электронная
480
печатная A5
567
6+
Метаморфозы

Бесплатный фрагмент - Метаморфозы

Для семейного чтения

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0050-9472-8
электронная
от 480
печатная A5
от 567

Приключения божьей коровки

Ане и Маше

Колдун сдержал своё обещание. В моей новой жизни я стал божьей коровкой. Я висел, прикреплённый задней частью тела к травинке, которая укачивала и ощущал себя очень маленьким и беззащитным. Совсем недавно, когда я ещё был куколкой, с меня слезла яркая с чёрными крапинками шкурка, и я стал расти и приспосабливаться к жизни.

Сложно с детства ощущать себя сиротой, после кладки яиц мать умерла, так и не увидав своё потомство, но позаботилась о нас, отложив яйца туда, где много тли, на траве возле реки. Никакого дружеского расположения к своим братьям и сёстрам я не испытывал: в любой момент они могли сожрать меня вместо тли. Неудачное место для кладки выбрала наша мамаша. В парке производили уборку, шумел трактор, уборщики бродили с лопатами и мётлами, вскоре в большой мешок замели всю мою родню. Мешки увезла машина, и больше я никого из них не видел, но по ним не грустил.

Я только начинал жить, был вполне оптимистом, вызывал большой интерес у окружающих, так как дьявольски красив, вернее, божественно, потому что я, как я узнал недавно, божья коровка. Я мало жил, но испытал не раз огромный стресс. Однажды ко мне подползло какое-то страшное грязно-зелёное длинное существо (потом я узнал, что ящерица), оно долго на меня смотрело; у него были противные узкие глаза, его хвост был огромен и подвижен, у меня даже появилась в спорах ног рыжая жидкость. Так я был испуган. Но вдруг выскочила лягушка, и существо бесшумно скрылось в траве. Новая гостья смотрела на меня выпученными глазами, но не торопилась мной полакомиться, а я напрягся, решив её напугать, взмахнул своими жёсткими надкрыльями и вдруг полетел первый раз в жизни. Я узнал, что ещё тот летун. Как это было здорово! Я был просто счастлив, пока мной не заинтересовалась какая-то стрекоза, которая никак не могла меня догнать, но она, испугавшись голубя, отлетела в сторону, а я, испуганный и одновременно счастливый, опустился на кочку, которая была в воде, и, увидев своё отражение в воде, залюбовался им.

Тело моё округлой формы, снизу приплюснутое, а сверху выпуклое и ярко-красное: четыре тёмных пятнышка, два значительно больше других, несказанно украшали его. Головка прикреплена крепко к телу, огромные выразительные глаза, гибкие из восьми члеников усики. Лапки, брюшко, крылья с надкрыльниками. Красив. Ловок. Смел. Умён. Находчив. Молод. Понимаю речь живых существ. Но одинок…

По берегу ходили люди с какими-то лохматыми громко лающими и рычащими существами. Те нежно лепились к людям, они их гладили, называли по именам, подкармливали. А у меня нет друга, родни, имени.

Ностальгию прогнал голод, и я полетел на клумбу в надежде отыскать яйцо бабочки, колорадского жука или личинку. Но мне повезло: там была тля. С большим аппетитом я стал пожирать её и не заметил, как меня нежно и заботливо взяли руки. Но что это были за руки! От них так изумительно пахло свежестью, прекрасными цветами, пальцы были такими гладкими. На них было удобно. Надёжно, успокаивающе. И вокруг ни гусениц, ни лягушек, ни птиц, одна нежность. Сначала я услышал детский голос.

— Это будет мой питомец. Я назову его Гастон.

— А где он, Аня, будет жить и чем питаться? — раздался другой голос.

— Я ему сделаю домик в банке. Ведь он такой маленький. Ему хватит места. Я его прокормлю. Еды в холодильнике много.

— Он ест маленьких гусениц, яйца бабочек. Преобладает какая-то белковая пища.

— Вот яйца и буду давать. Там есть белок.

— Он хищник. Должен летать, охотиться, у него дом здесь.

— Вот и буду ему помогать. Ему, такому маленькому, одному трудно охотиться.

