электронная
220
печатная A4
654
6+
Сила Живых Песков

Бесплатный фрагмент - Сила Живых Песков

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4498-9353-6
электронная
от 220
печатная A4
от 654

Вступление

Книга Сила Живых Песков является продолжением истории Тилли и Магия Сиэнэльморра. Наполненная удивительными событиями и харизматичными героями, она привносит в нашу жизнь еще больше красок и ощущений. Новая книга с первых страниц завораживает читателя и дает понимание того, что чудеса живут своей собственной жизнью и это не завиcит от наших верований. Весь окружающий мир пронизан магией и волшебными существами. Один мир проникает в другой. Кто может гарантировать вам, что завтра вас волею судеб не занесет в другой мир или на Марс? Авторы книги предлагают вам познакомиться с альтернативными мирами, в которых магия и чудеса являются обычным каждодневным событием.

Таинственный пленник

Череда маленьких домиков тянулась вдоль огромной лесополосы, которой не было видно ни конца, ни края. Облетев крестьянские избушки, полетав над облаками и сделав пару пикирующих падений, Дайара с Нурром заметили достаточно большое строение. Оно было спрятано в глубине лесной чащи. В отличии от домов лесных жителей, строение было выполнено из камня и снаружи больше напоминало тюрьму. Непонятно почему, но Дайаре показалось, что там, за дверью, ее ждет немало ответов на многие ее вопросы.

Нурр мягко сел на землю, оставив за собой глубокие борозды в рыхлой лесной почве. Дайара осторожно спустилась по перепончатому крылу дракона и спрыгнула на землю. Здание никто не охранял, и они решили зайти в него. Нурр уменьшился до размеров обычной кошки и, легко взлетев, уселся на плече хозяйки. Они стояли перед массивной дверью, думая о том, как ее открыть. Тяжелое кованое кольцо, служившее дверной ручкой, было украшено маленькими железными ангелочками. Девушка потянула за него, ожидая услышать скрип открывающейся двери, но дверь оказалась накрепко заперта и не желала поддаваться. Дайара повисла на кольце, уперевшись ногой в дверной косяк, и тянула его изо всех сил. Попытка оказалась неудачной. Тогда рыжеволосая начертила кольцом в воздухе сиреневые символы, которые так и остались висеть на двери. Другой рукой она коснулась своего амулета, сделанного ее отцом, и дверь бесшумно открылась.

— Никуда без магии… — Подытожила девушка.

Тихими крадущимися шагами они проникли внутрь. В непроглядной темноте помещения царила гробовая тишина. Дайара продолжала чертить перед собой символы, а затем прочитала заклинание сопровождения. Символы соединились в единый узор и засветились голубоватым светом, словно яркий фонарь. Свет начал медленно двигаться вперед, перемещаясь то влево, то вправо, в зависимости от поворота корпуса заклинателя. Сияние освещало все попадавшееся на пути, метра на три вокруг. Казалось, помещение было совершенно пустым. Здание в действительности оказалось тюрьмой. Множество помещений, отходящих от коридора, по которому сейчас шли Дайара с Нурром, отделяли толстые решетки. Все камеры были пусты, лишь в самом конце длинного коридора послышался странный шепот на незнакомом девушке языке. Инстинктивно она потрогала висевший на левом бедре, в кожаных ножнах небольшой, но весьма острый клинок. Чьи-то руки держались за прутья решетки. Дайара подошла ближе, осветив при этом лицо пленника. Им оказался белокожий, внешне весьма приятный юноша. Лицо его было спокойным и не выражало никакой агрессии. Ей показалось странным, что он оказался здесь. На нем была легкая одежда, состоящая из атласной шелковой рубахи с вышитыми на ней геральдическими львами и ладненько сидевшими в обтяжку штанами. На ногах была весьма дорогая обувь хорошей выделки.

— Паренек, похоже, если не королевских кровей, то уж точно не из бедной семьи… — Подумала Дайара.

