электронная
36
печатная A5
235
6+
Сказка о жадном, сварливом хомяке, коему всё же пришлось измениться

Бесплатный фрагмент - Сказка о жадном, сварливом хомяке, коему всё же пришлось измениться

Новелла-сказка

Объем:
28 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-7862-0
электронная
от 36
печатная A5
от 235

1

В некоторых своих предыдущих сказках о лесных обитателях я уже упоминал о шустром и весёлом зайчишке, рассказывающем мне интересные истории из жизни его соседей зверей. Также сразу хочется отметить, что мой знакомый зайчишка удивительный рассказчик, и при каждой нашей новой встрече он всё больше и больше поражает меня своим красноречием, и особенно наблюдательностью.

Впрочем, это полнее объяснимо, ведь мы, люди, вечно куда-то спешим, бежим, торопимся и практически не замечаем, что твориться вокруг нас, и уж тем более редко бываем на природе, в лесу, чтобы понаблюдать за его жителями. Зато как раз у зайчишки для этого времени предостаточно. Утром проснулся, умылся росой, поел травки на соседней поляне, и сиди до обеда наблюдай, что твориться вокруг. А твориться, между прочим, много чего.

Например, в этот раз зайчонок обратил внимание на жизнь одного очень примечательного хомячка. Ну и, разумеется, при нашей очередной встрече рассказал мне, что случилось с тем хомячком. А произошло всё случившееся, этим летом, и если кто помнит, то в середине лета стояла страшная жара с неожиданными грозами и аномальными ураганами. То солнышко светит — хоть иди, загорай, а то как грянет гром, задует ветер и ливень ударит стеной. Аж до жути пробирает. И вот именно в эту пору всё и случилось.

Однако зайчишка начал свой рассказ не с этого; жара и грозы уже потом были, а сначала зайчик описал самого хомячка, его характер, привычки. А надо сказать, что характер у хомячка был не сахар, наоборот, горький, сварливый, надменный и весьма вредный, собственно этим-то он и был примечателен. Да и его привычки тоже никому в лесу не нравились, уж больно заносчив и строптив был хомячок. Хотя какой уж тут хомячок, скорее самый натуральный, самый настоящий, взрослый ХОМЯК, большой и наглый.

Мы-то привыкли к маленьким крошкам хомячкам из зоомагазина, весело бегающим по колесу в клетке. А здесь здоровенный хомячище, лесной житель со своим диким норовом, притом ещё и забияка с чертами алчного хапуги. А жил это хомячище на краю леса возле поля с посевами пшеницы. Ему там самое раздолье; поле рядом, зерна немерено, ешь до отвала да делай запасы в норе. Впрочем, это лишь в том случае, если уже урожай созрел, а до этого приходилось питаться подножным кормом.

Разными корешками, жучками, червячками. А ещё ягодой, какая первая созреет в лесу: земляникой, голубикой, костяникой, да много чем вкусненьким. А этим летом ягода тем более рано созрела, ведь погода благоприятствовала. Поначалу стояла такая мягкая теплынь, что даже грибы полезли, хотя они больше предпочитают к концу лета созревать.

2

И вот этот здоровенный хомяк-хомячина, пользуясь такой благостной погодой, повадился по лесным полянам гулять да ягоду собирать. Не до пшеничного поля ему теперь, ведь более лакомые плоды поспели. Но особенно он облюбовал одну очень обширную поляну заполненную земляникой сверх всякой меры.

— Ничего, до пшеничного поля я ещё доберусь,… придёт срок, наделаю себе запасов!… А сейчас вон сколько ягоды в лесу, ну не пропадать же,… земляника сама в рот просится,… всю её съем,… она прямо как для меня созрела!… А главное, вовремя,… всё себе заберу, никому не отдам, моя ягода!… — переполненный жадностью решил хомяк, да так и поступил. И беда тому, кого он застанет с ягодой на облюбованной им земляничной поляне. Увидит, какую зверушку, бурундучка иль белочку, желающих полакомится ягодкой, так он сразу на них бросается.

— А ну пошли прочь с моей поляны!… Нечего мою землянику брать!… Только попробуйте, троньте!… Враз загрызу, не помилую!… — кричит, голосит на них, в драку лезет, и зубы свои острые показывает. Ну и конечно зверушки убегали, так и не отведав лакомства. Кому же охота с хомячьими зубами дело иметь. Притом хомяк не только на зверушек бросался, но он даже и птицам покоя не давал, их тоже третировал, от поляны с ягодой отгонял. Заметит поблизости какую сойку или сороку, и напустится на неё с угрозами.

— Ну-ка кыш пернатая!… Я тебе все крылья пообломаю, если на мои владения налетать будешь!… Не смей свой мерзкий клюв совать к моим ягодам!… откушу!… — грубо кричит во всё горло, злобой исходит, к поляне не подпускает. Вот до чего жадность хомяка довела. Но и это ещё всё, как-то на его любимую поляну медведь пожаловал, явился подкрепиться. Уж он-то, казалось бы, никаких угроз не боится, сам кого хочет, задерёт, загрызёт. Однако хомяк и на него напустился.

