электронная
36
печатная A5
265
6+
Сказка о смелой юной актрисе Алисе и её приключениях с котом Пьеро

Бесплатный фрагмент - Сказка о смелой юной актрисе Алисе и её приключениях с котом Пьеро

Новелла-сказка

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-8014-2
электронная
от 36
печатная A5
от 265

1

В не таком уж и далёком прошлом, всего каких-то триста лет тому назад, в славном городе Санкт-Петербурге, на одной из его главных улиц, недалеко от царской резиденции жила милейшая и приветливая, но небогатая актёрская семья. И состояла она из трёх обаятельных человек, отца, мудрого и талантливого актёра Бруно, матери, прекрасной душе и доброй хозяйки Ксении, и их юной дочери, красавицы и умницы Алисы.

В виду того что доход семьи был более чем умеренный они занимали совсем небольшое, скромное жилище, и делили его с разнообразными домашними питомцами. С ними ещё жили, и забавная собачка Авва, и диковинный попугай Ферепонт, и крошка хомячок Ерёма и, конечно же, любимец всей семьи пушистый, чёрный кот Пьеро. Он был самым старшим из всего небольшого семейного зверинца, а потому вёл себя степенно и важно.

Времена его бурной молодости, когда он был маленьким весёлым котенком, могущим беззаботно резвиться, давно уже прошли, и теперь он всё больше спал да наводил порядок у себя в шёрстке. Хотя и иногда, вспоминая былое, он позволял себе редкие шалости. Тогда Пьеро подходил к своему хозяину Бруно, и усердно потягиваясь, всем видом показывал, что ему пора бы и поразмяться. Бруно брал старый, красный, шёлковый бант, привязывал к нему крепкую нитку и давал верному питомцу возможность поиграть. А сам, глядя на кота, как тот забавляется, вспоминал и свои прежние годы.

Ведь и он когда-то тоже играл, да что там играл, он просто-таки блистал, но только актёром и в театре, да ещё и при царском дворе самого Петра Великого. Правда Бруно тогда был совсем молодой юноша, и только учился актёрскому ремеслу, набираясь уму разуму. А учился-то он не у абы кого, а у знаменитого царского шута Ивана Балакирева. И попал он к нему в ученики непросто так, а благодаря тому, что обладал недюжим трудолюбием, целеустремлённостью и особым талантом. Ну а главный итог обладания всеми этими качествами, было то, что он пришёлся по душе самому царю Петру.

— Каков малый, зело способный отрок,… ты его Ивашка учи хорошо! Он у меня далеко пойдёт,… я его потом на важную должность определю, а пока пусть он у тебя побудет… — нахваливая Бруно, говорил Пётр шуту Балакиреву, оставляя юношу в ученье. И Бруно, вдохновлённый сей громкой похвалой, стал сразу же изо всех сил стараться постигать все те науки, коим обучал его Иван. А обучал его Иван не только актерству и шутовскому ремеслу, но и многим другим премудрым знаниям без коих в ту пору не мог бы обойтись ни один придворный вельможа.

Однако то был всего лишь малый период в жизни Бруно, и вскоре он поступил на важную военную службу к государю. Но и там он, проявив свои незаурядные способности, надолго не задержался, и по настоянию царя Петра был отправлен в секретное обучение к видному учёному алхимику-кудеснику Якову Брюсу. Поступив к нему на службу, он стал его достойным учеником, последователем и продолжателем его дел.

По-прошествии краткого срока Бруно достигнув удивительных успехов, начал приносить людям действительную пользу. Он, впитав в себя магические чары данные ему Брюсом, стал успешно врачевать людей. А врачевал он всех, без отказа и разбора, были среди его пациентов и дворцовые вельможи, и простые горожане, и порой даже встречались животные.

