электронная
36
печатная A5
253
6+
Сказка о прекрасной принцессе Укропинке и пшеничном колоске Архипушке

Бесплатный фрагмент - Сказка о прекрасной принцессе Укропинке и пшеничном колоске Архипушке

Новелла-сказка

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-7224-6
электронная
от 36
печатная A5
от 253

1

Невероятная история произошла как-то однажды на одном большом и густо-засеянном огороде. А надо сразу отметить, что огород тот существовал очень давно. Уж так давно, что до него, пожалуй, никаких других огородов и не водилось, он самый первый появился. А потому, чего только не росло, и каких только грядок не было на этом громадном пространстве.

Имелась здесь, и длинная плодоносная грядка с помидорами, и огромный парник с огурцами, и приличная по размерам гряда патиссонов с перцами, и скромные участки моркови, редиса, тыквы, кабачков. Да много ещё чего такого овощного здесь произрастало. Всё перечислять и дня не хватит.

Но вот что интересно, у каждой грядки, у каждого парника или участка, был свой царь-государь или король-воитель, и, разумеется, со свитой. И у помидоров был свой владыка, и у огурцов, и даже у морковки с редиской имелся свой монарх. Да это и понятно, ведь каждая грядка была отдельным королевством или царством. Либо на худой конец княжеством или графством. Притом самым настоящим, со своим войском, дворцами-городами, придворными и простыми жителями.

Впрочем, речь пойдёт не о них, хотя они тоже имеют прямое отношение ко всем дальнейшим событиям. И так, была на том огороде довольно-таки ёмкая и даже вполне ухоженная грядка-царство с укропом. Ну, укроп как укроп, неприхотливое, во всех отношениях положительное, душистое и очень полезное растение. В общем, ничуть не хуже картофеля, корнишонов, перчиков и редисок с петрушкой росших рядом с границами укропова царства.

Правда, границы всех этих царств-грядок буквально налезали друг на друга, настолько плотно был засеян огород. Однако это только с одной стороны, а с другой стороны царства те граничили с огромным бескрайним полем пшеницы. Уж так исторически сложилось, что большой бурно заселённый огород и пшеничное поле оказались соседями.

Кстати сказать, поле то было настолько необъятным, что пшеницы на нём росло великое множество, и чувствовала она себя на нём привольно и радостно. Вот сколько свободного места было у пшеницы. И, конечно же, это обстоятельство не могло не вызвать нескрываемую зависть у жителей огорода.

— Почему это у пшеницы столько простора!… вон как её колосьям вольно живётся!… а у нас тут стручок на стручке, ботва на ботве!… — не раз возмущались обитатели огорода и неоднократно затевали захватнические войны против соседа.

То огурцы в атаку бросятся, и давай через головы моркови да картофеля пшеничное поле завоёвывать. То патиссоны, изрядно потоптав укроп, пытаются подступиться к лакомой земле. А было и такое, что помидоры предпримут нападение и, объединившись с перцами, нарушат границы царств лишь бы оттяпать у пшеницы приличный кусок территории по праву ей принадлежащий.

Однако все эти попытки и нападки были напрасны. Пшеница всегда сплачивалась вокруг своего монарха в единый несокрушимый сноп и давала захватчикам достойный отпор. Ну а те несолоно нахлебавшись, возвращались на свои грядки и уже там продолжали вести меж собой тихие огородные войны.

То редиска с петрушкой из-за границ повздорят, то патиссоны с перцами поругаются. В общем, не было спокойствия, ведь жили-то все тесно, место ограничено, вот отсюда и бесконечные распри. Впрочем, те, кто граничил с пшеницей, никогда с ней не воевали, и даже наоборот очень дружили. И картофель, и укроп, и морковь всегда находили общий язык с пшеницей.

А укроп, так тот вообще чуть ли ни самой близкой роднёй считался. Но в этом нет ничего удивительного, ведь жили-то бок обок, и зачастую ветер семена укропа заносил на пшеничное поле. А зёрнышки пшеницы в свою очередь постоянно попадали на грядку укропа. Одним словом перемешивались они.

А потому родней и ближе друзей на свете не было, ну разве что ещё картофель, у того тоже имелось много общего с соседями. Вот так они и жили да не тужили. Семьи создавали, детей растили, радовались соседству, дружили, и даже не задумывались, что к ним может прийти беда. А она меж тем была уже на пороге.

