электронная
18
печатная A5
314
16+
Сказ про инженера-проектировщика

Бесплатный фрагмент - Сказ про инженера-проектировщика

Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-7255-5
электронная
от 18
печатная A5
от 314

1

Жил был Стёпа. На пороге были нулевые годы. Стёпа учился на пятом курсе института и готовился к защите дипломного проекта. В его царстве государстве с работой был напряг полный и близился день Х, когда придётся искать работу.

В институт Степа пошел, чтобы воплотить свою честолюбивую мечту — получить высшее образование. Мечта сформировалась в те времена, когда никто не переживал о куске хлеба, а инженер звучало гордо. Правда, за последние десять лет мир коренным образом изменился, а Стёпа этого не учёл и продолжал двигаться по инерции к ранее выбранной цели.

Да и как он мог это учесть? Это как ползет червь в своем двумерном мире и всё у него хорошо и сыто. Однажды прилетает птичка и кушает червячка. Птичка ведь живёт в трёхмерном мире в отличие от червя. Для червя птица появилась ниоткуда — чудеса, да и только. Так вот и Степа собирался жить в одном мире, как говорится ползать в двумерном пространстве, а когда сделал всё, что считал для этого необходимым, оказалось, что он находится как минимум в трёхмерном мире. Вот и получилось оказия — живёшь в трёхмерном мире, а мышление то осталось двумерным. Дааа, дела.

Мечты у Стёпы закончились, да и какие теперь мечты — приспосабливаться нужно к изменившимся условиям или отправляться к динозаврам. Серый быт новой действительности со всей своей бесперспективностью не внушал никакого вдохновения.

Успокаивали книги, всё, что осталось неизменного от прежнего мира. Избыток хороших книг Стёпа открыл для себя в институтской библиотеке. Многие из них он давно уже хотел прочитать, но как всегда времени не хватало. Каким-то образом всё-таки удалось расшить временные рамки суток.

Периодически вынужденно стараясь высосать из пальца вектор дальнейшего приложения собственного усердия, подобно Обломову, в небольших промежутках между погружением в мир книг «Игрок», «Бедные люди», «Мифология древней Индии», «Думай и разбогатей» — Степа пытался решить извечный вопрос — «Что делать?»

На пару недель Стёпа забыл обо всем на свете, и с головой ушел в поиск ответа — «А почему это появилось столько продавцов вечной жизни?» На каждом шагу к тебе подходили люди и приглашали посетить своё богослужение. Для Стёпы это был неизведанный плод. А может там что-то всё-таки есть? Степа пару раз из любопытства сходил и посмотрел, что же там происходит. В одном месте он даже увидел свою бывшую преподавательницу, которая недавно уволилась из института. Это была очень серьезная и позитивная женщина. Здесь же на богослужении она вдохновлено играла на синтезаторе. В другом месте, куда Стёпу пригласил его институтский товарищ, осуществляли исцеление всех желающих. У Стёпы сложилось впечатление, что исцеление получили все, кроме него и его соседа по комнате в институтской общаге, который тоже захотел разобраться, что и к чему. Все вокруг падали после наложении на них рук главного ведущего в этом религиозном действии, потом приходили в себя и с чувством невыразимого восторга делились своими впечатлениями. Стёпа же со своим соседом стояли и недоумённо смотрели по сторонам, наложение рук ведущего богослужение ничего не изменило.

В общем, нужны были ответы. Стёпа пошёл в библиотеку. В религиозной тематике книг не оказалось. Стёпа расстроился, а потом пораскинул мозгами. Книги в библиотеке лет десять активно не обновлялись, но ведь до этого в библиотеку поступало всё, что издавалось в огромном количестве. Но десять лет назад в стране религии не было, но был атеизм. Стёпа открыл заветный ящичек с перечнем атеистической литературы. Здесь было всё, включая кто и когда, как и сколько и даже почему. Информации оказалось достаточно, чтобы закрыть обеспокоивший его вопрос…

На фоне всего этого профессор Славянский, он же руководитель дипломного проекта, он же заведующий кафедрой, предложил Стёпе работу. Оказалось, что кафедре выделяется одно бюджетное место в магистратуру и так как профессор был человеком порядочным, он дал задание секретарю найти достойного. Как не удивительно, но Стёпа попал в этот список.