Кстати, бабушка мне сачок подарила. А у него сачка нет. Ему надо помочь.

— Он должен жить в своей среде, там, где привык.

— У всех есть питомцы, а у меня нет. Я хочу о нём заботиться. Он такой красивый.

Я решил, что пора удирать с руки, но посмотрел на свою предполагаемую хозяйку и оторопел от её красоты. Она была, пожалуй, даже меня красивее.

Огромные добрые глаза, пушистые светлые волосы, нежная кожа, а запах…

Меня околдовали. Да ведь как приятно быть чьим-то питомцем, чувствовать заботу другого существа и вместе охотиться на тлю. Не надо постоянно заботиться о безопасности, о запасах пищи. И эта девочка точно меня не съест.

Пришел в себя я уже в банке на подоконнике. В моём новом жилище было много цветов. листьев, дохлые муха с комаром и никакой тли. Я недавно научился летать и не мог выбраться из банки. Это меня огорчало.

Моя хозяйка пошла с банкой на балкон, выпустила меня на цветок, но постоянно наблюдала за мной, и я не чувствовал свободы, не было радости полёта, потому что сразу оказывался в банке со спёртым воздухом, т.к. эту банку прикрыли крышкой, чтобы я не уполз. Какая излишняя опека!

А Ане стали читать о каком-то жуке кокцинеллиде, «слово происходит от латинского значения «алый». У многих этносов есть свои версии имён, например: у германских народностей — жучок «Девы Марии; у англосакских — «птица Леди»; у славянских — «Солнышко»; у латиноамериканцев –« коровка Святого Антония»; у азиатов «краснобородый дедушка».

Каково же было моё удивление, что это всё обо мне. Божьей коровке.

«Она олицетворялась с небесным стадом Перуна, связывала всесильных богов и смертных людей, ей приписывали магические способности влиять на погоду. Католическая вера считала её посланником Божьей Матери. Англичане также свои названия ассоциируют с Девой Марией. Древние славяне считали её посланницей солнца. Нельзя было прогонять небесное создание. Чтобы не отвратить фортуну. Залетевший в жилище жук считался приносившим мир и благодать, поэтому и назвали его так — «Солнышко». Жука сравнивали с безвредным существом. Слово «коровка»связано с физиологической особенностью насекомого. Оно выделяет молочко. — рыжую агрессивную жидкость, образующуюся в спорах конечностей.

Выделения крайне неприятные, в больших количествах смертельно опасны для тех, кто решил полакомиться ими», — звучал женский голос.

— Аня, да она опасна, обожжёт руку, — а это голос той, кого Аня называла мама.- И вообще. По-моему, божья коровка в Красной книге. Её нельзя держать дома. Ты ведь не будешь дом тигра держать.

— Тигра — нет, а его буду. Если собак занесут в Красную книгу, их что и держать нельзя. Красная книга велит охранять. Вот я его и буду охранять. Вон в зоопарке раздают животных в семьи на зиму, а я его сама отыскала. Он ко мне привык, как же нас разлучить. Это неправильно. Сами читали, что она символ удачи.

Как она правильно говорит. Моя хозяйка, хоть по сравнению с другими и мала, но кладезь мудрости.

От избытка впечатлений я уснул. Вечером я дополнил свои знания о себе от родителей девочки. Например, что я представитель семейства кокцинеллид, которое имеет свыше 4000 типов и 360 родов, относится к отряду жесткокрылых типа членистоногих. Но изучено только 200 видов. Ничего себе! Сколько у меня родственников, а не только те, кого в мешках увезли. Дальше я узнал. Какой я ловкий, делаю около 85 взмахов в секунду (точно, в этом я убедился на примере стрекозы) и трудолюбивый. Взрослое насекомое съедает до 100 тлей. А я сегодня съел в три раза меньше. Где тут взять эту тлю? Опять с лентяйкой по гостиной бродят.

Мы помогаем растениям, очищая их от вредителей. Поэтому нас даже разводят на специализированных предприятиях, а затем при помощи авиации распространяют над полями. Вот это мне не понравилось. А вдруг и меня принесли для этой цели?