— Что же делает здесь столь миловидное создание, в сей поздний час? — Спросил юноша, прильнув лицом к решетке и внимательно разглядывая вошедшую.

— Вышла подышать свежим воздухом перед сном. Чтоб крепче спалось! — Ответила Дайара. — Позвольте вас спросить о том же. Что вы здесь делаете? — Хитро улыбаясь, спросила в ответ рыжеволосая.

— Мне волею судеб не приходится выбирать. — Ответил ей незнакомец, а затем добавил. — Я пленник и игрушка королевы Нараффы.

Он повернулся спиной к решетке. Только теперь Дайара заметила за его спиной довольно крупные крылья с белым рисунком на черном фоне. Он демонстративно раскрыл их и, несколько раз сложив и раскрыв, подобно вееру, спросил:

— Ну как вам? Потомок великих королей, наследный принц и ночной мотылек, как единое целое. Как вам игра природы? — Спросил ее красавчик.

— Причем здесь природа? Похоже, королева Нараффа решила немного пошалить… — Подумала девушка.

Парень вызывал у нее сожаление, а игривое настроение толкало на совершение всяческих глупостей. Дайара попросила нового знакомого отойти от решетки, вытянула вперед амулет, а затем что-то прошептала. Энергичная волна прошла сквозь преграду. Пленник молча наблюдал за ней. Ночная лазутчица пальчиком коснулась металлических прутьев и те рассыпались, словно пепел от сгоревшей бумаги.

— Вы свободны и можете лететь на все четыре стороны. — Сказала она ему. — Но если у вас вдруг возникнет желание немножко попутешествовать, то я с удовольствием приглашу вас к себе на корабль. Для дружеских бесед и отдыха от серых казематов, в которых вы, видимо, провели немало времени, судя по бледности вашего лица. Тайно, конечно, мне бы не хотелось обрести врага в лице Нараффы! — Предложила Дайара.

— Я, признаться, польщен вашим предложением. — Разглядывая узорчатые букетики цветов на платье принцессы, смущенно сказал человек-бабочка. — Да и пользоваться этим мне еще не приходилось. — Продолжил он, а затем коснулся кромки крыла и его подбородок нервно вздрогнул. — Я не знаю, что теперь мне делать и как вообще показаться при дворе в таком виде. — Грустно подытожил он.


— А разве нельзя как-нибудь обратно? — Спросила девушка, разводя ладоши в стороны.

— Думаю, должно быть средство, наверняка у Нараффы найдется пара волшебных шариков. — Ответил ей принц.

— Значит это вопрос решаемый. Сейчас нужно убираться отсюда, пока нас не заметили. Не то есть вероятность превратиться во что-нибудь забавное или навсегда стать пленницей для развлечения местной знати. Идемте к выходу. — Приказала она и быстрыми шагами двинулась вдоль по коридору.

Спасенный поспешил за ней, иногда натыкаясь на стены. Видимо, от долгого нахождения в тесном замкнутом пространстве координация его движений была немного нарушена. Они вышли из дверей. Движением ладони Дайара растворила светящийся перед ней символ, и они погрузились в темноту. Едва глаза привыкли к сумраку, она закрыла дверь тюрьмы и спросила спасенного:

— Попробуете полететь?

Он в нерешительности пожал плечами, сделал попытку взмахнуть крыльями и взлететь. Его усилия оказались тщетными. Дайара, быстро взяв за руку пленника, вышла на открытое от деревьев пространство. Нурр спрыгнул с плеча девушки и мгновенно превратился в крупного дракона.

— Какая волшебная у вас птичка… Давно уже не видел таких! Говорят, драконов остались единицы. Они сейчас в такой редкости… — Лопотал парень, разглядывая крепкую чешуйчатую спину рептилии.

Дайара легонько подтолкнула нового знакомого к любезно разложенному крылу дракона. Тот, неловко балансируя слегка приоткрытыми крыльями, начал карабкаться наверх. Беглец уселся на широкую спину питомца своей спасительницы и только теперь смог расслабиться. Воздух свободы наполнил грудную клетку, да так, что голова слегка закружилась. Девушка буквально с разбегу запрыгнула на Нурра чуть позади своего нового знакомого. Уцепившись за роговые наросты ящера, она велела рептилии взлетать. Летя низко над деревьями, стараясь остаться незамеченными, они повернули в сторону стоящего на якоре корабля.

