электронная
100
печатная A5
265
6+
Сказки белой голубки

Бесплатный фрагмент - Сказки белой голубки

Подарок первоклашке

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0053-7844-6
электронная
от 100
печатная A5
от 265

СКАЗКИНЫ СКАЗКИ

Однажды, ранней весной, ко мне на подоконник прилетела белая голубка. Важно выпятив грудь, она прошла мимо цветочных горшков и вдруг спросила:

— Хочешь полетать?

— Хочу! — с радостью согласилась я.

— Тогда, летим! — кивнула она в сторону парка.

Я разбежалась по комнате, вытянула шею и, дрыгнув от усердия тапочками, вылетела во двор. Мы покружили над спортплощадкой и сели на перекладину турника.

— Вот здорово! Я птичка! И крылышки… И лапки… И даже клювик! — скосила я глаза к носу, — только от мамы влетит: тапочки потеряла…

Кем бы ещё стать?.. Кошкой? «Мяу…» — хрипло завопила я и тут же почувствовала лёгкий шлепок по ногам. — А-яй-яй — да это же полосатый хвост! А, может, лучше — собакой?! — быстро передумала я и, звонко тявкнув, спрыгнула с турника, слегка отбив лапы.

— Вот это да! — ужаснулась голубка, — по-моему, ты сама не знаешь, чего хочешь!

— Угу… — растерялась я.

— Тогда в этой сказке тебе придётся туго. Ведь, ни с того, ни с сего, ты можешь стать в ней чем угодно! Яблоком, например, которое могут съесть, или ещё хуже — мусорным ведром!

— Уж лучше мусорным ведром, — съехидничала я, — его-то есть никто не станет.

— Ну, что ты злишься? — огорчилась голубка. — Тебя пригласили в сказку, а ты не довольна!

Мне стало так стыдно, что я тут же превратилась в крота и зарылась в землю. Но там было темно и страшно, и я немедля проросла к солнышку острой зелёной травинкой. Здесь-то меня и встретила голубка:

— Видишь, что с тобой творится?.. Скорее учись управлять своими желаниями!

— А как?

— Да очень просто! Возьми тетрадку и выпиши все свои желания. Потом, подумав, вычеркни те, без которых можешь обойтись, потом те, что могут доставить неприятности твоим близким. Тогда у тебя останется лишь два-три желания, из которых легко выбрать главное.

Мне подумалось, что в такую игру я ещё не играла и, совсем позабыв о голубке, я быстренько превратилась в девочку и отправилась домой. На улице уже темнело.

— Скоро мои с работы придут… Соскучилась уже, — вздохнула я, — да и кушать захотелось…

На ступеньках парадного в голову опять пришли стишки. Ступенька — строчка, ступенька — ещё строчка. Они всегда почему-то на ступеньках приходят:


На небе тучи валяются,

На небе звёзды валяются,

На небе месяц валяется,

Потому, что — вечер!


Из ящика письменного стола, купленного к школе, я достала тетрадку и простой карандаш. Писала я ещё плохо, поэтому стала рисовать. Чего я только не желала: и фломастеры, и мобильник, и целую коробку вкладышей от жвачек, как у Катьки из первого подъезда, и даже большого цветного попугая! Потом я честно стала вычёркивать всё, без чего можно обойтись. Когда закончила, оказалось, что вычеркнула всё… Тут я вспомнила о голубке и вернулась к окну.

Моя птичка гуляла на старом месте, изредка сбрасывая с подоконника кусочки облупившейся побелки.

— Видишь, что получилось?.. — показала я тетрадку.

— Вижу, — кивнула она, — замечательно получилось! Теперь хорошо подумай и рисуй снова.

Я думала очень долго и, наконец, нарисовала три стаканчика мороженого и сердце.

— Это ещё что?.. — вгляделась голубка.

— Мороженое — папе, маме и мне, и ещё — чтобы мы все друг друга любили!

Потом я ещё немного подумала и добавила:

— И чтобы никто не умирал.

И тут в сердце у меня сладко кольнуло, и я вдруг почувствовала, как сильно люблю и папу, и маму, и свой дом, и двор, и весь город…

— Хочу, чтобы все мы жили долго и всегда были вместе, — наконец, закончила я.

