электронная
200
печатная A5
428
18+
Сибирские Светлые иные. Хроники Братска

Бесплатный фрагмент - Сибирские Светлые иные. Хроники Братска

История третья. Гопник и Великая: что получится, если

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-9772-9
электронная
от 200
печатная A5
от 428

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Сибирские светлые иные хроники Братска 3

                ХРОНИКИ СИБИРИ.

                СИБИРЬ:

                ДНЕВНИКИ ОДНОГО ИЗ ИНЫХ.

История третья.

Предисловие.

Место действия: Сибирь, Братск.

Месяц: Декабрь.

Число: девятое.

Время: 16 — 40.

Год: 2004 — й.

А ТЕПЕРЬ НАЧАЛОСЬ НЕЧТО НЕПОНЯТНОЕ, И ЭТО СТРАННО, А ТЕМА ТАКОВА:

«ГОПНИК И ВЕЛИКАЯ: ЧТО ПОЛУЧИТСЯ, ЕСЛИ….»

(ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ СВОИХ.)

(Страницы о том, как нельзя жить.)

…Я верчу в руках жесткий диск, на котором записано досье одного очень, ну очень сомнительного типа — Сумеречного мага. Нет уж, ребята, это вам не Хамелеон или Чупакабра! Помните, как я глядел генеалогию Александра?

Этот уникальнейший материал мне предоставил один Иной, но, вставив дома диск в компьютер, я заметил один парадокс: высветилась ни с того ни с сего какая — то папка, показавшаяся подозрительной. Открыл ее, поглядел генеалогии и собирался было выключить комп, но меня разобрало любопытство: ведь кроме генеалогического древа еще должно что — то быть!

Таким образом ко мне в руки попал уникальнейший материал, досье на моего знакомого, которому едва стукнуло семнадцать лет! Была также и видеозапись досье, на том же диске, да и просто напечатанная.

Еще я постарался вот над чем: стал заносить сомнительный рассказ Сумеречного Иного в тетрадь, и это того стоит: это Светлый маг третьего уровня! Редко сейчас таких найдешь…

Но!

Кроме того, мне попалась в досье еще одна удивительная история — история одной Великой Волшебницы, Светлой естественно, и это меня несколько удивило. Красавицу звали ТИЛЬСИРВЭ (вот это имечко!), она оказалась иногородней — приехала из Северной Пальмиры, и не ошибусь, если ты спросишь: «А при чем тут Тильсирвэ?»

Я сам толком не знаю, но мне интересно. Вначале гля- нул только на начало архива, и убедился в своих опасениях: правильно, что Сумеречный Иной не совсем Светлый, он мне сразу не понравился! Эта личность вызвала у меня большие опасения… Потому что я нашел в тексте ТАКОЕ, от чего волосы на голове шевелились. Также там, в самом тексте были непонятные заморочки…

Бросаю хабарик в пепельницу, тупо уставившись на экран компьютера. Создаю новую папку, я назвал ее так: « Прав или нет Дневной Дозор?» Пальцы бегают по кнопкам.

Странное название, верно? Но в истории с магом, давшим мне диск, Дневной Дозор Братска имеет большую роль. Как удивительно! Я смотрю на экран монитора и начинаю конспектировать в дневник содержащееся на диске как запасной вариант. Уж больно интересная биография на моего знакомого.

Интересно, сойду ли я с ума до того момента, когда допишу последнюю строчку? Потому что тут, в Братске, все вверх ногами: белое становится черным, черное — белым.

Начало уже заставляет дуреть…

Не знаю…

Читаю и пишу…

И не надо ля — ля!

Итак…

— 1 —

…Ну что, что, что ты на меня уставился!?

Потому, что я в Сумраке — сгусток Тьмы или потому, что перепил малость?

Пусть говорят, что я еще сопляк и недотепа, пусть будут дома скандалы с родителями, пусть я уйду к друзьям и буду гулять с ними всю неделю!

Пусть говорят, что я на боевых тренировках не могу держать меч как следует и постоянно расхохатываюсь по пустячному поводу, коли заставят за это отжаться на кулаках двадцать раз — сделаю.

Друзей у меня мало, но и те моей философии не понимают: не понимают шуток, даже если они до жути пошлые, а что такого в пошлости плохого? Наш народ ес-тественность уважает в любых ее проявлениях, мы, гопники, ходим по дворам и поем песни, срывая голос, пьем вечное пиво и преждевременно сжигаем себя.

