электронная
36
печатная A5
233
16+
Сказка о премьер-майорше Суворовой и мяснике Панкрате, вегетарианцам лучше не читать

Бесплатный фрагмент - Сказка о премьер-майорше Суворовой и мяснике Панкрате, вегетарианцам лучше не читать

Новелла-сказка

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1004-9
электронная
от 36
печатная A5
от 233

Сказка о премьер-майорше Суворовой и мяснике Панкрате, вегетарианцам лучше не читать.

1

На востоке Москвы сразу за парком «Сокольники» на берегу речки Яузы раскинулся весьма примечательный район «Преображенское», унаследовавший своё название от небольшого сельца, что здесь когда-то находилось. А примечателен этот район своей бурной историей, ведь тут в начале своего жизненного пути воспитывался сам царь Пётр I. Здесь же он постигал и науку воевать; собирал так называемые «потешные» войска, возводил первые скромные крепости, устраивал баталии, осваивал на Яузе английский ботик, учился ходить под парусом. В общем, много чего интересного и полезного делал.

Ну а впоследствии царь Пётр создал здесь первую регулярную российскую армию, и первым её солдатом стал рядовой Преображенского полка Сергей Леонтьевич Бухвостов. Ныне на центральной площади района ему установлен великолепный памятник работы выдающегося русского скульптора Вячеслава Клыкова. Более того, в районе есть улица носящая имя первого русского солдата «ул. Бухвостовская». Также в районе имеется улица, названная в честь «потешного» войска, она так и называется «ул. Потешная», и проходит как раз в том месте, где раньше располагалось то войско.

А ещё есть улица «Девятая рота», но это уже на другой стороне района, там, где в слободке когда-то и была расквартирована та самая 9-я рота Преображенского полка. А параллельно ей проходит улица «Суворовская», однако сразу стоит заметить, что она названа не в честь нашего великого полководца Александра Васильевича Суворова, а по фамилии премьер-майорши Суворовой, державшей здесь в XVIII веке доходные дома. Иначе говоря, майорша была владелицей домов на этой улице.

О, эта майорша личность весьма легендарная, и это в прямом смысле. Он ней до сих пор ходит множество всяких легенд и даже мифов. Притом никто доподлинно не помнит, как её точно величали по батюшке; не то Анна Васильевна, не то Анна Ивановна. Одним словом личность загадочная и даже мистическая. При этом в те далёкие времена поговаривали, что она водит дружбу с чертями из Яузской заводи, и является самой настоящей ведьмой. Правда это, или нет, сейчас уже не узнать, хотя совершенно точно известно, что существует легенда о том, как майорша проучила одного сильно зарвавшегося хозяина мясной лавки, что располагалась на соседней, параллельной улице.

Кстати, теперь эта улица называется «ул. Буженинова». И опять-таки названа она не по месту нахождению здесь когда-то мясной лавки, или мясного продукта буженины, а по фамилии вполне известного архитектора XIX века Михаила Буженинова. Но как бы там ни было, и как бы что ни называлось в те далёкие времена, а только события той загадочной истории происходили именно на этих старых улочках и именно в этой слободке. И о них-то, об этих событиях, дальше и пойдёт речь. А началось всё с весьма заурядного случая.

2

Отправилась как-то с утреца премьер-майорша на соседнюю улицу в лавку к мяснику. Захотелось ей прогуляться, да по дороге на свои дома посмотреть, ну и конечно себя показать. А заодно и свежей буженинки прикупить, уж больно майорша её любила, дня не проходило, чтоб она ей не лакомилась. Хотя была майорша уже преклонных лет, и, казалось бы, жирное ей кушать нельзя. Но надо знать норов майорши, а он у неё был крутой, властный, своенравный, не терпящий возражений, притом с неизменным желанием куража. И вот заходит она вся такая властная в мясную лавку и прямо с порога заявляет присущим ей командным тоном.

