электронная
36
печатная A5
235
0+
Сказка о цыплёнке Гребешке и его друге, маленьком крольчонке

Бесплатный фрагмент - Сказка о цыплёнке Гребешке и его друге, маленьком крольчонке

Новелла-сказка

Объем:
28 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4493-8268-9
электронная
от 36
печатная A5
от 235

1

На одном большом, деревенском, птичьем дворе, в далёкой сельской местности, у густого леса, жило и росло великое множество разнообразной домашней живности. Здесь обитали и куры с петушками, и гуси с утками, и индюшки с индюшатами, и свинки с поросятами, и матушка-коза с козлятами, и даже крольчиха с крольчатами имелась.

Однако самой особенной достопримечательностью этого обширного двора являлся очень наглый, себялюбивый и напыщенный индюк. Роста он был огромного, выше и тучнее всех. В этом никто не мог с ним соперничать. Даже матушка-коза по сравнению с ним казалась скромным ягнёнком. А уж в обхвате индюк был крупней любой свиньи или даже кабана.

И вот этакий громадный и полнотелый задавака-нахал целыми днями только и делал, что всех обижал, притеснял и беспардонно поучал. И это невзирая на свою феноменальную глупость. При этом он всегда противно курлыкал и жутко тряс своей вечно красной от злобы бородой. И вполне естественно, что на птичьем дворе никто не хотел иметь дело с этим наглым, самодовольным типом.

Курицы с петушками, едва завидев его, мигом разбегались в разные стороны. Гуси с уточками тут же бросались на соседний пруд, и тем самым спасались от индюшачьих нападок вплавь. Ведь, как известно, индюки не умеют плавать, а потому все водоплавающие обитатели двора были на пруду в полной безопасности. Даже коза с козлятами и свиньи с поросятами сразу прятались, лишь только индюк попадал в их поле зрения.

Впрочем, речь сейчас пойдёт не о нём, хотя он и имеет прямую причастность к дальнейшим событиям. А начало тем событиям было положено ровно в ту минуту, как только молодая, рыженькая курочка впервые снесла несколько ровных и аккуратных яичек. Сказать, что это стало для неё ярким событием, значит, ничего не сказать. Курочка была на седьмом небе от счастья. Уж она и грела те яички, и перекатывала их с места на место, укладывая поудобней, и стряхивала с них всякие там пылинки-соринки. В общем, оберегала их как могла. И надо отметить, что вскоре её труды были вознаграждены.

Ровно в назначенный срок из яичек стали вылупляться крохотные цыплята. Буквально за несколько минут на свет появились два петушка и три маленьких курочки. Невредимым оставалось лишь одно последнее яичко. Такое же ровное и аккуратное, как все предыдущие. Но оно почему-то оказалось менее удачливым. Из него так никто и не хотел вылупляться.

— Наверное, я его меньше всех грела,… а может и недостаточно оберегала,… скорей всего его кто-то повредил, пока я бегала к пруду напиться… — сделала печальный вывод рыжая мама-курочка и стала приглаживать да поправлять уже вылупившихся цыплят. На это ушло ещё несколько минут, но последнее яичко так и лежало нетронутым.

— Ох, не дождаться мне уже никого из него,… видимо пустое,… соседка несушка предупреждала меня, что такое иногда случается. Ну что же, тогда пойду с этими пятью цыплятами во двор,… пусть учатся зёрнышки клевать да водицу из поилки пить… — окончательно расставшись с надеждой на появление шестого цыплёнка, печально рассудила мама-курочка и повела во двор уже вылупившихся детишек.

2

Но едва курочка с цыплятами покинула насест, как шестое яичко внезапно шевельнулось. Внутри него явно кто-то решил пробиваться на свет. И вот уже послышался хруст ломающейся скорлупы. Сначала из яичка показался крохотный клювик, затем появилась чуть сморщенная головка, а уже потом и весь цыплёнок вылупился. Это был совсем маленький петушок. Как уж так получилось, что он задержался, непонятная история. Однако с каждой последующей минутой цыплёнок всё больше обсыхал и приходил в себя.

А вскоре миру предстал уже вполне сформировавшийся, симпатичный, пушистый, жёлтый комочек с удивительно броским, пёстрым пятнышком на макушке. Притом это пятнышко своей формой напоминало крохотный гребешок, который ещё только появиться у цыплёнка в будущем. Не сказать, чтобы пятнышко так уж уродливо смотрелось, нет, просто оно отчётливо выделяло этого шестого цыплёнка от всех прочих. Первые несколько минут он стоял молча, не издавая ни звука, ни писка. Ведь рядом с ним никого не было, и никто не мог ему подсказать, что надо делать и как следует правильно пищать.

Правда пищать и не потребовалось. Спустя ещё мгновение подсохший и окрепший цыплёнок сделал свои первые шаги. А вернее сказать первые скачки, примерно такие же, как у крохотного воробышка, скок да скок. А потом уже и природный инстинкт подсказал маленькому первопроходцу, куда ему следовать дальше. Несколько быстрых шажков и цыплёнок оказался снаружи насеста во дворе. А там вовсю бурлит жизнь. Все заняты своими делами. Кто пёрышки чистит, кто зёрнышко клюёт, а кто и на водопой идёт. В общем, суматоха, да и только. Встал цыплёнок, оторопел, и шаг боится сделать. Но про себя подумал.