О-о…

Жизнь — это сплошной кайф, сплошной праздник, и поэтому надо получать каждый день все больше и больше удовольствия! И не верь тому, кто утверждает обратное! НИКОГДА НЕ ВЕРЬ!

Это Светлые считают, что жизнь, — сплошные страдания, и их надо переносить с достоинством. Ну не глупо ли?

По — моему, глупо.

У меня другая, совершенно другая жизненная философия с тринадцати лет, потому что…

Потому что мне на всех и на все плевать.

Я — Темный. Слишком Темный.

Вот иду по ночному Братску, вдыхая холодный воздух и глядя на ночое небо, усыпанное яркими звездами. Час ночи, улицы пусты, ярко сяют оранжевые фонари, выстроенные рядами промеж дорог. Листвой шумят тополя, а дома похожи на перевернутые коробки с дырками, из которых льется свет.

На улице Кирова интересно, красиво и необычно.

Я — Темный. Мне шестнадцать лет. Я мальчишка еще на первый взгляд, но и не мальчишка, потому что мы, гопники, свободный народ — любим есть и пить, веселться и бить Светлых Иных, если таковые встретятся у нас на пути, или наоборот — Светлые бьют нас и развоплощают.

Я посмотрел в Сумрак — какой — то Светлый маг идет мимо ресторана «Калипсо», торопится… Я попытался его прощупать, да не вышло: срикошетило! Куда мне на него лезть, Темному магу пятого уровня…

Мне попался Высший Светлый маг.

Об одном таком я слышал — вроде по происхождению он кельт, а имя донельзя странное — ЭНЕРИК. Странно: братские Светлые в шефа выбрали иностранца! А еще у них есть алиби в виде Светлого дозорного из Москвы — Инквизитора Максима. Уж этот — то чего в нашу яму заявился? Вынюхивает что — то!

Иду дальше.

Вот и Костер близок — злюбленое место Темных Иных — оборотней, вампиров и прочих. Есть ведьма даже, еще совсем молоденькая, но, к сожалению, не такая раскрепощенная, как я!

Жаль.

Сажусь на скамейку, достаю сигареты «Максим» (опять имя Светлого Иного!) и продолжаю глядеть на светоча, идущего с другой стороны по дороге улицы Кирова… Ну что, что, что ты на меня уставился!? Сам бы на себя посмотрел: сияешь в Сумраке как прожектор, глаза режет!

К тому же ты добрый, сотрудник Ночного Дозора: видишь меня в Сумраке, а файерболом не кидаешь — Силу жалко видать. Естественно, пожалел, я же еще мальчшка, подросток, но и мужчина одновременно: свой первый грех я совершил в тринадцать лет на флэту у гопников

(не буду вдаваться в подробности, а то убъют.) и потом безмерно гордился этим. И пошло — поехало, потому что я Темный.

Светлые верят в любовь с первого взгляда, готовы идти на все, чтобы им ответили взаимностью — и обламываются: то их предали, то их бросили… Потом они ищут НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ, иногда находят, иногда нет. Вот я, например, придерживаюсь такой теории: НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ НЕТ — ЕСТЬ ТОЛЬКО СЕКС, И НИЧЕГО БОЛЬШЕ.

Для Светлых и людей это покажется кошмарным, для Темных — особенно гопников — нормой.

Такие мы — гопота. Правда, иногда среди нас встречаются и такие, кого я боюсь: Высшие Темные.

Ах, я же забыл написать в этом досье, как выгляжу: ношу синие джинсы, черную футболку с Мерлном Мэнсоном, рост почти метр восемьдесят, большие серые глаза. Волосы ровными прядями спадают на лоб и потому мне приходится их постоянно расчесывать, темные русые волосы расчесывать и зачесывать в две разные стороны.

Красиво получается.

Лццо у меня — как у молодого курильщика. На подбородке редкие волоски, а над верхней губой пробиваются тонке усики. На левой щеке — крест.

А откуда на моей щеке крест? Шрам?

Бился как — то в Сумраке, а Светлый Иной меня по лицу молнией… Вот и выжег на всю жизнь клеймо… Зато красиво получилось.

Красивый Темный Иной.

