электронная
126
печатная A5
327
18+
Синдром Золушки, или Душа Алкаша

Бесплатный фрагмент - Синдром Золушки, или Душа Алкаша

Голубое перо Жар-птицы. Часть 1

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6989-6
электронная
от 126
печатная A5
от 327

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

День 1

1

— У вас у всех, мать твою, синдром Золушки! Хотите выбраться из грязи в Князи! Только забываете, что Золушка батрачила день и ночь, а вы хотите оправдать свою лень Божественным промыслом. Оправдать свою несостоятельность — судьбой, а слабую волю родителей — кармой! Вас всех учат сходить с ума! Медленно, но верно, учат быть блаженными и принимать этот дерьмовый мир с глупой улыбкой на лице. Это из вас делают зомби и вами очень легко управлять — для вас «нассы в глаза, всё Божья роса»!

— Знаешь, а ты прав. Есть только одно НО. Лично мне в этой философии жизни по душе брать ответственность за себя. Я осознаю, что улыбаюсь Вам глупой улыбкой. Я понимаю, что за простым закатом Солнца есть гораздо большее, чем мы привыкли видеть, а за Вашими словами стоит страх перемен. Вы думаете, что мне не страшно? Думаете, что это я «не ведаю, что творю»? Как раз наоборот — я понимаю, что учусь жить иначе, чем мы все живём. Вы можете крутить пальцем у виска сколько угодно, но именно осознание этого дерьмового мира двигает меня на поиски выхода из тупика всеобщей лжи! Положи руку на сердце и ответь: тебя действительно устраивает твоя жизнь или просто страшно жить иначе?

— Да ни хрена мне не страшно, Сергей! Я другой жизни не знаю. Так прожили много веков, уже всё предсказуемо. Только глупцы не видят в этом закономерности. И меня действительно устраивает моя жизнь!

— Замечательно! Тогда у меня нет повода объяснять тебе мои наработки.

— Да пошёл ты со своими мечтами, знаешь куда? И твои фантазии начинающего шизофреника, меня не интересуют. Ты уволен!

— Ну и чёрт с тобой! Где наша не пропадала!

Сергей хлопнул дверью и с тяжёлым сердцем отправился в пивную. Он всегда знал: если хочешь сделать что-либо — сделай это сам. Никто кроме тебя не сможет сделать работу так, как надо именно тебе. Учить кого-то, объяснять то, что желаешь получить в результате — дело хлопотное и безуспешное. Проще, от начала и до конца, выполнить именно самому. Он очень радел за качество работы, отсюда и шло это нежелание обращаться за помощью, и бессмысленность иметь напарника. Но именно благодаря этой самой качественной работе, его ценили, как сотрудника. Могли даже некоторое время терпеть его принципиальность и никому не нужную прямолинейность. В большинстве случаев, Сергей оказывался прав, в той или иной ситуации, но с начальниками так разговаривать было нельзя, поэтому уже не в первый раз он вылетал с работы. Так и сегодня, принимая небольшой заказ на сварку трубопровода в одном частном доме, он поделился с начальником строительной компании своими планами, на совершенно, казалось бы бредовые, но достаточно экономные для людей системы канализации и водопровода. Никому не выгодно делать хорошие вещи, да ещё и позволяющие простому человеку экономить на обслуживании. Когда речь заходит о благополучии народа, тогда Сергей не может удержаться от того, чтобы не завести разговор о возможности улучшить качество жизни. Читая разную литературу, вникая в разработки учёных, которые дают реальные результаты, как в технических сферах, так и в сферах, по работе с энергией, с энергией мысли в том числе, Сергей заинтересовался философией. Здесь ему всё чаще стала попадаться на глаза деятельность различных людей и даже групп, связанная с личной энергетикой человека. Казалось бы, обычная фраза: «Необходимо научиться принимать мир таким, какой он есть. Но делать всё от тебя зависящее, для того, чтобы благожелательно влиять на перемены в стране и мире» — вывела начальника из себя. Опять он остался без работы. С чистой совестью и лёгкой тревогой перед реакцией любимой женщины. «Она поймёт! Она обязательно меня поймёт…»


Сон:

Однажды ночью я решила прожить жизнь.

