электронная
36
печатная A5
245
6+
Сказка о белом крокодиле Снежке и его друге мальчугане Тамбе

Бесплатный фрагмент - Сказка о белом крокодиле Снежке и его друге мальчугане Тамбе

Новелла-сказка

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-7453-0
электронная
от 36
печатная A5
от 245

1

Как известно на свете обитает множество разных видов крокодилов. Каких их только не существует, и больших и маленьких, злобных и дерзких, гигантов и карликов, инфантильных и напористых, африканских и американских, есть даже китайские крокодилы. Но особняком ото всех этих монстров стоят, пожалуй, самые свирепые хищники и охотники, австралийские гребенчатые крокодилы. Мало того что они являются самым крупными крокодилами в мире, так они ещё и известны, как самые хитрые и изворотливые крокодилы-людоеды. Да-да, коварные и ненасытные охотники на человека.

И вот как раз об этих безжалостных жестоких существах и пойдёт сейчас речь. Ну а если быть более точным, то об одном таком особенном представители этого вероломного семейства. Кончено кто-то может спросить, а чем же таким особенным отличался этот крокодил от остальных своих соплеменников. А ответ очень прост — отличался цветом. Нет, ну, разумеется, он, как и все прочие монстры был ужасен, пупырчат, носил страшные гребни на спине и хвосте, имел крепкие, острые зубы, но вот цвет его кожи подкачал.

Так уж вышло, что этот крокодил появился на свет абсолютно белым. Притом настолько белым, что ни единого тёмного пятнышка на его теле не было. Лишь его красные, словно помидоры глаза, выделялись из общей массы белого цвета. Таких особей биологи называют альбиносами. Кстати, это вполне нормально, альбиносы встречаются практически во всех группах животных. И среди таких громадных животных как слоны, и таких крошечных как мышки, и даже среди насекомых есть белобокие представители.

Однако так чтобы крокодилы попадались белого цвета, это уже большая редкость. Ну как такой хищник-альбинос может охотиться. Да его же с таким цветом кожи за милю видно. Да от него даже самая лёгкая добыча просто сбежит. Ну ладно белый слон, ему-то что, он травку да листочки ест, ему охотиться не надо. Или же той же мышке, ей белый цвет вообще не мешает. Она живёт потихоньку в норке, и никто её не видит. А здесь крокодил, ну вот как тут питаться и выживать.

А теперь представьте себе, что было, когда он только-только вылупился из яйца, да его сразу же подняли на смех. Притом смеялись все, и мама крокодилица, и папа крокодил, и даже ближайшие соседи потешались над ним. А сколько всяких досадных насмешек он выслушал от своих собственных братьев, когда начал подрастать.

— Эй ты, сорока белобока!… ха-ха,… лети отсюда, а то всю рыбу нам распугаешь!… Как только поменяешь цвет кожи, так сразу и приходи!… ха-ха-ха!… Да ты хоть бы позагорал немножко, беляночка!… ха-ха-ха!… — издевательски ехидничали они, отсылая его подальше от себя. Естественно маленькому белому крокодильчику было очень обидно выслушивать всё эти окрики. Но что уж теперь делать, ведь измениться-то он никак не мог. Уж какой есть, такой есть. А потому ему пришлось приспосабливаться.

2

С раннего детства крокодильчик усвоил для себя, что с таким цветом кожи хищником ему не быть. Естественно поначалу он пытался поймать какую-нибудь лягушку или же малька, но как только он выходил на охоту все от него шарахались, словно от прокажённого. Едва он появлялся в мангровых зарослях, то для всех как будто какой сигнал прозвучал, раз и сразу никого поблизости нет, ни жучка, ни паучка. И ведь никто бедняге не помогал, ни папа, ни мама, ни тем более братья. Одним словом крокодильчик был вынужден выживать, надеясь лишь на самого себя.

— Ну и ладно,… я сам справлюсь,… обойдусь и без их помощи… — решил он и стал приглядываться, как питаются другие животные. Видит, через мангры большая старая черепаха ползёт, а по дороге травку щиплет и жуёт.

