самостоятельные, что повышает их ценность и стремление реализовать их в жизни.

Таким образом, вы можете подойти к прочтению этой книги как к обычному сборнику сказок. Читать, получать удовольствие и просто наблюдать, как меняется ваш ребенок под воздействием сказкотерапии. Для тех же, кто хочет разобраться в принципах работы данного метода, который давно зарекомендовал себя как высокоэффективный инструмент психотерапии и психокоррекции, приготовлен отдельный подарок — инструкция по чтению книг серии «Сказкотерапия на каждый день». Ознакомившись с ней, вы узнаете о несложных, но очень действенных приемах, которые используют специалисты для повышения эффективности терапевтических сказок, и сможете эти приемы сразу же использовать в процессе чтения.

Инструкция по чтению терапевтических циклов

Сказкотерапия возникла как инструмент психотерапии и психокоррекции, и, кроме самого метода построения терапевтических сказок, также унаследовала определенные приемы чтения этих историй, способные повысить эффективность их воздействия.

Достаточно важное обстоятельство — почти все дети при чтении им сказок легко и быстро входят в состояние естественного транса. Именно нахождение слушателя в этом состоянии сильно повышает эффективность воздействия сказки. Родителю не нужно делать ничего особенного, чтобы ввести ребенка в это состояние. Оно совершенно естественное и безопасное, поэтому важно его не нарушать.

На самом деле, таким профессиональным термином, как «естественный транс» называется легко замечаемое родителем и часто наблюдаемое состояние: ребенок вроде бы и находится рядом с вами, но мыслями следует за героями сказки и уносится далеко от места своего реального пребывания. Это состояние похоже на легкую дрему — ребенок перестает реагировать на многие вещи вокруг себя, он сосредоточен на своем внутреннем мире, и, что самое ценное, — он колеблется на грани сознательного и бессознательного. Естественный транс дает возможность воздействия на бессознательное, и именно этим он повышает эффективность терапевтической сказки.

Дело в том, что бессознательные установки имеют гораздо больше степеней защиты, чем сознательные, поэтому они сложнее поддаются коррекции. Т.е. эффект, которого можно достичь на уровне бессознательных установок, будет гораздо более мощным и устойчивым. Специалистами уже выявлены достаточно простые правила, которые позволят заложить полезные установки сразу на нужный уровень, для этого следует читать их медленнее, тише и ниже тембрально.

Теперь обратите внимание на оформление книги:

Во-первых, в ней отсутствуют картинки, что способствует лучшему погружению детей в сказку за счет самостоятельного выстраивания мысленных образов. Готовые картинки далеко не всегда совпадают с представлениями ребенка, и в этом случае они отвлекают его и усложняют погружение в состояние естественного транса.

Во-вторых, встроенные в сказки позитивные установки, адресованные бессознательному, для вашего удобства выделены жирным курсивом. Читайте эти фразы медленнее, тише и более низким голосом, и вы усилите их воздействие на ребенка.

Конечно же, данные рекомендации по прочтению не являются обязательным требованием, вы можете просто прочитать цикл сказок как обычную книгу, не обращая никакого внимания на курсив, и даже при этом эффективность такого воздействия будет очень высока.

Я надеюсь, вы полюбите сказкотерапию так же, как люблю ее я.

Искренне ваша, Татьяна Никитина.

Сказка для единственных и неповторимых

Я хочу рассказать вам историю, которая произошла как-то раз раннею весной с двумя девочками, двумя сестрами Машей и Дашей. В тот день выдалась замечательная погода для прогулки, было еще немного морозно, но проглядывало солнце, к тому же в том году в их парке был выстроен целый ледяной город с ледяными замками, горками и фигурами. И они решили еще раз полюбоваться этой красотой, ведь под весенним солнцем ей уже оставалось стоять не так долго. Девочки перебегали от одной ледяной статуи к другой и не заметили, как убежали далеко от своей мамы. И вдруг они увидели прекрасную ледяную королеву на троне. Она была вылеплена спящей, глаза ее были закрыты, руки расслаблено тонули в складках пышной юбки роскошного платья. И она насколько была похожей на живую женщину, что казалось, если подойти поближе, можно будет заметить, как она дышит во сне.