— Эй ты, гора меха и потрохов, а ну убирайся отсюда!… Не для тебя моя ягода зрела!… Лишь я имею право ею питаться!… А тебе не положено,… ты слишком большой для этого!… Пошёл вон!… — нагло надерзил медведю хомяк, и более того, в бой бросается. Зубы оскалил, шипит, ругается, и даже на задние лапы встал, чтоб выше выглядеть. А медведь только посмеивается.

— Ха-ха-ха!… ты кому это угрожаешь, мышь переросток?… белены, что ли объелся!?… Хотя вот ты правильно подметил, что я слишком большой,… стоит мне только на тебя наступить и всё,… раздавлю как букашку!… Понял? мелочь ты пузатая!… Да и вообще, на каком это основании ты себе ягоду присвоил?… кто тебе такое право дал?… В лесу я хозяин!… И только я на всё разрешение даю!… — явно не собираясь уступать, настоятельно возразил медведь. Тут уж хомяк и проявил свой вредный характер во всю мощь.

— Ах ты, косолапый увалень, ещё и перечить мне будешь!… Ну, сейчас мы посмотрим, кто тут хозяин!… — взвился он и одним прыжков до медведя добрался. Сходу как цапнет его за лапу, и опять на безопасное расстояние отскочил. Медведь аж оторопел от такой наглости. Как так? слыханное ли дело, его, властелина леса, какой-то хомяк за лапу укусил. Но хомяк не унимается, видит, что медведь в замешательстве сидит и снова на него в атаку бросается. Как прыгнет на шкуру медведя да по ней, словно по лесенке, аж до самого уха добрался, укусил его и опять в сторону отскочил. И главное, всё так быстро делает. Медведь даже отреагировать не успевает, сидит, глаза выкатил и от изумления пасть раскрыл.

А хомяк снова в атаку идёт, и так раз десять подряд на медведя наскочил. Изрядно покусал косолапого, но конечно не особо болезненно. Для медведя это всё равно, что комар пощипал, хотя и очень обидно. А реагировать-то надо, ведь хомяк совсем страх потерял, уже и на глаза нацелился, выцарапать хочет. Дело принимает весьма опасный оборот. Пока медведь развернётся, пока отпор даст, хомяк ещё раз десять наскочить успеет. Но вот косолапый очнулся и слово взял.

— Да ты надоел мне уже со своими наскоками!… Какой же ты настырный!… Ну, тебя,… совсем умалишённый, больной, просто бешенный,… не хочу с тобой связываться, ещё заразу подхвачу!… Ешь свою ягоду, а я лучше пойду,… всё одно от тебя покоя не будет… — здраво рассудив, что ему с таким вредным соперником быстро не справится, уступил медведь да убрался восвояси. В лесу полян с ягодами много, лучше уж другую найти, чем покусанному быть. А хомяк рад, доволен, теперь вся ягода его. Только вот устал немного, ведь напрыгался. Ну и сразу начал подкрепляться, свои утраченные силы пополнять. Сходу на ягоду накинулся и давай её поедать, да за обе щеки себе набивать.

3

А меж тем за всем произошедшим с высокой ели наблюдала сорока. Уж так совпало, что она стала свидетелем столь необычной дуэли. И это действительно очень странно, чтоб хомяк на медведя кидался, да ещё так настойчиво. Ведь обычно хватает, лишь одного медвежьего рыка, чтоб весь лес содрогнулся. А тут такая дерзость, прогнать медведя с ягодной поляны, неслыханное дело. Ну и, разумеется, сорока сразу сделала из этого свои выводы.

— Это ж каким голодным, а скорее жадным, надо быть, чтоб с самим хозяином леса в спор вступить!?… Видать, хомяк мухомор проглотил, коль на такое решился!… Мало того что всех маленьких зверят прогнал, так теперь за больших взялся!… С ним явно что-то неладное творится,… от злобы чуть не задохнулся!… Ох, надо об этом всем рассказать, предупредить,… а то ведь так и до беды недалеко,… загрызёт ещё кого!… — не скрывая своего удивления, рассудила сорока и тут же полетела по всему лесу такую новость разносить. Ну а как же иначе, ведь она сорока, а они известные сплетницы, недаром же про них говорят, что они сплетни на хвосте приносят.

И полдня не прошло, как весь лес уже знал, что хомяк, набравшись наглости, чуть медведя не загрыз, но благо косолапый принял его за сумасшедшего и ретировался. Вот уж тут средь обитателей леса сразу молва пошла; кто-то подивился такой прыти хомяка, кто-то усомнился в его умственном равновесии, кто-то лишь посмеялся над его поступком, а кто-то счёл его серьёзно больным, нездоровым. Например, случается, что лисы болеют бешенством. Вот звери и подумали, что хомяк тоже подхватил этакую заразу. Однако наиболее здравомыслящие звери поставили свой диагноз, они со всей ответственностью заявили, что хомяк просто до безрассудства жаден, и это самое верное суждение.

Но как бы там ни было, в конечном итоге все звери согласились с тем, что с хомяком лучше дела не иметь. Пусть сидит на своей поляне, ест ягоды, наслаждается одиночеством, и не нужно его трогать. А вскоре всё так и получилось. Никто из зверей на ту поляну больше не совался. Связываться с хомяком желающих не нашлось. Однако это привело к неожиданным последствиям. Хомяк полностью уверился в своей правоте и стал вести себя ещё более вызывающе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 235