Жизнь всегда привлекала меня своей непредсказуемостью и энергией. И вот я пришла в этот мир с детской наивностью и чистотой; с верой, что пройду этот путь; с надеждой на интересную игру; с любовью в сердце — как и все другие Души.

Самое удивительное и беззаботное время — это время, когда живёшь в детском сердце. Все фантазии и переживания легкодоступны, глаза широко распахнуты, и я вижу через них весь мир, всю вселенную и тепло других сердец. Какое это счастье — исследовать мир маленькими ручонками и глазеть на всё без тени смущения и безстыдства. Каждый прожитый день похож на отдельно взятую жизнь — в нём так много эмоций, чувств, дел, переживаний, свершений и открытий. Каждый раз, когда день подходил к концу, я устало улыбалась всем только от осознания того, что завтрашний день принесёт ещё одну жизнь — её можно прожить с увлечением, старанием и восторгом… И никакие ограничения взрослых не помешают мне остаться с этим миром один на один, потому что мама или папа всё равно будут держать меня за руку, поэтому можно не бояться…

Однажды, когда моему телу было уже лет пять, я играла в любимые игрушки и невольно слушала разговор взрослых. Взрослые… Они редко обращают внимание на своих детей, играющих у их ног, даже если ведут свои взрослые разговоры. Невольно приходится слышать и впитывать то, что они обсуждают… Как приятно, если они говорят о Любви! А ещё интереснее, если они говорят о ВЗРОСЛОЙ любви! Я чувствую, что любовь очень разнообразна и то, что я о ней знаю — это лишь маленький кусочек. Всегда так интересно узнавать любовь с той стороны, которая мне ещё неведома.

…Я слушала разговор взрослых. Они решали свои проблемы и никак не могли прийти к общему мнению, как же им лучше поступить. В развивающемся разуме ребёнка, в котором я жила, был уже достаточный словарный запас, чтобы ясно выразить своё мнение. Воспользовавшись паузой в разговоре, я тихонько подошла к маме с растрёпанной белокурой головой и тихо, опустив глаза, сказала:

— — Мам, а вы сделайте так…

И объяснила ей вариант, который казался мне наиболее разумным. Но мама, почему-то, не оценила моего порыва помочь и ответила:

— — Ты ничего в этом не понимаешь, поэтому не лезь не в своё дело. И вообще не слушай разговоры взрослых!

Это было сказано без злости, без лишних эмоций, но именно тогда закралась в детское сердце первая обида. Обида на несправедливость этого мира — Меня не воспринимают в серьёз!!!

Прошло несколько дней, и я увидела: взрослые поступили так, как я говорила, но, сколько у них ушло на это матерных слов и бурных эмоций! В детский разум пришла первая осознанная мысль: «Действительно, зачем слушать разговоры взрослых, если они так долго и утомительно приходят к элементарным выводам…»

С тех пор мне было уже неинтересно проводить время с взрослыми и тем более слушать их громкие речи. Я всё делала так, как они того хотели — была послушным ребёнком, но мир взрослых для меня тогда закрылся надолго.

Я решила исследовать мир вокруг…

Сначала это были увлекательные походы в неизведанные края, за пределы той дороги, куда родители мне ходить запрещали. Какие это были удивительные путешествия! Сколько в них было новых эмоций и открытий!

Потом, когда моё родное тело стало ходить в школу и обучать свой разум всяким ПриМудростям (всегда, кстати, удивлялась, зачем нужны ПриМудрости, если вся мудрость внутри тебя?), походы стали более отдалённые и продолжительные. Я познавала мудрость общения в водных походах; я училась мудрости внимания на бурных порогах и перекатах; я узнала мудрость тоски по родным людям и местам.

Это был мой мир, где взрослым отводилось далеко не первое место…

2

— Мама, ну почему все мужики такие сволочи? Им от даёшь себя без остатка, а они, козлы, ножищи об тебя вытрут и идут дальше! Как дальше жить, мама? Как верить им? Всё, развожусь! Сына он больше не увидит, потому что вырастит из него такое же чудовище!