Профессор выложил перед Стёпой весь расклад. Если ко мне пойдешь, то получишь у меня работу. Оказывается, профессор по совместительству работал ещё в одном наукоёмком заведении. Он там возглавлял научно-исследовательский отдел. Это была некогда очень крупная и уважаемая организация. От науки, правда, там осталось совсем мало, но это была реальная работа по специальности, следовательно, Стёпа не зря учился. Для Стёпы это было очень важно, так как планка его самомнения, некогда витавшая в облаках, теперь сильно давила на ступни его ног.

Профессор предлагал работу при условии, что Стёпа пойдет учиться в магистратуру, а затем в аспирантуру. От этих слов радость переполнила всё Стёпино существо, и он подумал, а не снится ли ему всё это. Профессор совершенно спокойным тоном продолжал — работа будет официальная, но когда нужно будет находиться на занятиях в магистратуре, то он будет освобождаться от любой работы.

Однако, для осуществления всего предложенного необходимо закончить институт с красным дипломом. Предварительная выписка оценок показывала, что до красного диплома Стёпе нужно было исправить две оценки. Тут Стёпа сник. Он привык спокойно плыть по течению, а это создавало концентрацию напряжённости, и он к тому же слабо представлял себе процесс пересдачи. Ведь за всё время учебы, ему с этим ни разу не приходилось сталкиваться. Ему не то, что не приходилось ни разу ничего пересдавать, он часто получал зачет в числе самых первых. От всевидящего ока профессора внезапный Стёпин астрал не ускользнул, и он решил приободрить своего студента.

У профессора уже были двое ребят, по одному из каждого предыдущего курса. Профессор сказал, что последнему из них для поступления в магистратуру пришлось исправлять порядка двух десятков предметов, и он справился с этой задачей. Это действительно немного приободряло, и Стёпа сказал, что согласен и постарается справиться с поставленной задачей.

Перечень своих оценок Стёпа получил у секретаря. Стёпа не знал, что делать и почему-то решил для начала исправить четверку по философии на пятёрку. Он узнал, что по этому вопросу ему нужно идти к заведующему кафедрой истории и философии.

Стёпа вздохнул и вошел в нужный кабинет. Профессор как раз собирался выходить, но нашел минутку выслушать робкого студента, возможно по тому, что сам достопочтимый философ не страдал заносчивостью и высокомерием. Узнав желание студента исправить оценку на отлично, профессор вернулся к своему столу, и дал Стёпе несколько листов, на которых было много чего напечатано. Профессор сказал, что для пересдачи нужно будет подготовиться по всем этим материалам, потом соберут комиссию и уже по результату сдачи решат какой оценки заслуживает студент.

От всего услышанного Стёпа сник, так как он понимал, что это не реально. Однако каким-то образом, Стёпа спросил профессора — возможно ли как-то иначе. Взгляд профессора перестал быть отстранённым. Он попросил пояснить. Стёпа сделал над собой усилие и заговорил.

Можно ли, например, написать какой-нибудь реферат, на заранее оговоренную тему или ещё что-нибудь в этом духе. Теперь профессор предложил присесть, сел сам, и попросил развить мысль. Да что там развивать. Вот например, в техникуме для хорошей оценки и для того чтобы не сдавать экзамен Стёпа писал реферат про критику идей коммунизма Маркса французским философом Альбером Камю или о подпольной организации «Красной капелле» удачно работавшей в тылу Германии. А вот уже здесь в институте, Стёпа для хорошей оценки ходил в дискуссионный клуб по политологии, организованный его преподавателем и там готовил реферат «Политический портрет Л. Кравчука». Ну, вот можно ли, что-то в этом роде?

Профессор выглядел задумчивым. Он встал, прошел за свой стол и попросил показать зачётную книжку. Стёпа протянул зачётку. Профессор пролистал зачётку, нашел свои оценки в ней, пролистал в конец и положил на стол. Взял ручку и сделал запись, что философия переиздана на отлично. Профессор пожелал удачи и сказал, что надеется на встречу на лекциях в магистратуре, а сейчас, к сожалению, ему нужно торопиться, так как он опаздывает.

Они вышли из кабинета, профессор закрыл дверь и растворился в многолюдном коридоре. Стёпа с зачеткой в руках и с открытым ртом стоял и не мог поверить случившемуся.