Вот какой заботливый, умелый и одарённый получился из него лекарь. Так он и стал служить и помогать всем тем, кто нуждался в его магии. И вскоре в городе о нём пошла своеобразная молва, некоторые злые языки называли его колдуном и побаивались с ним видеться, ну а добрые же люди говорили, что он просто волшебник и наоборот искали с ним встреч. А тем временем Санкт-Петербург разрастался, развивался, а вместе с ним и росло его население, так что забот и хлопот у Бруно хватало, и он трудился не покладая рук, набираясь ещё большего опыта и знаний.

2

Но в жизни не бывает ничего постоянного, и так уж случилось, что его всемогущий покровитель и благодетель государь Пётр Алексеевич отошёл в мир иной. А вместе с ним стали уходить в прошлое и все его чаяния. Прошло совсем немного времени, и Бруно попал в опалу к новому царю и его приспешникам. Так все его прошлые заслуги были забыты, и ему пришлось оставить свое волшебное занятие целительством.

Однако, как известно, честные, добрые и трудолюбивые люди сидеть без дела подолгу не могут. И Бруно немного поразмыслив, решил вернуться к своему прежнему ремеслу, к актёрству, и, практически сразу нашёл себе скромное место актёра в небольшом столичном театре. А вскоре там же встретил и свою любовь, молодую и начинающую актрису этого же театра. И это, разумеется, была Ксения. С тех пор у них и завязались нежные и чистые отношения. Ну а потом была и свадьба, и венчанье, и любовь, и счастье, и первые радости семейной жизни, но, пожалуй, самой главной и важной радостью для них стала радость рождения дочери. Доченьку назвали Алисой, хотя перед этим и перепробовали массу других имён. Но, в конце концов, имя Алиса посчитали наиболее подходящим и оставили его.

Так они и зажили втроём в своём уютном жилище, в счастье и радости. Бруно служил в театре, Ксения занималась домашними хлопотами и хозяйством, а Алиса набиралась сил, росла и познавала мир. А росла Алиса очень развитой и чрезмерно способной девочкой. Она быстро, словно на лету схватывала все поучения своего отца и оказалась особенно талантливой для восприятия актёрского ремесла. В три годика она бойко и наизусть читала стихи и отрывки из поэм, кои преподавал ей отец. А в пять лет она могла запросто изобразить небольшую сценку из какого-нибудь несложного спектакля. Ну а дальше больше, в семь лет Алиса уже вышла на подмостки и уверенно ассистировала отцу, исполняя наравне с ним свою роль. Зал видя её игру, больше рукоплескал ей, нежели чем главному герою, и это стало предметом гордости Бруно.

— Я так горд за тебя, так счастлив,… теперь я вижу, у меня растёт достойная смена… — говорил он, радуясь её успехам. И вот сейчас в свои десять лет Алиса наряду с прочими общими науками самозабвенно осваивала магию артистического искусства. И надо сказать, что у неё это так успешно получалось, что однажды зашедший к ним в театр вельможный фаворит новой государыни Анны Иоанновны граф Бирон отметил лестной похвалой её выступление.

— Ну, надо же, какой очаровательный цветок я вижу на сцене! Это просто какая-то удача…, собственно я здесь как раз по этому делу,… ведь я сейчас подбираю талантливых актёров для труппы императорского придворного театра. И вам, милейший, надо бы записать для меня данные этого милого дитя,… я вскорости обязательно за ней вернусь… — покидая театр, сказал он, обращаясь к сопровождавшему его хозяину труппы.

— Будет исполнено! — покорно ответил тот, и тут же повинуясь графу, записал всё необходимое. Так Алиса попала на заметку главному покровителю искусств при императорском дворе. А вскоре граф, как и собирался, забрал Алису в главный театр столицы. И, конечно же, вместе с ней, по её чуткому настоянию в него перебрался и отец. И с тех пор у них началась новая жизнь.

