электронная
270
печатная A5
351
6+
Сказка Лосиного острова

Бесплатный фрагмент - Сказка Лосиного острова

Приключения Лёвы и его друзей

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-6232-1
электронная
от 270
печатная A5
от 351

Моя мама бежала через лес со мной на руках, она уже задыхалась от усталости. Пройдёт ещё немало лет, прежде чем я узнаю в своём теле ощущения от пробежки на такие дистанции. Эта история, которую я непременно расскажу моим детям и внукам 100 миллионов раз, укладывая их спать, но сначала я расскажу её тебе. Итак, мы бежали через лес, мама несла меня на руках и за нами следом бежали мои друзья на пару лет старше меня. Мама постоянно оборачивалась, её дыхание было очень резким и обрывистым, потом она говорила, что ей было больно дышать, и она до сих пор не понимает, откуда у неё брались силы. Знаю одно, в тот момент нам могло помочь только чудо!

Началась наша история в лесу, самое интересное, что ты тоже можешь погулять в этом месте и, возможно, у тебя произойдёт что-то ещё более захватывающее. Описанное событие произошло в Национальном парке Лосиный остров в лесу за Бабаевским прудом. Мы с мамой пошли гулять и решили свернуть в лес с проверенной и хорошо знакомой дорожки, потому что меня привлекло, лежащее вдалеке, упавшее дерево. Мы отходили всё дальше от лесной дороги, поскольку таких упавших деревьев оказалось несколько, и они уводили нас всё дальше и дальше в лес. Мы шли и любовались красотой летнего леса. Заглядывали в дупла поваленных деревьев и кричали: «Ку-ку, есть кто живой?!» Смеялись, когда мама засовывала в дупло руку и делала вид, что кто-то страшный хватает её и пытается затащить в дупло целиком. Я хохотал, мне было весело от её проделок, а ещё я ходил по поваленным деревьям, и мама подсаживала меня на невысокие суки деревьев, чтобы я мог почувствовать себя пернатым обитателем леса. Все это было затишьем — весёлым, таким безобидным и милым перед нашим самым страшным и самым загадочным переживанием в жизни… Мы заметили ровный ряд веток, уложенных так близко друг другу, так ровно, что сразу выдавало чей-то труд, чью-то долгую работу. Но зачем, что это? Я увидел странный румянец на маминых щеках, но она не смогла увести меня сразу волевым: «Нет! Мы возвращаемся!», — она любопытная, как и я или я, как она, но это не важно. Вместо того, чтобы бежать на людскую тропу, мы подошли ближе, чтобы рассмотреть, что перед нами, что это за ровные ряды плотно уложенных стволов, наглухо промазанных глиной и закрытых ветками, когда мы поняли, что перед нами лесной дом, почему-то стало очень страшно. Мы замерли на какое-то мгновение, не решаясь сделать несколько шагов вперёд. И стали очень тихими. Чтобы заглянуть за стену дома и увидеть окно или вход, нужно было пройти целую кучу шагов вперёд, вдоль упавшего дерева, в основании которого располагался дом, обойти его и подойти к домику с другой стороны. Именно так мы и сделали, но ничего не произошло. Там был такой же ряд ровно уложенных деревьев. «И это уже не домик, а арт-объект!», — так с улыбкой сказала моя мама, обожающая всякие необычные художественные выставки. И мы, выдохнув с облегчением, уже хотели присесть рядом, чтобы съесть по банану, как тут я решился на одну авантюру. Я встал перед домиком и уверенно, чётко произнёс: «А теперь, мой хороший, встань давай ко мне передом, к лесу задом!»

Мама весело засмеялась, и на мгновение нам стало также хорошо, как было в начале прогулки. Но внезапно мама резко отпрянула назад, когда вдруг из неоткуда появился вход в домик; дверь, которую мы просто не могли бы не заметить сразу.

— Ого! Волшебные слова-то из сказки работают! — вслух удивился я. — Теперь это опять домик или всё же ещё арт-объект?

