электронная
72
печатная A5
310
6+
Сказки

Бесплатный фрагмент - Сказки

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-4977-3
электронная
от 72
печатная A5
от 310

Княжеская лилия

Глава 1

В давние-давние времена жил на Руси молодой князь. Уж таким он был пригожим да веселым, что все девушки в округе тайно по нему вздыхали. Что ни вечер, на лужайке перед княжеским теремом собирался хоровод. Звонкие девичьи голоса заводили песни, зазывали князя.

— Ах ты, сокол — князь,

Выходи на двор,

На зеленый луг,

На высок бугор!

Вьется, кружится хоровод, колышутся подолы ярких сарафанов, струятся по спинам косы из-под пестрых венков. Никак не устоять князю!

Каждый вечер спускался он с высокого тесового крыльца и с улыбкой присоединялся к плясуньям. Ах, как трепетали сердечки девушек, как покрывались румянцем их нежные щеки, как лукаво блестели из-под ресниц глаза! Каждая надеялась, что именно ее заметит князь, именно ее выберет, полюбит. А князю все нипочем! Со всеми он ласков, каждой доброе слово скажет, каждой улыбнется.

Но как-то раз появилась в хороводе новая девушка. Была она такой юной и застенчивой, что даже глаза поднять на князя стеснялась. Пушистые длинные ресницы подрагивали на щеках, румяных, словно спелые осенние яблочки. Густые светлые волосы были собраны в тяжелую косу, которая едва не доставала до земли. А какая тонкая белоснежная рубашка с затейливой вышивкой украшала хрупкие девичьи плечи!

— Кто она такая? — поинтересовался князь.

— Новая белошвейка с дальнего городища, — отвечали девушки.

— Как звать тебя, красавица?

Юная белошвейка залилась румянцем и еле слышно прошептала:

— Онежка.

— Что же ты прячешь глаза, Онежка? Может, совесть твоя нечиста? Или я такой урод, что на меня и глядеть тошно?

— Что ты, князь! — испуганно воскликнула девушка и обожгла его взглядом, полным синего пламени.

В ответ сердце князя замерло, а потом забилось часто-часто. Такого с ним раньше не случалось. Стараясь не выдать своего смятения, князь взял Онежку за руку и повел ее впереди хоровода. А когда пришло время расставаться, шепнул ей на ушко:

— Жду тебя на рассвете у круглого озера. Придешь?

И без того алые щеки вспыхнули еще ярче. Пушистые ресницы скрыли от князя синий блеск девичьих глаз. Онежка опустила голову, что-то неразборчиво пролепетала и умчалась в темноту, словно дикая козочка.

— Так придет она или нет? — пожал плечами князь.

Всю ночь он тщетно пытался заснуть, но сон бежал от него. Едва небо за окошком терема посветлело, князь вскочил с пуховых перин и поспешил к заветному озеру. Заря не успела еще окрасить небо румянцем, а он уже был на месте.

У самой воды под ветвями плакучей ивы неподвижно сидела Онежка. Видимо, девушка уже давно была здесь. Она успела продрогнуть и пыталась согреться, уткнув подбородок в колени и обхватив ноги руками.

Сердце князя радостно забилось:

— Она пришла!

Он тихонько подошел к девушке и осторожно прикрыл озябшие плечи своим кафтаном.

— Ты давно уже сидишь здесь? — заботливо спросил князь, пристраиваясь рядом.

— С вечера, — прошептала девушка дрожащими губами.

— Ах ты, голубка моя!

Князь обнял Онежку и прижал ее к своей горячей груди.

Из-за леса показалось алое солнышко. Оно взглянуло на парочку возле озера и улыбнулось ей. Солнышку нравилось, когда в сердцах людей вспыхивал огонь любви, такой же жаркий, как и само великое светило.

С тех пор молодой князь не расставался со своей избранницей. На веселых пирах она сидела рядом с ним за столом. На охоте она скакала с князем по полям. Вечерами она пела ему песни и рассказывала занимательные истории, которых знала великое множество.

Но тут нежданно-негаданно приключилась война. Соседний князь вторгся со своей дружиной в дальние пределы княжества.

— Придется наказать наглеца! — сказал молодой князь, надевая кольчугу. — Не печалься, милая Онежка. Не успеет растаять снег, как я вернусь к своей любимой голубке.

Всю зиму ждала князя Онежка. С раннего утра до позднего вечера вглядывалась она в даль. Метель заметала околицу снегом, а Онежка все смотрела на дорогу. Январское солнышко слепило глаза, а Онежка все смотрела и смотрела. Сосульки повисли на крыше, а потом стали сочиться водой и растаяли совсем. А Онежка все ждала и смотрела на дорогу, все смотрела и ждала.