Следующим предметом Стёпа выбрал экономику. Здесь у него стояла тройка. Тройка была практически у всех, кто добросовестно пытался учить этот предмет. У тех, кто просто учил — была двойка. Преподаватель по экономике был настолько забавным человечком, что про него можно писать отдельную книгу.

Этот господин периодически проводил письменные срезы по прошедшим лекциям. Все благополучно списывали из конспектов и книг ответы на поставленные вопросы и затем получали свои оценки, например «0.1» или «1.2», «2.3» и так далее. Максимальная оценка могла быть чуточку выше «тройки». Всеобщему возмущению не было предела. Но преподаватель говорил, что студенты недостаточно раскрыли тему, что они представили только тот материал, который он дал на лекции, а нужно читать экономическую литературу и только тогда можно рассчитывать на более менее приличную оценку. Он также всех успокаивал тем, что будет индивидуальный опрос, по завершению курса изучения Экономики и можно будет всё исправить.

На потоке было порядка девяноста человек и все хотели исправить оценку. В конце учебного года каждый день все выстраивались перед кабинетом, где принимал экономист всех желающих строго по одному. Менее пятнадцати минут индивидуальный опрос не длился, а через сорок пять минут экономист уходил куда-то, и его не было порядка тридцати минут. Доходило до абсурда, ребята просто переставали выпускать преподавателя из кабинета, чтобы он продолжал свою работу. Однажды он сказал, что ему очень нужно сходить на кафедру, и что через десять минут он преобязательно вернётся.

Все значит стоят, ждут и вдруг кто-то говорит, что видел экономиста, который вышел из института и пошел домой. Группа ребят тут же кинулась к своей машине и помчалась в погоню. Они его догнали, предложили сесть в машину и приехали обратно. В общем, Стёпа тогда решил остановиться на своей тройке, так как происходящее выглядело слишком сюрреалистичным, а он не был фанатом искусства.

Переиздать у своего преподавателя экономику было нереально, но почему не попытаться, как говорится, за спрос не бьют в нос. Сидит значит Степа в коридоре учебного корпуса, морально созревает к беседе и тут мчится Александр, хороший знакомый с параллельной группы. Они жили в одной общаге и постоянно зависали в одной и той же компании по вечерам. Александр увидел Стёпу и подошел перекинуться парой слов. Он выслушал Стёпино горе, и весь такой жизнерадостный говорит — пошли. Они пришли к одной из аудиторий по экономике. Учебная пара как раз закончилась, и студенты покидали помещение. Александр и говорит, что сейчас здесь его преподавательница по экономике — мировая женщина. Она как раз собирала свои вещи со стола. Ребята подошли к ней и Александр рассказал ей проблему своего товарища и попросил совета. Женщина сочувствующе взглянула на Стёпу и попросила его зачётку. Она пролистала ее. Посмотрела на тройку по экономике, на подпись своего уважаемого коллеги, затем перелистала в конец, увидела отлично за переизданную философию и собственноручно поставила рядом отлично по экономике.

В общем, благодаря этим отзывчивым людям двери магистратуры распахнулись для Стёпы.

2

После успешной защиты дипломного проекта Стёпе нужно было подъехать в проектный институт к профессору и переговорить с ним о дате выхода на работу.

Стёпа приехал в проектный институт и зашёл к секретарю, это была милая женщина, которая показалась Стёпе очень похожей на актрису Веру Глаголеву. От неё Степа узнал, что в альма-матер возникли непредвиденные проблемы с поступлением в магистратуру. Секретарша на кафедре решила на вакантное место в магистратуре устроить своего сына, который учился одновременно со Стёпой. Она пошла ва-банк. Для осуществления своего плана она все просчитала. В последний день утверждения списков магистрантов она пошла на прием к самому ректору. В этот день профессора Славянского на работе не было, так как учебный год завершился, а все административные вопросы, как он думал, были решены.

Однако эта добрая женщина, в порыве заботы о будущих кадрах учебного заведения доложила ректору, что профессор Славянский обучает здесь в магистратуре и аспирантуре ребят, которые потом здесь и не собираются работать. По ее мнению он готовит научные кадры для своего проектного института, а вот её сын — молодец и он готов целиком и полностью посвятить всю свою жизнь делу только этого института.