Младшая сестра Даша остановилась и закричала громко:

— Мама, мама, иди сюда, посмотри, какая снежная королева! Она такая красивая, почти как ты!

Но Маша тут же перебила ее:

— А я раньше заметила, что она такая же красивая, как мама, просто я не хотела кричать об этом на весь парк.

— Нет, это я первая заметила, — сказала Даша, кто первый сказал, тот и первый на самом деле.

— Да что ты вообще в красоте понимаешь, ты же еще совсем малявка, — спорила Маша и голоса девочек становились все громче. Сестры даже не заметили, что от их шума ледяная статуя вздрогнула и резко открыла глаза. И эти глаза сверкали ледяным гневом настоящей снежной королевы.

А сестры уже сцепились и начали драться, они не видели ничего вокруг, даже когда королева встала со своего трона и направилась к ним. Ледяными руками она взяла их за плечи и развела в стороны:

— Что это вы тут расшумелись, неужели не нашли другого времени и места для спора! — грозно сказала она.

— А мы всегда спорим, — сказала Маша, — потому что Даша хоть и младшая, а хочет быть во всем лучше меня, глупая девчонка. И маме с папой все время это доказать хочет.

— А потому что я и правда лучше, — не унималась Даша.

Снежной королеве, казалось, некуда было белеть, но она все равно побелела от гнева.

— Если вы не можете успокоиться, — громогласно произнесла она, — я сама вас успокою ледяным холодом, станете вы ледяными девочками.

И от рук королевы побежал по одежде девочек ледяной отблеск и застыли они в тех позах, в каких были. Успокоенная королева с достоинством вернулась на свой трон, зевнула и закрывая глаза произнесла:

— И будете вы оставаться ледяными девочками до тех пор, пока в вас не пропадет желание спорить и выяснять, кого из вас любят больше.

Эти ее последние слова были единственным, что слышала мама Маши и Даши, которая, наконец, отыскала своих заигравшихся в парке дочек. Вы только представьте, что она почувствовала, увидев их застывшими ледяными статуями. Она смотрела на них и пыталась подобрать слова, чтобы сказать им, как они для нее дороги, как бесценны, и что нет никакого смысла им выяснять, кого она любит больше.

А девочки смотрели на нее ледяными глазами и ждали, и каждая хотела, чтобы именно ей первой мама сказала, что любит ее. Что она ее единственная и неповторимая дочка. Но мама понимала, что она может сказать только обеим своим дочкам одновременно, как она их любит, ведь если она к кому-то обратится первой, то другая не сможет с этим смириться и останется ледяной навсегда. И мама сказала:

— Дочки мои любимые, превращайтесь обратно в моих ненаглядных девочек, ведь я люблю вас обеих.

Но стояли дочки ледяными, потому что каждая из них хотела быть единственной для своей мамы. Сжалось мамино сердце, что не могла она подобрать правильных слов. И снова она обратилась к сестрам.

— Дочки мои любимые, превращайтесь обратно в моих ненаглядных девочек, ведь я люблю вас одинаково.

Но стояли дочки ледяными, потому что каждая из них хотела быть неповторимой для своей мамы и не хотели они, чтобы их любили одинаково. Сжалось мамино сердце, что снова не могла она подобрать правильных слов. И тогда заговорила она в третий раз:

— Дочки мои любимые, превращайтесь обратно в моих ненаглядных девочек, ведь каждая из вас занимает в моем сердце особое место, и каждую из вас я люблю по-своему, со всеми вашими неповторимыми улыбками, со всеми вашими чувствами, пусть даже иногда они переливаются через край и создают неприятности, но все равно каждая из вас для меня по-своему единственная, неповторимая и бесконечно любимая.