— Ну, вот и — ладушки, хватит для первого урока, — похвалила меня голубка и, взмахнув крыльями, растворилась в сияющем квадрате окна.


На следующий день, только я выбежала погулять, меня окликнула соседка тётя Клава и попросила докормить её четырёхлетнюю Сонечку. Тётя Клава — хирург, и её даже в выходные вызывают на срочные операции.

— Уговори её доесть хотя бы манную кашу с вареньем, видишь, суп не стала. Не отходи, пожалуйста, пока я кого-нибудь не пришлю тебя подменить!

— Хорошо! — обрадовалась я. Ведь у меня появилось дело. Поправив малышке салфетку, я зачерпнула полную ложку каши. Каша была вкусной, я попробовала, но Сонечка плевалась и отмахивалась руками и ногами.

— Ты, почему не ешь?.. Не вырастешь совсем! — сердилась я.

— Конечно, не вырастет… — Обернувшись, я увидела голубку. — Может, ей сказку рассказать? — спросила она.

Сонечку так удивила птичка, говорившая человечьим голосом, что она широко открыла рот, и я быстренько сунула в него ложку каши.

— А расскажу-ка я ей сказочку про птицу-маму, — решила голубка и сразу же начала:


В одном городе жила-была несчастная женщина, несчастная потому, что её единственная дочка, Любочка, ничего не ела и потому совсем не росла. Что не принесёт ей мама: суп, кашу, котлету или кисель, она и глядеть не хочет. Все Любочкины подружки выросли, в школу пошли, а наша капризница не только не растёт, а ещё и уменьшается с каждым днём — совсем маленькой стала — просто Дюймовочка! Мама плачет, горюет, боится, как бы на такую маленькую девочку кто-нибудь случайно не наступил. Поселила её на подоконнике. Поставила там игрушечную кроватку, столик, стульчик, дала дочке цветных лоскутков — поиграть, а сама пошла в магазин за самыми вкусными сладостями, только их, да и то совсем чуть-чуть, Любочка и кушала.


А тем временем мимо их дома пролетала Птица-мама, увидела на подоконнике махонькую девочку в красном платьице и подумала:

— Вот хорошая живая игрушка моим птенчикам — не будут скучать, когда меня дома не бывает.

Схватила она девочку за платье и утащила в соседний лес, опустила в своё гнездо и полетела за новой добычей.

Несколько раз птица-мама приносила птенчикам то жучков, то червяков, то гусениц… Но ведь дети этого не едят, и Любочка оставалась голодной. И на второй день, и на третий. Да ещё птенчики клевались и царапались… Того и гляди, из гнезда вытолкнут!


Видит птица-мама — совсем ослабела её живая игрушка:

— Ещё умрёт! — подумала она и отнесла девочку обратно, на тот же подоконник.


Очень обрадовалась мама чудесному возвращению дочки, ведь все глаза выплакала, и ну — кормить свою Любочку! Что ни приготовит, та всё скушает и ещё добавки просит. Всего за полгода Любочка догнала своих ровесников и в школу пошла.


— Ей наверное подружки помогали?.. — догадалась я.

— Конечно. Без хороших друзей она бы точно на второй год осталась. Они ещё и подкармливали её потихоньку, кто яблоко в портфель сунет, кто пирожное на парте забудет…

Вот и ты кушай, маленькая, большой, здоровой вырастешь — пощекотала голубка Сонечке за ушком кончиком крыла. А та уже всё до капельки съела и даже ложку облизала.

Тут из больницы и нянечка на смену пришла, в дверь позвонила.


— Ну, что? Приятно добрые дела делать? — спросила голубка, когда мы вернулись домой.

— Приятно.

— А, если приятно, то сядь вон туда и подумай, что ещё доброго и полезного ты можешь сделать для своих родных, они-то вон сколько для тебя делают… — указала она на новый письменный стол и большой красно-жёлтый ранец.

— А и правда… — подумала я, — и туфельки новые, и школьная форма, и цветные карандаши, и пластилин… Вон сколько всего! Даже не сосчитать… — и тут же принялась за новые добрые дела.