Граф, по достоинству оценив талант Алисы, похлопотал, чтобы в репертуаре ей нашли главную роль. Театральный драматург и по совместительству режиссёр, тут же уважил просьбу графа, и роль была немедленно найдена. И надо отметить, что роль та была, ох какая непростая. При её исполнении требовалось много петь и танцевать. И более того, проявлять чрезмерные способности драматического актёра. Однако, не смотря на всю сложность поставленных задач, Алиса успешно со всем этим справилась. И на сцене императорского театра в одно мгновение зажглась новая звезда.

Теперь и Алиса, также как когда-то и её отец, блистала при великовластном дворе. Ну, разумеется, и он, участвуя вместе с ней в этом спектакле, тоже разделил её успех. И хотя его роль была маленькой и почти без слов, но и она была не менее важной для полного ощущения радости. Сейчас они вместе наслаждались тем признаньем, тем фурором и победой, которая словно водопад счастья обрушились на их головы. О таком благополучии можно было только мечтать. Спектакли шли на ура, и весть о таком успехе облетела всю столицу, весь славный город Санкт-Петербург.

3

И вот однажды, в один из типичных театральных дней за кулисами, внезапно было объявлено, что сегодня на спектакль собирается прибыть сама императрица. Конечно же, в театре поначалу поднялся страшный переполох, но, однако уже через пару мгновений все присутствующие взяли себя в руки, успокоились, и репетиция пошла в обычном ритме. Тем более что близился вечер, ну а вместе с ним и час начала представления.

Императрица, как и ожидалось, прибыла в назначенный срок и незамедлительно, со всей своей свитой, расположилась в главной ложе. Всё выглядело помпезно и торжественно, а как же могло быть иначе, ведь театр своим присутствием почтила сама императрица. Вскоре был дан сигнал и действо началось. Разумеется, все актёры в присутствии столь величественной особы играли в сильном возбуждении, чересчур ответственно относясь к своим ролям. И лишь только одна Алиса играла так, словно ничего и не происходит, как всегда легко, естественно и непринуждённо, абсолютно без напряжения воплощая свой образ. Её очаровательное пение и изящная манера исполнения танцев привели так любившую театральное искусство государыню в искренний восторг.

— О, граф, вы говорили, что меня ждёт сюрприз, но появление на сцене этого юного дарования превзошло все мои ожидания! Это, пожалуй, самый яркий цветок в букете всей труппы театра! А после спектакля я непременно желаю с ней познакомиться,… ах, какое милое дитя,… доставьте мне такое удовольствие, приведите её ко мне… — мягко обратилась она к графу, который стоял тут же рядом подле её кресла.

— Ну, разумеется, матушка государыня, будет исполнено… — мгновенно ответил граф и тут же, сам лично, отправился за кулисы оповестить Алису о предстоящей встрече. И едва Алиса, доиграв очередной эпизод, оказалась вне сцены, он, встретив её у занавеса, немедленно сообщил ей эту новость.

— Алиса, радуйся! Императрица в восхищении от твоей игры и ждёт тебя у себя в ложе после спектакля! — важно сказал граф, в душе радуясь, что это именно он, в своё время, сделав правильный выбор, пригласил Алису в труппу театра.

— О, граф, какая честь, я и мечтать не могла о таком! Но, однако, граф, я даже не имею представления, как вести себя в присутствии императрицы,… что я стану ей говорить, как мне с ней общаться? — услышав такую новость, взволнованно воскликнула Алиса.

— О, не переживай,… веди себя также, как и на сцене,… просто, естественно и главное, не волнуйся. Я думаю, сложностей это для тебя не составит,… а говорить будешь о том, о чём тебя спросит государыня… — ласково улыбаясь, ободрил её граф. И как только он это сказал к ним подошёл отец Алисы. До этого он, стоял чуть поодаль и, конечно же, слышал весь их разговор.

— Граф, простите что вмешиваюсь, но вы не находите что Алисе было бы уместно подойти к императрице с букетом цветов,… и преподнести ей их в знак уважения… — скромно поклонившись спросил он.