— Родная, сначала успокойся.

— Да как тут можно быть спокойной?

— Всё в твоих руках, особенно твои эмоции.

— Хорошо. Я — спокойна!.. Да спокойна, я! Блин!!!

— Конечно, конечно…

— Тебе легко говорить, тебе с папой повезло! Он не такой, как все остальные идиоты.

— Везение тут не причём, Полина. Что случилось?

— Мало того, что Сержа опять уволили из-за своей несдержанности, так я ещё наткнулась в «Одноклассниках» на его переписку с бывшей любовью. Мама, ты не представляешь, о чём они там пишут! Вспоминают свои былые чувства и ясно говорят друг другу о том, что между ними ещё что-то осталось!

— А как ты «наткнулась» на его переписку?

— Ну… нечаянно… Решила полюбопытствовать.

— Хм, ясно.

— Что тебе ясно?!

— Мне ясно одно — ты больший ребёнок в своём разуме, чем я думала. А ты разговаривала с самим Сергеем?

— Да я и разговаривать с ним не хочу после такого!

— После чего «такого»? Сама залезла в его переписку, нашла там именно то, что хотела найти, а теперь и нос воротишь от своих же желаний?

— Ничего себе мои желания! Я похожа на дуру что ли, такое желать. Ни одна женщина, дорожащая семьёй, не станет желать такого. Ты опять несёшь бред какой-то.

— А разве не за моим бредом ты прибежала ко мне вся в слезах? А с твоим отцом — это отдельная история. Ты просто не знаешь, каким он был раньше.

— А каким он был? Ты что-то от меня скрывала?

— Нет, просто не время было тебе это услышать. Но ты изменилась, и я могу уже рассказать так, чтобы ты поняла меня.

— Мам, вы все меня уже достали! Многие мне говорят, что я изменилась, но я для этого ничего не делала!

— Когда-нибудь ты поймёшь, сколько времени потеряла, ничего не делая. А Серёжа у тебя молодец. Чем-то он похож на папу. Когда мы познакомились, твой отец был романтиком с холодным рассудком. Это одновременно и прекрасно, и ужасно. Одно дело, когда человек молод и романтика — это его первая натура. Другое дело, когда мужчина уже имеет опыт, но романтизм отошёл на второй план. Тогда он всё пропускает через холодную голову и только потом позволяет себе безрассудные поступки.

— Что-то белиберда какая-то, получается.

— Жизнь вообще состоит из противоречий, такой же противоречивой была и наша жизнь. Когда я хотела тепла, он обдавал меня холодом, а когда я принимала твёрдые решения, которые мне давались и так с трудом — он растапливал моё сердце жаром своей любви. Все мои решения летели к чертям собачим. Это сегодня он спокойный, умудрённый опытом муж.

— Ты хочешь сказать, что он не был раньше таким мужественным и рассудительным? От одного его порицательного взгляда пропадает всякое желание делать то, что задумала. Он никогда не повышал на меня голос — хватало одного взгляда.

— Мужественным он был всегда, а вот спокойным — нет. Было время, когда он раздражался по малейшему поводу и орал на всех, кто был рядом. Без разбора, иной раз, без особых причин.

— Как же тогда произошла с ним такая метаморфоза? Ты его перевоспитала, что ли?