Секретарь просчитала всё, и то, что ректор был человек вспыльчивый и то, что он Славянского недолюбливал, так как тот был слишком самостоятельным. По всем раскладам Стёпина магистратура должна была накрыться медным тазом. Спасти Стёпу мог только Славянский, но он ничего не знал, мобильники тогда ещё не были в ходу и он спокойно работал у себя в кабинете в другом конце города. Но дама не учла одного обстоятельства, что к Славянскому, всё-таки дозвонятся и что он не поленится, несмотря на возраст и регалии и общественным транспортом бросится отстаивать свой авторитет, а заодно спасать Стёпу.

Узнав всё это, Степа бросился вслед за профессором. Прибыв в институт, Стёпа отправился на кафедру искать профессора. Кабинет профессора был закрыт и Стёпа начал заглядывать во все кабинеты, чтобы его найти. Все двери были закрыты. Оказалась открытой только дверь в кабинет секретаря. Стёпа, с замиранием сердца, открыл эту дверь. Там в одиночестве за столом сидела секретарь кафедры и рыдала в носовой платок. Стёпа спросил её, где можно найти профессора, на что она спокойно ответила, что он уже уехал к себе. Стёпа отправился обратно, понимая, что что-то произошло, но что именно он ещё не знал.

Стёпа приехал в проектный институт, секретарша Глаголева сказала, что САМ у себя. Здесь нужно сказать, что Стёпа удивился, когда ещё в свой первый приезд сюда заметил, как все подчеркнуто с уважением относились к Славянскому. Для Стёпы тогда Славянский ещё был обычным рядовым преподавателем, но здесь все возле его кабинета говорили, чуть ли не шёпотом и ходили, чуть ли не на цыпочках.

Стёпа заглянул к профессору, тот спокойно сидел и работал за своим столом. Заметив голову Стёпы в дверном проеме, он пригласил его зайти. Стёпа зашел и присел. Профессор сказал, что всё в порядке, всё остается в силе. Стёпа зачислен в магистратуру, в последний момент, правда, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства, но они благополучно разрешены. Пока Стёпа может наслаждаться отдыхом, а с первого сентября у него начинается учёба в магистратуре и он начинает свою трудовую деятельность в должности инженера.

Ну, вот мечта Стёпы и сбылась — он получил высшее образование и работу инженера. В учебе в магистратуре Степа проблем для себя не видел, но вот последующая учеба в аспирантуре с успешным выходом на защиту кандидатской как-то совсем не имела отклика в его душе. Это для Стёпы, было всё равно, что полететь на луну. Но так как альтернативы не было, то оставался реальным только этот нереальный жизненный путь. Нереальный потому, что Стёпа никогда и не думал, что будет заниматься наукой, он просто хотел закончить институт. Для него свалившееся счастье было чересчур хорошим раскладом, к которому он морально не был готов. Стёпа, конечно, постарается сделать всё, что в его силах, впрочем, как и всегда, но он переживал, что его двумерного мышления может оказаться не достаточно, так как он уже осознал, что мир то, имеет больше двух измерений.

3

Дальше Стёпа будет стараться всё делать как можно лучше, только вот получаться на самом деле всё будет несколько иначе.

Стёпа думал, что вот если хорошо выполнять свою работу, то карьера тебе будет обеспечена, однако важность человеческого фактора он не учитывал, так как у него были проблемы с коммуникабельностью. Стёпа понимал, что это его огромный минус, и даже читал Дейла Карнеги и что-то там ещё в этом роде. Получив теоретическое представление о коммуникабельности, Стёпа решил пару раз попробовать себя в роли льстеца, но всё получилось столь коряво, что он решил, будь как будет, но это не его. Он не раз наблюдал как другие естественно и с лёгкостью решают свои вопросы и для себя он понял, что быть льстецом дано не каждому и с этой способностью нужно, наверное, родиться.

Использованию человеческого фактора не учат, но очень важно иметь о нём представление. У каждого в жизни свои ситуации, свои ошибки, свои последствия. Возможно, нужно, чтобы через время, вспоминая неприятные моменты, каждый мог бы понять, что же произошло на самом деле и почему. Кто тогда был не прав, и как можно было бы выйти из той или иной ситуации без потерь. Нет, конечное, такая же ситуация не повторится, но чем больше ситуаций удастся критически переосмыслить, тем больше вероятность того, что хоть какие-то элементарные навыки привьются…

Первого сентября Стёпа приступил к работе и учёбе. В институте не было ничего особенно интересного, а вот на работе всё было в новинку, и люди и взаимоотношения.