И с этими мамиными словами Маша и Даша оттаяли, подошли они к маме, обнялись все вместе и замерли, наполнившись любовью и теплом ее сердца. И в этот момент было так много любви, что всем ее хватало и никто не чувствовал себя обделенным. Но самое удивительное было в том, что сестры вдруг поняли, что маминой любви было много всегда, просто сильные чувства, которые нас переполняют, нам очень сложно выражать словами.

Только подумайте, ведь если говорить о сильных чувствах и эмоциях сложно даже взрослым, то как же это непросто делать детям. Но ведь именно наши чувства, наша не безразличность, даже если она имеет горький привкус, делает нас близкими людьми. Мы любим и именно потому обижаемся. Мы любим и именно потому ревнуем. Мы даже злимся более сильно на тех, кого любим. И потому во всех наших чувствах звучат слова любви, важно научиться произносить их правильно. Давайте хотя бы пробовать говорить о том, что мы чувствуем, со своими близкими, и тогда высказанной любви тоже станет больше.

Сказка о неубранных игрушках и волшебнике Легопупсе

Жила была маленькая девочка, лет шести, и звали ее Юля. И совсем незадолго до того, как произошла с ней эта сказочная история, появился у нее младший братик Дениска. Денис был таким маленьким, что еще ничего сам не умел делать, и Юлина мама его одевала, кормила с ложечки, мыла и убирала за ним все вещи, которые он доставал из шкафов и ящиков, желая с ними поиграть.

Иногда мама так уставала наводить порядок, что просила Юлю помочь ей, но Юля не желала убирать то, что она не раскидывала. Она наоборот сердилась и возмущалась, что Дениска ничего сам не делает, а ей приходится все делать самой, и одеваться, и умываться, и волосы расчесывать, и игрушки свои убирать, и постель застилать.

— Ты стала меня гораздо меньше любить! — обиженно говорила она маме. — Ты раньше мне помогала, а теперь просишь все делать самой, а помогаешь только Дениске.

— Ну что ты, — отвечала Юлина мама, — раньше ты была младше, поэтому я тебе и помогала, а теперь тебе уже многое нужно уметь делать самой. К тому же, разве я не продолжаю тебе во многом помогать? Заплетаю косы, убираю в твоей комнате, глажу платья и юбки, но с чем-то тебе давно уже пора справляться самой. Если тебе хочется почувствовать, как сильно я тебя люблю, просто скажи мне об этом, и я всегда брошу все дела и обниму тебя ласково и нежно, чтобы у тебя не оставалось никаких сомнений. А вот если я буду делать за тебя то, что ты давно уже умеешь делать самостоятельно, это никому на принесет пользы, поверь мне, милая!

Но Юля не хотела ничего слушать, она чувствовала себя очень обиженной, ей казалось, что мама больше не любит ее.

— Я тоже хочу быть маленькой, — сказала она, — я тоже не буду сама одеваться и убирать игрушки, я тоже не буду сама умываться и причесываться!

И в тот день она раскидала по полу свои игрушки и одежду перед сном и легла спать не умытая с грязными зубками.

Очень расстроена была ее мама, но оставить игрушки ночью на полу она не могла, ведь о них мог кто-нибудь споткнуться и упасть. Когда дети улеглись и погасили свет, усталая мама принялась наводить порядок. Юля лежала в темноте и слышала тихие шаги своей мамы по полу, заваленному игрушками, от этих легких, мерных шагов она потихоньку погружалась в сон.

А в это время за окном пролетал в поисках добычи злой волшебник Легопупс, который похищал неубранные игрушки детишек. Он обратил внимание на Юлино окно, там было так много разбросанных игрушек, что он просто не мог пролететь мимо. Легопупс произнес заклинание и волшебный вихрь стал поднимать с пола игрушки и кружить их прямо вокруг удивленной мамы. Но игрушек было так много, что вихрь смог только поднять их в воздух. Унести всю эту груду игрушек прочь он не мог. Тогда Легопупс собрал всю свою волшебную силу, и с новым заклинанием вихрь закрутился с невероятной скоростью, он подхватил все игрушки, а вместе с ними и удивленную маму. Злой волшебник полетел прочь, и за ним уносилась высоко в небо и вся его добыча. Испуганная Юля вскочила с кровати и закричала:

— Мама, куда же ты!