Фигура тоже ничего. Спать пора…

Заворачиваю за дом, достаю из кармана ключи от подъезда и квартиры. Нигде не работаю, учусь в Гимназии №1 в одиннадцатом классе. Учусь так себе: или хожу, или нет.

Мое имя — ИЛЛЬО. А фамилию называть не буду — ради своей же безопасности.

— 2 —

Дура! Жадная дура!

Она мне пива купить отказалась! А я люблю пиво — особенно когда праздники. Но я совершенно не понимаю людей, которые ради заглушения грусти пьют просто так, причем литрами и неделю напролет. Которые напиваются ради собственного удовольствия.

Напрмер вервольфы убивают ради собственного удо-вольствия. А у вампиров, в отличие от оборотней и алкашей, совесть имеется.

Девушка в очках — моя сверстница, толстая, но по моим меркам очень хорошая, и вот я иду с ней по улице, а душа поет… Совершенно не понимаю, отчего ее бабушка выставила за дверь. А зря выставила… Сидели, бесились с Темной Ведьмой, внезапно распахивается дверь, моя бабушка хватает девочку за шкирку и выгоняет. Помню, какая у меня была истерика…

Ведь эта Темная была мой первой любовью, самой настоящей! Потом я поговорил с ней об этом — вышло, что эта особа ко мне никаких чувств в ответ не испытывает.

Выходит, что любовь — это не только секс, и я ошибся в своей теории… Войдя в Сумрак, я довольно быстро забыл о случвшимся, позвонил ведьмаку Кристиану и после мы долго, очень долго пли пиво, и упились в стельку: я потому, что меня нагло бросили и использовали, а Кристиан — по привычке: чего не поддержать?

Как дико я тогда упился: едва откачали! Тогда я предложил бросившей меня девушке остаться просто друзьями.

ПОМОГЛО!!!

После того, как напился, я всю неделю бродил дома в Сумраке, когда оставался один, выходил оттуда только к вечеру часам к пяти — шести, черпая Тьму отовсюду, от прохожих, от детей, что плачут на улице, от соседей, устроивших скандал за стенкой и от черного юмора, который бурчал себе под нос.

Во время такого состояния у меня выработалась странная привычка — писать на обоях о себе и заставлять остальных делать то же самое. Гадости за пять месяцев я развел на обоях довольно много, и потому родители — люди постоянно орут, что начнут рано или поздно сдирать обои, и висящие там же плакаты с Мерлином Менсоном, Смпсонами, которых я очень люблю! Заламнирую стенку скотчем, вот вам!

Что касается российских кумиров, то я безумно обожаю Макса Покровского, и группу «Ногу Свело!», где он поет. Остальное — отстой.

Если бы это слушали Светлые — то сошли бы с ума. Потому что считают, что мой кумир бездарная личность. А раньше я слушал классику, читал Достоевского, Маяковского, Блока и психологию. Инициировал меня Темный маг высшей категории, гопник с высшем стажем — отправил в Сумрак — готово!

Я попал в мир, в котором можно в буквальном смысле «видеть звуки и слышать цвета», да еще и видеть в кромешной Тьме как днем. Нет, я не был накачан наркотиками или водкой, я был совершенно нормален! Маг просто подставил мне подножку, я упал на свою тень и провалился в Сумрак. Провалился в другой мир.

В пространстве Сумрака отчетливо видны аура окружающих, а пока разбираешься, что к чему — незнакомый мир по капли выпивает из тебя то, что больше всего мешает. Сдавливает со всех сторон, и так становишься Иным — либо Темным, либо Светлым — все от настроения и характера зависит.

Свет и Тьма…

Я выбрал Тьму. Стал нечеловечеким существом, гопником. Мой девиз таков:

Мне на все наплевать,

Мне на всех наплевать,

Мне на вас наплевать,

НО СЕБЯ Я ЛЮБЛЮ!

Неужели это плохо!?

Вроде никому зла как такового не делаю.

Иногда, от нечего делать, я хожу по дороге возле Костра и пою свои любимые песни.

И тому подобное, причем обязательно высоким голосом и с высоко поднятой головой. Глаза смотрят в небо. Мне нравится!

Насчет того, как на все это смотрят окружающие — не знаю. Обычно Светлые крутят пальцем у виска, а Темные молчат.