— Весьма — весьма внушительно! — Сказал человек-мотылек, глядя на огромный корабль, покрытый лунным светом и отбрасывающим страшные черные тени.

Нурр плавно сел на палубу, вытянув вперед сильные передние лапы. Ночные гости спустились вниз. Только тут Дайара поняла, что не знает имени незнакомца.

— Меня зовут Дайара. — Сказала она, поправляя подол своего платья.

— Меня Даймон. Я из рода Тигеров. — Важно представился очередной принц.

— Принцев развелось… — Подумала девушка и, повернувшись спиной к Даймону, уверенно зашагала по палубе в сторону лестницы ведущей к каютам.


Ее талия и глубокий вырез на спине красиво смотрелись при полной луне. Искусная вышивка блестела цветными пайетками и переливалась россыпью мелких бриллиантов. Сильные красивые бедра двигались, заставляя платье играть волшебными переливами. Чтобы не запнуться в темноте, она взялась рукой за небольшой шлейф платья, трепещущий на легком ветерке. От удивления молодой человек встал как вкопанный, продолжая наблюдать за миловидной девушкой, открывшей прелестные ножки в чудесных туфельках. Красотка обернулась, почувствовав скользящий по ней взгляд.

— Ну! Что встали? Идемте! Я провожу вас в вашу каюту, а затем покину вас, чтобы никто не смог заметить моего отсутствия. — Сказала девушка.

Оцепеневший от сказочных линий тела спасительницы и обнаженных двигающихся лопаток, от красивых линий плавно изогнутого позвоночника, переходящего в округлые бедра, обтянутые прозрачной тканью, Даймон стоял, совсем не желая двигаться. Темнота подземелий и слабый свет голубого пентакля не дали возможности заметить красоту его спасительницы и теперь парень в полной мере буквально наслаждался видом этой рыжеволосой богини. Дайара не стала дожидаться пока красавец придет в себя и, вернувшись, взяла принца за запястье руки и потащила за собой. Тот перебирал ногами, одетыми в черные шелковые с бархатом брюки, все равно то и дело пытаясь выяснить, что же прячется в глубоком вырезе платья девушки. Дайара, подойдя к лестнице, зажгла небольшую лампу, и они спустились вниз по лестнице. Держа фонарь на вытянутой руке, она подвела Даймона к каюте и толкнула дверь внутрь помещения.

Взору открылась весьма недурная картина. Это была довольно большая комната с выкрашенными белой краской стенами. Неизвестный умелый художник расположил на стенах военную баталию и кучку полуобнаженных взятых в плен девиц. Изображенная вокруг зелень, казалось, сейчас зашевелит листвой, а разноцветные птички, сидевшие на ветках, заполнят комнату. Нарисованные розовые кусты с тугими бутонами притягивали к себе руку зрителя. Даймон невольно протянул руку и коснулся распустившего лепестка цветка.

— Совсем как живые… — Восхищенно произнес молодой человек. — Дайте мне этого художника на некоторое время, я хорошо вам заплачу. Хотелось бы расписать себе одну из комнат замка. — С просьбой в глазах попросил принц-бабочка.

— Не думаю, что он согласится… — С сомнением в голосе ответила Дайара. — Это так. Баловство! Батюшка король от скуки в роспись ударился. — Добавила она.

— Король? Какая хорошая у него школа письма. — Поднял брови удивленный юноша.

— Здесь кровать, тут стол, в сундуке немного одежды. Выберите для себя что-нибудь. — Указывая на предметы в комнате, сказала молодая девушка и, произведя пассы руками, материализовала в воздухе большую баранью ногу, фрукты и кувшин молодого вина.

Плюхнув снедь на тарелки, расставленные на столе, она повесила лампу на крючок.