— А почему бы и мне не попробовать травку пощипать,… хотя можно и не с неё начать, ведь у нас в заводи водорослей полным-полно,… уж они-то от меня точно никуда не убегут!… Вон черепаха,… питается зеленью, и ничего,… живёт долго, да ещё и такая огромная вымахала,… значит и я также смогу… — здраво рассудил он и направился к себе в заводь водоросли пробовать.

А надо заметить, что крокодилы не могут жевать пищу, они её просто рвут на куски и глотают по частям, уж так у них челюсти устроены. Вот и крокодильчик стал также делать. Рванёт пучок водорослей и прогладывает его по частям. Правда, это у него не сразу получалось, сначала пришлось повозиться. Но со временем он так ловко приспособился рвать и глотать, что стал наедаться досыта и даже больше. Притом надо учитывать, что сытый крокодил может очень долго обходиться без пищи. Так что, поев всего один раз в день, он мог потом сколько угодно заниматься другими делами.

Например, изучать окружающий мир или искать себе новых друзей. Ну а так как из его собратьев с ним никто дружить не хотел, то он общался с прочими обитателями мангровых зарослей. С первой он заговорил всё с той же большой старой черепахой. Вообще-то обычно черепахи с крокодилами дружбу не водят, хотя они и дальние родственники, оба они из группы пресмыкающихся. Впрочем, в этом случае разговор у них состоялся.

— Эй, черепаха,… а что ты ещё ешь кроме травы?… мне бы очень хотелось это узнать,… я вот сейчас водоросли есть приспособился, и ещё чего-нибудь хотелось,… подскажи?… — несколько грубовато поинтересовался крокодильчик, встретив в очередной раз черепаху.

— Хм,… какой же ты невежливый молодой крокодил,… нет, чтобы сначала поприветствовать меня, справиться о моём здоровье,… а ведь мне уже сто лет… — хмыкнув, сделала замечание черепаха и состроила недовольную физиономию.

— Ох, простите меня тётушка черепаха,… здравствуйте и крепкого вам здоровья… — тут же исправился крокодильчик, и дальше продолжил уже более тактично, — вы правильно подметили, я ещё совсем молодой крокодил, а потому и такой невежливый!… Но я обязательно исправлюсь,… заверяю вас!… а сейчас не могли бы вы ответить на мой первый вопрос?… — стараясь как можно дружелюбней улыбнуться, опять попросил он.

— Ну что же, это совсем другое дело,… а здоровье у меня и вправду крепкое,… ещё лет на сто хватит!… А что касаемо еды, так я помимо травы ем ещё разные цветочки, молодую мангровую поросль, свежие корешки, и ещё много чего!… Но особенно корешки люблю,… они такие сочные, нежные,… а главное очень полезные,… в них много всяких витамином,… так ты их обязательно попробуй!… Ну а как же тебя звать-то, молодой крокодил?… — теперь уже спросила черепаха.

— А у меня нет имени,… и никак меня не зову,… наоборот, меня отовсюду гонят,… братья дразнят меня «белобокой сорокой» и издеваются,… а взрослые крокодилы так вообще грозились меня съесть!… Говорят, что я весь крокодилий род позорю и мной лучше поужинать, чем вместе со мной жить,… так что никому я не нужен и никакого имени у меня нет… — печально вздохнув, ответил крокодильчик.

— Ну, это непорядок,… имя у каждого должно быть,… меня вот, например, Тортиллой зовут!… А то, что ты белого цвет, так это даже хорошо,… долго имя придумывать не придётся,… назову-ка я тебя просто и красиво — Снежок!… Я долго живу на свете, много путешествовала и помню, как однажды с неба вдруг посыпались лёгкие хлопья белого снега!… Я тогда недалеко от хижин людей прохаживалась,… так они все выскочили наружу, и давай бегать кричать, «снег!… снег пошёл!… смотрите, какой пушистый снежок!»… дивились они. Правда это недолго длилось,… снежок быстро растаял, и люди разошлись,… но я с тех пор так и не могу забыть это красивое слово «снежок», … вот и ты будешь у нас теперь с таким имением!… — довольная своей придумкой заключила черепаха.