Что могу еще к сказанному добавить о себе? С детства обожаю готовить. Всем нравится моя стряпня…

Когда делать нечего — пишу стихи и песни. Нередко очень неплохие. Конечно, иногда кося при этом под Макса Покровского и Владимира Маяковского. На гитаре играть не умею, но буду учиться, если случай представится… У меня есть мечта — создать свою рок — группу, хочу, чтобы нас слушали и любили.

Очень хочу…

Хотеть не вредно — трудно отфильтровывать отходы производства…

На Костре неожиданно появились Светлые. Я, едва увидев их, нырнул в Сумрак на первый слой, чтобы не стать участником побоища. Ведь Свет Тьму никогда не терпит! Особенно этот… ну как его… кельт. Красавчик с журнала мод, рядом с ним — высокая красивая девушка, обладающая, как видно через Сумрак, хорошими манерами. Светлая.

Посмотрел на нее через Сумрак — но красавица мгновенно закрылась, и я наткнулся на барьер. Стена. Непонятно, кто есть кто — Свет или Тьма. Но Иная третьего — четвертого уровня. Ну да ладно.

Со мною в Сумраке находились Оборотень, Лестат, Ведьма и Волчица — очень, ну очень истеричная баба, зато красивая. Люблю таких, как она — раскрепощенных, без комплексов и красивых. С ними абсолютно обо всем можно поговорить! С ними можно ходить в запретные места, курить что — нибудь, не соблюдая никаких правил и ни за что не отвечая.

Красота!

Светочей я знаю — одну зовут Валентина, сидит себе у дерева играет на гитаре. Красиво играет! Светлые кудрявые волосы ниспадают на плечи, на носу очки блестят. Вокруг этой девушки собралось около десятка Иных — и Темных, и Светлых. В том числе и кельт с великолепными золотыми волосами. Хорошие ребята, ничего не скажешь… для добрых дел. Для Зла они совсем никудышные — постоянно пытаются загнать нас в угол, поставить в первую очередь помощь другим, а не себе. Их натуре совершенно чужды такие качества, как себялюбие, склока, жадность, корысть, то есть если в кармане будет последняя десятка — последнему бомжу отдадут! Или в мороз с себя куртку снимут, чтобы ближнего согреть.

Придурки!

Слишком правильные и слишком невинные. Говорят Темные, что среди них очень много девственников. Не то, что у нас в Дневном Дозоре! У Темных разве разберешь, — идет например маленькая ведьмочка четырнадцати лет, смертные сразу подумают: « Ой какой миленький ребенок, какая красавица!» А эта пери уже и курит, и пьет, и дома не ночует, и спит со всеми! Женщина малолетняя, грязная стерва…

Вот кельт, видимо кого — то заметив, резко спрыгнул со скамейки. Это так называемое Дитя Тысячелетий увидело шефа Дневного Дозора и резко окликнул его. Глаза парня блестели. Хотя я слышал, что в далекой юности этот тип насиловал, бесился и веселился круглыми сутками… до тех пор, пока мозги Иные не вправили. Как только этот псих стал Иным — ума не приложу! Ведь у него был шанс стать великолепным Великим Темным! Жаль, что время упущено.

Шеф Дневного Дозора шагнул навстречу врагу. Его аура пылала алым — ярость из — за того, что соперник проник на его территорию. Аура Светоча была фиолетовой — тоже мне, радуется!

Фиолетово — черная встреча.

Других слов нет. Красивая парочка. И тот, и другой!

— Зачем ты сюда явился, Светлый? — спросил шеф Темных Иных.

— Сам знаешь! — быстро с жаром ответил златовласый красавец, прикрыв ладонью амулет — коготь огромных размеров, висящий на цепочке.

— Что это ты так рассвирепел? Не нравтся наш

Костер? — Костер вряд ли кому — то из Светлых мог бы понравиться.

Что еще за ересь этот кельт несет?!

— Зачем ты сюда явился, Энерик?

— Кто — то из ваших изнасиловал Светлую Иную. Бедняжка в психическом шоке, плачет, и я пришел заступиться за нее и тебе напомнить, что пора следить за своими отщепенцами! Ты шеф Темных, и потому должен знать, чем именно твоя бесчисленная шваль занимается! От этого репутация зависит, и власть тоже.

Умно сказал!