Многое мне было непонятно. Моя же новая семья, узнав обо мне из планшета так много, заинтересовалась новоиспечённым членом семьи, отец Ани взял банку в руки и сказал, что я являюсь типичным европейским видом и скорее всего по количеству точек и окраске двухточечная, 5-мм особь темно-алой расцветки с 2 большими черными отметинами. Видимо, ему, как и всем взрослым членам семьи, я не понравился, поэтому он сказал:

— Его надо срочно выпустить на волю в какой-то сад. А то к осени картошки не будет. Он должен тлю ловить, а не в банке сидеть.

— Но его съедят. Он стал домашним, его нельзя выпускать в дикую природу, — противоречила моя защитница.

— Отпусти в городе на газон во дворе. Он яркой окраски, она поможет в борьбе за существование, нагонит страх на тех, кто захочет его съесть. Это один из примеров мимикрии.

— А что такое мимикрия?

— Приспособленность к окружающей среде. Как хамелеоны, например. Или костюмы разведчиков. Зимой белые, как снег, летом тёмно-зелёные с пятнами, чтобы враги не заметили. Божья коровка — древнее насекомое. Оно занесено в Красную книгу планеты.

— Но пусть он хоть неделю побудет у меня.

— Твой жук должен развиваться. Смотри, он совсем мал, за неделю он отстанет в развитии от других жуков, не разовьёт необходимые навыки, и тогда ему будет трудно в его короткой жизни. Для него неделя как для нас десять лет, -добавила свой аргумент мама.

— А сколько он живёт?

— Год-два, да и то зимой спит.

— А сколько он живёт?

— Год-два, да и то зимой спит.

Кажется, это убедило мою хозяйку, и она сдалась. Папа с мамой предложил вместе с Аней отправиться во двор и посадить меня на газон, а потом, утром, проверить, как я живу. Семья была против нового члена семьи, и Ане пришлось подчиниться.

У газона она заплакала, когда прощалась со мной, а я не мог надышаться свежим воздухом. Темнело. Во дворе гуляли с собаками, кошка сидела на скамейке. По обыкновению летали голуби, воробьи (где их только нет), а я в Красную книгу планеты занесён.

— У всех есть питомцы. А у меня и этого отбирают. Кто теперь будет моим питомцем? — страдала Аня.

— Давай заведём морскую свинку, — предложила мама.

— Не хочу, — со слезами на глазах отрезала девочка, посматривая на гуляющего пса.

— Ого! Я котируюсь выше свинки, — гордо подумал я, разыскивая тлю или паутинного клещика.

— Давай тогда — кошку, завтра поищу в интернете… — не договорила мама, как папа уже решил проблему:

— Сначала кошку, а потом всё равно собаку придётся купить. Лучше уж сразу.

— Обещаешь? Точно? Ура! — закричала Анюта.

Я даже загрустил, что не выдержал конкуренции с собакой и про меня забыли. Как будто я не занимал их мысли целый день. Обидно. Во дворе сразу стало скучно, на меня посматривал воробей. Окраска-то у меня отпугивающая, как я уже знал. Но кто знает. Лучше поберегусь. Я залетел в шерсть проходящей мимо собаки, та отчаянно стала чесаться. Тут мимо проходил человек с чемоданом на колёсиках. Чемодан был в ярком чехле, я перелетел на него и устроился в складке, решив улететь в парк при удобном случае, но от покачиваний уснул.

Проснулся от голода, было страшно как холодно.

— Где это мы? — спросил проходящего мимо таракана.

— В багажном отделении самолёта, летим в Бердянск на Азовское море, — небрежно ответил тот. Я часто туда летаю. Погода, знаете ли, там благоприятная. Люблю полежать на солнце.

— А долго лететь? И что есть? Я голоден, — сказал я ему.

Проползающий мимо жук дал мне что-то совсем не вкусное, но я и этому был рад. От холода я вскоре уснул, а разбудил меня мой новый приятель. Мы вместе с ним сползли с трапа самолёта, как научил он меня.

— Сидеть на чемоданах не стоит, кидают их, травмировать могут. Лучше медленно, зато сами, — посоветовал он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 480
печатная A5
от 567