Но мама мгновенно поднялась так высоко в ночное небо, что Юля уже не могла расслышать ни одного слова в ответ.

— Что же теперь делать, как же мы будем без мамы! — с ужасом шептала Юля, — вернется ли она когда-нибудь?

Дениска спал и ничего не видел, но Юля представила, как он проснется и начнет искать маму, и сердце ее вдвойне сжалось от грусти. Он села рядышком с ним на кровати и стала нежно гладить брата:

— Спи, мой хороший, спи спокойно, пока ты еще не знаешь, какое несчастье случилось с нами.

Она гладила Дениску и думала, что скоро придет с работы папа и она расскажет ему, что произошло, и папа обязательно найдет выход, он придумает, как вернуть маму.

А еще Юля вспоминала, сколько дел делает мама и кто же будет их делать за нее, пока она не вернется. И чем больше она думала о маминых делах, тем, ей казалось, только больше новых дел ей приходило на ум. Мама готовила, убирала, гладила, застилала постели, одевала и переодевала Дениску, купала его и кормила с ложечки, мыла посуду, заплетала Юле косы… Может быть с чем-то она, Юля, и справится сама, но это так мало, кто же сможет делать все остальное? А готовить, кто теперь будет готовить мамины вкусные блюда?

— Мама, мама, зачем же я раскидала свои игрушки, ведь если бы я этого не сделала, злой волшебник пролетел бы мимо нашего окна! Или, по крайней мере, похитил бы только несколько игрушек, и не смог бы унести вместе с ними тебя.

— Мамочка, как бы я хотела вернуть все обратно, — тихо сказала она куда-то в темноту, подойдя к окну. И тут Юля проснулась…

На улице светило солнышко и Дениски в кроватке уже не было. Юля со всех ног бросилась на кухню, там мама готовила всем вкусный завтрак.

— Мама, а тебя не похитил злой волшебник? — воскликнула Юля.

— Доброе утро, Юля. О чем это ты? — удивленно спросила мама.

— Мама, я видела, как тебя вместе со всеми неубранными игрушками унес с собой волшебный вихрь!

— Ой, что за чудные истории ты придумываешь! Никто меня никуда не унес, давай-ка я обниму тебя крепко-крепко, и ты поймешь, что я здесь, что все в порядке!

— Как же я люблю тебя мама, как я рада, что ты у меня есть! — воскликнула Юля. Она обнялась с мамой и побежала убирать игрушки, пока никакой злой волшебник на них не позарился. Потом она убрала свою постель, и, вспомнив, сколько делает мама и как она устает, решила даже застелить постельку брата.

— Завтрак готов, — позвала мама.

Юля радостно прибежала на кухню:

— Как же чудесно пахнет! Давай я помою посуду после завтрака. Я так хочу тебе помочь, чтобы ты все всегда успевала, и не оставляла никаких дел на ночь! А то мало ли что может случиться ночью, вдруг тебя еще кто-нибудь похитит.

— Юля, какое у тебя сегодня прекрасное настроение, — удивилась мама. — Я всегда люблю видеть тебя такой веселой и радостной, я от этого сама наполняюсь силами и прекрасным настроением.

— И любишь нас еще больше? — уточнила Юля с улыбкой.

— Да разве можно любить больше, чем я вас люблю, мои хорошие. — Сказала мама, обнимая Юлю и Дениску.

— Мы тоже тебя любим сильно-сильно! Правда, Дениска? — ответила Юля.

Сказка о блинной королеве

Было у одной мамы две дочки, и вот как-то на бабушкин день рождения решила мама испечь блинов, а старшая сестра Яна и говорит:

— Мама, не хочу я с блинами в гости к бабушке ехать. Так блинами придется со всеми делиться и нам мало достанется.

— Не переживай, я много блинов напеку, — говорит мама, — всем достанется.

— Мама, блинов всегда мало, сколько не напеки, — говорит Яна, — и Вероника всегда больше меня съедает, от этих младших сестер только проблемы!