Мама нерешительно сказала, что думает, что это всё же дом. И входить в него точно не следует, и, что лучше нам делать ноги туда, откуда мы пришли. Да, я уже говорил, что мы любопытные, «любознательные» всегда поправляла меня в таких случаях мама. — Мама, можно я загляну внутрь!? — Конечно нельзя, вдруг выпрыгнет кто и напугает тебя! — сказала мама. Дверь представляла собой чёрный пакет, в который обычно складывают мусор, и она легонько качалась от ветра. Рядом с домиком лежал какой-то горшок. — Всё пора нам уходить, потому что пора, — очень тихо и спутанно сказала мама. «Мама, но неужели тебе неинтересно, что там внутри!? Неужели мы просто возьмём и уйдём, а потом через десять лет за чашкой чая или кофе в дождь так и будем думать, что же было в этом домике? Вспомним ли мы тогда наш страх, мама!? Будем ли восхищаться своей трусостью?», — это были слова, которые услышала моя мама, просто заглянув в мои глаза, я их не произносил, но она поняла, поняла мое желание заглянуть внутрь. И сказала: «А почему бы и нет?! Там, скорее всего, никого нет! Иначе мы как-нибудь уже да услышали или увидели что-то… или кого-то. Поэтому заходи, если не боишься!» В её голосе, несмотря на перемену решения, чувствовался испуг. Я отодвинул краешек пленочной двери, но еще не зашёл, просто посмотрел — внутри домик оказался больше, чем выглядел снаружи. Кстати, по поводу волшебного появления двери, забыл сказать, мы с мамой подумали, что от ветра слетела ветка, прикрывающая дверь, и мы из-за этой ветки её просто вначале не увидели. Я зашёл в домик и, толком еще не осмотревшись, обратил внимание на то, что в самом дальнем углу торчали небольшие палки, похожие на прутья ловушки. В домике стоял стол, у стены на небольшом возвышении было навалено сено — так, очевидно, было устроено чьё-то нехитрое лежбище, а дом оказался не домом и не арт-объектом, а чьим-то зловещим логовом! Я преодолел страх и подошёл к прутьям. Там за ними лежали мои друзья, лежали и крепко спали. — Эй, это что ваш шалаш?! — спросил я уверенно и громко. И уже не чувствуя никакого страха, крикнул: «Мама, это просто шалаш, тут мои друзья, тут Федя и Настя! Правда они спят, помоги мне их разбудить, вдруг они проспят до ночи, а потом испугаются в темноте и не смогут дом найти». Мама сказала, что их уже, скорее всего, родители ищут. Но ребята почему-то никак не просыпались. — Наверное, свежий воздух так действует, — подумала мама. — А как они забрались туда за прутья? На столе стояла единственная тарелка, в ней было немного воды. Мама хотела её взять, но потом не стала. Она подумала, что вода в тарелке, скорее всего, была грязной. И брызнула на спящих друзей питьевой водой из нашей маленькой бутылочки. — Это живая вода, как в сказке? — спросил я. — Да, милый, как в сказке, — ответила мама. Вдруг друзья и вправду проснулись, очнулись от крепкого сна и были очень растеряны, словно не проснулись, а, наоборот, заснули и попали в сон. Они нам рассказали, что приснилось им, будто пошли они в лес за женщиной без имени и фамилии, и привела она их в этот домик, где в клетку посадила. — Баба Яга что ли, — произнёс я вслух. — Все пора уходить отсюда! — сказала мама. Мы разломали ограждение и выпустили ребят, а когда уходили, перевернули стол, и тарелка грохнулась на пол. Мне хотелось, чтобы она разбилась вдребезги, но вместо настоящего твёрдого пола там была лишь земля, покрытая сухой травой и небольшими ветками. Вышли мы из домика и только пошли назад к дороге, как вдруг увидели вдалеке чёрную фигуру женщины, она кричала пронзительно на весь лес: «Стой! Догоню!»

К кому бы не относились эти слова, стало очень жутко, и мы побежали в чащу! — Зайчики мои, — ласково сказала моя мама. — Она далеко, не бойтесь, мы убежим, бегите за мной, держитесь рядом, чтобы не случилось! Женщина гналась за нами, и было очень страшно! — Это она нас увела с детской площадки и в клетку посадила, — сказал Федя. — Она такая злая, что ей нужно от вас, от нас? — спросила мама. Поравнявшись с избушкой, женщина заглянула в неё и явно бардак, устроенный нами, сильно ее огорчил, она заорала нечеловеческим голосом. — Не уйдёте, здесь пропадёте! И дальше очень страшный крик, переходящий в визг, и дальше опять погоня, нагнетающая тревогу и ужас. И опять крик резкий, громкий, страшный и слова: «Всех покусаю!» Я оказался штурманом — мама несла меня на руках, и я смотрел на то, что происходит за её спиной, видел, как та тётя гонится за нами и говорил маме: «Беги быстрее, мамочка быстрее!» Мы свернули в сторону к пруду, мама надеялась выбежать туда, где ходят люди. Мы бежали, мама сильно устала, расстояние между нами и женщиной сокращалось, и вдруг она остановилась. — Мам, она остановилась! Она не гонится больше за нами! — Давайте спрячемся, тётя Саша, — предложила Настя. Но мама продолжала бежать, словно внутри неё что-то сломалось. — Ещё немного, ребята, скоро мы уже выбежим к пруду, а там люди ходят. Мы бежали уже не так быстро, но Настя упала, споткнувшись об лежащую на земле крупную ветку дерева.

