электронная
79
печатная A5
241
6+
Сказка наизнанку

Бесплатный фрагмент - Сказка наизнанку

Часть 1

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-6804-1
электронная
от 79
печатная A5
от 241

Почему нельзя было Ивану-царевичу сжигать лягушачью шкуру?

Какой нравственный смысл в том, что лиса съела колобка?

Почему дед с бабой, желавшие разбить золотое яичко, снесенное курочкой Рябой, плачут оттого, что оно разбилось?

Почему у избушки Бабы-яги ножки куриные и откуда у избы вообще взялись ноги?

Эти и другие «неясности», на самом деле, много открывают в истории возникновения и бытования сказки.

Цель настоящей книги — объяснить в доступной для детского восприятия форме некоторые «таинственные» эпизоды, особенности сюжета, деталей и образов наиболее известных русских народных сказок. Материал, изложенный в пособии, позволяет осмыслить исторические корни сказки, понять закономерности развития произведений данного жанра.

Книга адресована детям младшего и среднего школьного возраста, а также всем, кто хочет знать о сказке несколько больше того, что лежит на поверхности.

Введение

Одна из основных черт сказки как жанра — установка на вымысел, т.е. отсутствие стремления к историчности повествования, нескрываемая вымышленность сюжета. Но этот вымысел, как ни парадоксально звучит, очень тесно связан с древней действительностью, то есть глубоко укоренен в историческом прошлом человечества.

В сказочных сюжетах нашли отражение древние обряды и обычаи, а также мировосприятие, сознание людей, живших много веков назад. Сказки «выросли» из мифов первобытного общества (из мифов народов Северной Америки, Азии, а также Африки, Австралии и Океании). По мнению некоторых ученых, первые сказки появились на Востоке, в древней Индии. Так или иначе, несомненен факт их «мифического» рождения — в далеком-далеком прошлом.

Так, сказочные сюжеты отражают представления людей о борьбе светлых и темных, добрых и злых божеств. Часто эти божества существуют в художественном мире как природные явления (например, стужа и холод — воплощение образа Мороза). Данный факт связан с языческим мировоззрением славян, воспринимавших мир одухотворенно, т.е. олицетворявших природу и предметы быта. О древнем происхождении сказок говорят также черты, характеризующие грубость первобытного общества: людоедство (со стороны Бабы-яги, например), разрубание тела на части, закапывание в землю живых и т. д. Кроме того, повествование многих сказок отражает особенности родового строя, ритуалы древности: закапывание в землю костей, содержание царевны в темнице (в далекой реальности именно так и делалось).

Рассмотрим наиболее популярные сказочные сюжеты сквозь призму исторического прошлого человечества.

Куда катится колобок?

Простая, незатейливая сказка «Колобок», сюжет которой может пересказать каждый, — повествование, ни много ни мало, о жизни всей Вселенной.

Через мифы люди древности осмысливали мир, его устройство, законы развития. В ведической культуре (культуре древних ариев) есть такой миф: демон или змей Раху проглатывает Солнце, и наступает затмение. Затмение — конец Вселенной. Так люди выражали свое представление о законе существования Вселенной: она есть, пока есть солнце. Сказка «Колобок» «выросла» из этого мифа.

Образ Колобка — символическое воплощение солнца. Обратим внимание на происхождение самого имени героя — Колобок. Оно родственно ранее существовавшему в русском языке слову «коло», которое имело значение «круг, окружность» (корень сохранился в некоторых современных словах — около, околица, кольцо, колесо; вспомним и такие необычные слова, как коловращение, коловратность; коловратный — значит вращающийся).

Люди давно заметили, что Солнце обходит Землю по кругу. 25 декабря (это самое темное время в году) Солнце начинает поворот (коловорот) с зимы на весну. В Древней Руси, для того чтобы жизнь не угасла в зимней стуже, Солнцу помогали: лепили его символы — колобки, блины, лепешки, любые мучные круги, которые нужно было испечь на ярком огне. Солнце 25 декабря как бы рождалось вновь, поэтому его называли Колядой, то есть Круглым младенцем. Прославляя Коляду, люди пели колядки (еще одно слово, родственное исчезнувшему «коло»).

Финальный эпизод сказки, в котором лиса съедает колобка, равнозначен ситуации исчезновения солнца, без которого мир не будет существовать.


Древний миф о затмении солнца укоренился не только в русском «Колобке». В фольклоре других народов есть сказки с аналогичным сюжетом. И это говорит о том, что у разных национальных «вариантов» был единый источник. Познакомимся с некоторыми примерами.

Сказка о Джонни-Пончике
Английская сказка

Жили-были на свете старик со старухой, и был у них сынок. Как-то утром старуха замесила тесто, скатала пончик и посадила его в печку, чтобы он испекся.

— Ты смотри за Джонни-Пончиком, пока мы с отцом будем на огороде работать, — сказала она сыну.

