электронная
200
печатная A5
782
16+
Шурик с Яблочной улицы

Бесплатный фрагмент - Шурик с Яблочной улицы

1–2 часть

Объем:
604 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-9389-9
электронная
от 200
печатная A5
от 782

Часть первая

Посвящаю своей маме,

Ольге Владимировне Прокоповой


Начало дружбы

В обычной школе на окраине города учились два неразлучных друга, Женька и Шурик. Всюду ходили вместе и даже за одной партой сидели. И всё бы ничего, да пришла к ним в класс новенькая девочка, которая как-то всё перевернула с ног на голову. Она явилась классу в аккуратно выглаженном школьном платье и отутюженном передничке.

— Знакомьтесь, дети, ваша новая одноклассница Лина, — сказала учительница, девочка ей что-то тихо сказала.

— Да, так вот, имя вашей новой школьной подруги — Ангелина, — повторила Анна Семёновна несколько озадаченно.

Женька с Шуриком недоуменно переглянулись, предполагая, что начало многообещающее в плохом смысле. И если это был только четвёртый класс, то что же будет после?

Поскольку она всем говорила, что мечтает, когда вырастет, стать воспитательницей, а может и учительницей, она ещё не решила, то упражняться в этом она начала уже сейчас. И естественно начала она с наших друзей, потому что они были ужасно неряшливы. Мальчики, конечно, отчаянно возмущались, что кто-то пытается нарушить привычную для них жизнь. Каждое утро начиналось так.

— Погляди, Лины там нет? — шёпотом говорил Женька Шурику, а тот осторожно выглядывал из-за угла дома и смотрел на дорогу, ведущую к школе.

— Путь свободен, бежим! — отвечал Шурик, и ребята мчались к школе со скоростью ветра.

И всё же Лина всегда находила способ, чтобы мальчишки попались к ней в руки.

Перед началом уроков она обязательно искала Женьку и Шурика, а найдя, пыталась

привести их в человеческий вид, говоря, что они позорят класс.

Женька с Шуриком прятались в туалете, единственном месте, куда Лина заглянуть не могла.

— Подумать только, — возмущённо сказал Женька Шурику, — Мы с тобой целых десять лет жили без проблем, с детского сада всюду вместе, а тут вдруг заявилась вся такая

правильная и лезет ещё командовать!

— Да, мне тоже не очень по вкусу это перевоспитание, — ответил Шурик.

Прозвенел звонок, и друзья рискнули высунуться из своего укрытия, зная, что Лина никогда не опаздывает на урок и значит сидит уже в классе.

— Можно войти? — приоткрыл дверь Женька.

— Опять опаздываете, — Анна Семёновна строго взглянула на них — Садитесь скорей на свои места.

Лина с неодобрением посмотрела на друзей. Взгляд не обещал им ничего хорошего.

— Попали, — прошептал Женька, — На перемене отловит.

Шурик вжал голову в плечи, стараясь казаться незаметным.

— Волков, снова болтаешь на уроке, — сделала замечание учительница.

Как только прозвенел звонок, ребята посыпались из класса, а Лина направилась к друзьям.

— В стороны! — скомандовал Женька и побежал направо, а Шурик налево, перескакивая через парты. Они мигом очутились у дверей и выскочили вон.

— Теперь ходу! — на бегу крикнул Женька и выскочил из школы на улицу, Шурик едва поспевал за ним.

— Лина будет ждать нас у класса, а опаздывать уже надоело, выслушивать от училки! —

отдышавшись, сказал Женька.

— Как же быть? — спросил Шурик.

— Есть только один выход! — и Женька показал на раскрытое окно класса, — Подсади-ка меня!

Шурик помог взобраться Женьке на подоконник, а тот втянул Шурика в класс. Оба спрятались под партой и ждали звонка. Первой в класс вошла Лина, потом и ребята остальные ввалились. Вошла учительница. И только теперь друзья вылезли потихоньку из-под парты. У Лины, которая минуту назад видела их отсутствие на месте, глаза округлились от удивления.

После занятий ребята хотели повторить свой трюк «в стороны», но Лина сидела за партой и не пыталась их поймать. Они насторожились.

— Шурик, подойди ко мне, пожалуйста, — миролюбиво позвала она его, как более покладистого. Тот, оглядываясь на Женьку, недоверчиво подошёл и остановился в шаге от Лины.

— До каких пор будет продолжаться это безобразие? — нахмурилась девочка, — В окна лазаете как мартышки какие-нибудь! У вас есть хоть капля совести?

— Наверное, нет, — неуверенно произнёс Шурик.

— Стыдно, Куликов! — продолжала Лина, — Шея вся грязная, а об ушах я и не говорю!

Шурик слушал и моргал глазами, а Женька уже заметил, что девочка собирается встать

Из-за стола и выскочил в окно с криком:

— Шурик, за мной!

Но Шурик не успел. Лина, внезапно вскочив из-за стола, схватила его за руку. И как тот не вырывался, повела его умываться.

— Скажи мне, Шурик, — спросила его Лина, когда он уже чистенький вышел вместе с ней

из школы, — Почему все называют нашу улицу Яблочной? Я спрашивала, а люди сами не знают, отвечают только, что так повелось почему-то.

— Это всё давний случай, — неохотно начал Шурик, — Когда мне было три года, я потерялся, и люди отвели меня в милицию, чтобы там помогли мне найтись. Когда милиционерша спросила, помню ли я свой адрес, я сказал, что живу на Яблочной улице. Она ответила, что улицы с таким названием в нашем городе нет, а другая сказала, что знает такую улицу и отведёт меня сама, а там уже меня соседи знали и дом указали, где я живу.