Коллектив в отделе, где Стёпа начал работать состоял из одиннадцати человек, включая и самого Стёпу. Кроме Стёпы здесь были еще двое ребят — аспиранты профессора, с которыми Стёпа и делил один кабинет. Здесь работали две женщины бальзаковского возраста, но выглядевших очень жизнерадостными. Остальные мужчины были предпенсионного возраста. Здесь в шутку говорили, что в институте образовался значительный разрыв поколений. Женщины порой говорили с грустинкой, что нет мужчин среднего возраста.

Стёпа пришел осваивать профессию инженера, поэтому с головой ушёл в работу. Вскоре ему удалось показать себя во всей красе. Замом профессора был Васильевич, он, кстати, был одним из самых взрослых в отделе. Самым взрослым был завхоз. Завхоз был человек без образования и был он большой чудак, но также он был и мастером на все руки. Его все любили и относились к нему с подчеркнутым уважением. Он всегда носил пиджак и галстук, а подпись у него была — это просто каллиграфическое произведение искусства.

Так вот, вскоре Васильевич сказал Стёпе, что им двоим предстоит командировка. В селе соседней области есть заброшенный Дворец культуры и они поедут туда, и осмотрят его. Так как никаких чертежей нет, то по результатам поездки Стёпа должен будет составить все необходимые чертежи: фасады, планы, разрезы, фундаменты, конструкции крыши и так далее. На всё про всё, у них для сбора информации будет три дня.

Каким-то чудом Стёпе удалось всё воплотить на бумагу. Стёпа сам был удивлен. Там на месте большую часть времени Стёпа провел сам, так как Васильевич поехал к своему другу и Стёпа на свой страх и риск всё измерял и зарисовывал, как мог. На объекте он работал до заката солнца, благо, что была середина сентября и стояла отличная тёплая погода.

Когда Стёпа представил результаты своей работы, то симпатия и расположение Васильевича ему были обеспечены на несколько лет и это в будущем сыграет свою роль. Профессор же своих эмоций никогда не выказывал и считал, что хвалить — это только вредить, а эту работу он даже не считал серьезной. Он был человеком науки, и только на этом поприще можно было вызвать у него уважение. Васильевич же всем своим видом показывал, что он доволен работой Степы.

Время тогда было сложное и зарплату не платили. Задержка по выплате зарплаты составляла больше года. Стёпа отработает здесь год и так ни одной зарплаты и не получит. Чтобы как-то выживать руководители отделов создавали собственные фирмочки и находили любые заказы, чтобы за них платили. Благодаря этим работам и удавалось иногда получать хоть какую-то копейку. Аспиранты занимались своими диссертациями, а профессор старался для этого найти хоть какие-то средства и возможности. Когда аспирантам нужна была физическая помощь, весь отдел дружно принимал в этом участие.

Стёпе нравилась его работа, но экономическое состояние института желало лучшего. Задолженность по зарплате росла от месяца к месяцу, и это угнетало молодого инженера. Казалось, у Стёпы есть всё, что он хотел: образование и любимая работа, но не хватало пустячка — материального обеспечения.

Кто бы мог подумать, что можно работать, но денег не получать и сколько это вообще может продлиться? Не успокаивало даже то, что Васильевич выделял Стёпу среди более опытных аспирантов, которым это очень не нравилось. Когда появилась относительно большая работа по фирме, то Васильевич настоял, чтобы её выполнял Стёпа, хотя у профессора на этот счет было свое мнение. Стёпе конечное ситуация была не совсем понятной, так как он один должен был заниматься этой работой месяцев пять — шесть. Почему бы не подключить несколько человек и не разделить её между всеми? Возможно, именно так и хотел поступить Славянский, но Васильевич, видя Стёпино рвение в работе, возможно решил иначе. Зачем платить нескольким сотрудникам, тем более тем, кто знает реальную цену работе, если можно эту работать отдать студенту, который спать не будет, но работу всё равно сделает, но это для Степы тогда так и осталось загадкой, а отношение к нему других сотрудником должно было стать не совсем доброжелательным. Стёпа просто работал и ничего этого не замечал.