— Отдыхайте. Мы постараемся быть к обеду. — Сказала Дайара, вышла и направилась к Нурру, чтобы успеть вернуться до рассвета.

Даймон попытался сесть на предложенную ему кровать, но достаточно большие крылья мешали ему. Тогда он решил действовать по привычке, полученной в неволе. Взял в руки баранью ножку и, быстро скинув сапоги, пополз вверх по стене, ловко цепляясь еще парой рук, удачно спрятанных под рубашкой и сплошь покрытых острыми крючками. Повиснув на одной из стен, он принялся за баранью ногу и в два приема справился с ней. Поднявшись под самый потолок, держа кость в зубах, он выпустил паутину и приклеил ее к потолку. Спустившись вниз на выпущенной довольно крупной нити, Даймон положил кость на стол. Съев пару виноградин и персик, он поднялся снова вверх и начал вращаться вокруг себя, выпуская и наматывая вокруг тела перламутровую нить. Паутина быстро сформировала крепкий кокон, в котором он проделал отверстие для лица и наконец уснул. Лампа еще немного пошевелила рыжим лепестком пламени, после чего потухла. Каюта погрузилась в мягкую темноту.

Охотники за сновидениями

Дайара и Нурр в спешке мчались на большой скорости, разрезая прохладный утренний воздух. Нурр буквально закинул девушку в комнату и, уменьшившись в размерах, влетел вслед за ней, плюхнувшись на хозяйскую кровать. Раскинув лапы в стороны и положив голову на подушку, украшенную цветными кистями, ящер выставил напоказ шею, покрытую черными, хаотично расположенными пятнами на оранжевом фоне, и довольно замурчал. Дайаре было лень раздеваться, и она улеглась рядом со своим любимцем. Заметив баночку с эликсиром, стоящую рядом на чудесном маленьком столике, она дотянулась до нее и, окунув в нее палец, вытащила золотистый прозрачный гель. Размазав его по рукам, Дайара заметила, что тот довольно приятно пахнет. Пробурчав что-то ласково зверюшке перед сном, она почесала ему шейку и пузико, после чего мгновенно заснула. Тот в свою очередь обхватил руку Дайары всеми четырьмя лапами и принялся ее вылизывать, незаметно для себя пачкая морду в волшебном эликсире. Поласкав хозяйку, ящерица уткнулась Дайаре в подмышку, засунув туда свой влажный крупный нос, и, тихонько посвистывая, засопел.

Утро застало короля Зизиля весьма бурными аплодисментами. Громкие радостные возгласы королевы Нараффы извещали о том, что ночь прошла весьма успешно. Из сна король вытащил довольно крупного лесного кабанчика с большими клыками и красными глазами. Кабанчик в ярости сделал пару движений копытцами и застыл, открыв свою пасть и обнажив при этом ряд довольно острых зубов.

— Не плохой трофей. — Произнес король и, поставив ногу на еще теплое животное, продолжил. — Жаль, что нельзя его закинуть на кухонный вертел. Я б сейчас поел кабанятинки на углях!

Он причавкнул и, наклонившись, оттащил кабана за задние ноги в сторону.

— Надо сказать слугам, чтобы они унесли мой симпатичный экспонат в музей снов. — Рассуждал Зизиль.

Королева же, за время путешествия во сны, вытащила несколько позолоченных ваз, а также множество чудесных платьев и ювелирных украшений. Она была весьма мудрой женщиной и научилась управлять сновидениями. Каждую ночь Нараффа ложилась спать, чтобы вернуться с трофеями, которые не исчезнут. Королева поняла, что если предмет был из неживой материи, то он оставался в реальном мире навечно и не разрушался. В общем, ходила она туда, как на работу. Случалось, за ночь королева могла сходить туда-сюда несколько раз. К утру, у ее кровати, часто скапливалось множество антикварных вещей.