— А что,… очень даже хорошее имя!… мне очень нравится!… Спасибо вам тётушка Тортилла!… — поблагодарил черепаху крокодильчик и опять разулыбался.

— Всегда, пожалуйста, Снежок!… рада, что имя тебе понравилось!… А на своих братьев и взрослых крокодилов ты не обижайся,… у них сущность такая,… хищники они,… им бы всё кого-нибудь съесть,… они и меня когда-то скушать собирались,… но я им не по зубам оказалось!… Ха-ха-ха,… а теперь они от меня убегают,… говорят, у них от моего вида сразу зубы ныть начинают,… вот оно как бывает… — посмеиваясь, подметила черепаха.

— Это да,… они такие,… если уж они кого съесть не могут, то потом от отчаяния зубной болью мучаются и крокодиловы слёзы льют… — тоже посмеиваясь, поддержал черепаху Снежок.

— И не говори, поплакать они любят,… хотя это даже не от отчаяния, это они так лишнюю соль из организма выводят!… Кстати, со временем и ты также делать научишься,… это тебе просто необходимо,… ведь вы крокодилы морские, а не речные, часто в солёной воде находитесь, и вам от лишней морской соли, скопившейся в организме избавляться надо!… Притом это не зависит оттого охотник ты или травку ешь,… уж так положено!… А ведь мы с тобой теперь очень даже схожи стали,… ты водоросли ешь, а я травой питаюсь,… а значит, мы с тобой теперь вегетарианцами называемся,… вот так-то!… — всё также посмеиваясь, добавила черепаха.

— Ах, как красиво звучит — вегетарианцы,… мне нравиться!… И кстати о водорослях,… что-то я сразу проголодался, услышав про них,… пойду-ка я, пожалуй, подкреплюсь,… да по вашему совету корешков попробую,… так что до свиданья тётушка Тортилла,… спасибо вам за всё,… свидимся ещё… — внезапно засобиравшись, попрощался крокодильчик.

— До свиданья Снежок,… обязательно свидимся… — отозвалась черепаха, на том они и расстались. Вот таким неожиданным образом молодой белый крокодильчик получил столь приятное и подходящее для него имя. Теперь ему стало интересно, как же зовут остальных обитателей мангровых зарослей. И он, наскоро перекусив, стал знакомиться со всеми подряд, а вернее с теми, кто не боялся его и не убегал при его появлении. При этом многие из его новых знакомых были очень довольны таким общением. Впрочем, находились и такие, кто надсмехался над его белым цветом и норовил попробовать его на вкус. Но, слава богу, таких особей были единицы, в основном его старшие соплеменники.

3

Меж тем время шло, Снежок всё рос и рос. И чем больше он становился, тем всё сложнее и сложнее ему приходилось выживать. Хотя это вполне понятно, ведь очень трудно жить белому крокодилу, да ещё и вегетарианцу, в том месте, где обитают сотни хищных животных. И речь даже не идёт о собратьях Снежка, и помимо них в манграх водилось достаточное количество кровожадных охотников. Однако речь сейчас не о них, им и без этого посвящены тысячи томов различной научной литературы. А вот как несладко приходилось Снежку мало кто знает.

А уж он бедняга, на что только не шёл, чтоб замаскировать свой броский белый цвет. Ведь это целое искусство слиться с окружающей средой и не выдать себя. Ладно, когда Снежок был маленький, это было легко сделать. Спрятался под зелёный лист и тебя уже не видно. Или же нырнул в ил, и тоже пропал из вида. А сейчас, когда он стал размером со взрослого кенгуру, куда ему деваться, а некуда. Больше он не мог нырнуть куда-нибудь и слиться с общим фоном. Теперь Снежку чуть ли не каждый день приходилось выдумывать новые уловки.

Бывало, вываляется он весь в грязи, выберется на бережок, и спрячется там, в кустах, напоминая лишь серую неказистую кочку крупных размеров. Однако грязь быстро высыхала на солнышке, и едва он начинал шевелиться, как она кусками слетала с него. Тогда ему опять приходилось менять свою тактику. Снежок вновь стал обращать внимание на повадки других животных.