— А причём тут Яблочная улица? У нас же Шарикоподшипниковская улица, — удивилась Лина.

— Тут раньше было много яблонь, целый сад, но построили новые дома и сад снесли, — с сожалением сказал Шурик, — срубили яблони, а название осталось. Много приехало жильцов, ничего о саде не знавших, в нашем доме много народу сменяли квартиры, так как жить рядом с фабрикой не каждый хотел. Зато теперь у фабрики есть очищающие фильтры и она не вредна.

— Как интересно, — сказала Лина, — А вы чего не сменялись?

— Мои родители работают на этой фабрике, а папа один из тех, кто разработал эти самые фильтры, — ответил Шурик.

— Вы с Женькой давно дружите? — спросила Лина.

— Как себя помню, — ответил Шурик, — Мы с ним всё время вместе.

— Даже завидно, — сказала Лина, — А вы никогда не ссоритесь?

— Никогда не ссоримся, — честно признался Шурик.

— Ты на меня не сердись, Шурик, — сказала Лина, — Что я вас заставляла умываться, я хотела как лучше, для вашей же пользы, хотя мальчишки, есть мальчишки.

— Я уже не сержусь, — улыбнулся Шурик, — Я и сам должен был это понимать, вот и папа мой говорит, что я уже большой и должен выглядеть опрятно, не как первоклашка. А с Женькой будет посложнее, он точно слушаться не станет.

Они пошли домой, каждый в свой дом на Яблочной улице, а Шурик зашёл в гости к Женьке, который жил в том же доме что и он, но этажом ниже.

— Ты чего это с ней разгуливаешь? — закричал Женька, — Я в окно видел, идёте как друзья! Ты что, убежать не мог?

— Успокойся, нормально всё, Жень, не такая она и вредная, даже извинилась.

— Даже извинилась! — передразнил Женька, — Кто тебе друг, я или эта выскочка?!

— Конечно, ты, Жень, но она нам даже позавидовала, что дружим крепко, — робко сказал

Шурик.

— Если ты с ней будешь разговаривать, то я перестану с тобой дружить, понял? — угрожающе сказал Женька.

— Понял, — покорно согласился Шурик.


На следующий день Шурик пришёл в школу умытый, в чистенькой, отутюженной школьной форме. Лина как его увидела, даже заулыбалась. Женька этого конечно терпеть не стал, подкрался сзади и испачкал костюм Шурика краской. И где только краску достал! Шурик врезал ему, как следует, а Женька ответил тем же. Они поссорились. Тогда Женька дождался, когда все выйдут из класса, а сам изрисовал ручкой учебники Лины.

Лина пришла на урок, увидела и заплакала, девчонки успокаивали её, как могли. Тут уж возмутился Шурик и помчался за Женькой, чтобы ещё надавать ему по шее, но тот быстрее бегал и мигом скрылся за углом школы. Так и получилось, что этот день они не учились в школе.


Следующий день начался для обоих мальчишек с разрешения главной на сегодня проблемы — что бы такое придумать, чтобы объяснить свой прогул.

В начале урока Анна Семёновна спросила:

— Куликов и Волков, вы вчера не были на занятиях, прогуляли?

И тут встала Лина и сказала:

— Анна Семёновна, это из-за меня они ушли, я их очень обидела и прошу меня простить.

Анна Семёновна недоверчиво посмотрела на Лину и сказала:

— Садись, Антонова. И вы тоже садитесь, — велела она Женьке и Шурику.

Те, не глядя друг на друга, уселись за свой стол.

— Анна Семёновна, можно мне выйти? — спросила Лина.

— Выйди, — разрешила учительница.

Долго не было Лины, но потом она всё же вернулась с покрасневшими глазами.


После уроков Шурик подошёл к Женьке:

— Ты должен извиниться перед Линой.

— Она сама виновата, поссорила нас, — ответил Женька.

— И сама же признала вину, — возразил Шурик.

— Ладно, где она? — снисходительно сказал Женька и огляделся.

Лины нигде не было.

— Я знаю, в каком доме она живёт, а квартиру нам подскажут, — сказал Шурик, — Побежали!

И они помчались в сторону Яблочной улицы.

— Где у вас тут живёт девочка Лина Антонова? — спросил Шурик женщину, выходящую из Лининого дома.

— В двадцатой квартире, — ответила она.

Друзья не стали ждать лифт, а пешком побежали на пятый этаж. Вот уже они звонят в её квартиру. Открыла Линина мама.

— Здравствуйте! Нам Лину, пожалуйста, позовите, — выпалил Женька.

— Здравствуйте! Вы проходите, сейчас позову, — сказала мама.

Лина вышла к ним, но стояла молча, смотрела и ждала, что скажут мальчики.

— Лина, прости меня за всё, я тебе свои учебники отдам, на, забирай! А ты мне свои, те, что я разрисовал, — виновато сказал Женька.

— Ладно, забыто, — сказала Лина и взяла его книжки, а ему свои отдала.

— Может, чайку с нами выпьете, ребятки? — спросила Линина мама.

— Пойдёмте, — пригласила Лина.

Так был восстановлен мир. Ребята поболтали немного о всякой всячине и пошли домой.

Назавтра Шурик пришёл в школу в чистом костюме, краску он с трудом, но отмыл. Женька максимум на что был способен, так это вымыть уши. Лина больше к ним не придиралась. А после уроков они решили втроём пойти в кино. Так началась их дружба с Линой. Теперь они каждый день встречались во дворе и шли вместе в школу, или отправлялись гулять, если был выходной.