— Скорее всего, я перевоспитала себя, а он остался со мной. Есть такое мнение, что когда человек влюбляется, он влюбляется именно в определённый образ. Но со временем этот образ меняется. Вот тогда и встаёт вопрос о том, хочешь ли дальше жить с этим человеком или нет. Я была непослушной женой, поэтому меняла в себе не то, чем он был недоволен, а меняла то, что сама считала нужным. Именно по этому поводу и были чаще всего скандалы. В результате отец остался довольный моими переменами. Опять парадокс — как и многое в этой жизни, состоящей из сплошных противоречий. Тот путь, который предлагал мне он — совершенно для меня не подходил. Я искала свою дорогу и нашла. В этом и кроется секрет этого парадокса. Мы всегда чётко видим, что необходимо изменить в другом человеке, но с трудом отыскиваем эти изменения в себе. Я смотрелась в твоего отца, как в зеркало. Если он кричал мне, что я должна быть порасторопней и быстрее реагировать на его вопросы, просьбы, то я видела: внешне он ведёт себя именно так. Быстрая реакция на раздражитель, моментальный ор, скандал и только потом осмысление того, что сделал. А вот внутреннее его состояние было именно медлительным и неспешным. Это видно было по его делам — если он за что-то брался, то никогда не делал это быстро. Сначала долго настраивался, потом тщательно продумывал ход действия и уж потом, медленно воплощал задумку в жизнь с кучей дополнительных мелочей, которые, казалось бы, только тормозят ход событий. Но результат оказывался всегда точным, продуманным до мелочей и красивым. Я же внешне была именно такой же медлительной, и, казалось бы, тормознутой. Но при этом любое внутреннее решение, обдуманное в долгих сомненьях, принималось быстро и решительно. Я моментально собиралась с мыслями и делала то, что считала необходимым. Решение уйти от мужа было частым моим спутником, и я обязательно воплотила бы его в жизнь, если бы судьба не поставила меня в жёсткие рамки.

— Это, какие же?

— Квартирный вопрос. Мы жили тогда в квартире моих родителей, жили вместе с твоей бабушкой. Получается, что выгнать его я не могу — душа и разум были в этом солидарны, а уйти самой, оставив его с твоими старшими братьями и моей мамой — было абсурдом. Так вот, я начала работать именно с этим быстрым и решительным отношением к проблемам внутри себя самой. Я понимала, что раз жизнь поставила меня в такие условия, то значит, мне надо обратить на это пристальное внимание и научиться спокойно реагировать и не решать свою судьбу сгоряча. Сознательно тормозя свои внутренние реакции, немного ускоряя внешние, я училась равновесию. Одновременно с этим происходили метаморфозы и с твоим отцом. Он внешне стал успокаиваться и уже не выдавал в мир своих прежних эмоций. Как он зачастую тогда говорил: «Я действительно стал по-другому относиться к жизни». Я верила. Его зеркало отражало меня. Моё внутреннее спокойствие и равновесие отражались в его поведении.

— Но ведь не каждый мужчина согласиться на такое терпение!

— Конечно. Но твой отец всегда отличался адекватным отношением к происходящему. Если что-то случалось, и он оказывался не прав, тогда он всегда честно признавал свою вину. Но ты можешь понять главное: мужчины сами по себе не становятся идиотами, козлами и сволочью. Это мы, женщины, рожаем мужчин, воспитываем, выходим за них замуж и перевоспитываем, разочаровываемся и бросаем. Самое большое, что мы можем сделать для своих мужей, сыновей и отцов — это просто искренне любить их. Сначала мать показывает двери в рай на земле своему сыну. Окутывает его любовью. Питает его любовью. Только после этого мужчина готов сразиться с внешними монстрами и напитать уже своего сына теми образами, с которыми ему будет радостно жить. Когда многим поколениям мальчиков не хватает любви, они становятся злыми и раздражительными. Воюют и убивают. Они воюют из-за женщин, для женщин. А мы не понимаем, что всё, что им от нас надо — это любовь. Настоящая, искренняя, безусловная. Со своей строгостью и ровным теплом. Именно поэтому нет причин винить всех мужчин в этой жизни. Начни с себя, со своего сына. Когда это осознают многие женщины, тогда изменятся и мужчины.

— Ты хочешь мне сказать, что Никиту я должна воспитывать одна, питать его своей любовью и уже моя невестка будет с ним счастлива?

— Почему одна? Сын должен увидеть, КАК женщина может любить мужчину, а это возможно только вдвоём.

— Ты предлагаешь мне закрыть глаза на поступки этого, извиняюсь, «мужчины», отца моего сына и просто его любить?

— Да.

— А если я не могу его любить! Если он меня раздражает и вообще, он мне противен после всего этого!