Весь этот год Стёпа разрывался между учёбой и работой. Он не понаслышке узнал, что такое ненормируемый рабочий день. В итоге магистратура с бессонными ночами была позади. В сентябре предстоял экзамен в аспирантуру, но он был символичным, так как его принимали научные руководители магистрантов и была договоренность кто из магистрантов проходит в аспирантуру. Стёпа проходил, так как по своей кафедре он шёл один, а за кафедрой было зарезервировано одно место. Кандидатский минимум и перевод нескончаемых тысяч по английскому языку, были в прошлом. Казалось бы всё ничего, но желание зарабатывать хоть сколько-то нормальную зарплату и отсутствие веры в то, что он сможет выполнить экспериментальную часть выбранной научной диссертации сделали своё дело. Стёпа решил увольняться после летнего отпуска.

Очень сложно было озвучить свое решение профессору. Он к этому морально готовился пару месяцев и даже записывал, то, что следовало бы сказать. В конце концов, всё было озвучено, Степа сказал, что не хотел бы подводить профессора и кафедру и поэтому придёт на вступительный экзамен и благополучно его не сдаст. На том и порешили. Профессор, как всегда, остался внешне совершенно непоколебимым и даже не напомнил, что Стёпа давал обещание пройти этот путь. Да, как ни прискорбно, но Стёпа своё обещание не смог сдержать, так как отсутствие выплаты зарплаты не упоминалось.

Стёпа уволился. Он работал то там, то там, иногда заезжал в проектный институт с надеждой получить не выплаченную за год зарплату. С момента увольнения прошло более полу года. Стёпа жил и работал в своем родном небольшом городке и однажды получил письмо от аспиранта. В письме говорилось, что Васильевич просит Стёпу позвонить. Мобильники тогда только начинали входить в широкий обиход, и это было дорогое удовольствие. Стёпа позвонил. Васильевич предлагал Стёпе вернуться. В руководство института вошел Славянский и он обещал навести порядок. В общем, должны были появиться деньги на зарплату, да и работа за которую будут нормально платить. Васильевич сказал, что профессор не принимает назад тех, кто однажды ушёл от него, но Васильевич постарается всё уладить, к тому же он поможет найти общежитие и институт будет оплачивать половину стоимости проживания.

Стёпа взвесил все за и против и решил вернуться, его тронула подобная забота Васильевича, да и работать там, что не говори, ему доставляло моральное удовлетворение.

4

Забегая чуточку вперед, нужно отметить некоторые вещи, о которых будет дальнейший рассказ. Необходимо всегда помнить и понимать, что все люди разные, и они постоянно балансируют на тросе своих чувств и эмоций. Кто-то больше зависит от них, а кто-то меньше. Если человек как-то сказал в ваш адрес нечто обидное, то не обязательно, что он это сделал обдуманно. Возможно, просто порыв ветра качнул его настроение в том направлении и не стоит по этому поводу из мухи раздувать слона.

Всё вокруг сбалансировано, поэтому можно предположить, что если кто-то вызывает в вас чувство симпатии, то будьте готовы, что узнав этого человека лучше — другая его грань будет вызывать у вас противоположные чувства. Как говорит один успешный господин — не работе нет друзей, есть сослуживцы. Другой известный товарищ повторял, что нужно уметь работать с теми, кто есть

Любой рабочий коллектив нужно принимать такой, какой он есть. Нужно помнить, что люди здесь работали до вас, и будут с таким же успехом работать и после вас. Выносить своё осуждение о ком-то, особенно в адрес руководства, за то или иное событие или принимать активное обсуждение с сослуживцами по этому поводу не стоит. Нужно помнить, что одно неосторожное слово может вам очень сильно навредить, так как у руководителя мгновенно возникнет антипатия к вам. Руководитель, как правило, в курсе подобных разговоров даже не особо этого желая, так как любой коллектив стремится к совершенству. Совершенство подразумевает иерархию коллектива, где определенные ниши занимают люди с соответствующими качествами и этого изменить нельзя. Это как отдельный человек обладает определенными индивидуальными качествами, но в целом люди из одной социально-временной ячейки очень схожи. Так и человеческие коллективы в одной точке пространственно-временного измерения имеют незначительные отличия, но в целом они очень схожи по своей иерархии и индивидуальным качествам людей на аналогичных иерархических ступеньках.