— Ребята, — как-то сказала Лина, — давайте посадим саженцы яблонь, чтобы улица наша называлась Яблочной не зря. Я спросила у папы, можно ли сажать осенью, он сказал

что можно и обещал нам помочь.

— Давайте, молодец, Лина! — с энтузиазмом воскликнул Женька, — Как я сам не додумался до этого!

— Я тоже согласен, — сказал Шурик.


В один погожий денёк закипела работа. Линин папа привёз на грузовике купленные им саженцы яблонь, и ребята выкапывали ямки для них. Линин папа показывал как надо сажать и поливать. Теперь много было повсюду тоненьких яблонек, только вот не скоро они ещё вырастут. Люди проходили мимо них и хвалили. Весть о новом саде разнеслась повсюду. И однажды… Ребята возвращались из школы, а к ним подбежал сосед, шестилетний Толик.

— Глядите, что теперь у нас! — крикнул он нашей троице.

На их доме, рядом с номером обозначалось название улицы, но не прежнее неблагозвучное название, а значилось:

Улица Яблочная

— Ура! — закричали ребята. Труды их были вознаграждены.


Хотя Лина и не придиралась к мальчишкам какое-то время, характер её оставался тем же, что и был, и она ужасно переживала, что Женька вечно лохматый и чумазый. Что касается Шурика, то он временами попадал под влияние взбалмошного друга, а порой, под влияние Лины, которая ждала, чем всё же кончится это противостояние.

Женькины проделки

— Кто хочет мороженого? — спросил Шурик.

— Я, — сказала Лина.

— А давай, кто больше съест! Спорим, Шурик, что я выиграю! — воскликнул Женька.

— Ну, уж нет! — Решительно сказала Лина, — Такие споры опасны для здоровья!

Шурик купил три порции и протянул ребятам. Женька быстренько слопал своё.

— Интересно, сколько мороженого вообще может влезть в человека? — задумчиво произнёс Женька.

— Забудь об этом, — строго сказала Лина.

— Вы идите, я вас догоню! — сказал мальчик друзьям, а сам вернулся к киоску.

— Мне, пожалуйста, двадцать порций пломбира, — сказал он продавщице.

— Хватит тебе одной порции! — ответила продавщица.

— Так я не себе, я всей компании, — сказал хитрый Женька.

— Знаем вас, шалопаев, а потом ангина, и мучайся родители с вами!

Женька печально взял стаканчик с пломбиром и вмиг съел. Потом он направился к другому киоску, к третьему… Везде он покупал по стаканчику и в итоге съел кучу пломбира и эскимо.

— Куда это Женька делся? — с тревогой спросила Лина.

Друзья вернулись к киоску мороженого, но Женьки там уже не было.

Женька заболел. Лина с Шуриком каждый день после школы шли к нему домой, приносили гостинцы и домашнее задание.

— Ненавижу ваши дурацкие споры! — сказала Лина.

— Так мы не успели поспорить, — возразил Шурик.

— Я бы мог и больше съесть, — просипел Женька, — Да деньги кончились.


— Спорим, что я смогу донести тебя от дома до школы? — спросил однажды Женька

Шурика.

— Спорщик ты великий, — заметил Шурик, — Не поднимешь!

— Если я тебя донесу, ты мне подаришь свой бинокль, — настаивал Женька.

— Хорошо, спорим, — спокойно сказал Шурик, — Но я Лину хотел подождать.

— Вот не стоит этого делать, — испугался Женька, — Она против всяких споров!

Женька посадил Шурика на закорки и двинулся к школе. Сначала всё было вроде неплохо, но, пройдя половину пути, Женька стал выдыхаться. Когда до школы осталась треть пути, ноги Шурика почти доставали до земли. Вот до школы уже всегото метров пятьдесят! Женька, сгорбившись и покачиваясь, плетётся еле-еле. И он бы донёс Шурика… Я верю! Но случилось то, что случилось.

— Вот вы где! Сейчас же прекратите это безобразие вредное для здоровья! — раздался

рядом голос, который так боялся услышать Женька.

Это конечно была никто иная, как Лина Антонова. Женька от неожиданности вздрогнул и рухнул вместе с Шуриком на асфальт. Оба встали, потирая ушибленные места. Лина достала из аптечки йод и перекись и обработала им ссадины.

— Марш в школу нормальным образом! — велела она им, и пошла за ними хозяйской

походкой.

— Вот влипли, — ворчал Женька, — Ни свободы, ни личного выбора.

После уроков Шурик шёпотом сказал Женьке:

— Давай я теперь тебя отнесу от школы до дома, ты ведь полегче меня, так я мигом домчу. А кого-нибудь из Лининых подружек попросим её задержать.

— А на что спорим? — спросил Женька.

— На твой компас, — ответил Шурик.

— По рукам, — согласился Женька.

Пока Лина мирно болтала с заранее предупреждённой мальчишками подружкой, и думала, что ребята покорно ждут её возле школы. Тем временем Шурик, взвалив Женьку на закорки, лёгким шагом двигался к его дому. Женька конечно лёгкий, но не совсем, к тому же нога ушибленная побаливала.

Худо-бедно, пронёс Шурик Женьку полпути, но что-то стал выдыхаться. Он уже шёл, заметно прихрамывая на ушибленную от падения на асфальт возле школы ногу. Он всё равно стал бы честным обладателем и новым хозяином компаса, если бы не два «но»…

Первым «но» могло бы и не навредить, им была ушибленная нога, которая всё же шла. Но вторым «но», от которого уже невозможно было куда-то деться, была, конечно, Лина.