— Это что же тут такое твориться?… В скорлупке-то было тепло, уютно, хорошо,… никто меня не тревожил,… а тут на тебе, всё по-другому!… Успел только вылупиться, и столько всего сразу навалилось,… и шумы всякие, и звуки непонятные,… ничего не разобрать!… Хотя какое-то чувство подсказывает мне, что где-то здесь у меня должна быть мама,… и только она поможет мне разобраться в этой суматохе!… А вот где она, и какая она, я не знаю… — рассудил цыплёнок и сразу загрустил. Хотя это вполне понятно, ведь он и в правду не знал, где его мама и как она выглядит. Он же её ещё в глаза не видел.

Стоит цыплёнок, головой в разные стороны крутит-вертит и не знает, что ему дальше делать. А тут как раз поблизости молодые утята принялись после прогулки по пруду в пыли кувыркаться да в салки играться. Они появились на свет тремя днями раньше, а потому считали себя уже вполне взрослыми и резвились от души. В какой-то момент один из утят так кувыркнулся, что нечаянно налетел на цыплёнка. Ничего страшного не произошло, так, лишь слегка задел, но возмутился не на шутку.

— Эй, ты, гребешок!… Чего на моём пути встал!?… Ведь я мог бы тебя и покалечить!… А ну отойди в сторонку,… не то отвечай потом за тебя!… — недовольно прикрикнул утёнок на цыплёнка.

— Это ты мне, что ли говоришь?… ну, надо же, как ты меня назвал!… Но ты извини меня,… я пока ещё слишком маленький, и не знаю, что мне делать и где стоять,… да я даже мамы своей ещё не видел,… я тут совсем один!… — готовый уже разрыдаться, отчаянно вскликнул цыплёнок.

— Ах, вот оно что!… Так ты, наверное, новенький и потерялся,… то-то я смотрю ты какой-то чудной!… Все цыплята как цыплята, целиком жёлтые, а ты ещё и с пятнышком на макушке,… да притом виде гребешка, как у петушка!… Потому-то я тебя сразу «гребешком» и назвал!… Ну и смешной же ты, недотёпа!… ха-ха-ха!… — быстро отряхнувшись от пыли, задорно рассмеялся утёнок.

— Ну, хорошо-хорошо,… пусть я «гребешок» или как там ещё,… можешь звать меня как хочешь, но только я теперь абсолютно растерян и даже готов расплакаться, ведь я совершенно не знаю, у кого спросить, где моя мама?… А может, ты знаешь?… — прервав смех утёнка, скромно спросил цыплёнок.

— Эх ты, Гребешок!… Ты уж прости, но больно тебе идёт такое имя,… так я и буду тебя называть!… А что касаемо твоей мамы, то я тоже не знаю где она!… Вообще-то все молодые курочки со своими выводками гуляют вон там, у сарая с кормушкой, там у них место на нашем дворе,… иди туда, посмотри, может там твоя мама… — усмехнувшись, подметил утёнок и махнул крылышком в сторону старого сарая возле изгороди, за которой сразу начинался лес.

— Вот спасибо за подсказку,… я прямо сейчас туда и побегу… — благодарно отозвался цыплёнок и поспешил в указанном ему направлении. Утёнок хотел было крикнуть ему вдогонку, чтоб тот опасался злобного индюка, но не успел, братья вновь вовлекли его в свою игру в кувырки.

3

Меж тем цыплёнок с уже присвоенным ему именем «Гребешок» быстрыми шажками приближался к старому сараю. И вот, когда до сарая оставались уже считанные секунды, то перед цыплёнком, словно как из-под земли появился маленький поросёнок. Он только что отошёл от поилки и сейчас направлялся в хлев поваляться на соломке. Однако столь неожиданная встреча со странным цыплёнком заставила его задержаться.

— Ха!… какой забавный узор у тебя на голове,… ты что, рылся где-то в грязи и потом забыл помыть макушку?… — смешливо спросил он у Гребешка.

— Да-да,… я знаю про эту мою особенную метку на макушке,… но честное слово я никогда ещё не валялся в грязи!… Я вообще только что на свет появился и ищу свою маму,… может тебе известно, где она?… прошу, подскажи, мне очень надо!… — невольно почесав крылышком пятнышко на голове, резко переспросил Гребешок.

— Ха-ха!… как смешно ты почесал свою макушку, будто гребешок поправил!… Ты такой забавный,… но я не знаю, где твоя мама,… много тут всяких курочек да петухов ходит,… иди, спроси у них,… вон они там зёрнышки клюют!… А мне больше некогда с тобой говорить,… мне поспать хочется… — немного грубовато ответил на вопрос цыплёнка поросёнок и, как ни в чём не бывало, пошёл в хлев спать. Ну, вот что с такого взять, вроде только вежливым был, а попросили его об услуге, он сразу букой сделался. Впрочем, поросёнок он есть поросёнок, чего уж там. Так что Гребешок не стал на него обижаться и поспешил дальше.

Но тут вдруг весь шум-гам, тарарам во дворе начал быстро затихать. И секунды не прошло, как все попрятались. Один лишь Гребешок через весь двор несётся без оглядки. Ещё бы маленький рывок и он как раз бы до сарая добежал. Но этому не суждено было случиться, ведь во двор после очередной сытной кормёжки вышел тот самый важный, но очень глупый, напыщенный индюк. В одно мгновенье он оказался прямо на пути у Гребешка. И вполне закономерно Гребешок со всего маха налетел на него.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 235