Тут подбежала младшая сестра Вероника и стянула готовый блин с тарелки. А мама нахмурила брови и сказала:

— По-моему всякий раз, когда я пеку блины, вы наедаетесь до конца и никто вас не обделяет.

— Наедаться наедаемся, а через несколько часов еще хотим, а уже ни блиночка не остается! — капризно сказала Яна, а Вероника подхватила, — да, я тоже с гостями блинами делиться не хочу, давайте останемся дома, и все съедим сами! Только мама, следи, чтобы Яна больше меня не съела, у нее рот шире и ест она быстрее!

— Ну-ка выходите из кухни и не отвлекайте меня, — сказала мама, выставляя дочек за дверь, — а то и правда, в гости не поедете, останетесь дома, только без блинов.

— У меня-то уже один есть! — закричала Вероника.

— Дай мне тоже попробовать, вредина, — стала ныть Яна и попыталась вырвать у сестры кусок.

Но Вероника увернулась и, дразня Яну, уже хотела запихнуть блин целиком в рот, как вдруг он заговорил:

— Не ссорьтесь, девочки, я могу отнести вас в страну блинной королевы, где блины едят на завтрак, обед и ужин. Всегда едят блины. И всегда сколько душа пожелает.

— Не бывает такой страны, — сказала Яна, — мы по географии все страны проходили!

— А говорящих блинов тоже не бывает? — с вызовом спросила ее Вероника, — я хочу в такую страну.

Тут блин стал расти и превратился в самый настоящий блин-самолет. Вероника вскочила в самый центр, но Яна успела ее потеснить и расположилась рядом.

— Ну-ка покажи нам, что это за страна такая! — сказала она и блин мягко вылетел в окно и понес их над городом. Сначала он летел не слишком быстро, но потом разогнался и девочки уже не успевали следить, какие моря, леса и горы мелькали внизу. Пока они летели, стемнело, и когда блин стал снижаться, вокруг в темноте уже ничего не было видно. Как только они коснулись земли, их тут же схватили чьи-то сильные руки. Долго девочек вели куда-то в темноте, а по бокам раздавалось тяжелое дыхание, как будто их охранники были очень большими и неповоротливыми.

— Куда вы нас ведете? Мы ваши гости, мы прилетели по собственному желанию, с нами нельзя так обращаться! — возмущалась Яна.

— Мы только хотели поесть блинов, — вторила ей Вероника.

«Блинов вы еще наедитесь» — донеслось из темноты, и Яна по шагам поняла, что охранники остановили Веронику, а ее продолжают вести дальше.

— Где моя младшая сестра? Я за нее в ответе — крикнула она, и тут ее затолкнули в комнату и свет залил ей глаза.

Когда Яна привыкла к свету, увиденное показалось ей не таким уж мрачным. В комнате была большая мягкая кровать и стол. И на столе, как и обещано, высокой стопкой лежали блины. А рядом стояло много-много разных блюдец со всевозможными вареньями, медом, сгущенным молоком, сметаной, сахаром, а на отдельном блюдечке был кусок масла со столовым ножом. Яна тут же набросилась на блины и стала их запихивать в рот, но вскоре она немного пришла в себя и стала есть спокойнее и внимательно оглядывать комнату, в которую попала. И тут она заметила, что все вокруг нее съедобное. Стены были выложены огромными прямоугольными пряниками, матрас на постели был из пастилы, подушка набита сахарной ватой, а оконное стекло было леденцовым. Остальное она не успела рассмотреть, как услышала, что кто-то тихонько скребется по стене. Тут она вспомнила о Веронике, подошла к тому месту, откуда доносился звук и спросила тихо: «Вероника, это ты?»

— Да, — ответила сестренка, — мне очень плохо одной.

— А ты же первая хотела в эту страну прилететь.

— А теперь я не хочу, не нужны мне эти блины, я два съела и больше не буду.

— Знаешь-ка что, уже поздно, давай спать ложиться, а завтра что-нибудь придумаем. Не плачь, Вероника, я рядом с тобой и вместе мы не пропадем.