И вот однажды он подглядел, как маленькая ящерка прячется в песке, спасаясь от преследования. Она так ловко затрясла своим крохотным тельцем, что буквально за несколько секунд полностью погрузилась в песок. Снаружи остались торчать только ноздри, чтобы дышать. Снежок незамедлительно попробовал проделать точно такой же трюк. Конечно, сначала у него ничего не получилось. Как бы Снежок не трясся и не пыхтел, но полностью погрузиться в песок он не мог. Мешала небольшая глубина песка.

Однако вскоре он понял свою ошибку и разыскал на побережье несколько удобных мест, где песка имелось в должном достатке. Там Снежок, трясясь, и вибрируя всеми частями тела, мог практически моментально исчезнуть из поля зрения. Вот он только что лежал на солнышке и грелся, и вот его уже нет. Такая тактика исчезновения ему очень понравилась. Жаль только что применять он её мог лишь в тех местах, где был глубокий песок. Но Снежок не отчаивался и искал всё новые способы самосохранения.

Помимо тех повадок и рефлексов, что достались ему по наследству от родителей, он стал приобретать свои собственные навыки и знания. Тогда как другие крокодилы обходились лишь теми уловками, что получили от предков, Снежок неожиданно для себя самого сделался этаким эрудитом-мыслителем. Отказавшись от судьбы хищника, он непроизвольно начал развивать свои мыслительные способности. Теперь его уму и смекалке могли бы позавидовать даже дельфины, с которыми он иногда встречался, выплывая в море. Там вдалеке от берега цвели целые сады ламинарий, морских водорослей.

И кого только не водилось в этих садах. Помимо дружелюбных дельфинов там встречались и суровые хищники-охотники. Такие, например, как морские леопарды, барракуды, мурены и, конечно же, вездесущие акулы. Эти были особенно грозны и опасны. Но Снежок на удивление и с ними нашёл общий язык, и как это у него получилось, то особая история. Однако самым кошмарным испытанием для него стало первое знакомство с акулами.

А случилось это знакомство, когда ему исполнилось уже порядком лет. Сейчас он уже точно не помнил сколько, толи шесть, толи семь. Время в мангровых зарослях бежит так быстро, что его трудно заметить. Там ведь нет ни весны, ни осени, там всегда прекрасная погода. За исключением конечно сезона дождей и штормов. Вот тогда твориться что-то несусветное. Всё, и море, и мангры приходят в движение. И счастливчик тот, кто переживёт эти катаклизмы. Одним словом, пройдя ряд сложнейших испытаний на прочность, и достаточно повзрослев, Снежок как-то в хорошую погоду, питаясь в садах ламинарий, встретил свою первую акулу.

То была особь среднего размера, упитанной комплекции и с ярко выраженной манией собственного превосходства. Иначе говоря, типичная зазнайка и задавака. Впрочем, почти все акулы такие, разве что за исключением кошачьих акул. Те действительно маленькие как кошки, и ведут примерно такую же осторожную жизнь. Ну а эта акула была тигровая, и размерами намного превосходила Снежка. Однако Снежок хоть и видел её огромный рост, и слышал про акул страшные истории, всё же задал ей пару вопросов.

— День добрый уважаемая акула,… меня вот интересует, как глубоко вы можете нырять?… и как далеко заплывать?… А то мне тут одна знакомая сайра сказала, что вы дальше, чем за барьерный риф боитесь заплывать,… так ли это?… — совершенно с чистыми помыслами, наивно спросил он.

— Ха-ха!… а тебе не сказала твоя знакомая сайра, что я питаюсь такими как она!… Я их просто поедаю сотнями,… и как раз за то, что они разносят обо мне всякие небылицы, включая и ту, что я, мол, боюсь далеко заплывать!… Ну а что касаемо глубины, то я могу со дна любой впадины легко достать самого глубоководного кальмара!… Кстати, они такого же, как и ты белого цвета,… так что может быть тебе лучше с ними подружиться,… а уж они такие вкусные,… я их хорошенько распробовала!… Смотри беляночка, как бы я и за тебя не взялась… — в абсолютно грубой форме, со злобным оскалом, ответила акула. Но надо знать Снежка, он нисколько не растерялся, и во всё той же вежливой манере продолжил разговор.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 245