— О, старина Бруно, ты как всегда прав,… императрица просто обожает цветы, и ей было бы очень приятно получить букет из рук столь изящного создания! Но только уж цветы должны быть не те, что публика дарит актёрам,… мы, пожалуй, найдем, что-нибудь получше. Здесь неподалёку, сразу за театром, располагается оранжерея, и там, как раз, выращивают так любимые государыней алые нарциссы. Я сейчас же отправлю за ними своего денщика, ну а ты Алиса их потом и подаришь матушке государыне… — найдя мысль Бруно правильной, тут же согласился граф.

— О нет, граф, не надо денщика, я сам сбегаю в оранжерею,… не впервой, я знаю там садовника, мы с ним старые приятели и я сам выберу достойный букет. Свою роль в спектакле я уже отыграл и моего выхода на сцену более не потребуется,… так что я побежал! — мгновенно отреагировал на согласие графа отец Алисы, и быстро откланявшись, умчался за цветами.

А граф условившись с Алисой о том, что он зайдёт за ней после спектакля, сейчас же удалился обратно в ложу к императрице. И всё бы, наверное, так и случилось, как они замыслили, но в тот самый момент, когда спектакль закончился, и когда Алисиному отцу пора бы было уже появиться и принести цветы, его на месте не оказалось. Ожидавшая его Алиса не на шутку встревожилась, за ними вот-вот должен зайти граф, а отца всё нет. И вот уже отдёрнулась пола занавеса и к Алисе, широко улыбаясь, направился граф.

— Ну что милое дитя ты готова? А где же твой отец, где цветы? Нам бы уже пора идти,… государыня ждать не любит… — оглядываясь вокруг в поисках Бруно, на ходу справился граф, но не успел он толком договорить, как за кулисы внезапно ворвался взъерошенный и взлохмаченный мальчишка посыльный, что всегда дежурил при театре на всякий случай.

— Алиса, я только что,… прямо сейчас,… видел на улице твоего отца! — запыхавшись, выпалил он, — я бегал с запиской в соседний дом и, возвращаясь, встретил его на подходе к театру. Правда он шёл по другой стороне улице и нёс большой букет цветов,… хотя он и был ими прикрыт, но я всё же разобрал что это он. И я уже хотел было перейти на его сторону и помочь ему,… как вдруг прямо перед ним остановилась чёрная карета запряжённая четвёркой вороных коней,… с черным, как смоль кучером на козлах. Из кареты тут же выскочили трое странных людей,… тоже одетых во всё чёрное,… они схватили твоего отца! Он даже и не успел против них ничего сделать,… как они сейчас же потащили его в карету! И хотя он усиленно отбивался и упирался, они так настырно и стремительно запихивали его вовнутрь, что все его сопротивленья были бесполезны. Однако в какой-то момент он всё-таки заметил меня и кое-как успел прокричать,… а его слова были такими. «Меня похищают слуги болот,… передай это Алисе, она ждёт меня за кулисами,… там люди они помогут тебе», и едва он это выкрикнул, как дверца захлопнулась, кучер хлестнул коней, и карета тут же унеслась прочь. Ну а я бегом бросился в театр… — растерянно дрожа не в состоянии сразу остановиться, залпом протараторил мальчишка.

— Как это так? Почему? За что? Куда? — совершенно ошарашено, чуть ли не плача от мгновенно охватившего её горя, воскликнула Алиса, бросая изумлённый взгляд то на мальчонку, то на графа.

— Тихо-тихо спокойствие дитя моё… подожди паниковать-то, не волнуйся!… тут надо во всём разобраться… — тут же взяв инициативу в свои руки, уверенно скомандовал граф, — так какие ты говоришь, это были люди? Как они выглядели? — обращаясь уже к посыльному, спросил он.