— Тогда загляни себе в душу. Если это просто реакция на его поступок, сила эмоций, тогда ты можешь с этим справиться. Но если в душе действительно нет любви, тогда разводись. Никита это поймёт лучше. Дети тонко чувствуют честность. И понимают, несмотря на боль от развода.

— Как у тебя всё просто!

— Жизнь вообще проста. Можно научиться этому у неё. Только надо знать то, что действительно чувствуешь. Разберись в своих чувствах и всё встанет на свои места. Не усложняй свою жизнь. Можешь окончательно запутаться. Разум может бояться, но Душа выбирает направление движения, а Тело движется. Слушай себя и найдёшь свою дорогу. Тогда и разум станет тебе помощником. Ты обязательно спроси себя — любишь ты мужа за что-то конкретное или просто любишь. Тогда и разберёшься со своими скрытыми желаниями. И у меня всегда припасено немного бреда для размышлений, можешь обращаться.

— Хорошо, мам, я поняла. И убежала — у меня действительно назрел важный разговор с собой. Возможно с супругом. Пока. Я позвоню.

3

Арина пошла к себе в кабинет и как обычно присела у окна. Перед её взором открылось зелёное поле с вкраплениями синего, жёлтого и красного разноцветья. Через двести метров взгляд падал на синь великой реки, под водами которой продолжает жить своей тихой и угрюмой жизнью старая деревня. Иногда опытные рыбаки поговаривают между собой, что они время от времени слышат звон колоколов затопленной церкви. На другом берегу возвышаются горы. Каждый день солнце собирает свои лучи за этими горами. Вместе со светом уходит и тепло. Так и сегодня, солнце ещё дарит Арине свои последние лучики, но уже стало зябко и тоскливо. Вся её нынешняя жизнь сводится к общению с мужем, детьми и внуками. Поскольку все домочадцы заняты своей собственной жизнью, у неё много свободного времени, которое она проводит вот так же, сидя у своего любимого окна, предаваясь воспоминаниям. Позади обычная жизнь трудоголика, впереди обычная жизнь созерцателя. В пятьдесят лет она позволила себе воплотить свою детскую мечту — научилась писать картины и выражать в них своё душевное состояние. Когда-то в школе она неплохо рисовала. Ей всегда нравилось оформлять пионерские стенды и классные плакаты. Волшебство шрифтов и красок удивительным образом было подвластно Арине и она творила еженедельные шедевры. Всем безумно нравилось её искусство. Но если бы нашелся, хотя бы один человек, который сказал ей, что она может достичь в этом большего мастерства! Если бы хоть кто-то тогда намекнул ей разок, что она способна на большее, чем «Повестка дня» и «Еженедельный обзор»! Если бы хоть одна Душа вдохнула бы в неё веру в себя! Тогда у неё была бы совершенно другая жизнь… Нет, Арина не жалела о том, что не нашёлся такой человек в тот период её жизни, но она сожалела лишь о том, что людская зависть способна повлиять на судьбу человека и об этом мало кто догадывается. Нет ни белой зависти, ни чёрной — есть просто зависть. А людям удобно прятать за чёрное и белое свои эмоции и чувства. Более того, чёрная зависть честна, может, поэтому она действует быстрее и бумерангом возвращается быстрее. Белая так не умеет — ей надо пройти многими извилистыми дорогами, ей надо замаскироваться и притвориться, а на это уходит и время и силы, уходит жизнь….

Но как бы там ни было, Арина благодарна судьбе именно за такой путь.


«Какая прекрасная и вместе с тем ужасная картина открылась моему взору. Внезапно, но очень отчётливо я почувствовала себя. Что я с лёгкостью могу принять любой оттенок в этой картине. От иссиня-чёрного, до ослепительно белого. И от меня очень сильно зависит общая палитра, видимый результат. Я могу, как бельмо, выбрать белый цвет и красоваться светлым пятном на чёрном фоне, могу принять пустотный окрас, и кто-то воспримет меня как кляксу. Но Я ХОЧУ ГОРЕТЬ СВОИМ СОБСТВЕННЫМ СВЕТОМ, своим набором цветовой гаммы и гармонично влиться в окружающий мир. И если несколько моих жизней назад мне всё больше приходилось вбирать в себя тёмную гамму, оттого, что я поглощала и тщательно впитывала в себя весь мир до дна, то сегодня, сейчас, я могу раскрыться всеми своими оттенками и наконец-то излить именно тот цвет, какая я есть. Я хочу излучать Любовь и радость. Ибо свет всегда излучается, а тьма всегда поглощает. Как удивительно устроен этот мир: другая Душа показала мне новый цвет и я тут же нахожу его оттенок у себя! Богатство в многообразии».