— Мамочка, Настя упала! Мама тут же остановилась, помогла Насте встать и несколько метров пронесла нас вдвоём на руках. Потом поставила меня на землю и попросила немного побежать, взявшись за её руку. Со спины на нас налетел порыв ветра невероятный по своей силе — жуткий, мощный. Мне сразу вспомнилось, как мы с мамой, когда я был совсем маленьким, в ураган попали, тогда мы гуляли возле городского пруда. Я кидал камушки с берега, и на нас налетел неимоверный ветер, на пруду поднялись большие волны. И не успели мы испугаться и отойти, как ветер в момент поднял верхушки волн, и мы оказались с ног до головы облиты водой. Мама в спешке собрала наши вещи: игрушки, самокат, свой скейт, взяла меня на руки и побежала, а из пакета выскочил и залетел под лавку мой любимый мяч. — Мама, мячик, — заметил я. — Оставим, — сказала мама. — Неееет! — заплакал я. И мама вернулась за мячом! Потом мама, держа все игрушки и меня, побежала прятаться на веранду, но ветер становился сильнее и сильнее, стали летать листья и ветки деревьев. Мама сказала, что на веранде оставаться нельзя, поскольку веранда хорошо защищает от ливня, но не от ветра или веток, летящих в лицо. И предложила всем бежать в ближайший подъезд жилого дома, но с нами никто не побежал, поскольку люди думали, что ураган достиг своего предела, и ветер уже не станет сильнее. Мама бежала так быстро, как получалось бежать на пределе сил. Дверь подъезда могла закрыться перед нашим носом, и мама закричала: «Пожалуйста, придержите дверь!» Так мы спрятались в чужом подъезде. Мы были почти насквозь промокшими, и как рассказывала потом мама, меня трясло мелкой и крупной дрожью, и она сильно за меня переживала. За дверью и окнами дома стоял страшный гул. Люди периодически заходили в подъезд и говорили, что на улице творится нечто ужасное, что они видели, как падают деревья, летает крупный строительный мусор. Мама сказала, что очень за меня волнуется, и одна женщина, которая зашла в подъезд немного позже нас с ребёнком лет десяти, ответила ей с укором: «Не надо было выходить гулять в ураган, предупреждение в новостях было, сами виноваты, что ребёнок испугался!» Но были и другие люди! Например, бабуля, которая сказала нам, что чудом добралась до дома живой, пожалела нас и предложила подняться к ней, когда мама, поблагодарив, отказалась, старушка назвала номер своей квартиры, на случай, если ураган не прекратится в ближайшее время. Однако вскоре ураган закончился, мы вышли из подъезда, стояли под козырьком и ждали, пока перестанет идти дождь. Одна семья с милой дочуркой предложила подвезти нас до дома, и мы согласились, большое спасибо им за это! В таких ситуациях поддержка и помощь необходимы. По дороге к дому, из окна их машины, первый раз в жизни, я увидел упавшие деревья. Сломанные деревья настолько поразили меня, что ураган вошел в сюжеты почти всех моих игр… На этот раз ураган настиг нас в лесу, а тут нет капитальных сооружений, к которым нужно бежать, по словам моей мамы, в момент урагана. В лесу только деревья — огромные и старые, как раз именно такие и падают от сильного ветра! Ветер усиливался, пошёл ливень, и женщина снова побежала за нами. — Mама, она опять бежит! — крикнул я. И мы побежали вперёд из-за всех сил, так, что чуть не врезались в огромный, как мне сначала показалось, камень!

Вдруг мы услышали из камня тихую приятную музыку и увидели окно, мама стала стучать в него и просить спасти нас! Шторка приподнялась, но мы так и не увидели, кто на нас посмотрел, стекло запотело, и крупные капли дождя сделали его непрозрачным.

— Заходите сюда! — вдруг кто-то произнёс рядом. — Ой, какой за вами неприятный хвост! Женщина почти догнала нас и в тот момент, когда мы заходили в дом к нашим спасителям, просто зашлась в ужасном вопле, ознаменовавшем, видимо, наш предстоящий скорый конец. За нами закрылась роговая дверь, и мы оказались в весёлой таверне!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 351