Шурик уже издали услышал знакомые поспешные шаги, занервничал и почувствовал, что груз сползает с его спины. Он перехватил поудобнее ноги Женьки и ускорил шаг, но разве от спортсменки уйдёшь?

— Стой, Шурик! — твёрдым голосом велела Лина.

Силы оставили Шурика, и Женька скользнул по его спине вниз, усевшись на землю.

— Как ты узнала? — поразился Шурик.

— Я знаю Женьку, а этого мне достаточно! С кем поведёшься, от того и наберёшься!

И Лина взяв их за руки, повела к себе домой приводить в человеческий вид, умываться

и смазывать ссадины, а ещё чистить школьные костюмы.

Женька упирался, а Шурик знал, что это бесполезно.

— Лина напоминает мне Мальвину, — как-то раз сказал Женька Шурику, — Постоянно

придирается, заставляет умываться, если испачкаемся. А ты, Шурик, кстати вылитый

Пьеро! Только вот стихов не пишешь.

— Тогда ты Буратино непокорный, — рассмеялся Шурик.


— Может, разыграть её как-нибудь, пошутить? — спросил однажды Женька.

— Лучше не стоит, вдруг обидится, — запротестовал Шурик.

— Ну-ну, — с усмешкой сказал Женька и пошёл к себе домой.

— Приходи к Лине, я там буду! — крикнул Шурик ему вслед.

— Ага, — отозвался Женька.


Шурик с Линой сидели за столом и делали уроки. Родители были на работе. Вдруг раздался звонок в дверь. Лина пошла открывать. Шурик услышал, что она вскрикнула и побежал в прихожую. Там он увидел Лину с большими от ужаса глазами и Женьку в лохмотьях, перепачканного с ног до головы.

— Что.. что это значит, Женька? — заикаясь, спросила Лина.

— Да так, переходил улицу и попал под машину, — нехотя сказал он.

— Надо вызвать «скорую»! — испугалась Лина и кинулась к телефону.

— Чего это она? — с изумлением уставился Женька на Шурика.

— Пошутил, да? — хмуро спросил его Шурик.

— Да, маленько не рассчитал, не думал, что так получится, — растерянно сказал Женька.

Лина плача, схватила телефонную трубку, а Шурик подбежал к ней:

— Линочка, не надо! Прости его, пожалуйста, это он пошутил, негодяй такой! — воскликнул Шурик.

Лина медленно положила трубку на рычажки телефона. Сквозь слёзы смотрела она на

Женьку и молчала. А тот не знал, куда деваться от стыда. Он подошёл к Лине:

— Прости меня, Линочка, я не знал, что ты так испугаешься, думал, поругаешь меня, как обычно, и всё.

Лина молча обняла его и не отпускала.

— Какой же ты дурачок, — тихо сказала она.

— Я больше никогда такое не сделаю! — виновато сказал Женька.

Дети стояли в прихожей и плакали. Шурик сперва надулся на Женьку, а потом лишь только представил, что это могло быть правдой, и его глаза тоже наполнились слезами. Потом они долго сидели в комнате и разговаривали. Женька очень пожалел о содеянном и решил больше никого никогда не разыгрывать.


Наступила зима, ребята отправились на каток. Лина умела кататься, а Женька с Шуриком только учились. Девочка выделывала разные замысловатые фигуры, а мальчишки жались к бортику, держась за него и помаленьку двигаясь. Внезапно на Лину наехал новичок, и она, вскрикнув, упала, попыталась встать, но не смогла.

— Лина, мы идём к тебе! — крикнул Шурик и, ковыляя на коньках, направился к ней, но упал тоже.

Женька снял коньки, надел ботинки и тогда уже поспешил к Лине. Она, опираясь на Женьку, хотела сделать шаг, но не могла наступить на ногу, нога ужасно болела. Тогда Женька посадил Лину на закорки и понёс её.

— Шурик, захвати мои коньки! — крикнул он другу.

Шурик уже переобулся, схватил коньки свои и Женькины и помчался вслед за ними.

— Это же вредно для здоровья, таскать тяжести, — причитала Лина, — Вам нельзя, вы ещё

маленькие!

— Ничего! — ответил ей Женька, отчаянно пыхтя, — В виде исключения можно.

— Давай теперь я её понесу! — настаивал Шурик, но Женька хотел сам.

Всё-таки Женьке пришлось уступить, потому что он уже еле нёс Лину. Шурик подхватил девочку и бодро направился к её дому.

В Линином доме часто ломался лифт, вот и сейчас он был так некстати испорчен.

Шурик вздохнул и стал подниматься по лестнице на пятый этаж. Наконец, они добрались до её квартиры, позвонили. Открыла Линина мама.

— Что случилось, ребятки? — в ужасе воскликнула мама.

— Мама, я ногу повредила на катке, а ребята меня донесли по очереди! — гордо сказала

Лина.

— Молодцы, ребятки, — сказала мама и засуетилась вокруг дочки, — Проходите, сейчас чай будем пить.

Женька уже хотел с удовольствием согласиться, но Шурик сказал:

— Спасибо, мы пойдём домой, нам ещё уроки надо делать.

— Заходите почаще к нам, — приветливо сказала Линина мама.

— Зайдём, — пообещал Шурик. И мальчишки ушли.


Нога у Лины болела, и девочка не могла ходить в школу. Целую неделю, Женька с Шуриком после занятий в школе спешили к Лине домой навестить её и приносили ей домашние задания. Вместе они делали уроки, а мама Лины, которая работала посменно, то с утра, то в ночь, приглашала ребят обедать с ними, когда была дома.