Когда Яна проснулась утром, на столе уже стояла новая порция блинов и свежие блюдца с вареньями.

— Странно, уже на стол накрыли заново, а я до сих пор не видела ни одного жителя этой страны, — подумала Яна. Она умылась и хотела по привычке глянуть на себя в зеркало, но зеркала не было. Оно осмотрела всю комнату, зеркал не было нигде. Присевши за стол, она стала есть блины и думать, как бы ей приободрить свою младшую сестренку, и тут ей пришла в голову прекрасная мысль. Пряничную стену можно разрезать. Даже тупым столовым ножом, который лежит рядом с масленкой. Тут на всю комнату раздался громкий голос из репродуктора:

— Дорогие гости, приветствуем вас в самой лучшей волшебной стране блинной королевы. В нашу страну так много желающих попасть, что мы можем оставить здесь только самых достойных. Поэтому первую неделю мы проверяем, настоящие ли вы любители блинов. Покажите нам, что вы обожаете это блюдо, и чем больше вы съедите блинов за неделю, тем выше шансы, что наша несравненная блинная королева сочтет вас достойными стать гражданами нашей счастливой страны.

«Теперь понятно, что нас отсюда еще неделю не выпустят, надо учиться самим искать выход» — подумала Яна и взяла в руки нож. Начала она с того, что вырезала один большой пряник из стены, отделяющей ее от Вероники. Вероника тут же пролезла в образовавшееся отверстие к ней и сестры обнялись.

— Теперь ничего не бойся! — сказала Яна. — Ты со мной.

— Яна, а почему ты такая толстая, — спросила Вероника, — ты уже так много съела блинов?!

— Да что ты, тебе кажется! С чего я буду толстой, мы только вчера вечером сюда прилетели — отмахнулась Яна. — Садись, позавтракаем вместе.

— Мне уже не хочется, видимо, я не достойна остаться в этой стране и меня скоро отвезут назад к маме, — радостно сообщила Вероника и тут на лице ее изобразился испуг, она какое-то время настороженно смотрела на Яну пока не крикнула, — Яна, брось этот блин, ты толстеешь прямо на глазах, когда его ешь.

Яна отбросила блин и в испуге вскочила из-за стола:

— А так перестала толстеть?

Вероника кивнула:

— Ты от каждого блина увеличиваешься в размере прямо на глазах.

— Ах вот она какая волшебная страна! Теперь понятно, почему у них зеркал нету в комнатах. Но я не собираюсь становиться толстушкой, тоже больше блинов есть не буду. И знаешь, сестренка, ты права, надо выбираться отсюда и возвращаться домой.

— Ура, — закричала Вероника, — а как мы это сделаем?

Ну, через стены мы уже проходить научились, так что долго они нас здесь не удержат.

Яна вырезала пряник из другой стены и выглянула в отверстие — за стеной был длинный извилистый коридор с множеством дверей.

— Никого нет, — сказала она, — давай выбираться из комнаты.

Они пролезли в коридор и пошли по нему:

— Наверное, это все комнаты новых детей, которые проходят проверку, — сказала Вероника, — а мы сразу скажем, что мы не слишком сильно любим блины, чтобы нас отправили домой.

— Боюсь, так просто не получится, — сказала Яна и тут она услышала какой-то звук. К ним приближались шаги, она побежала в противоположную сторону, утягивая за собой сестру. Яна бежала по извилистому коридору и неожиданно сбоку она увидела парадный большой зал с несколькими рядами сидений и большим троном. — Здесь можно спрятаться.

Сестры забежали в зал и стали оглядываться, удобнее всего было спрятаться за трон, так они и сделали. Шаги приближались, и по звуку было понятно — сюда направлялась целая толпа. Наконец, парадные широкие двойные двери распахнулись и в зал вошли два охранника. Они входили по одному, потому что иначе они бы не пролезли в широкий дверной проем. Потом вошла очень статная дама в пышном платье и с короной на голове, и направилась к трону. Видимо, это и была блинная королева. Потом так же по одному в двери стали протискиваться остальные, кто-то из них были дети, а кто-то взрослые, но по лицам это было очень сложно определить, потому что толстыми у них было все, и туловища, и лица, поэтому они все были похожи друг на друга. Публика медленно и тяжело дыша расходилась по залу и занимала свои места.