Наконец дорога потемнела, сугробы осели. Высоко-высоко в небе зазвенел первый жаворонок. Ветер донес издалека топот конских копыт.

— Едут! Едут! — закричали мальчишки. — Ратники возвращаются!

Онежка накинула на плечи заячью шубку и выскочила на крыльцо. Где же он, любимый князь?

На улицу высыпал ликующий народ. Полетели вверх шапки, радостные крики вспугнули с деревьев грачей. Однако ратники в ответ не вскинули копья. С горькими улыбками на губах они прятали глаза. Неужто не победа? Неужто — поражение?

Впереди дружины ехал князь. Был он тоже невесел, хотя и старался это скрыть. Заметив на крыльце Онежку, опустил глаза и покраснел. И только тут девушка увидела, что рядом с князем на вороной кобыле едет закутанная в собольи меха молодая женщина. Гордо вскинув голову, она свысока поглядывала по сторонам.

Вот и княжеский терем. Спешившись, князь помог сойти с коня незнакомке. Потом он протянул ей руку и повел вверх по ступенькам.

— Прошу любить и жаловать молодую княгиню, мою жену и вашу хозяйку, — обратился князь к челяди.

Онежка едва удержалась на ногах. Она так ждала князя, так молилась о его благополучном возвращении! И вот он здесь — живой и невредимый, но теперь совершенно чужой.

— А как же я? — хотелось крикнуть девушке, но слова застряли у нее в горле.

— Смирись, голубка, — прошептал ей сокольничий князя. — Наша дружина была наголову разбита братом княгини. Условием мира стала женитьба нашего князя на сестре победителя. Теперь уж ничего не поделаешь.

— Но как же…

— Смирись! — повторил сокольничий и потянул ее с крыльца. — Тебе лучше не попадаться на глаза молодой хозяйке.

Так Онежка снова оказалась в маленьком домике у самой околицы. С утра до вечера сидела она перед окном с иголкой в руке, расшивая сорочки княгини. С утра до вечера капали слезы из ее глаз на затейливые цветные узоры. А когда белошвейку известили о новом заказе — рубашонках для будущего наследника князя — слезы бедной Онежки стали еще солонее.

И все же на столе стали расти две стопки сшитых рубашонок. Одна, побольше, из тонкого полотна с красивой вышивкой — для будущего ребенка княгини. Другая, поменьше, из небеленой холстинки — для дочки белошвейки. Девочка родилась в конце лета, за три месяца до рождения княжича.

Глава 2

Прошло пять лет. Ни разу за эти годы князь не видел Онежку. Ему сказали, что девушка ушла в тот самый день, когда он возвратился из похода с молодой женой. Сначала князь опечалился, а потом и рад был тому, что не нужно объясняться с любимой.

— Должно быть, все к лучшему, — уговаривал себя князь. — Онежка со временем утешится, замуж выйдет, матерью станет.

Но однажды на лугу он увидел светловолосую девчушку. Та весело гонялась за бабочками, хохотала, рвала одуванчики. Рубашонка девочки, хотя и сшитая из серого небеленого холста, была украшена затейливой цветной вышивкой.

— Кого напоминает мне эта малышка? — задумался князь.

Наивные ярко-синие глаза взглянули на него, и князя словно обожгло.

— Онежка! Это же вылитая Онежка!

Раскинув руки в стороны, князь пошел на девчушку.

— А вот я тебя сейчас поймаю!

Девочка залилась звонким смехом и с готовностью вступила в игру с взрослым дядей.

— Не догонишь! Не поймаешь! — кричала она.

Однако через пару шагов малышка запуталась в высокой траве и упала бы, не окажись в крепких мужских руках.

— Чья же ты, такая озорница? — улыбнулся князь.

— Мамина! — не задумываясь, ответила та.

— А где же твоя мама?

— Там! — махнула девочка рукой в сторону маленького домика у самого края луга.

— Давай-ка я отнесу тебя домой, — сказал князь. — Наверное, мама и папа уже соскучились по своей дочке.

— А у меня нет папы, — пожала плечиками кроха. — Только мама. Она со мной редко играет, потому что работает белошвейкой у самого князя.

Белошвейка! Сердце князя сжалось от догадки. Боясь ошибиться, он спросил:

— Ты знаешь, сколько тебе лет?

— Вот сколько! — ответила девочка и вытянула вперед ладошку с растопыренными пальцами.

Пять лет! Ровно пять лет назад уходил князь в поход, оставив Онежку дожидаться его возвращения. Неужели он держит на руках собственную дочь?