— Страшные, коренастые люди в чёрных плащах и шляпах,… и даже перья у них на шляпах и то черные,… а ещё у них были зелёные лица и длинные, как еловые шишки, носы. А у кучера,… может мне конечно и показалось, но из-под плаща у него торчал хвост и он погонял им коней. Да, и ещё, их глаза… эти странные глаза,… они светились, словно красные огоньки на празднике,… я ещё подумал, может они с карнавала и это у них на лицах маски… — слегка отдышавшись уже более или менее спокойно дорассказал мальчуган.

— Да нет,… похоже, это были вовсе не маски,… скорее ты видел их истинные лица,… я уверен, что это были наши злейшие враги, болотные гоблины и тролли,… они уже давно стараются нам вредить. Но тебе малыш об этом лучше ничего не знать,… и обо всём, что ты видел забыть и никогда никому об этом не говорить. Вот держи золотой и беги-ка ты домой, порадуй родных денежкой, но помни, ты ничего не видел и не слышал,… всё это станет только нашей тайной,… я надеюсь, ты всё понял… — упредил мальчонку-посыльного граф и, дав ему монетку, потрепал по макушке.

— Как скажите граф! — быстро крикнув, ответил малыш и сгребя денежку в свой маленький кулачок мигом умчался.

— Ну а нам с тобой милая с этой вестью лучше будет пойти прямо к матушке императрице. Дело это непростое и касается не только тебя и твоего отца,… оно ещё затрагивает и широкие интересы нашего государства! Идём скорее к ней и обо всём сообщим… — проводив взглядом убегающего посыльного, сказал граф, обращаясь к Алисе, которая в полной растерянности стояла рядом и всё ещё не могла прейти в себя от случившегося. Но привычный к любым ситуациям граф мягко взял её за локоток и уверенно повёл бедняжку к императрице.

4

А императрица тем временем в окружении свиты сидела в своей ложе и неспешно попивала предложенный ей фруктовый десерт. Едва граф с Алисой вошли в ложу, как она тут же отставила на стол вазочку с лакомством и обратилась к ним.

— Ах, ну вот и вы мои хорошие,… так вот значит какая ты, наша новая звёздочка,… ну-ну,… покажись нам, а мы посмотрим… — ласково произнося каждое слово, окинув Алису добрым взглядом, приветливо улыбаясь, молвила государыня. И тут граф не дожидаясь особого приглашения, пользуясь своим привилегированным положением при дворе, подошёл к государыне и, склонившись над ухом, стал быстро нашёптывать ей о том, что сейчас случилось с отцом Алисы. Государыня, слушая его, поначалу продолжала улыбаться, но чем дольше он ей рассказывал, тем всё серьёзней и серьёзней становилась она. И когда он уже совсем закончил, на лице государыни не осталось и тени улыбки.

— Господа, покиньте нас! — дослушав графа, резко воскликнула императрица, жестом указав вельможам из своей свиты на дверь. Те мгновенно повиновались и тут же вышли вон. В ложе с государыней остались только Алиса и граф.

— Подойди ближе, дитя моё,… граф рассказал мне о том горе, что постигло тебя. Скажи, кто был твой отец,… я хочу понять, почему чёрные служители болот похитили именно его,… что их толкнуло на это? Расскажи нам, чем он занимался и кем был в прежние годы? — подозвав к себе Алису и сочувственно взяв её за руку, спросила государыня.

— Мой отец Бруно, ещё давно, во времена правления царя Петра служил у него при дворе,… и вместе с другими придворными артистами и шутами учился актёрскому ремеслу у Ивана Балакирева… — начала говорить Алиса, — отец мне потом про тот период своей жизни много всего разного смешного и интересного рассказывал. Ну а дальше он, по настоянию государя, стал ассистентом у известного учёного и кудесника «Брюса-Волшебника», … это отец его так называл. Но вот об этих временах он, ни мне, ни маме, да и никому другому ничего не говорил и ничего не рассказывал. Ну а когда царь Пётр почил, отцу пришлось вернуться в театр,… вот, в общем-то, и всё,… я даже и не знаю что ещё тут можно добавить… — кратко, но ёмко и с горечью в голосе ответила государыне Алиса.