Всегда есть люди ищущие расположения руководства по тем или иным причинам, поэтому старая поговорка «Молчание — золото», как была актуальной, так и останется таковой навсегда.

Все выше сказанное это незримая система. Если вы не найдёте своего места в этой системе и будете ее активно критиковать, то система вас заметит и не особенно будет к вам после этого расположена, даже если вы семи пядей во лбу. Перед не писаными правилами систем трудовых коллективов равны все независимо от ранга и возраста. Это не зависит от отдельного человека, здесь работает некий коллективный разум и стоит любому представителю совершить нечто, что коллективным разумом или если хотите эгрегором небольшого ранга, будет расценено как угроза в свой адрес, как сразу же после этого начинается процесс отторжения этого субъекта из коллектива.

Это нечто метафизическое и подобное осознание появляется после наблюдения за жизнью коллектива изнутри довольно продолжительное время в разных ситуациях, и как минимум в десяти разных коллективах. Стёпе довелось лицезреть, как теряют свои должности и директора и незаменимые специалисты, положение которых казалось незыблемым и происходило в ущерб выполняемой работе, но этот процесс был необратимым. О рядовых сотрудниках здесь и говорить нечего. Простого сотрудника уволить ничего не стоит, но неугодному могут просто создать невыносимую обстановку, чтобы сам собрал свои вещи и ушел.

Грань между фаворитом коллектива и тем, от кого эгрегор данного коллектива решает избавиться очень тонкая. Ещё вчера ты был на коне и проработал здесь десятилетия, а завтра вдруг тебя рассчитали и даже не пустили за проходную. Это говорит лишь о том, что практически никто не понимает как всё устроено. Основная масса сотрудников интуитивно чувствует как следует выживать в трудовом коллективе, они вроде и ничего не делают, но их терпят и к ним нет никаких претензий. Однако, в любом коллективе есть такие сотрудники, которых постоянно перегружают работой более чем, да ещё погоняют и вычитывают за медлительность, хотя на самом деле эту работу больше никто и сделать бы здесь не смог. Такому специалисту в любом случае не удаётся прижиться в коллективе, как бы он не старался трудолюбиво выполнять свою работу, ни на что особенное ему здесь рассчитывать не приходится.

Как в первом случае, когда фаворит коллектива бывает внезапно уволен, так и во втором случае, когда старательный специалист работает на износ, но не получает за свою работу ожидаемого вознаграждения, происходящее можно объяснить некоей рассинхронизацией. В первом случае фаворит задумывает нечто такое, что может нарушить установившийся порядок в коллективе и эгрегор начинает его атаковать несмотря ни на какие заслуги. На самом деле никаких заслуг и нет. Правда, если за фаворитом стоит более мощный эгрегор, то он поглощает более слабого.

Человека же, который никак не может вписаться в трудовой коллектив, может характеризовать сильный индивидуальный характер и эгрегор должен его либо сломить и подчинить воле большинства, либо выжать из него всё что можно, а потом избавиться. В общем, кого возвысить, а от кого избавиться решает расчётливый и безжалостный коллективный разум…

5

Вернувшись назад, в проектный институт Стёпа погрузился с головой в работу. Специфика работы отдела, в котором работал Степа, в основном состояла из обследования жилых, общественных и промышленных зданий и составления Научно-технических отчетов. Как правило, подобную работу заказывали, когда возникали серьезные проблемы или подозрения на них.

В отделе составляли рабочие бригады с назначением ответственного специалиста в каждой бригаде. Приступая к работе, исполнители старались найти во всевозможных архивах чертежи на здание и уже после этого выезжали на объект, где проводили обязательный визуальный осмотр всех конструкций здания, выявляли повреждения, проводили опрос персонала или жильцов и уже потом начиналась рутинная кабинетная работа. Иногда приходилось выезжать в командировку в другой город или область. Командировки особенно врезались в память, так как двух одинаковых не было, и они по своему вырывали тебя из рутины повседневности.

После сбора всей информации, определяли необходимость вскрытия фундаментов для их осмотра и замеров, отбирали пробы грунта непосредственно из основания фундамента, иногда проводили испытания прочности кирпичной кладки или бетона. Главной задачей ответственного специалиста было определение степени повреждения, причин повреждений и разработки необходимых мер по усилению здания.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 314