— У меня сегодня день рождения, — сказал как-то Шурик.

— Чего же ты заранее не предупредил? — огорчилась Лина, — Я даже подарок не приготовила.

— Да ничего, — ответил Шурик, — Мне Женька с утра подарил футбольный мяч.

— А я тогда потом подарю, — сказала Лина, — Ведь можно и после, ничего страшного.

Ребята решили отметить одиннадцатилетие Шурика. Поскольку Лина ещё не могла наступать на больную ногу и передвигалась по квартире, прыгая на здоровой ноге, то приготовить чай вызвался Женька. Вскипятив чайник и найдя в доме всё, что было сладкого, он принёс в комнату поднос с чашками и сладостями. Съев всё, что было на подносе, ребята стали играть в разные настольные игры. Настал вечер, и ребята попрощавшись пошли домой.

Постепенно нога у Лины вылечилась, и девочка снова стала ходить в школу.

Подарок Шурику Лина выбрала ответственно. Он получил от неё набор игрушечных солдатиков.


— Приглашаю вас теперь на мой день рождения! — однажды сказала она ребятам.

— А у меня будет через месяц, — сказал Женька.

— Как мы все рядышком родились, — заметил Шурик.

— Это здорово! — обрадовался Женька, — Шурик — в январе, Лина — в феврале, а я — в марте!

После уроков, проводив Лину до дома и пообещав прийти вечером на праздник, мальчики побежали к себе домой, вытряхнули всё из своих копилок и помчались покупать ей подарок.

— Что мы купим? — спросил Женька.

— В пределах суммы, — ответил Шурик, — ведь больше взять неоткуда.

Они пошли в «Детский мир», долго ходили, приценивались.

— Может, купим ей куклу? — спросил Шурик.

— Ерунда! — возразил Женька, — У какой девочки нет кукол? Надо что-нибудь оригинальное.

Наконец, Женька выбрал для Лины лук со стрелами.

— Ну, зачем ей это надо? — заспорил Шурик.

— В жизни всё надо уметь, пусть учится попадать в цель, — уверенно сказал Женька. И подарок был куплен.

Ребята прибежали к Лине домой. Она с мамой уже накрыла на стол, и торт

занимал почётное место в центре стола.

— С днём рождения! — воскликнули ребята и протянули Лине подарок.

— Спасибо, это так необычно, — улыбнулась Лина и пригласила их к столу, сперва отправив мыть руки.

Мама Лины спешила на работу в ночную смену, и поэтому ребята уселись за стол одни. Папа её должен был прийти домой поздно, но ребята пообещали, что оставят родителям по кусочку торта. Женька ел за троих. Кроме сладостей, на столе были салаты, сыр, колбаса. Когда на столе остались лишь два жалких кусочка торта, Женька сказал:

— Теперь самое время испытать подарок!

Женька схватил лук и стрелы и сказал Лине:

— Смотри, как надо! — нацелившись на нарисованную мишень, он выстрелил.

Стрела, проткнув картонную мишень, пролетела через комнату и попала прямо в стекло серванта. Посыпались со звоном осколки стекла. Лина в ужасе открыла рот, но

промолчала. Шурик схватился за голову. Женька смущённо смотрел на друзей.

— Вот так выстрелил, — пробормотал он.

— Скоро папа придёт, — тихо сказала Лина.

— Ну, он же на тебя не подумает, — сказал Женька, — Чего ты волнуешься?

— Мы сами ему всё расскажем, — прибавил Шурик.

— Да, сами, но в другой раз, — ответил Женька, — Нам домой пора, меня уже ждут родите–

Ли, — с этими словами Женька накинул куртку и ушёл, а Шурик остался.

Вскоре пришёл с работы папа Лины.

— Папа, тут такое дело, — начала Лина.

— С днём рождения, Линочка! — воскликнул папа.

— Здравствуйте, — сказал Шурик, — Вы только не переживайте, пожалуйста, я случайно разбил ваше стекло в серванте.

Папа недоуменно оглядел Шурика.

— Стекло? — промолвил он, — Какие пустяки. Пойдёмте чай пить, я торт принёс!

И они втроём пошли отмечать день рождения повторно.


Назавтра, Шурик сказал Женьке:

— Я сказал Лининому отцу, что сам разбил стекло.

— Зачем? — удивился Женька, — Мог бы на меня сказать, всё равно я ушёл, и тебе бы

ничего не было.

— Мне и так ничего не было, а вот если бы я начал говорить про тебя, что ты виноват,

то он мог подумать, что я нечестный, нарочно наговариваю на друга, чтобы не отвечать

за содеянное.

— Так Лина бы подтвердила, что это я разбил стекло, — возразил Женька.

— Как-то нечестно прятаться за спиной девчонки, не по-мужски это, — сказал Шурик.

— Тогда я сам пойду, и расскажу ему, как было дело, — решил Женька.

— Тогда он решит, что я лгун, в какое положение ты меня поставишь! — сказал Шурик.

— Пойдём вечером к Лине, я должен отвечать за себя сам, — решил Женька.

Вечером Женька с Шуриком пришли к Лине и, когда её папа вернулся с работы, Женька сказал ему:

— Михаил Петрович, это я разбил стекло вчера, но побоялся, что вы будете ругаться, и ушёл, а Шурик взял вину на себя.

— Хорошо, что ты признался, надо быть честным, — сказал Линин папа, — Я понимаю, Шурик, ты не хотел ябедничать про друга. Ладно, всё хорошо, идите, играйте!