Темный глотнул пива, которое в наших краях называется просто «конской мочой, смешанной с медом», икнул довольно непристойно и удивленно спросил:

— А я — то тут причем?! Под моей властью тысячи Иных из Братска, поселка Энергетик и Падуна! Кто из них ваших трахнул — не знаю! И не собираюсь разыскивать…

Кельт побагровел от бешенства.

— Во — первых, кончай пить! — он вырвал из рук врага двухлитровую бутылку «Клинского» и допил остатки с изумительной аккуратностью. Глаза Темных от шока распахнулись во всю ширь. Потом послышался хохот. А тем временем оба Великих скользнули в Сумрак — Темный на первый слой, а Светлый в более глубокие пространства. Затем кельт появился вновь, и на этот раз в его руке сиял белый меч.

— Ты… Это… на какой из уровней ходил?

— На пятый. — хмыкнул тот.

— А мне и ходить никуда не надо! — Гломен протянул руку к языкам пламени и вытянул багровый меч, похожий на толкиновкий огненный бич из фильма «Властелин Колец». Кельт улыбнулся, скосил глаза и повесил свою черную кожаную куртку на сук тополя.

— И все?

— Все. Ну так что, на дуэль меня вызовешь? — нагло и белозубо улыбнулся Гломен, закивав и прикрыв свои бесстыжие глаза. Раздались аплодисменты.

— Да. Да станет Свет моим свидетелем! — на протянутой ладони Энерика засияла звезда и тут же погасла.

— Да станет моим свидетелем Тьма! — черная колючка из мрака появилась на руке Гломена. А в реальном мире Светлые пели песни под гитару.

Красиво поют… А на первом слое Сумрака началось нечто интересное. И все из — за наивности Светлого, который на самом деле глуп, а не умен!

Все они наивные! Ограничили себе мир в рамках и бесятся… Вот, полюбуйтесь: кельт поднял меч над головой, и махнул этим оружьем, срезав прядь волос с головы соперника. Это на самом деле простая мелочь, потому что в реальном Мире все быстро восстановится.

Люди, видимо, чувствовали негатив и старались обходить Костер стороной, но не понимали, почему невозможно приблизиться к огню. А может, обходили по следующей причине: потому что грязно!

Наверное!

Двое Великих по — прежнему бились в Сумраке, но никто не желал уступать, потому что силы были равны. Светлый наконец сдался и опустил меч, высказав желание помириться. Грозя при этом заступиться за обманутую девушку. Темный плюнул, открыл портал и исчез.

Светоч тем временем вернулся в реальный мир, крепко чертыхнувшись, сел на корточки, улыбнувшись своим. Я поступил точно также и зашагал прочь, боясь нарваться на еще какую — нибудь неприятность. Оглянувшись через пару минут, я увидел позади Великого Светлого. От вел под руку спутницу и бормотал что — то вроде:

«Успокойся пожалуйста, дорогая моя, я не хочу, чтобы Дозоры сцепились, вот и сравнял силы на дуэли.»

Бред какой — то!

Я свернул к магазину «Чароит» и за углом дома открыл портал.

Как эта встреча мне потом аукнулась…

Пошел к Волчице. Ведь я — Темный Иной!

Интересно, а может ли Темный полюбить Волшебницу? СОМНЕВАЮСЬ!

Потому что Светлые очень, ну очень наивные: поцапались например пять минут назад из — за какой — то мелочи… ну полезла девочка на шабаш — и как следствие расплатилась перед гопами за это. Зачем из — за этого драки — то устраивать?!

Позор на весь город и все его пригороды — подрались ни из — за чего два Великих…

ПОЗОРИЩЕ!!!

Так начинается история, которая для меня закончилась катастрофой… Читай давай!

— 3 —

Сила…

Сила…

Сила…

Я — Иная.

Одиночка в этом городе Тьмы, где Светлым скоро совсем житья не будет. И я больше не могу жить в постоянном страхе, в мире пошлости и разврата — это довольно сильно давит на душу.

Вообще, с первого дня пребывания здесь я посмотрела ауру города и поняла, что Свет тут дарят только звезды на небе. Я жила здесь, в Братске, с самого детства, терпя одиночество и унижения, а в пятнадцать лет переехала в Северную Пальмиру. Там попала под влияние Сумеречных ИНЫХ и выбрала Свет. А еще раньше меня инициировала двоюродная сестра, отправив в невидимый мир довольно — таки оригинальным способом: дала локтем под дых, и, играючи, толкнула в темный угол. В том, далеком 1999 году, мне было всего тринадцать, и был выбран Свет. Сестра стала Темной. После инициации я стала чужаком в собственной стране: теперь, видя ауру тех, с кем общалась, начала держаться от людей в стороне, живя без друзей и конфликтуя периодически с родителями, которые не понимали ни логики поступков дочери, ни ее состояния, постоянно ругали и учили жизни.