— Посмотри-ка, — шепнула Яна, — все люди, живущие в этой стране, кроме самой королевы, ужасно толстые. Они еле ходят, какой ужас, отсюда нужно бежать, но я пока не знаю как.

Тем временем вся толпа расселась, и королева сказала:

— Введите кандидатов.

Теперь в дверь стали заводить детей. Многие из них уже были такими же толстыми, как и зрители, но некоторые пока еще выглядели нормально.

Королева указывала пальцем на толстяков по очереди и говорила: «На весы, на весы, на весы».

Их по очереди взвешивали, и одного после взвешивания отвели в сторонку и повесили ему на шею табличку «196».

Сначала королева обратилась к толпе взвешенных:

— Дорогие гости! Вы доказали нам, что вы действительно любите блины и готовы есть их в невероятных количествах утром, днем и вечером! Добро пожаловать в нашу страну, сегодня вы станете полноценными гражданами и получите свой персональный блин-самолет для передвижений по городу лежа. Поздравляю вас! — в зале раздались продолжительные аплодисменты, но потом королева перевела взгляд на толстого мальчика с табличкой «196», — а вот с тобой все не так хорошо. Я тебе давала два дополнительных испытательных дня, но ты так и не набрал 200 килограммов, твой вес всего сто девяносто шесть. Видимо, ты не так сильно хочешь стать гражданином нашей страны.

— Я очень хочу, — заныл мальчик, — я очень стараюсь, я ем сколько могу, честное слово. Пожалуйста, простите мне эти четыре килограмма и выпустите вместе со всеми в город.

— Послушай, мальчик, — лицо королевы исказилось от гнева, — я приложила очень много усилий, чтобы создать эту страну. И теперь каждый желающий может здесь жить и ничего не делать, только есть блины, спать и смотреть телевизор. Вам даже ходить не нужно, у всех будут блины самолеты. И я за все это требую какой-то мелочи, всего-то надо весить 200 килограммов. Неужели это так сложно, есть свои блины, ничего не делать и толстеть. Если тебе это кажется сложным, я тебе расскажу, что такое сложно — сложно создать целую страну в центре дремучего леса, и сделать так, чтобы в ней все работало почти без участия ее жителей. Я потратила свои лучшие годы на этот город, потому что я мечтала, что я буду выходить на улицу и буду чувствовать себя самой красивой и самой прекрасной в своей стране. И я хочу, чтобы сбывались не только ваши мечты, но и моя!!! Так что даю тебе еще два дня, и, если ты не станешь весить 200 килограммов, ты будешь наказан.

После этого королева обратила свой взор на тех детей, которые не выглядели толстыми:

— Дорогие наши гости, вы не справились с испытанием, вы недостаточно любите блины. И за это в нашей стране положено наказание. Вас сегодня же отведут жить в подземелье, куда не попадает солнечный свет, чтобы ваши глаза привыкли к темноте. Днем вы будете отдыхать, а по ночам в полной темноте будете работать в городе. Чистить, убирать, мыть и готовить. И теперь все до конца ваших дней будет происходить именно так. Теперь вся ваша жизнь будет протекать во мраке, чтобы ни одна живая душа не видела вас, потому что все граждане нашего города весят более 200 килограммов и должны забыть о том, что бывает иначе.

При этих словах Вероника была готова испуганно закричать и начать звать на помощь, но Яна закрыла ей рот рукой, ибо помощи ждать было неоткуда, старшей сестре это было понятно.

— Помолчи, — шепнула она, — я спасу нас двоих, я обязательно придумаю как…

— Ну-ка что это за шепот какой-то у меня за спиной, — встала блинная Королева. Она поднялась с трона и за уши вывела обеих сестер в центр зала. — Что это тут за две худышки такие?

И тут Яна сообразила, что делать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 426