— Да больше, пожалуй, ничего и не надо,… теперь я понимаю, почему именно его похитили эти негодяи! О, дело это нешуточное… — задумчиво произнесла царица, и ласково погладив Алису по волосам, продолжила.

— Ах, милое дитя,… твой отец Бруно был непростым актёром и даже непростым придворным, как это кажется на первый взгляд,… ну недаром же царь Пётр отправил его к чародею Брюсу. Отец твой обладал, и я надеюсь, что он и сейчас обладает, магическими способностями чудесника и необыкновенным талантом целителя! Уж поверь, я об этом точно знаю,… ведь про него и про ему подобных мне было рассказано ещё в те годы, когда я была просто племянницей государя Петра Алексеевича. Вот из-за этих-то неповторимых качеств его и похитили болотные твари! Эх, а меня ведь предупреждали об этом,… говорили, что с бывшими сподвижниками Брюса такое может произойти,… так что в случившемся есть доля и моей вины! У нас ведь как,… мы начинаем креститься только тогда, когда гром уже прогремел! Не научились мы ещё ценить таких заслуженных людей как твой батюшка! Ах, как досадно, что я вовремя не приняла меры, чтобы уберечь его,… жалко, очень жалко,… но что уж теперь говорить. И раз уж так всё вышло, то отныне ты должна знать всё о том, что делали и чем занимались твой отец и Брюс,… и почему царь Пётр снарядил их на это дело. Так вот послушай… — печально вздохнув, обратилась к Алисе императрица и начала свой рассказ.