Так промаявшись два с половиной года, я уехала в Питер учиться, чтобы получить что — либо толковое. Там меня, несчастную и морально забитую, распознала одна Иная.

И вот, началось…

Что — то мало говорю о себе. Ну да ладно.

В восемнадцать лет вернулась вынужденно в Сибирь с тяжелым психическим стрессом, полученным в результате отрыва от своего мира. И, несмотря на Светлое настоящее в душе, быстро до отъезда приобрела ранг Великой и теперь смогла общаться как со своими, так и с врагами, потому что Иные в Братске очень слабые: пятый — седьмой уровень. Чем больше общалась, черпая Силу, тем сильнее становилась.

За окном непринужденно и тихо шумят тополя. Лето на дворе — август.

Сижу у окна и вышиваю, иногда попивая сок из бокала. Зверски устала, потому что недавно с дачи вернулась. Сейчас допишу, а потом, пока пуста квартира, уйду в Сумрак восстанавливаться: черпать Свет из пространства.

Очень люблю, когда звонко поют птахи за окном и смеются дети, улыбаются люди, чему — то радуясь — и от каждого беру частичку Света и мысленно улыбаюсь всему. Порой это дается невероятно нелегко, потому что в городе слишком много Зла. Не терплю все черное в людях, ненавижу ловеласов — обольстителей, гопоту и врунов. Жду не дождусь, когда критический противный возраст (шестнадцать — двадцать лет) пройдет, зеленая молодежь наконец — то повзрослеет и поглядит на мир незамутненными глазами. Самой мне восемнадцать лет, но состояние такое внутри и в душе, будто меня юность вообще никогда не касалась — ведь после детства началась взрослая жизнь без молодежных приколов и соплей.

Иногда я людей сторонюсь — для своей же безопасности. А может потому, что черная аура города прессом на душу давит.

Я — Великая Волшебница, и потому Сумрак меня не истощает, а укрепляет. Зато в личной жизни — безнадега.

Такова плата за то, что видишь вокруг действительность незамутненными глазами и распознаешь Добро и Зло как никто другой.

Неделю назад познакомилась с неким Гломеном, и теперь, чтобы не скучать, хожу на тренировки по обучению бою на мечах. Но все это не нравится: потому что из — за холодной, ледяной атмосферы Иных нельзя даже слова сказать в свою защиту: откроешь рот — а в следующую секунду тебе несется поток оскорблений. Я служу Свету и потому терплю пока все, что есть.

Ты называешь себя Светлым, Гломен… Да какой из тебя Светоч?! Темный ты, тварь!

Гудки телефона в Сумраке звучат как растянутое эхо в пустой комнате. Потому придется выбраться в нормальный мир и снять трубку.

Это Гломен — очень истеричный тип.

— Алло?

— Mai goyvannen, Тильсирвэ… У меня к тебе предложение — поменяй свое прежнее имя на имя Маэглин.

— Это так срочно? — я оторопела.

Темные обычно так и отвечают — вопросом на вопрос.

— А это почему?! — я от волнения выпила стакан воды. Давно не злили так… Это уже ни в какие рамки не лезет.

— Тильсирвэ, у нас в команде такой распорядок. Воспользоваться своим иногородним именем тут ты не имеешь права. Я твой командир, и как скажу, так и будет, ясно? Сегодня на работе задержусь, потому на тренировек командовать будет Волчица. И попробуй мне только убежать! И тогда, девочка, мы все будем с тобой персонально разговаривать, и также накажем как следует. В семь вечера приходи на место тренировок в овраг, и пожалуйста не опаздывай!

Ну и наглость здесь! Мне после такого разговора тошно стало. Гломен наступает на мораль — бывает такое у многих, кто страдает манией величия. Надо сваливать поскорее от этих придурков, пока они все нервы из меня не вытянули! И почему это должна имя менять, которое давно прилепилось к душе и стало частью тела?! Под этим ником меня основная часть Питера знает, и опуститься на имя «Маэглин» не смогу никогда…

Невозможно ошибиться в том, что ты Темный, Гломен!