Арина открыла глаза — за окном царила ночь. В комнате мягко горел ночник, плед сполз на пол, и уютное кресло покачивалось в своём собственном ритме. Скоро придет с работы любимый муж, надо разогреть ужин.

Она встала и спустилась на кухню. Как помочь дочери? Невозможно вложить в разум другого человека осознанность своих чувств. На помощь можно призвать эмоции, они верные друзья. Мысли, мысли, мысли… Арина вспомнила тот свой сон, с которого её жизнь перевернулась на триста шестьдесят градусов, поменяв вектор движения.


Моё неоформившееся, подростковое тело, с огромным удовольствием отправилось в водный поход. Это спокойная тренировочная речушка принесла мне удивительный опыт дарения. Дарения чувств, любви и общения. Такая это жизнь, ночью, когда ты что-то делать не умеешь или только учишься, тогда обязательно твои наставники, которые, несомненно, тебя любят, дают тумаков и осыпают наставлениями. А как иначе в кромешной тьме различить свои истинные чувства и потребности? СВОИ, а не чьи-то чужие? Чужие чувства и желания входят в нас безболезненно и мягко, они истинно прожиты другим человеком, поэтому воспринимаются легко и зачастую однородно. А вот свои собственные мысли, знания чувств собственных приходят мучительно долго и трудно. Мы так привыкли не доверять самим себе, что другим приходиться нас болезненно встряхивать. Так было и тогда, на реке Конель. Я училась общаться и жить. Мы с другими подростковыми телами, сделали что-то неподобающее и совсем неподходящее к ситуации. Учитель долго и нудно, по делу и без дела громко читал нам свои наставления и объяснял правила этой игры, под названием ЖИЗНЬ… Выслушав его бурный поток прожитого опыта, мы с огорчением ушли в лес. Стало очень обидно за то, что не поняли нашего порыва, нашего поступка. Нас было пятеро: четыре девочки и один мальчик. Что творилось в наших Душах, не передать словами, но очень хотелось сатисфакции. Тогда мы решились на ЭТО… Вернувшись в лагерь, как тени мы прошмыгнули в свои палатки, собрали из рюкзаков всё то, что могло пригодиться: верёвки, ленточки и банты, гуашевые мелки, помаду, карандаши, шляпу и что-то подобное. Оформив боевой раскрас, причёски и амуницию, вооружившись палками, мы громко заявились в лагерь. «Мы, лесные феи, привели с собой царя леса и его дочь! Как посмели вы нарушить покой нашего леса, как дерзнули вы взволновать своей агрессией Души наших подданных и наши Души в том числе??!!! Собирайтесь все на поляне, мы будем вершить свой суд по совести и Душе Нашего Мира!» И тут началось… Рьяных помощников нашего Учителя мы особенно выделили из толпы. Одного превратили в ручного пса царя леса, другого заставили на коленях молить о прощении. Раз Жизнь — это игра, мы тоже можем придумать свои правила, и мы их придумали. Получилась очень душевная месть, которая, на удивление, понравилась всем. Каждый говорил в этой игре то, что думал, то, что хотел сказать, но в обычных условиях это выглядело бы дерзостью. А в нашей игре всё выглядело естественно. Зато каждый получил возможность не таить в Душе обиду, а выплеснуть всё наружу. Игра обточила острые углы, смягчила краски, придала необходимые оттенки и подарила много смеха и удовольствия. Проведя в этом состоянии большую часть дня, все остались в восторге от такого исхода событий. Напряжение улетучилось, обида растаяла, наставления потеряли свою агрессию. И тогда я сделала для себя очень важный вывод: Моя Жизнь — это ИГРА С ЛЮБОВЬЮ В СЕРДЦЕ. Вокруг меня всегда ходят чужие люди с родными сердцами. В каждом сердце живёт любовь и она только и ждёт того момента, когда сможет окутать собой и самого человека и других, чтобы слиться в своём многообразии, своём уникальном проявлении и безмерности. Я узнала, что такое ЧУВСТВО ЗНАНИЯ.