Шифару в эту ночь тоже повезло. Он вытащил из сна прекрасный арбалет, инкрустированный драгоценными камнями, а по ручке украшенного резьбой и чеканкой. Он босой сидел на подоконнике и рассматривал свое приобретение, когда в дверь постучали, и юный слуга внес дымящийся небольшой чайничек, чашку и маленькие пирожные на расписном подносе. Поблагодарив слугу, Шифар отложил в сторону оружие и принялся за завтрак. Кремовые пирожные сверху были украшены вишенкой и лесными ягодами. Держа в одной руке печенье, он ходил по комнате, разглядывая обстановку. Король заметил, что комната не имела единого стиля в интерьере, хотя и была заставлена редкими дорогими вещами. Еще раз подойдя к окну, он заметил подъехавшую ко входу карету и высаживающегося из нее Фахшура. Его волосы были еще сыры и лежали рассыпанные по плечам, делая рубашку влажной. Вид у того был весьма бодрый, а настроение приподнятое. Фахшур что-то насвистывал, расплываясь в улыбке. В руке он нес достаточно крупную раковину.

— Интересно было бы узнать о его ночном путешествии. Похоже, русалка занятно провела с ним ночь. — Думал Шифар, ведь вид у сыночка был весьма возбужденный. — Я не могу себе этого даже представить! Как это вообще возможно? Русалка с хвостом и великан… Хотя ходили слухи о любви русалок и моряков.

Погруженный в размышления о своем сыне, он слегка поежился от холода, ворвавшегося в приоткрытое окно из-за резко открытой двери. На пороге стоял Зизиль и его благоверная Нараффа. Они наперебой начали рассказывать о случившихся с ними за ночь приключениях, а затем потащили Шифара осматривать трофей с пятачком. Их нисколько не смутило, что король Сиэнэльморра стоял перед ними в одном исподнем. Королевская чета все равно продолжала весело жестикулировать, изображая свои подвиги. В ответ он лишь мотал головой, выражая неподдельное любопытство и обещая взглянуть на все приобретения. Так же шумно, как Зизиль с Нараффой вкатились в комнату, где провел ночь Шифар, точно так же они вышли обратно, направляясь в комнату детей, чтобы проконтролировать размер и безопасность новых игрушек. Шифар остался один, погруженный во внезапно пришедшую тишину. Лишь пение птиц нарушало спокойствие нового дня.

Дайару и Нурра утро встретило сильным грохотом. Открыв глаза, они увидели посреди комнаты огромную чугунную пушку и победоносно смотревшего на них Тилли. Тоша видимо сам был удивлен не меньше своим приобретением, но еще заспанный и взъерошенный решил поваляться минут пятнадцать — двадцать. Вся команда дружно бухнулась обратно в кровать. Нуррик прижался к теплому животу Дайары и продолжил свистеть своим носиком.

В гостях у Лакосты

Фахшур быстро поднимался по лестнице, крепко сжимая в руке подарок Лакосты.

— Я поставлю его к себе в спальню и буду вспоминать эту прекрасную ночь. — Думал он, внутренне улыбаясь самому себе.

Слуга, который привез его обратно, проводил Фахшура в свою отдельную спальню, выполненную в коралловых тонах. Ему так же принесли поднос с горячим травяным чаем и сладким перекусом. Юный Сэнэльморра, томно вздыхая, с небольшой грустью, вспоминал о прогулке под водой. Ему совсем не хотелось расставаться с Лакостой, и он был бы не прочь остаться у нее на недельку другую. Для себя Фахшур понял, что русалкой быть не так уж и плохо. Попивая чаек, он еще раз прокрутил воспоминания о подводном путешествии в водах Тоэрлонга.

Как только его тело опустилось в море, ноги словно сковало, и он был вынужден опуститься под воду с головой. Волшебным образом ноги преобразились и стали похожи на достаточно сильный хвост. Вода показалась ему достаточно теплой. Счастливое лицо Лакосты, обрамленное белоснежными волосами, оказалось рядом в какие-то доли секунды. Она проплыла над ним, касаясь его щекой и грудью. Словно прокатившись по спине Фахшура, Лакоста подплыла под него и, поравнявшись с лицом, нежно коснулась его губами. Он попытался обхватить девушку руками, но она выскользнула у него из рук словно селедка, оставив в его руках свой переливающийся хвост-плавник. Фахшур отпустил ее и тихонько повращался вокруг себя, как бы привыкая к новой стихии.