— Гломен, а кто ты такой, чтобы мне указывать и кто тебе такое право дал? Будь ты хоть трижды командир, а каждому приятно свое! Сама решу, менять имя или нет.

Повисло молчание. Наверное, маг от ярости багровеет. Наверное, я первая, кто ему осмелился перечить. Король называется! Извините, если в тексте постоянно встречаются два слова «я» или « меня» — просто иначе не скажешь. Дальше постараюсь, чтобы такого больше не было.

— Я все сказал. — трубка со звоном упала на рычаг. Все. Настроение испорчено.

Гулять хочется, но в последнее время это не приносит удовольствия. Да и не с кем бродить по улицам, а жаль…

Втыкаю иглу в ткань алого цвета и гляжу на получившийся узор. Красивая рубашка получается. Примерила ее, повертелась перед зеркалом. Еще шить да шить…

И обидно, очень обидно…

И еще неприятно, ведь я люблю все нравственное и ненавижу Темных!!! Ненавижу также тусовки, дискотеки и испорченных людей, которых в народе зовут просто и понятно — свиньями. А что касается Волчицы, то это самая стервозная Темная на Костре и в Эдеме, которая только и делает, что спит с кем попало и позади три аборта. Счастье таких дур обычно обходит стороной, да и внешность у нее как у обычной проститутки, которой на все наплевать, лишь бы вставить и вынуть, и не залететь, а пролететь.

Несмотря на это, многие считают меня больной, недоразвитой и ненормальной. И все в этом городе, что я считаю за доброе и светлое, все то, что в людях есть благородное и хорошее, да и не только в них (их очень мало) — в искусстве тоже, — то Темным и даже некоторым Светлым кажется уродливым, тупым, низким и грязным. И я ничего с этим не могу поделать, потому и прощаю обиды да оскорбления в свой адрес.

Набрасываю на плечи серебристый плащ, обшитый тесьмой розового цвета, гребнем расчесываю длинные темные волосы, влезаю в джинсы… Красиво получилось.

Одно обижает — мое одеяние Иным не нравится. Правда, моему приятелю из Энергетика очень нравится. Просто потому что парнишка Светлый, и мать его тоже Светлая, и при этом очень хорошо знает мать Гломена…

Тьфу!

Снова Гломен! Ну что, что, что ты от меня хочешь?! Вчера на даче Светлую Силу набирала — медитировала в лесу, гуляла босая по траве, а сегодня, как вижу, опять будет грызня на тему: «Кто кого переделает на свой лад.»

ДА НИКТО!

Мои родители — обычные люди, ничем не отличающиеся от тысяч других. Правда, отца у меня нет. Да и не видела его никогда. Может быть именно потому, что я Иная, меня иногда их поведение раздражает?

Тучи на небе расходятся. Началось…

Не хочу идти тренироваться!

Открою портал назло себе и пойду.

Потому что ТАК НАДО.

Овраг.

Довольно глубокий и темный овраг.

Потому — то и неудивительно, что Темные именно это место выбрали для тренировок, сходок и шабашей, на которых происходит порой такое, что иногда сами участники отказываются рассказывать то, что там происходило.

Портал открылся на самом краю оврага, и потому я, не подстраховавшись, чуть не покатилась кубарем вниз. Но не покатилась, потому что успела отскочить в сторону.

В голове полная каша и переживания. А в голову еще полезли размышления: «Любовь и влюбленность — отличия: их десять.» Все ломаю голову, может ли Темный маг полюбить Светлую Волшебницу? Вряд ли. А в Сумраке тем временем плывут слова об этом…

Все…

Вот что сказал мне невидимый мир на этот раз. Правильно: а вдруг стрясется что — нибудь? Предупреждение плыло в Сумраке, не давая покоя. Всем ясно, что Темные склонны валить все на влюбленность и на других, совершенно не задумываясь, что на самом деле сами делают, при этом считая это чувство за любовь. Светлые поступают как раз наоборот.

Свет и Тьма…

Свет — Любовь.

Тьма — Влюбленность.