2

Однажды каким-то непостижимым образом на грядку с укропом попала не то пыльца, не то зерно, не то семя, одного заморского растения. То была кукуруза. И как уж она туда попала, никому до сих пор неизвестно. Хотя некоторые поговаривали, мол, это ветром надуло, дескать, ураганом прибило. Впрочем, иные предполагали, что это перелётные птички на хвосте принесли. Однако доподлинно никто точно не знал.

И как бы там ни было, как бы кукурузная поросль на грядку ни попала, но только с тех пор с укропом стали происходить престранные вещи. Вдруг, доселе скромные и порядочные жители укропова царства начали задирать нос, воображать и чрезмерно задаваться. А их великий предводитель, царь-государь всея грядки, Укроп четвёртый, собрав на главной площади столицы огромную толпу своих подданных, заявил.

— Нет на свете лучше народа, чем укроп!… мы самая древняя и родовитая культура на Земле!… от нас пошёл весь овощной люд! А потому нам по праву принадлежат все поля и луга, граничащие с нами!… и я желаю, чтоб об этом возвестили во всём мире! А кто с нами не согласен того мы покараем! Да здравствует укроп, самый главный народ! — важно раздувая ноздри, прокричал он, требуя от собравшихся полной поддержки. И он её тут же получил.

Лишь только толпа выслушала его речь, как сразу забилась в яростном одобрении, запрыгала, заскакала и, заголосив от распиравшей её спеси, замахала своими мохнатыми лапками. Уж такой на всех раж напал, что это больше походило на всеобщее помешательство.

Впрочем, так оно и было, ведь хитрая и коварная кукуруза едва успев обжиться, мигом напустила вокруг себя колдовского мороку. Разбросала повсюду свою ядовитую, отравленную клеветой пыльцу, чем моментально взбаламутила доверчивый укропский народ.

Но главное в другом, она с неистовым рвением взялась за царскую семью. Обманом и лестью вкралась в доверие к царю Укропу. Лукавством и пресмыканием вползла в его дворец словно змея. Поселилась там и сходу начала давать крамольные советы да подбивать на неправедные дела. А уж в этом она была мастерица. Впрочем, у кукурузы и помимо этого имелось ещё много разных ухищрений и вероломств.

И недели не прошло с её появления на укропной грядке, как из её крохотного зёрнышка уже вырос целый початок. А из него ещё сто зёрен образовалось, а из тех зёрен новые початки проросли. Царь Укроп и оглянуться не успел, как уже пол его царства оказалось под влиянием этой заморской коварницы. Конца и края кукурузной орде не видно. А она всё сыплет и сыплет своей ядовитой, лживой пыльцой на бедные головы обитателей царства.

Но такое кукурузное засилье долго без последствий продолжаться не могло. И вскоре небольшая часть грядки укропа, пока ещё свободная от нашествия бедоносной захватчицы, сбежала во владения доброжелательной пшеницы. Однако и на оставшейся части грядки нашлись честные и свободолюбивые жители, для которых эта иноземная зараза стала просто невыносима.

Не поддались они на лживые посулы царя Укропа о кукурузном благе и встали на защиту своего удела. Объединились и решили дать достойный отпор ядовитой напасти. Взмутилась тогда кукуруза и, подговорив царя Укропа, отправила на порабощение повстанцев целое войско своих подхалимов и приспешников.

— Ступайте и накажите их!… это низшее отребье следует уничтожить!… используйте любые средства, но бунт должен быть подавлен!… не жалеть никого, ни старого, ни малого!… карать всех! — с невероятной жестокостью повелела кукуруза прихвостням, тем самым давая им понять, кто отныне в царстве хозяин. Мол, раз она столь дерзко приказывает, то она теперь и главная.

И вот с этого момента на дальней окраине грядки, где восстал честной народ, началась настоящая битва. А надо добавить, что окраина та располагалась аккурат на границе с пшеничным полем, давним другом населения той части царства. И трудно прихвостням кукурузы было сломить сопротивление тех свободолюбивых и смелых жителей. Они мужественно защищали свою землю.

Однако, что уж тут скрывать, силы были неравны. Уж больно много со стороны кукурузы нашлось приспешников и подхалимов. Многих она заразила своей ядовитой ложью и отравила им сознание. Где колдовством, где внушением, а где и подкупом взяла она верх над их разумом, погубила всё доброе и хорошее, что дала им природа.

Лишь та небольшая горстка смельчаков и храбрецов, что сейчас сражалась на дальних подступах, смогла устоять от горького дурмана кукурузы. Другие же жители, некогда славного укропова царства, просто превратились в обезумевшую орду кукурузовых прихвостней. И что обидно, таких было большинство, и все они теперь стремились любыми средствами уничтожить ту малую горстку храбрецов.