Вода, необыкновенно прозрачная, манила обследовать песчаное дно, усеянное подводными жителями. В большинстве своем, это были разноцветные морские звезды, и разной формы и окраски водоросли. Лакоста снова подплыла к Фахшуру и протянула свою миниатюрную ручку. Он взял ее ладонь в свою, и они поплыли все дальше от берега, углубляясь в прозрачные воды Тоэрлонга. Мимо проплывали огромные рыбины, а иногда попадались и стайки дельфинов.

Они плыли достаточно долго, пока не оказались рядом с огромной штуковиной, размером с самую большую башню в его замке. Штуковина имела вид двух сложенных вместе тарелок. Фахшур потрогал очень странное строение. Стенка предмета была очень гладкой и выполненной из достаточно прочного металла. По-видимому, она не подвергалась коррозии, потому что на ней совершенно не было следов ржавчины. Лакоста поманила Фахшура к себе рукой и нажала на стенку металлической конструкции. Вокруг сложенных тарелок, по всему периметру, заиграли маленькие желтые огоньки, распугав мелких подводных жителей. В одной из стенок штуковины плавно открылась темная ниша. Лакоста просунула в нее голову и, продолжая манить рукой Фахшура, скрылась в темноте. Немного поколебавшись, принц последовал за ней. Проплыв в нише буквально пару метров, он потерял из виду переливающийся хвост Лакосты. Впереди он увидел большое пятно света и границу воды перед ним.

Высунув из воды голову, Фахшур оглядел огромное пространство комнаты, в которой оказался. Она так же была освещена маленькими огоньками. Взявшись за края колодца, принц подтянулся на крепких руках и уселся на площадку, оставив хвост в воде. Сзади послышалось какое-то цоканье. Оглянувшись, он увидел Лакосту приближающуюся к нему. Хвоста он у нее не обнаружил, а вот пара прекрасных стройных ножек, вдохновляющих на подвиги, теперь имелись. Это его сильно удивило и порадовало. Она была одета в обтягивающую одежду, состоящую из серебристой кофточки, довольно удачно подчеркивающей ее грудь, и довольно узких коротких штанишек. На ножках была какая-то странная конструкция, издалека напоминавшая короткие сапожки со шнурками. Волосы ее были накрыты каким-то прозрачным мешочком. Лакоста принесла Фахшуру одежду. В его удивленно приоткрытый рот она сунула какую-то сладкую конфету. Рыбий хвост словно растаял, оставляя вместо себя крепкие мужские ноги. У Лакосты было приподнятое настроение, протянув одежду своему гостю, она жестом велела ему одеться. Полотенце ему, конечно, никто не предложил, и он натянул одежду на сырое тело, прежде сильно отжав от воды свои волосы. Одежда состояла из кофты стального цвета и таких же брюк. Короткие сапоги были со странной подошвой из материала ему неизвестного. Девушка сняла со своей головы мешочек и одела ему на голову. Ее густая шевелюра, еще пару минут назад побывавшая в воде, стала совершенно сухой. Тепло окутало голову Фахшура, и он зажмурился.

— Как хорошо… — Произнес мужчина и открыл один глаз.

Лакоста же те временем любовалась его крепким торсом. Встретившись взглядами, они широко друг другу улыбнулись. Девушка, взяв Фахшура за запястье, повела его за собой. Русалка провела его вдоль коридора и завела в большую комнату, которую назвала каютой капитана. Здесь было огромное стеклянное окно, за которым жил своей жизнью Великий Тоэрлонг. Стайки рыбешек, казалось, разглядывали их снаружи, тыкаясь носом в невидимое препятствие. В каюте, кроме большого стеклянного экрана, находились мягкие кожаные кресла белого цвета, установленные в лежачем положении. Здесь же был большой стол, с какими-то штучками, которые Лакоста назвала панелью управления. Девушка сняла с головы Фахшура мешок для сушки волос и расправила по плечам его шевелюру. Мужчина был красив как Бог. Он сел в одно из кресел и расслабился, глядя на миловидную красотку с аккуратными тонкими чертами лица.