Князь остановился как вкопанный. Он не знал, как поступить. Ворошить прошлое не хотелось, объясняться с Онежкой — тоже. Князь давно привык к своей властной жене, любил своего сынишку. Может быть, опустить девчушку на землю и постараться забыть о ней?

Нет! Мужчина прижал ребенка к груди и зашагал с ним к своему терему.

— Вот! — сказал он жене, поставив перед ней девчушку. — Это моя дочь. Я не виделся с ее матерью пять лет и не увижусь больше никогда, не волнуйся. Но я желаю, чтобы моя дочь жила со мной. Пусть с ней обращаются, как с княжной.

Княгиня была не только властной, но и умной женщиной. Она сразу поняла, что спорить с мужем не стоит.

— Пусть живет, — сказала она спокойно.

Однако про себя решила, что чужой ребенок ей ни к чему.

— Иди сюда, милочка, — притворно улыбнулась княгиня, протягивая девочке пряник.

Но стоило князю повернуться к ней спиной, женщина больно ущипнула малышку за щеку.

— Только попробуй заплакать или пожаловаться кому-нибудь! — прошипела она, зло сверкнув черными глазами.

— Я к маме хочу! — глотая слезы, прошептала кроха.

— Зови меня мамочкой! — расхохоталась княгиня.

Онежка с ног сбилась, разыскивая пропавшую дочку. Она обшарила весь луг, думая, что девочка задремала среди одуванчиков. Она заглянула под каждый кустик в ближней рощице и в дальнем лесу. Она, наконец, обежала все дома, выспрашивая, не видел ли кто-нибудь ее девочку?

Когда несчастная женщина уже совсем потеряла надежду найти дочку, ей повстречалась кухарка из княжеского терема.

— Не видала ли ты мою Лялечку?

— Как же, как же, видела давеча.

— Ох, не томи, говори — где она?

— Князь еще утром принес ее на руках. Сказал, что это — дочка его. Велел обращаться с ней, как с княжной.

— Как он мог! — вспыхнула Онежка. — Забрал ребенка, мне ни слова не сказал.

— Э, милая, остынь! — кухарка схватила за рукав Онежку, которая собралась бежать к терему князя. — Ты на глаза княгине и не думай попадаться — она тебя со свету вмиг сживет. А девочке твоей при отце, глядишь, и лучше будет. Дочка князя — это тебе не дочка белошвейки! Вырастет большая, замуж за хорошего человека выйдет, за знатного, за богатого. Или ты хочешь, чтобы она, как ты, всю жизнь горе мыкала?

Онежка опустила голову. В самом деле, много ли могла дать своей дочурке бедная белошвейка? Она не подумала, что материнская любовь и забота гораздо дороже всех богатств мира.

Глава 3

Совсем не сладкой оказалась для Лялечки жизнь в княжеском тереме. Отец редко находил время, чтобы приласкать девочку. Гораздо чаще он делал ей подарки. То колечко с бирюзой наденет на пальчик, то тряпичную куклу принесет.

Из челяди только кухарка осмеливалась сунуть малышке сладкий пирожок, да по головке погладить. Остальные слуги и домочадцы боялись гнева княгини, приголубить девочку опасались.

Княгиня же при муже изображала заботливую мачеху. Но стоило князю покинуть терем, как она коршуном налетала на бедного ребенка.

— Опять ты путаешься под ногами, негодная! — шипела княгиня.

— Пошла прочь с моих глаз! — кричала она в другой раз, не упуская случая щипнуть падчерицу.

— Не смей приближаться к княжичу! — захлопывала княгиня дверь в детские хоромы. — Место твое — в свинарнике, а не в тереме!

Однажды князь показал жене прелестные сережки из речного жемчуга.

— Как думаешь, дорогая, понравятся эти сережки…

Князь не успел договорить, а княгиня уже выхватила украшения у него из рук и приложила к своим ушам.

— Чудесные сережки, милый! Они мне к лицу.

— Но я хотел подарить их своей дочке.

— Ах, вот как? — помрачнела княгиня. — Теперь ты даришь драгоценности не мне, своей законной супруге, а какой-то приблудной девчонке!

Женщина швырнула серьги на пол и, гордо вскинув голову, вышла из светлицы. Князь поднял жемчуга, пожал плечами и пошел искать дочку. А княгиня, кипя злобой, обрушилась на слуг.

К вечеру, однако, она взяла себя в руки и притворилась, что уже забыла о размолвке.

— Есть много способов отомстить девчонке, — думала хитрая мачеха. — И вовсе необязательно об этом знать князю.