А те, в отличие от оголтелого большинства, бились честно и справедливо, не боясь ничего, ведь правда была на их стороне. И они уже было остановили наступление ополоумевшего войска, как вдруг на подмогу царю Укропу и кукурузе поторопились прейти помидоры, огурцы и даже патиссоны, между прочим, извечные враги пшеницы.

Уж так случилось, что все они тоже попали по влияние ядовитой кукурузной пыльцы, которая с невероятной быстротой распространилась по всему огороду. Им она тоже отравила сознание, и они также вступили в битву против горстки смельчаков. Страшная началась схватка, страшнее её бывает только пожар.

3

И вот тогда-то смельчаки решили просить защиты у своего соседа, у доброй и мудрой пшеницы. Помнили они, что долгие годы жили с ней дружно, сплочённо и всегда мирно. Разумеется, пшеница не осталась в стороне от горькой участи храбрецов и оказала им помощь. Дала смелым защитникам свободы своих лучших сыновей.

Самые сильные и мужественные колосья пшеницы собрались и отправились помогать давним братьям и друзьям освобождать их землю от злобных кукурузных прихвостней и приспешников. И был среди этих славных колосьев один храбрый удалец с красивым и весёлым именем Архипушка. Ох, и молодец же он был, и пригож собой, и помыслами чист, и душой широк, и умом одарён.

Однако помимо всего этого была у него ещё одна исключительная черта характера. Он крайне не любил ложь, войну, распри. Терпеть не мог подхалимаж и лукавство. Ненавидел вероломство и коварство. А потому иные любопытные злопыхатели из числа лентяев и лежебок, а были и такие, не могли себе уяснить, отчего же он идёт на войну, где как раз вовсю властвовали коварство и ложь.

— Эй, Архип,… а что же это ты воевать-то идёшь, коли тебе это не по нутру?… вот мы-то, войны не выносим и дома остаёмся,… и руки у нас не замараны… — не то спрашивали, не то упрекали его эти недотёпы. На что он, нисколько на них не обижаясь, отвечал.

— Эх, вы,… вроде и умные, и грамотные,… а понять того не можете, что потому-то я и иду на войну, чтобы её проклятой больше никогда не было! Кто же, как не я уймёт ненавистного супостата?… кто поставит на место ядовитую захватчицу?… кто поможет доверчивой укроповой державе от иноземной напасти избавиться? И уж так выходит, что кроме меня некому! Вот я и ступаю, чтобы изгнать всю эту нечисть и принести мир нашим добрым соседям,… не бывать на их земле хаоса,… жили мы с ними бок обок дружно и ладно долгие годы, так и дальше будем жить! А лихоманка заморская пускай к себе домой возвращается,… вот так-то! — спокойно, по-свойски, урезонивал любопытных Архипушка, не желая им ничего плохого. Уж такой он был добрый парень, отчего все его уважали и почитали.

А надо добавить, что и среди жителей укропова царства у него имелось немало сторонников. Не все жители поддерживали действия царя Укропа. Многие из них были против засилья кукурузы, но, к сожалению, молчали, опасаясь расправы хитрых соглядатаев и полицаев, которые заполонили практически все уголки царства.

Вот и выходит, что как бы ни старалась кукуруза, однако все головы своей ядовитой пыльцой она забить не смогла. И что уж тут греха таить, когда в самом царском дворце имелись противники кукурузы, а вернее сказать имелась. И ей являлась никто иная, как сама дочка царя Укропа четвёртого, красавица и умница, принцесса Укропинка первая.

И как уж так случилось, что колдовской, кукурузный морок не коснулся её, остаётся загадкой. Но вот только не затронул он её лапушку, и всё тут. И даже наоборот, Укропинка сделалась такой противницей кукурузы, что не раз укоряла своего отца за столь низкопоклонническое поведение.

— Что же ты делаешь-то батюшка,… ведь ребёнку же ясно, что забрался в наш огород коварный враг, иноземка эта кукуруза,… хочет нас всех перессорить, переругать,… ну, это же так очевидно! Вон, заставила тебя с собственным народом войну затеять,… мало тебе, что часть укропной грядки уже сбежала к пшенице, так ты хочешь, чтоб и другая от тебя отвернулась! Ну, нельзя же воевать с родными и близкими, да ещё и с соседями ссорится,… ну зачем ты с пшеницей разругался?… уймись батюшка,… очнись от дурмана,… прогони кукурузу, и мы вновь заживём в мире и согласии… — убеждала она отца. Но он как упёртый осёл, всегда ей возражал.