— Это твой дом? — Спросил Фахшур девушку.

— На данный момент это мое временное убежище. — Ответила она. — А мой дом находится достаточно далеко отсюда. — Лакоста подняла палец вверх и, немного помолчав, добавила. — Мой дом находится в созвездии Ориона.

— Орион — это небесное светило? — Спросил Фахшур.

— Несколько светил. — Уточнила инопланетянка.

— И ты упала оттуда сюда вниз? Бум! На этой штуковине? — Показал рукой кривую траекторию полета удивленный Фахшур.

— Да. Эта, как ты ее называешь, штуковина была повреждена небольшим астероидом и плюхнулась в море. — Ответила ему девушка.

— А может эту штуку можно как-нибудь починить? Возможно, я смогу чем-то помочь. — Предложил Фахшур и коснулся висевшего на шее амулета.

Что-то тихонько прошептав, он материализовал в воздухе и поставил на широкий подоконник вазу с фруктами.

— Сейчас корабль в порядке. Проблемы с источником питания. — Сказала Лакоста. — Нужно большое количество энергии, которое поднимет корабль вверх. — Русалка немного погрустнела. Ее симпатичные глазки стали влажными от слез.

— Э-эй! Ну что ты! Мы что-нибудь придумаем. — Приободрил ее Фахшур, думая о том, что можно было бы воспользоваться помощью братьев Данэрлах и их камнями. — На крайний случай есть другой корабль, который мог бы заскочить на этот Орион и вернуть девушку домой. — Вспомнил он, хотя Фахшуру этого совсем не хотелось.

Лакоста ему очень понравилась, и расставаться с ней он совсем не собирался.

— Сколько же разных миров существует рядом с нами? — Думал Фахшур, держа девушку за руку.

Он поднялся с кресла и, взяв подмышки легкую, как пушинку, новую знакомую, посадил ее вместо себя. Подняв с тарелки ягодку, он поднес ее ко рту девушки. Пока Лакоста ела предложенное угощение, Фахшур встал перед ней на колени и, обняв за стройные ножки, положил свою голову на ее хрупкие коленки. Русалка погладила его рукой по волосам.

— Как прекрасно! Как чудесно, что мы с тобой познакомились. — Красавица немножко повеселела и принялась за фрукты из вазы.

После небольшого перекуса последовала экскурсия по кораблю. Девушка показала ему огромный экран, на котором двигались живые картинки. Они просидели довольно долго, прижавшись друг к другу, листая альбом с фотографиями созвездия Ориона и тамошних достопримечательностей. Планета, с которой прибыла Лакоста, отдаленно напоминала Землю. Огромное количество островов, покрытых пышной зеленью и яркими замысловатыми строениями, покрывали огромный бесконечный простор океана. Цвета для домов были выбраны вычурные и пестрые, словно оперение попугая. Тут и там виднелись подвесные стеклянные мосты и тоннели. По таким же прозрачным трубам от острова к острову скользили небольшие челноки. Люди на фото выглядели довольно жизнерадостно, везде царила суета и веселье, создавая ощущение вечного праздника.

— Что вам понадобилось там? — Указывая пальцем в небо, спросил Фахшур.

— Путешествия! Все люди любят путешествовать! Открывать новые миры, осваивать новые планеты. — Ответила инопланетянка.

Фахшур не совсем понимал, зачем надо было улетать со столь прекрасной планеты. Да и другие миры, по которым можно бы было путешествовать, находились гораздо ближе, чем думала Лакоста.