Это очень похоже на Солнце и электричество. Оба вроде одинаково хороши и светят. Но с той разницей, что лампочка перегорит довольно быстро, если к тей прикоснуться, то она больно обожжет, а Солнце совими лучами ласкает, греет и не перегорает. Это очень хорошо видно, когда днем горит свет в комнате. Точно так же и в чувствах.

Похоже также на переплетение нитей ДНК — лишь одна нить черного цвета, а другая — белая. Как два луча — обычный, живой, и ультрафиолет, — мертвый.

Как же все в природе взаимосвязано…

А тем временем в глубоких слоях Сумрака звучит музыка «Enigma». Благодать.

Важно одно: рассмотреть получше народ, с которым приходится общаться, чтобы не наляпать ошибок.

ЧТОБЫ НЕ НАЛЯПАТЬ ОШИБОК.

Я осторожно спускаюсь в овраг, но слышу только пение птиц и шелест листвы.

Где — то здесь на поляне Темные и Светлые стреляют из луков в мешок из — под муки. И вот послышался Зов.

Может это Оборотень, который мне приходится названным братом, или это Берегонд — Светлый маг второго уровня. При этом стараюсь сильно этим не обольщаться, чтобы Зов с толку не сбил. Поднимаюсь на маленький холмик и отбрасываю серебристый плащ на плечо.

Здесь всегда очень много рябины, причем спелой, огромные гроздья клонятся вниз, так и просятся в руки! Красиво со стороны выглядит: девушка в средневековом наряде — плащом и алой рубашкой с вышивкой, в черных брюках и сапогах, с ликом саксонской Леди и с торбой за плечом протягивает руку к грозди и срывает несколько ягод. Волосы волнами сбегают с плеч, блестя в солнечном свете.

Ягоды очень выручают, когда хочется пить, а воды нет.

Хохот, крики и визги приближаются. Из людей нас, Иных, или просто нелюдей, никто не видит — кругом деревья. Деревья, возле которых и под которыми (и даже на ветках) можно найти много чего, особенно после шабашей.

Плевать.

Зато перед глазами открывается великолепный вид — море, синие горы вдалеке, заросшие лесом, сопка под названием Коврижка, потому что она на ковригу хлеба похожа.

Создается чудесное впечатление, что город тонет в двух морях — одно настоящее: лес, золотой, а другое созданное руками человека — Водохранилище, самое крупное в мире.

За спиной — дорога и бетонные хрущевки — пятиэтажки. Еще дальше — автостанция. (смотри на рисунок «Хамелеон» перед текстом в первой истории! Это и есть автостанция. А сзади нее, у тебя за головой за затылком, если представить — БРАЗ. Прим. Автора.)

Просто так вечером не советую ходить по оврагу — опасно. Можно нарваться на насильников и бандитов, или просто на вампиров и оборотней. Неудивительно, что чаще всего в таких местах и происходят убийства. Здесь также проходят сатанинские обряды, да и просто сходки — сходки это у нас, Светлых. Приходим сюда по вечерам разгонять Тьму, и в заброшенном Доме Пионеров работы также хватает (Эдем). По сравнению с этим устрашающим местом, похожим на индейскую гробницу, этот овраг — настоящий рай со всеми прибамбасами.

Ладно. Потом расскажу. На место тренировок Темных Светлые заявляются на шашлыки, когда никого нет.

Пока не выхожу на поляну, а наблюдаю, спрятавшись в роще. Светлых пока нет — а жаль! Сижу на пне, пускаю на поляну заряд Силы, и…

Ой, ой, как Темные заметались, как их крючит и колбасит…

Приятно посмотреть!

Чувствуют Светлую Силу, а откуда она пришла, понять не могут. Не доросли еще.

Вдруг слышу треск — кто — то прыгнул в мою сторону, хотя лапы малость очень мягко и тихо ступают по опавшей листве. Вот тебе и раз…

Вервольф.

Ищет, вынюхивает! Пускаю Силу в другую сторону — существо метнулось туда же.

Ну и глупые же вы, маги седьмого уровня! Даже распознать не можете, что вас обманывают… Было приятно сидеть и так забавляться. Действительно, Темный Иной здесь инициирует кого попало, не вдаваясь в детали и прочие мелочи. Подойдет сзади, тяпнет за шею, — и все.

Наблюдаю, как вервольф мечется. Может, помощнее Светом его долбануть, чтоб убрался куда подальше? Можно, только потом Гломен меня вышвырнет или в моральном плане голову оторвет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 428