И ребята отправились в комнату Лины, немножко поиграли в настольные игры, а из лука больше не стреляли, решив стрелять из него только на улице.

Когда ребята собрались домой, Женька выскочил первым из квартиры Лины и крикнул Шурику:

— Догоняй!

— Подожди, Шурик, — сказала Лина, — когда ты вчера ушёл, я сказала папе, что это не ты

виноват.

— И он поверил тебе? — спросил Шурик.

— Конечно, ведь я никогда не обманываю его, — ответила Лина.

— Ладно, я пошёл, — сказал Шурик и стал спускаться по лестнице.

Внизу его ждал Женька. Друзья пожали друг другу руки и направились к своему дому.


— А ведь летние каникулы через два месяца! — воскликнул Женька, — Кто куда поедет?

— Я — в пионерский лагерь, — сказал Шурик.

— Я тоже, а ты в какой? А, может, мы с тобой попросим родителей отправить нас в один лагерь? — предложил Женька.

— Давай. Лина, а ты куда поедешь летом? — спросил Шурик.

— Я поеду к тёте в деревню, — ответила Лина.

— А, может, с нами? Хоть на одну смену! — попросил вдруг Шурик.

— Я маму спрошу, — ответила Лина.

— Завтра прошу вас на мой день рождения! — пригласил Женька.

— Ты из нас самый маленький, — сказала Лина, — Поэтому такой непослушный.


Родители, знавшие о дружбе ребят, согласились отпустить всех троих в лагерь на всё лето.

— А как же тётя? — спросил Лину Женька.

— Она скучать не будет, к ней мой двоюродный брат приедет, ему восемь лет, забот

хватит, — смеясь, сказала Лина.


Женькина мама хлопотала вокруг стола полного угощений, а сам Женька принимал подарки.

— Поздравляем! — хором сказали Лина с Шуриком и вручили Женьке автоматическую

подводную лодку, разумеется игрушечную.

— Ура! — крикнул Женька и, забыв про угощения, помчался в ванную испытывать подлодку.

Ребята побежали за ним. Женька набрал полную ванну воды и опустил туда свой подарок. Напрасно мама Женьки звала ребят к столу. Пока Женька не испытал подлодку всеми возможными способами, он из ванной не вылез. Только после этого довольный мальчик пригласил всех праздновать свой день рождения.

Лето в лагере

Вот и долгожданные каникулы! Ребята вместе приехали в пионерский лагерь. Им

повезло, лагерь был очень интересный. Рядом море, с другой стороны лес, да ещё не

так далеко, за территорией лагеря, находилась настоящая обсерватория. Её купол виднелся над верхушками деревьев.

Женька немедленно передружился со всеми ребятами, облазил весь лагерь и всё осмотрел. Лина с Шуриком, не торопясь, с интересом оглядываясь вокруг, тоже обхо–

дили лагерь.

Их вожатым был двадцатилетний Игорь, весёлый и остроумный парень. Он сразу нашёл всем дело, всех занял и заинтересовал.

— Кто хочет быть редактором нашей стенгазеты? — крикнул он толпе ребят.

— Женька, давай ты! — толкнула его Лина.

— Ты чего, я не смогу! — отмахнулся Женька, а сам жадно смотрел на купол обсерватории.

Вскоре редактор был выбран, также нашли для газеты художника. Ребята записывались

в разные кружки. Назначали дежурных. Шурик тоже не горел желанием куда-то записаться или стать дежурным. Он предпочитал беззаботный отдых. Лина всё-таки записалась в литературный кружок.

Облазив всё, что было можно, Женька заскучал.

— Шурик, надо бы совершить вылазку за территорию лагеря! — сказал он другу.

— Ты что? — испугался Шурик, — Нас за это сразу отчислят из лагеря и отправят домой!

Женька лишь хитро сощурился.

Всех позвали на обед. Женька попробовал суп, потыкал вилкой отбивную и отодвинул от себя тарелки.

— Кто не съест всё, из-за стола не выйдет! — сказала всем воспитательница.

— Ребята, кто хочет эту муру? — спросил Женька соседей рядышком. Но никто не хотел.

Женька пригорюнился, жаль, что окно было далеко, не выбросишь в него ничего.

— Давай мне, раз так вздохнул Шурик и съел порцию Женьки.

— Ты — настоящий друг! — сказал Женька.

— Но ты же ничего не съел, как же ты голодный будешь до ужина? — спросил Шурик.

— А домашние гостинцы на что? — ответил довольный Женька и встал из-за стола.

Лина с неодобрением взглянула на Ребята, но ничего не сказала.


Женька сидел на лавочке и ел домашние пирожки.

— Эй, Шурик! Поди-ка сюда! — позвал он друга.

— Зачем? — спросил Шурик и сел рядом.

— Тебя совсем не интересует обсерватория? — спросил Женька.

— Интересует, — ответил тот.

— Тогда сегодня вечером мы отправимся туда. Знаю, ты скажешь, что нас выгонят за это.

Но мы же быстро вернёмся, наше отсутствие никто даже не заметит.

— Ты в этом уверен? — с сомнением спросил друга Шурик.

— Абсолютно! — решительно ответил Женька.

— Надо Лине сказать, может, она тоже захочет с нами пойти.

— Не только не захочет, но и нас не пустит. Как будто ты не знаешь Лину! — ответил Женька.

— Ладно, я пойду, — согласился Шурик.