— Всё началось ещё тогда, когда царь Пётр Алексеевич на этом месте город собрался ставить. В те времена здесь находилось лишь болото гиблое да топь размывная. Вот в них-то и водилась всякая чёрная нелюдь,… тролли лесные, да гоблины ужасные с кикиморами мерзкими. И как только в основании города была вбита первая свая, вся эта нечисть поднялась со дна болотного и начала противиться строительству славного форпоста нашей державы. Какие только роскозни да пакости с коварством они не предпринимали, чтобы гнусно сорвать планы Петра Великого. Похищали людей, топили корабли, устраивали пожары и наводнения, пускали в ход все свои самые страшные колдовские чары. Негодяи изо всех сил старались извести доблестных и отважных строителей города. А в конечном итоге вся эта камарилья нечисти вступила в подлый сговор с давними Европейскими противниками нашего государства, для отражения нападок которых собственно и был возведён Санкт-Петербург. Подпитанные деньгами и магией вражеских колдунов местные ведьмы, гоблины и тролли воодушевлённые сей поддержкой совсем обнаглели и повели себя так дерзко и подло, что свершённого им коварства свет ещё не видывал. Они напустили на жителей города столько страшных и мучительных хворей, что их хватило бы на маленькое королевство,… болезни сотнями косили горожан, и десятки из них погибли. И более того, вся эта нечисть удумала красть маленьких детей и под угрозой расправы над ними заставляла бежать из города самых лучших строителей и солдат. Возникло даже опасение что скоро ни строить, ни охранять город будет некому. Люди, испугавшись за жизнь своих детей, вынуждены были покидать Санкт-Петербург. Вот тогда-то царь Пётр и решил серьёзно взяться за истребление этой камарильи негодяев. Из всех своих приближённых учёных он выбрал самого верного и знающего алхимика Якова Брюса. И именно ему вверил борьбу с этой нежитью. И тут же к нему в обучение были отправлены специально отобранные люди, кои хоть в малой степени обладали талантами к магии и волшебству. Всё было рассчитано на то, что Брюс разовьёт их способности ещё больше, а те в свою очередь обратят их на благое дело. Таких людей нашлось немало, но только единицам удалось развить свой талант до таких вершин, что они впоследствии смогли помогать людям. И это произошло вовремя,… к тому сроку как Брюс обучил своих первых учеников, в городе бушевало столько заразы и немощи, что им пришлось более чем полгода трудиться, не зная ни сна, ни отдыха. И одним из тех талантливых учеников как раз и был твой отец. Насколько я знаю из рассказов моих придворных учёных, он слыл самым способным из всех, и именно он, как никто иной, помог в то время Брюсу бороться с болезнями и нечестью. За несколько месяцев все тролли и гоблины с их напастями и колдовством были изгнаны из города и заточены под землю. Но самое главное, стараниями твоего отца и Брюса у них была отнята магическая способность, влиять на маленьких детей. Отныне ни гоблины, ни ведьмы с троллями не могли никак навредить детям, ни похить их, ни заколдовать. Заклинание, наложенное на них Брюсом и твоим отцом, лишило всех их такой магии. Так что с тех пор дети города оказались неподвластными чарам ведьм и колдунов, и чувствуют себя в полной безопасности. Правда, жаль, что нельзя такого же сказать о взрослых, мы по-прежнему беззащитны против колдовства нелюди. Однако с тех пор прошло много лет и заклинание Брюса начинает терять свою силу, и кто знает, что это болотное сословие негодяев может задумать ещё. О них долгое время ничего не было слышно и все уже даже стали забывать об их существовании, но вот это похищение говорит нам, что они вновь готовы вернуться и начать противостоять людям. И это всё именно в то время когда наш вечный враг опять грозит нам войной. Ох, думается мне, неспроста оживилась вся эта нечисть. Теперь-то, конечно же, ясно, почему они начали с похищения твоего отца,… ведь он для них самый опасный человек,… он знает секрет того страшного заговора. И сейчас они явно попытаются выведать его. И теперь в этом сложившемся положении тебе Алиса надо собрать воедино всю свою храбрость, выдержку, доблесть, силу духа и встать на защиту добра и справедливости. Сейчас только ты можешь спасти своего отца,… ведь ты дитя и коварные заклинания троллей на тебя пока ещё не действуют, и ты способна противостоять любой нежите. Мы взрослые, конечно же, будем тебе помогать, но самое главное и важное зависит только от тебя! Готова ли ты Алиса вступить в схватку с врагами твоего отца и освободить от них город? — закончив свой рассказ, серьёзно спросила императрица.

— Да готова! Ради отца родного я пойду на всё! Вы только скажите, куда мне пойти и что делать! — мгновенно ни секунды не сомневаясь, воскликнула Алиса.

— Другого ответа я от тебя и не желала бы услышать! Молодец, о милое дитя! Ах, какая же ты смелая! — восхитившись Алисиным стремлением и отвагой, сказала императрица, и по-матерински обняв её, продолжила, — а теперь слушай меня внимательно, есть на Васильевском острове один необычный дом, там раньше жил сам Брюс, но теперь он обветшал и в полном запустении, хотя тени прошлого ещё гуляют по нему. И я точно знаю, что именно оттуда, из подвалов тех руин, начинается ход в подземелья, где господствуют тролли и гоблины. Вот из них-то ты и начнёшь поиски своего отца, именно там и лежит начало его спасения. Зная повадки этой нелюди, я тебе точно могу сказать, что первые дни тролли ничего опасного с ним не сделают,… они сначала будут искушать его сладкой лестью, выискивая слабые места, чтобы потом одним разом узнать все его магические секреты. Такие уж у них порядки,… но это ненадолго, вскоре они станут применять страшные пытки огнём и холодом, и тогда он может не выдержать. Так что у тебя есть хоть и краткое, но время, для того чтобы отыскать отца! Ну а сейчас граф проводит тебя домой, дабы ты могла спокойно отдохнуть и собраться,… а к утру, он заедет за тобой, и вы отправитесь к руинам Брюсова дома… — уверенно молвила императрица, и протяжно вздохнув, перевела дух.