Раздался звук открывающейся двери. Уже как лет двадцать они с мужем не запирают свой дом. Раньше запирали только если уходили надолго, а потом замок сломался и чинить его или менять не было необходимости. У них была нехитрая техника, но не более того. Они твёрдо убеждены, что их старенький двухэтажный дом надёжно хранит всё своё содержимое. Любовь и свет, который они подарили своему дому, делают его непривлекательным для людей с нечистой совестью. В их доме бывали и наркоманы и алкоголики, воры и жулики, но никогда ничего не пропало. Колокольчик на двери протяжно зазвенел — пришёл любимый мужчина.

— Не спишь?

Он нежно целует её в тёплые губы. Она же прильнув к нему всем телом, купается в родном запахе. Глубоко вдыхает привычный аромат мужского натруженного тела, смешанный с ароматом свежеспиленного дерева, и с довольной улыбкой заглядывает ему в глаза.

— Да подремала немного. Как отработал?

— Хорошо.

— Помоешь руки, присаживайся за стол. Буду тебя баловать.

Арина положила ему рагу, налила свежевыжатого сока, разрезала пышную шарлотку и принесла свежую газету. Сама села рядом с чашкой ароматного чая на травах. Пока он с аппетитом ел, она вспомнила ещё один свой сон.


Я решила проснуться. Находясь в полудрёме перед пробуждением, я уже вспоминала очертания любимого и знакомого мира. Того мира, где я действительно ЕСТЬ. Находясь между сном и явью, я открыла глаза, но ночь не позволила мне ничего увидеть. Я решила зажечь свечу и пока вставала, шла к будущему источнику света, я наткнулась на множество вещей, которые пришли со мной из сна и прожитой жизни. Можно было бы испугаться, наткнувшись на что-то острое и холодное, или вязкое и липкое, но я ЗНАЮ, что в мире МОИХ детей нет ничего страшного, а на поверку это окажется игрушками или жизненной необходимостью — забытой детьми проволокой или пролитым молоком. Глаза уже привыкают к темноте и начинают различать привычные предметы. Но самое главное, я уже чувствую скорый РАССВЕТ…

Ночью очень темно, можно легко поранить Душу даже о мягкий угол. Всё дело в страхе. Ночью этот страх спас не один миллион Душ, но сегодня можно и нужно научиться жить без страха, потому, что можно уже научиться различать то, что тебя окружает.

Но как быть с той маленькой девочкой, в разуме которой всё ещё живёт её первая мысль: «Действительно, зачем слушать разговоры взрослых, если они так долго и утомительно приходят к элементарным выводам…».

Вот она — Я — стою нагая в предрассветном мраке, слёзы текут из глаз — я уже легко различаю своё удивительное и родное тело — оно стало ВЗРОСЛЫМ…


— Тебе опять приснился один из твоих снов?

Нет, уже месяц, как мне не сняться такие сны, просто сегодня приходила Поля — у неё с Серёжей проблемы. Я, уверена, что они разрешаться, но ты же сам знаешь, как трудно проходить уроки жизни.

— Что случилось?

— Когда женщина боится измены, она обязательно её испытает.

— Серёга загулял?! Да ладно?

— Подробностей я не знаю. Она прочла его переписку с бывшей зазнобой.

— Он ей сам дал почитать свой любовный роман?

— Похоже, не успел. Жена обнаружила его «черновики».

— Как я полагаю, «совершенно случайно»?

— Ну «совершенно случайно»! Перед этим случайно включила компьютер, потом так же случайно зашла на его страничку, случайно открыла почту…

— Как ты можешь? У дочери трагедия, а ты шуточки шутишь!