— Ну-ка, Панкрат, голубчик, взвесь-ка мне свежей буженинки,… да смотри, чтоб жира поменьше, а мясца побольше… — вполне привычно обращается она к хозяину лавки, а тот словно с цепи сорвался, и взялся ей грубить.

— Это с чего же жира-то поменьше!?… вот всем вам мясца подавай!… А я потом что, жир сам съедать должен!?… Нет уж, какой кусок отрежу, такой и отпущу!… — как рявкнет на майоршу. Никогда такого не случалось, чтоб он на неё голос повышал, с другими да, бывало; и рядился, и кричал, и ссорился, но не с ней, ведь знал же, что она сродни ведьме. А тут на обычную, пустяковую её просьбу, так взвился. Но майорша на скандал не пошла, не то настроение было, прогулялась-то хорошо, и так по-доброму ему говорит.

— И то правда, Панкратушка, что это ты всем поблажку будешь давать,… режь с жирком, а я уж найду, кому его скормить!… Вон, соседскому кучеру отдам, он ему применение живо найдёт,… с водочкой употребит, и не поморщится… — с юморком отвечает майорша, и вроде бы всё, инцидент исчерпан. Но мясник Панкрат утихать не намерен. Отступление майорши, его только ещё больше раззадорило. Он хоть человек и степенный, ему уже за сорок лет, и пора бы наконец-то смириться со своей участью мясника, однако годами дремавшая в нём спесь, вдруг полезла наружу.

— Отрезать-то я отрежу, но только что это вы сударыня, всё меня Панкратом кличете, да на «ты» обращаетесь!?… Извольте-ка говорить мне «вы»! … и величайте по отчеству, Панкратом Ионовичем!… так меня правильно звать!… И впредь имейте уважение к моей персоне!… — высказался он таким тоном, будто майорша виновна во всех его неудачах. И хотя ей самой это очень не понравилось, она по-прежнему спокойно ему отвечает.

— Ну, хорошо, Панкрат Ионович, как скажете,… мне это не в тягость,… но только уж и вы не извольте более на меня голос повышать,… не люблю я этого в людях,… приходилось даже наказывать… — как бы невзначай бросила она последнюю фразу и ждёт свою буженину, ведь заказала же. Но не тут-то было, мясника вообще понесло.

— Это что же,… ты меня стращать, что ли взялась, старая корова!?… Подумаешь, она владелица домов!… Но не императрица же, чтоб я тебя испугался, сморщенная ты хрюшка!… Не бывать этому, ведьма,… все про тебя только и говорят, что ты с чертями якшаешься, дружбу с ними водишь,… а мне плевать на это!… Для меня ты просто, надутая индюшка!… И ничего ты со мной не сделаешь,… не хватит твоих колдовских чар, чтоб мне навредить!… Да у меня такие господа в лавке отовариваются, что ты им и в подмётки не годишься!… Пожалуюсь им, да они тебя разорят, домов лишат, и в лохмотьях в каторги пустят!… ха-ха-ха-ха!… — резко перейдя все границы приличия, и припугнув своими высокопоставленными знакомыми, раскричался Панкрат, да таким ядовитым смехом залился, что майорша более терпеть не стала.

— Ну что ж,… уж коли ты такой неуязвимый для моих чар, да ещё и господ власть предержащих сюда приплёл, то сам случай велит мне проучить тебя наглеца, чтоб ты знал, с кем дело имеешь!… И ты не думай, что я стану у тебя лавку отнимать или жизни лишать, нет, этого мне не надо,… это слишком просто!… А отниму я у тебя то, о чём ты даже не помышляешь,… то самое дорогое, что есть у человека, а он этого даже не замечает!… Так что прощай мясник,… теперь ты сам ко мне за милостью ходить станешь, а не я к тебе… — усмехаясь, сказала майорша и вышла вон из лавки.