Вот и отбой, все улеглись спать, а друзья вылезли через окно спальни и помчались к лагерному забору. Перелезли, помогая друг другу, так как он всё же был

высоковат. Поёживаясь от ночной прохлады, мальчики неслись через лес к обсерватории. Наконец, добежали. Женька постучал. Им открыл дверь мужчина

лет сорока и удивлённо посмотрел на них.

— Что вам угодно, товарищи дети? — спросил он друзей.

— Мы хотим увидеть планеты и звёзды! Можно? — спросил Женька.

— Ну, заходите, раз пришли, — позволил им человек, — Вы откуда, ребята?

— Из лагеря, вон того! — и Женька махнул рукой в направлении лагеря.

— А вы учёный? — спросил Шурик.

— Я астроном, да, учёный, — улыбнулся мужчина, — Меня зовут Виктор Андреевич.

— А я Шурик, а это Женька. Можно мы ещё приведём Лину?

— Приводите, места всем хватит. А вас не будут искать, ведь поздно уже? — спросил

астроном.

— Нет, у нас свобода в лагере, куда хочешь, туда и иди! — расхвастался Женька.

Шурик толкнул Женьку в бок.

Астроном повёл их к телескопу.

— Вот сюда смотрите, — сказал он им.

Ребята по очереди глядели в телескоп и видели то, что было невидимым для невооружённого глаза.

— Вот это да! — восхищённо сказал Женька.

Он засыпал астронома вопросами, а тот, человек увлекающийся, готов был говорить о

звёздах и планетах часами. Он забыл о времени и охотно отвечал ребятам, рассказывал много интересного. Лишь когда забрезжил рассвет, учёный спохватился. Разбудил дремавшего в кресле Шурика и сказал Женьке, у которого не было сна ни в одном глазу:

— Нехорошо как вышло, заговорил ты меня, малыш! Теперь вас хватятся в лагере, и

ничего путного из этого не выйдет. Бегите скорей, и если что, свалите на меня всю

вину. Я ведь виноват, потакал вашим капризам.

Выпроводив Ребята, учёный немедленно о них забыл, так как занялся срочной работой. Друзья помчались со скоростью ветра в лагерь, перелезли через забор и попали в руки директора лагеря. Начальником была строгая Софья Ивановна, женщина тридцати восьми лет.

— Только приехали и сразу сбежали! — воскликнула она, — Придётся вас простить на первый раз. Марш в столовую завтракать!

Шурик с Женькой помчались со всех ног, боясь опоздать. Влетев в столовую, Женька не успел затормозить и врезался в дежурную, которая несла поднос с тарелками на раздачу. Поднос перевернулся, и Женька оказался весь в каше с головы до ног.

— Хулиган! — крикнула воспитательница, — Вот теперь будешь всё это сам убирать!

И вместо завтрака, Женька орудовал щёткой и тряпкой.

— Беда мне с вами! — сказала Лина после завтрака, — Не успели приехать, как наворотили дел! Удрали ночью, шлялись где-то. Вот куда тебя понесло, Женька?

— В обсерваторию, — проворчал Женька, — Если бы ты знала, как там интересно!

— Здесь свой порядок, изволь его соблюдать! — наставительно произнесла Лина, — Шурика тоже подводишь, он за тобой как хвостик всюду ходит.

— Ну, и воспитывай Шурика, а мне тут скучно маршировать да разучивать отрядные песни!

— Тогда отправляйся домой и валяй там дурака, а мы с Шуриком останемся в лагере, —

сказала Лина.

— Лина, — заговорил Шурик, — Он не хочет домой, нам и правда интересно было

в обсерватории. Там астроном отлично рассказывал про звёзды, кометы

всякие. Мы и тебя обещали ему привести.

— Вот уж увольте, — возмутилась Лина, — За меня они решили, видите ли.

Но Лина была очень любознательной девочкой, и рассказ ребят об астрономе,

её заинтересовал.

— Может, спросить разрешения у воспитательницы? — задумчиво сказала Лина.


— Только под твою ответственность, ты девочка серьёзная и не разрешишь мальчикам

делать глупости. Отпускаю вас на три часа, и чтобы сразу обратно, слышишь?

— Спасибо! — обрадовано воскликнула Лина и вместе с ребятами прошла через ворота, они направились к обсерватории.

Астроном открыл им дверь и сразу же их вспомнил.

— А вот Лина, — сказал Шурик, — Она тоже очень любит звёзды.

— Проходи, Лина, к телескопу, спрашивай, что не знаешь, — великодушно разрешил

Виктор Андреевич.

Лина уже много чего знала про космос, она ведь много читала книг, но всё равно задавала один вопрос за другим. По истечении назначенного времени, она извинилась:

— Нам надо идти, но мы к вам непременно придём ещё.

— Заходите, приводите друзей, — доброжелательно сказал астроном.

Лина была очень рада, что пришла сюда. И ведь всё это благодаря мальчикам.


В лагере тем временем готовились к походу с палатками в лес. Пионервожатый Игорь учил ребят ставить палатки и разжигать костёр. Наша троица тоже захотела участвовать. Наконец, весь их отряд с рюкзаками за плечами, отправился в поход. Пройдя довольно большое расстояние от лагеря, Игорь объявил привал. Девочки побежали искать родник с водой, мальчики ставили палатки. Мало кто умел готовить на костре, но Лина естественно вызвалась первая. Пока ужин готовился, Игорь учил Ребята, как узнавать стороны света без компаса, где находится север, а где юг. Потом Игорь называл ребятам названия птиц, которые пели в лесу.