Прошли осень и зима. Весной, едва просохли дороги, князь собрался со своей дружиной объехать границы княжества. Проводив мужа, княгиня открыто занялась травлей падчерицы. То и дело в тереме слышался плач несчастного ребенка. Тумаки и шишки сыпались на девочку без остановки.

— Мама, мамочка! — звала Ляля.

— Я твоя мамочка! — хохотала княгиня и в очередной раз щипала падчерицу за щеку.

Незадолго до возвращения князя из похода княгиня и вовсе решила сжить со света ненавистного ребенка.

— Князь ни о чем не догадается, — твердила она сама себе. — Мало ли от какой хвори могла умереть слабенькая малышка! Вот я ей эту хворь и устрою.

Как-то утром княгиня появилась на кухне с пучком ядовитой травы. Она повязала передник и принялась стряпать зелье.

— Скажешь хоть слово князю — не сносить тебе головы! — прошипела княгиня кухарке.

Когда ядовитый отвар оказался в чашке с молоком, кухарка догадалась, для кого он предназначался. Княгиня и не скрывала этого.

— Отнеси молоко княжне, да проследи, чтобы она выпила все до капли, — приказала она кухарке.

Бедная женщина не посмела ослушаться хозяйку, но на пороге споткнулась и разлила молоко.

— Ах ты, неуклюжая корова! — выругалась княгиня и пошла за новой порцией ядовитой травы.

А кухарка схватила Лялечку на руки и помчалась с ней к домику белошвейки.

— Беда, милая Онежка! — закричала она с порога. — Князь в отъезде, а княгиня-змея задумала извести твою дочку. Спрячь ее скорее.

Не успела кухарка вернуться в княжеский терем, как встретила псарей со сворой собак.

— Маленькая княжна куда-то исчезла, — сказал один из псарей. — Госпожа велела отыскать ее, во что бы то ни стало.

И он побежал за громко лающими собаками.

Онежка выглянула в окно и обомлела от страха. К ее домику во весь опор мчалась дюжина собак. Бедная женщина сразу догадалась, кого ищут собаки. Она схватила Лялечку и, прячась за деревьями, побежала к темному лесу. Сердце матери стучало часто-часто, громко-громко. Но собачий лай был еще громче.

Добежав до леса, Онежка бросилась в самую чащу. Она спотыкалась о валежник. Ветки деревьев хлестали ее по лицу. Одежда цеплялась за сучья. Женщина прижимала ребенка к груди и молилась о том, чтобы собаки потеряли след. На некоторое время шум погони стал тише. Онежка остановилась перевести дух и огляделась.

В такой чаще ей еще никогда не приходилось бывать. Огромные сумрачные ели со всех сторон обступили крошечную поляну. Паутина и седой мох клочьями свисали с ветвей. Яркие шляпки мухоморов там и сям пестрели между черных пней. На краю поляны примостилась вросшая в землю избушка.

Собачий лай снова стал приближаться. Не раздумывая, Онежка побежала к избушке и толкнула скрипучую дверь.

В лесном жилище было темно и сыро. Скудный свет едва пробивался сквозь крохотное окошко. На лежанке среди кучи тряпья Онежка заметила старую-престарую женщину.

— Кого это принесло ко мне в гости? — проскрипела старуха. — Дверь закрой — сквозит.

— Бабушка, милая, спрячь нас! — упала на колени Онежка. — Слышишь, собаки лают? Это княжеская погоня.

— Ох, давненько никто меня бабушкой не называл! — хихикнула старуха. — Все больше ведьмой кличут, да я не в обиде. Я и есть ведьма, али не признала, молодка?

— Бабушка, ты ведь добрая, — Онежка словно и не слышала слов хозяйки избушки. — Пожалей мою дочку, спаси ее от злой княгини!

— Где же тут спрятаться ребенку? — пожала плечами старуха, перетряхивая ветхое тряпье на лежанке. — От собак нигде не укроешься.

— Придумай что-нибудь! — взмолилась Онежка. — Погоня сейчас здесь будет.

— Есть один способ, — задумчиво прошамкала беззубым ртом ведьма. — Только не пожалеешь ли ты о том, что воспользовалась моей помощью, девонька?

— Не пожалею, родимая! Спаси дочку от верной смерти!

— Ну, ладно.

Старуха покопалась под лавкой и вытащила оттуда глиняный горшок с землей. Зачерпнув горсть земли, она протянула ее девочке.

— Ну-ка, милая, поешь землицы.

Лялечка зажала рот руками и спряталась за мамин подол. А собаки уже лаяли у порога.

— Не бойся, родная, — Онежка присела перед девочкой и заглянула ей в глаза. — Сделай, как бабушка велит.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 310