И отец с матерью ушли окучивать картошку, а сынка оставили смотреть за печкой. Но ему это вскоре надоело. Вдруг слышит он какой-то шум, взглянул на печку и видит: дверца печки сама собой открывается, и выскакивает оттуда Джонни-Пончик.

Как покатится Джонни-Пончик прямо к открытой двери! Мальчик бросился закрывать ее, но Джонни-Пончик оказался проворнее — выкатился за дверь, перекатился через порог, скатился со ступенек и покатился по дороге. Со всех ног погнался за ним мальчик, клича родителей. Те услышали крик, бросили свои мотыги и тоже пустились в погоню. Но Джонни-пончик уже был далеко и вскоре скрылся из виду. А старик со старухой и мальчик так запыхались, что уселись на скамью дух перевести.

Вот покатился Джонни-Пончик дальше и вскоре прикатился к двум рабочим, что рыли колодец. Они перестали работать и спрашивают:

— Куда спешишь, Джонни-Пончик?

А Джонни-Пончик им в ответ:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, и от вас я убегу!

— От нас? Ну, это мы еще посмотрим! — сказали рабочие.

Бросили кирки и погнались за Джонни-Пончиком.

Но куда там! Разве его догонишь? Пришлось рабочим сесть у дороги передохнуть.

А Джонни-Пончик покатился дальше и вскоре прикатился к двум землекопам, что канаву рыли.

— Куда спешишь, Джонни-Пончик? — спросили они.

А Джонни-Пончик им опять своё:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от вас тоже убегу!

— От нас? Ну, это мы еще посмотрим! — сказали землекопы.

Бросили заступы и тоже погнались за Джонни-Пончиком. Но Джонни-Пончик бежал быстрее. Увидели землекопы: не поймать им Джонни-Пончика, оставили погоню и присели отдохнуть.

А Джонни-Пончик покатился дальше и вскоре прикатился к медведю.

— Куда спешишь, Джонни-Пончик? — спросил медведь.

А Джонни-Пончик отвечает:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от землекопов убежал, и от тебя я убегу!

— От меня? — проворчал медведь. — Ну, это мы еще посмотрим!

И медведь как задаст работки своим ногам, как припустит за Джонни-Пончиком! Но тот бежал себе без оглядки, и вскоре медведь так отстал, что и сам увидел: не угнаться ему за беглецом. Ну, он и растянулся у дороги передохнуть.

А Джонни-Пончик покатился дальше и вскоре прикатился к волку.

— Куда спешишь, Джонни-Пончик? — спросил волк.

А Джонни-Пончик ему своё:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от землекопов убежал, от медведя убежал, и от тебя я убегу-у-у!

— От меня? — огрызнулся волк. — Ну, это мы еще посмотрим!

И волк пустился во всю прыть за Джонни-Пончиком. Но тот катился все быстрей и быстрей, так что волк тоже отчаялся догнать его и улегся отдохнуть.

А Джонни-Пончик покатился дальше. И вскоре прикатился к лисе, что тихонько лежала возле изгороди.

— Куда спешишь, Джонни-Пончик? — спросила лиса ласковым голосом.

А Джонни-Пончик опять:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от землекопов убежал, от медведя убежал и от волка убежал. От тебя, лиса, я тоже убегу-у-у!

Тут лиса наклонила голову набок и говорит:

— Не расслышу я что-то, Джонни-Пончик. Подойди-ка поближе!

Джонни-Пончик подкатился к лисе и громко прокричал:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от землекопов убежал, от медведя убежал и от волка убежал. От тебя, лиса, я тоже убегу-у-у!

— Никак не расслышу. Подойди еще чуточку ближе! — попросила лиса слабым голосом.

А сама вытянула в сторону Джонни-Пончика шею и приложила лапу к уху.

Джонни-Пончик подкатился еще ближе, наклонился к самому уху лисы и прокричал что было силы:

— Я от деда убежал, я от бабки убежал, от мальчишки убежал, от двух рабочих убежал, от землекопов убежал, от медведя убежал и от волка убежал. От тебя, лиса, я тоже убегу-у-у!

— От меня? Ну, нет! — тявкнула лиса и мигом схватила Джонни-Пончика своими острыми зубами.

Овсяная лепёшечка
Шотландская сказка

В маленьком домике возле речки жили-были старичок и старушка. Было у них добра — две коровы, четыре курицы, петух, кошка да пара котят.

Старичок приглядывал за коровами, петух — за курами, кошка следила, чтобы мышь не залезла в буфет, а старушка сидела у огня и пряла шерсть на своей ручной прялке. Нередко котята, расшалившись, норовили вцепиться в старушкино веретено, но она строго прикрикивала на них: «Кыш! Кыш отсюда!» — и они снова убегали играть и возиться друг с другом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 79
печатная A5
от 241