— Ну что же ты такое говоришь-то,… доченька ты моя неразумная!… послушай-ка ты отца,… ведь я, напротив, всё для пользы нашей грядки делаю,… хочу полностью все ростки пшеницы истребить, а тех, кто её поддерживает, извести,… они же мешают нам жить и развиваться! Мы должны одни на грядки остаться!… потому мы самый великий народ в мире!… это так кукуруза сказала! А ещё она говорит, что пшеница заняла исконно наши земли,… мол, раньше там, где сейчас пшеница колоситься, была наша великая гряда! Вот и выходит, что половина пшеничного поля принадлежит нам!… и я хочу вернуть его нашему укропскому царству!… — обращаясь к Укропинке, как к дитю малому, ёрнически отвечал ей отец, да при этом ещё и какие-то наспех состряпанные кукурузой доказательства предъявлял.

— Эх, батюшка,… заблуждаешься ты, обманывает тебя кукуруза,… дурит почём зря, а ты ей и веришь!… нешто ты не знаешь, что всё было вовсе не так, как она говорит! На самом деле, пшеница не заняла, а наоборот, отдала нам многие свои земли, чтобы нам было, где жить и развиваться,… и сделала она это по дружбе без всякого умысла! А вот у кукурузы явно есть умысел, и большой интерес к нашим землям,… да ты выгляни из дворца, посмотри вокруг,… уже везде раскиданы её семена, повсюду видны её ростки! Не пройдёт и года, как она тебя выкинет из дворца и на трон посадит своего наследника! Вон как она нагло ведёт себя,… распоряжается твоими подданными, словно своими, а ты глупый и не замечаешь… — не собираясь мириться с происходящим, отвечала ему Укропинка, и была права, с таким безобразием надо было кончать.

Но видимо и отец где-то глубоко в душе тоже понимал это. А понимая, отказывался от дальнейших споров с дочерью и молча уходил на свою половину. Укропинка же напротив, молчать не собиралась и всячески старалась противодействовать кукурузным россказням.

Порой дело доходило до того что Укропинка была готова поставить батюшке ультиматум, мол выбирай, я, или кукуруза. Но видя, насколько отец уже завяз в подчинение кукурузе, жалела его и продолжала терпеть присутствие иноземки во дворце. А меж тем та всё больше набирала сил и уже нагло требовала, чтоб её величали с большой буквы. Ну а вскоре так оно и вышло, и теперь её во всех дворцовых протоколах писали с заглавной буквы, «Кукуруза» и никак иначе.

Впрочем, невзирая на это Укропинка иногда всё же вступалась за отца и устраивала Кукурузе с её прихвостнями такие разносы, что те только за головы хватались и дивились такой напористости принцессы. Конечно же, эти протесты не могли пройти бесследно. А потому хитрая и изворотливая Кукуруза, видя, что уговорами подчинить себе Укропинку не получится, затаила на неё обиду и решила бороться с ней своими привычными методами, коварством, подлостью и вероломством.

Прекрасно понимая, что отравить сознание принцессы ей уже не удастся, Кукуруза вознамерилась сломить её волю. Но это было возможно только при одном условие, отнять у принцессы право на собственное мнение. А для этого её следовало немедленно выдать замуж. И тогда по законам укропова царства принцесса лишалась привилегий на собственный голос и даже на трон, они автоматически переходили её мужу, что очень радовало Кукурузу.

— Ха-ха,… вот так-то оно вернее будет,… наконец-то эта принцесска перестанет мешать мне своими дерзкими выпадами,… и я свободно смогу поработить всю укропову грядку,… а за ней глядишь, и весь огород! Ну а там вполне возможно и пшеничное поле захвачу,… ха-ха… — полная решимости избавиться от Укропинки, потирая руки и гнусно похохатывая, строила свои планы Кукуруза. И надо же такому быть, не прошло и недели, как её планы начали сбываться.

4

Как-то в будний день после обеда в царском дворце вдруг, откуда ни возьмись, появился молодой и рьяный, наглый и разнузданный кукурузный початок. Весь румяный, хрустящий, полный спелых зёрен, он выглядел словно холёный пёс на выставке породистых собак. Более того, он и был породистым, но только не собакой, а початком. И если говорить точно, то он являлся наследным принцем Початком. Да-да, именно так его и величали.