За беседой и горячими напитками ночь пробежала незаметно. Больше всего ему понравилась оранжерея с растениями и карликовыми деревьями. Он осмотрел буквально каждое из них. Лакоста дала ему семена наиболее понравившихся экземпляров растений. Так же здесь было немало цветущих деревьев и вьюнов с замысловатыми соцветиями — чашечками. Спросив разрешения у хозяйки, темноволосый гость сорвал несколько раскрывшихся бутонов. Складывая из них новое произведение искусства, он симметрично распределил по кругу крупные и маленькие цветочки. Добавил тут же морские звездочки и жемчуг. Пару пассов руками и колье с изумрудами и мелкими бриллиантами застыло на столе. Фахшур одел его на шею Лакосты поверх ниточки с кораллами. В благодарность она чмокнула его в подбородок, а затем завертелась перед небольшим зеркалом, оказавшимся встроенным в стену оранжереи.

— Ты одна прилетела на этом корабле? Или есть и другие? — Спросил Фахшур.

— Многие вышли на берег, но иногда возвращаются, чтобы коснуться кусочка воспоминаний о своей далекой родине. — С грустью в голосе повествовала русалка.

— Почему же ты осталась? — Спросил принц Сиэнэльморра.

— Я люблю море, свободу и верю в чудеса. Я верю, что смогу вернуться обратно. — Виновато коснувшись пальцами руки Фахшура, сказала она.

Девушка протянула ему красивую раковину.

— На память обо мне. Рассветает! — Сказала она.

Фахшур взял подарок, и они двинулись к шлюзу, ведущему в море. По дороге она одела на него нанизанные на нитку кораллы.

— Ты всегда сможешь вернуться, когда захочешь. — Сказала Лакоста красавцу и улыбнулась.

— Может, отправишься со мной? — Спросил он ее.

— Может быть позже. — Ответила она.

Чтобы не расстраиваться, Лакоста на прощание чмокнула молодого мужчину в щеку и, помахав ему рукой, пошла прочь.

Фахшур скинул одежду и, откусив кусочек бус, нырнул в воду. Пару метров под водой и вот уже крепкий хвост вместо ног помогал ему выбраться на поверхность. Вернувшись на берег и выйдя из воды, он подобрал одежду и направился к карете, ожидавшей его у кромки воды.

Доброе утро Зеленый Вандерлэй

В замке царила утренняя суета. По-видимому, тут не любили скучать. Кто-то только просыпался, а кто-то уже вовсю работал, выполняя свои ежедневные обязанности. Утро выдалось прекрасное, на небе не было ни облачка. Огромный солнечный диск навис над Зеленым Вандерлэем. Легкий ветерок трепал множество маленьких флажков, украшающих старый замок. Королева Нараффа руководила прислугой, слегка покрикивая и размахивая руками, подготавливая стол к завтраку. Накрахмаленный дворецкий, чисто в свое удовольствие, раскладывал золоченые столовые приборы для королевы и гостей. Сью и Наяш возились со своим питомцем, таская его на длинном поводке и мешаясь под ногами прислуги. Вернее было трудно сказать, кто кого таскал. Питомец, привезенный из Сиэнэльморра, стал довольно крупным для простого котенка и теперь доходил Наяшу до пояса. Окрас его немного сменился — в серый цвет добавились ярко-оранжевые полосы. Тем не менее, это не изменило его игривого задиристого характера и быстрой кошачьей хватки. Киса тоже вовсю развлекалась, нападая то на одного малыша, то на другого и слегка покусывая за попавшие под зубок ручки и ножки малышей. Те смеялись и, обхватив заметно подросшего кота, пытались уронить его на бочок и вскарабкаться сверху. Сью подбежала к матери и состроила печальные глазки, клянча очередной нирл для их Пусика. Королева, любившая своих деток и желая их чем-то развлечь, пока они не уронили столы с яствами, резвясь со своим подарком, вынула из спрятанного кармашка платья маленькую шкатулку, которая была рассчитана на три нирла, и протянула красный Сью. Девочка от счастья запрыгала. Нараффа приставила к детям няньку и отправила их на улицу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 220
печатная A4
от 654