— Вот такая я зараза…

— Риша, а если серьёзно, как такое могло случиться? Сергей умный, честный парень. Полинку любит.

— Чтобы это узнать, надо поговорить с самим Серёжей. А Полька никак не хочет этого разговора. Она делает свои собственные выводы и как обычно, накручивает сама себя.

— Я поговорю с ним.

— Думаю, что пока этого делать не надо. Дадим им шанс разобраться без нашей помощи. Пусть учатся вести диалог, а не играть сцену одного актёра. Что один, что другая, слышат только себя. Желают того, чтобы его партнёр изменился, но сами хотят остаться без изменений. А так бывает только после развода. Да и то внешне.

— В принципе, согласен.

— Может, пойдём спать?

— Пожалуй, да. Спасибо за ужин. Завтра, я надеюсь, будет трудный день.


Это был обычный трудовой день, наполненный думами и сомнениями, трудом и исканием. Убираясь в чужом доме, невольно наводишь порядок и в себе. Наша добрая сказка о Золушке говорит о счастливой судьбе бедной девушки, которой посчастливилось выйти замуж за богатого принца по любви. Но есть у неё и глубинный символический смысл — очищая чужие горшки, делая грязную работу для других, выгребая чужой мусор, она разгребала завалы ошибок и заблуждений своих предков. Делая всё это с любовью в сердце и радостью в душе, Золушка испытывала порой тяжёлую грусть от невозможности творить свою собственную судьбу… Но это Золушка. А я?…

— Господи! Ну как поверить в себя? Как поверить в то, что ты уникальна, и с какой стороны увидеть в себе эту самую уникальность? Всё как у многих: обычная посредственность, вечно ищущая что-то и во внешнем мире и во внутреннем! Ну и что с того, что есть любимый и любящий муж? Что с того, что двое прекрасных и любящих детей? Так живут многие!!! Работа — дом, дом — работа… Ты твердишь всем и всякому — поверите в себя и многое измениться. Как поверить в то, что я, наводящая порядок в этом доме, обычная горничная — уникальна? Тысячи Душ и тел занимаются тем же самым и что? Как мне поверить в себя?!!

Тут я отчётливо услышала голос Бога…

Странные вы люди… В МЕНЯ верите, а в СЕБЯ нет…

Стоп. Это ещё что? Всё, приехали… Голоса слышатся…

Да, да. А как ещё мне до тебя достучаться? В меня, которого никто никогда не видел, о котором все говорите — верите. Верите и говорите, кто с почтением, кто с ненавистью, которого никто не слышит, как бы я ни разговаривал с вами — в МЕНЯ вы верите. А в СВОЮ плоть и кровь, в СВОИ болезни и разочарования, в СВОИ радости и СВОЮ жизнь, в СВОИ решения и мысли — НЕ ВЕРИТЕ! Вот это действительно странно… Ради МЕНЯ вы ворочаете горы, разрываете пространство, бороздите небеса, а ради СЕБЯ у вас не хватает веры?

Хорошо, раз уж я тебя услышала, объясни мне, что я могу сделать, чтобы ушло это щемящее чувство никчёмности и бесцельно уходящего времени?

Делай то, что хочешь…

Как? Абсолютно всё, что хочу!

Абсолютно.

То-есть ты хочешь сказать, что я даже могу изменить любимому мужу, и это не будет прелюбодеянием?

Конечно, можешь, если действительно этого хочешь…

Ну да, ты хитёр… Ты же прекрасно знаешь, что я этого не хочу…

Тогда зачем этот глупый вопрос? Я-то знаю, а почему ты никак не услышишь свои желания, а только ищешь на чём бы поймать МЕНЯ или другого человека?

Не знаю… Наверное, потому, что мои желания выглядят полным бредом…

Ну да, то, что Земля круглая, когда-то тоже выглядело полным бредом… Уже звучало: «Мечта — это не уход от действительности, это средство, чтобы приблизиться к ней… Хорошенько подумай над этим…

Я подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на тело, в котором живу…


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 327