Важной походкой, войдя в главный зал дворца, где после трапезы блаженно отдыхали вельможи и прочая знать, он, неспешно пройдясь перед троном царя Укропа, и обведя надменным взглядом присутствующих придворных дам и кавалеров с лакеями, демонстративно заявил.

— Ну, привет! Какие же у вас скучные физиономии,… но ничего, я вас сейчас развеселю! Я прибыл к вам издалека по специальному приглашению моей доброй тётушки Кукурузы! Она изъявила желание видеть меня сегодня здесь, чтоб сообщить вам наиприятнейшую новость о моём намерении!… сейчас она подойдёт и всё вам объяснит… — хамовато произнёс Початок, всем своим видом показывая, что он тут неслучайно.

А все присутствующие, включая царя и принцессу Укропинку, всё никак не могут сообразить, что же такое происходит. Сидят, смотрят на него, рты пораскрывали, и дивятся, откуда же такой хлыщ выискался и отчего он так заносчиво себя ведёт.

— Но позвольте,… нам ничего неизвестно про ваш визит,… как же Вы у нас оказались?… когда успели прибыть?… — робко, боясь оскорбить племянника самой Кукурузы, спросил его царь.

— О, в этом нет ничего удивительного,… всё это, так сказать экспромт,… а правильнее будет его назвать, сюрприз! Хи-хи,… мы с тётушкой любим, устраивать подобного рода неожиданности!… — саркастично похихикивая, ответил принц Початок, и только он это произнёс, как в зал вошла сама Кукуруза. В своём обычном зелёном палантине с оборкой из жёлтых валунов, она теперь почему-то выглядела особенно возбуждённо.

— Ага!… ты уже здесь,… вот и прекрасно!… как раз вовремя… — на ходу обратилась она к племяннику и тут же без всяких церемоний, слащаво чеканя каждое слово, переключилась на царя Укропа.

— Ваше Величество представляю Вам своего близкого родственника и наследника моих традиций, принца Початка! Он только что прибыл из-за океана, и мы решили немедленно устроить для Вас приятный сюрприз! Вы же знаете, как тепло и трепетно я отношусь к Вам и Вашей семье,… я бы многое отдала, чтобы стать Вам ещё ближе,… но, увы, я этого сделать уже не могу, слишком стара,… зато это может мой дорогой племянник, принц Початок! Отдайте ему в жёны свою дочь принцессу Укропинку, и тогда родней и ближе нас с Вами никого на свете не будет!… — изобразив на лице благообразную улыбку, мило закончила свою тираду Кукуруза, чем только ещё больше всех удивила. Такого поворота событий никто не ожидал.

— Ну,… я,… в общем-то, я не против,… а ты что скажешь Укропинка?!… — оторопело согласившись с Кукурузой, только и смог спросить у дочери царь Укроп. Принцесса же, словно была готова к такому вопросу, и ничуть не стушевавшись, мигом ответила.

— Хм,… а не слишком ли жирён для меня этот Початок,… я-то вон, какая вся стройная да хрупкая. А этот лощёный увалень того и гляди лопнет, да разлетится на мелкие зёрнышки… — хитро прищурившись заметила она, резко поднялась с места и подойдя к принцу продолжила, — это где же тебя такого крепыша вырастили?… на какой такой грядке? Сразу видно, не нашего ты огорода овощ,… а коли так, то и убирался бы ты отсюда восвояси,… не нужен мне такой надутый жених,… проку от тебя никакого, только и можешь что красоваться! — категорично заявила принцесса и тут же вернулась на своё кресло.

— Ах ты, вредная девчонка,… тебе такого бравого жениха представляют, а ты куражишься! Да как ты смеешь обижать моего племянника! — подскочив к Укропинке, разразилась гневными окриками Кукуруза, — а ты что молчишь старый хрыч?! Твоя дочь оскорбляет моего принца, великого наследника, а ты и слова сказать не можешь?! — продолжая грубо орать, напустилась она теперь уже на царя, показав тем самым, как она в действительности к нему относится.

— А что я,… я-то здесь причём,… она не хочет, а я что поделаю… — весь съежившись, залепетал царь.

— Ах, так!… выходит ты не причём!… ну тогда жди от меня беды,… ты меня ещё плохо знаешь,… я тебе устрою сладкую жизнь!… я тебе покажу небо в алмазах! — пуще прежнего вскипела Кукуруза и, выхватив у стоящего рядом с троном стражника булаву, стала замахиваться ей на присутствующих.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 253