— О, государыня спасибо вам! Всё то, о чём вы говорите, это так важно,… всё это вселяет в меня надежду на скорейшие освобождения моего отца! Однако, государыня, вы уж извините меня за наивный вопрос, но откуда же вы столько всего знаете!? — пораженная осведомлённостью императрицы воскликнула Алиса.

— Ну а как же иначе милое дитя,… императрица я или нет! Да мне просто по праву рождения полагается всё знать. И кстати,… это ещё не всё,… у меня храниться путевой посох Брюса, говорят, он приносит удачу. Сей посох достался мне от прежнего хранителя реликвий. И он, вручая его мне, сказал, что в посохе том заключена какая-то тайна, но вот какая,… этого пока ещё никому не удалось разгадать,… но я думаю, ты разберёшься. Так вот, я этот посох передам графу, а он при встрече отдаст его тебе,… вот с ним-то ты и пойдёшь! Уверена, он пригодиться тебе. Но главное, помни, ты ничего не должна бояться! Нежить не сможет причинить тебе вреда, они против тебя бессильны,… ты, будучи ребёнком, просто не подвержена их чарам! Ты всё поняла, дитя моё? — ласково посмотрев на Алису, спросила императрица.

— Да, мне всё ясно и понятно! И я готова немедленно бежать к тому дому, к тем руинам! — пылко откликнулась в ответ Алиса.

— О, милая, погоди не спеши! Тебе, сейчас необходимо хотя бы чуть-чуть отдохнуть, иначе ты из-за усталости просто не сможешь помочь своему отцу! Да и не забудь, граф ещё привезёт тебе посох… — погладив Алису по голове, мягко успокоила её страстный порыв императрица.

— Ну, хорошо, раз вы настаиваете, тогда пойду, отдохну,… а заодно и матушку предупрежу, чтобы она не беспокоилась. Только вот не знаю, что ей рассказать про отца, как ей всё объяснить… — уже более спокойно отозвалась Алиса.

— А вот матери, я бы на твоём месте, ничего говорить-то и не стала! Побереги её нервы, скажи просто,… мол, государыня просит вас выступить завтра во дворце, и отец сейчас выехал туда готовиться,… ну а за тобой утром заедет граф,… вот и всё. Более ей и знать-то ничего не надо,… договорились? — посоветовав как лучше поступить, мягко спросила императрица.

— Ладно, будь по-вашему,… и хоть я и не привыкла обманывать, но сейчас именно такой случай, когда лучше сказать выдумку… — согласилась с государыней Алиса и, откланявшись, тут же, в сопровождении графа отправилась домой. А через каких-нибудь минут пятнадцать она уже стояла на пороге своего жилища.

— Всё граф, дальше я сама,… жду вас позже… — устало сказала она и, отворив дверь, потихоньку вошла вовнутрь. Граф молча, развернулся и уехал за посохом.

5

Едва Алиса зашла домой, как сейчас же услышала голос матери, та была в это время на кухне и в ожидании родных готовила им ужин.

— Это вы мои хорошие,… а я-то вас жду,… быстро мойте руки и за стол,… у меня всё готово! — крикнула она, ещё не видя, что Алиса пришла одна.

— Да мама, это мы,… но вот только из нас двоих я пока приехала первой,… отец задержится,… там такое дело,… сейчас я тебе всё объясню!… — изобразив на лице благостную улыбку, дабы мама не смогла заподозрить чего-либо плохого, воскликнула Алиса, и скоренько помыв руки, юркнула за стол. Мама тут же подала ей ужин, и присев рядом приготовилась слушать. Алиса, съев без всякого аппетита парочку ложек бульона, стала вкратце пояснять ей причину отсутствия отца, рассказав всё в точности так, как и советовала императрица.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 265