Перемыла оставшиеся после завтрака чашки, достала из кухонного стола пакет, и отправилась в магазин за кефиром и хлебом, а на обратном пути вынула из ящика почту.

Мне всё нестерпимей хотелось делать одно доброе дело за другим! Достав из-под раковины мусорное ведро, я вприпрыжку отправилась с ним во двор.

Та-та-та, та-та-та… — опять застучали каблучки по ступенькам, и в голове сразу же отозвалось:


Папу я очень люблю,

Маму я очень люблю,

Всех я очень люблю!

И все очень любят меня!


А тут и вечер подошёл. И вдруг я почувствовала, что очень устала, прилегла на кухонный диванчик и стала с нетерпением ждать прихода родителей.

— Вот они обрадуются, что у них такая помощница растёт!


И тут за хлебницей вдруг что-то зашуршало. Оказалось, что моя голубка всё время за мной приглядывала, вот хитренькая…

— Знаешь, а ты у меня самая лучшая ученица! — подлетев, она поудобней устроилась у меня на плече и даже глаза прикрыла от удовольствия. Она так долго их не открывала, что я подумала:

— А вдруг моя голубка уснула? Намаялась, бедная, со мной… Ещё полетит домой — спя! И разобьётся… А, может, она от удовольствия глаза закрыла, от удовольствия ведь тоже обо всём забывают…

— Эй, очнись… — тихонько растормошила я её. Голубка, наконец, вздрогнула, открыла глаза и, даже не попрощавшись, улетела. Наверное — всё-таки… спя.


А потом… Потом со мной вдруг случилось несчастье! Я без спросу ушла с большими девочками со двора и заблудилась. А чужие мальчишки, отняв у меня денежки, которые мама дала на мороженое, ещё и толкнули меня в канаву с грязной холодной водой. Домой меня привёл дядя милиционер уже почти ночью. Мама плакала и ругала меня. А у папы даже заболело сердце.

Моя голубка тоже крепко рассердилась на меня, но потом сжалилась и даже рассказала на ночь сказку. Хорошо, что мама оставила форточку открытой, а то, как бы она прилетела?..

— Глупенькая ты, глупенькая… Ты же могла погибнуть! Попасть к плохим людям! Тебя могла сбить машина! Твои родители умерли бы от горя! — долго ворчала она. — Придётся тебе рассказать одну очень страшную историю о маленьком непослушном оленёнке и о том, как ужасно он был наказан за своё непослушание. Ведь, случается, натворишь что-нибудь по глупости или из пустого упрямства, а поправить уже и нельзя!

— Ничегошеньки… — Тяжело выдохнула я. — Папу-то в больницу положили, с сердцем…

— То-то же! Ну, слушай…

— Что?

— Сказку.

— Самую сказочную?

— Конечно.


Помнится, были на Земле только две страны — «День» и «Ночь».

В одной жил олень Золотые рога и его маленький сын, розовый оленёнок — Зорик, а в другой — злая Чёрная волчица. У волчицы не было детей, потому, что она никого не любила, и её, конечно, тоже никто не любил.

Папа олень и маленький Зорик целыми днями присматривали за своей прекрасной солнечной страной «День», где порхали бабочки, зрели ягоды, и чистые звонкие ручьи текли меж садов и тенистых рощ прямо к тёплому морю. А в стране «Ночь» было пасмурно, сыро, и росли там меж папоротников и мхов только волчьи ягоды и ядовитые поганки.

Олень Золотые рога не разрешал своему сыночку ходить в страну «Ночь»:

— Смотри, злая волчица тебя поймает и загрызёт!

Но Зорик был любопытным и непослушным, и однажды, когда папа олень крепко уснул, он — прыг-скок, прыг-скок и… — оказался в стране «Ночь».

Всё там было по-другому, и потому ужасно интересно, но столь же и опасно! Злая волчица тут же заметила глупого оленёнка. Ведь он был такой яркий, такой розовый, что просто светился в темноте! Огромными прыжками через пни и болотные коряги она погналась за непослушным малышом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 265