— А вот это мы ещё посмотрим!… Не бывать такому, чтоб я к тебе за милостью пошёл!… — крикнул ей вслед Панкрат и вдруг сразу успокоился. Сошла с него блажь, и орать-то больше не хочется; вся спесь, весь гнев, неизвестно откуда взявшийся, схлынул, будто его и не было. И тут же следом за майоршей в лавку другой покупатель зашёл, а Панкрат его уже подобострастной улыбкой встречает, привечает, мясца на выбор предлагает. И закипела дальше торговля, словно и не случилось ничего. Однако для майорши этот инцидент просто так не кончился. Она в этот момент как раз уже к своему дому подходила, здесь же близко.

— Это что же на него такое накатило?… вот же какая напасть!… Всегда такой приветливый был, и вдруг как подменили!… Обругал, накричал,… можно сказать прогнал прочь,… даже если я его чем и обидела, то всё равно следует быть сдержанней!… Нельзя так себя вести,… я такого отношения к себе не заслужила!… Вот так сходила за буженинкой,… теперь осталась без лакомства,… нет, его определённо надо проучить за такое поведение,… наказать, прощать нельзя, иначе избалуется,… уж будет знать как людей обижать!… — вся в расстроенных чувствах, вернувшись домой, прямо с порога решила майорша. Тут же спустилась к себе в подвал, где у неё таилась комната для разных колдовских дел, и сходу принялась наводить на Панкрата порчу.

Уж как там она это делала, то лишь одному сатане известно, в свои колдовские ритуалы майорша никого не посвящала. Ей все эти знания от ещё от прабабки достались; старинные, крепкие, надёжные допотопные заговоры и заклинания, ныне таких уж не сыскать. Впрочем, все её действия длились недолго. Майорша в таких делах была весьма опытна, так что уже через полчаса заклятие на Панкрата было наложено. И для этого ей не потребовалось ни его волос, ни слюны, ни чего-то другого, чем пользуются прочие ведьмы. Майорша действовала на каком-то ином магическом уровне, неподвластном простому обывателю, это можно даже назвать волшебством. Но, что бы это ни было, а только майорша после этого обряда сразу ушла спать; выбилась из сил, много энергии затратила. А с ничего пока ещё не подозревающим Панкратом, уже начали твориться странные вещи.

3

С той минуты как майорша покинула мясную лавку, Панкрат уже успел обслужить несколько покупателей. И тут вдруг он почувствовал лёгкое недомогание; у него чуть закружилась голова, а перед глазами поплыли круги (начало действовать заклинание майорши). Притом круги поплыли все радужные, с переливами. И внезапно в одном из них Панкрат увидел майоршу. Она издевательски хохотала и одновременно приближалась вплотную к его лицу. Отчего он резко тряхнул головой и заблажил, словно умалишённый.

— А-а-а-а!… жуть какая!… пошла вон!… и откуда только взялась эта страсть!?… Она что, теперь будет ко мне постоянно являться!?… Чур меня, чур… изыди, ведьма!… — крикнул он перекрестясь, и с испугу кинулся закрывать изнутри дверь лавки на все замки, надеясь, что от этого видение старухи майорши более не проникнет к нему в голову. Однако напрасно он надеялся, закрытие дверей только усугубило его положение. Сейчас майорша заполонила весь его разум, нарушая привычное течение мыслей. От такого присутствия Панкрат начал усиленно трясти головой, пытаясь изгнать непрошеную гостью.

Но это не помогло, майорша прочно засела в его разуме. Она надменно смеялась, корчила гримасы, и даже грозила ему пальцем. Тут уж Панкрат не выдержал и со всего маха влепился головой в стенку лишь бы избавиться от видения. После такого удара он естественно рухнул как подкошенный, и в конечном итоге потерял сознание. Меж тем у дверей лавки снаружи стал собираться народ, ведь день-то рабочий, не выходной, и торговля должна идти своим чередом. Люди, конечно, взялись возмущаться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 233