Когда ужин был готов и все его попробовали, то стали хвалить Лину. Она и правда очень постаралась. Потом Игорь взял гитару, и ребята пели разные песни. А после улеглись спать. Большинство ребят были в походе впервые. Лина же частенько ездила с родителями за город, поэтому много чего умела делать. Это она сама призналась накануне.

Утром Лина встала пораньше и опять приготовила для всех кашу. Когда все проснулись, Лина раздала им тарелки. Поев, двинулись в обратный путь. Игорь называл растения, рассказывал, какие ягоды можно есть, а какие нельзя. Женька не очень прилежно слушал, надеясь, что Лина всё запомнит.

Женьке настолько понравилось в походе, что он решил сам организовать его повторно.

— Возьмём палатки и удерём из лагеря тихонько, — подбивал он друзей.

— Одним не стоит, — сказала Лина.

Однако Женька не послушался её. Ночью, когда все спали, они с Шуриком, сделав накануне запасы еды и припрятав палатку, перелезли через забор и отправились в

лес. Лина, которая ещё с вечера внимательно следила за Женькой, не сомневалась, что тот затевает побег. Естественно, когда друзья отправились в путь, она догнала их по дороге.

— Ой, Лина, — удивился Женька, увидев её, — Хорошо, что ты пришла, мы ведь сами готовить не умеем.

— И палатки ставить вы не умеете, и обходиться без компаса, — продолжила Лина.

— Да, — радостно подтвердил Шурик.

— Ладно, раз вы так хотите, устроим себе поход, — сказала Лина.

Установив палатки, ребята легли спать, всё равно уже было темно, костёр погас.

Шурик проснулся оттого, что услышал странный звук, это был голос какого-то животного. Он не стал будить Женьку, а, взяв фонарь, отправился посмотреть сам.

Он дошёл до волчьей ямы, заглянув в которую, увидел там маленького оленёнка.

Шурик спрыгнул в яму, взял малыша на руки и попытался вылезти, но не смог.

Вдруг он услышал чьи-то шаги. Шурик очень испугался, что это охотник пришёл,

и крепко прижал оленёнка к себе.

В яму заглянула Лина:

— Вот ты где. Ой, какой оленёнок хорошенький! — обрадовалась девочка.

— Я не могу выбраться отсюда, — проговорил Шурик, — разбуди Женьку, пусть принесёт верёвку.

— Сейчас! — и Лина убежала.

Через десять минут они вернулись вместе.

— Чего это он всё кричит? — удивился Женька.

— Есть наверное хочет, или ушибся, — ответила Лина.

Сперва Шурик обвязал верёвкой оленёнка, и Женька его вытащил. Потом вылез и сам спаситель. Лина нарвала травы, но малыш её не замечал и не притрагивался.

— Что делать будем? — спросил Шурик.

— Отнесём нашему астроному! — сказал Женька, — Не в лагерь же нести, он там всех

перебудит.

Ребята дошли до обсерватории и позвонили. Дверь отворили.

— Что это? — спросил учёный, всматриваясь в темноту.

— Оленёнок из волчьей ямы, — ответил Женька.

— Ну-ка, покажи, заходите, пожалуйста! — сказал астроном, — Э, да у него сломана ножка.

— Он упал с высоты, ещё и есть хочет, — ответил Шурик.

— Сейчас вызову ветеринара, — ответил Виктор Андреевич.

Он пытался накормить оленёнка с ложечки молоком, но тот совсем не хотел есть и отворачивался.

Ветеринар, осмотрев малыша, сказал:

— Надо забрать его в клинику для лечения. Кто поедет со мной?

— Мы! — крикнули ребята.

И все поехали с врачом на машине. Астроном остался делать срочную работу.

К утру ребята вернулись с оленёнком. Теперь ему надо было лежать, чтобы ножка зажила. Учёный немного покормил оленёнка, и тот заснул.

Прибывший милиционер, которого также вызвал Виктор Андреевич, решил сделать

засаду на охотника.

— Мы тоже хотим! — сказали ребята.

— Нет, мало ли что может случиться, вдруг он начнёт стрелять. Марш в лагерь! — велел

участковый.

Ребята поплелись в свой лагерь. Там их ждала воспитательница Мария Николаевна.

— Надо вас отправлять домой, бегать из лагеря нельзя, у нас не положено, — сказала она.

— Мы спасли оленёнка в лесу! — сказала Лина.

И ребята стали наперебой рассказывать, что было ночью в лесу.

Тут ещё подошёл пионервожатый Игорь.

— Ребята ведь хорошие, я ручаюсь за них, они будут вести себя хорошо, — сказал он.

— Придётся простить и на этот раз, — сказала подошедшая Софья Ивановна.

А когда началась утренняя линейка, явился инспектор.

— Благодаря этим ребятам, оленёнок остался жив, а мы поймали браконьера. Замечательные дети в этом лагере! — восхитился участковый.

Все зааплодировали спасителям.

Воспитательница подобрела, а начальница лагеря сказала:

— Мы возьмём оленёнка в свой живой уголок.

— Возьмите, но временно, — сказал инспектор, — А когда он поправится и подрастёт немного, его надо будет отпустить в лес.

Все были счастливы. Ребята договорились дежурить у оленёнка по очереди.

— Как мы его назовём? — спросила Лина.

— Малыш, как же ещё? — удивился Женька.

— Точно! — согласился Шурик.


Когда оленёнок поправился, он весело носился по всему лагерю и играл с ребятами.

Следопыт

В их отряде были трое закадычных друзей, которые также, как и наша троица,

приехали вместе, чтобы не разлучаться на всё лето. Правда, они постоянно, то ссорились, то мирились. Их звали Миша, Костя и Виталик. Вот и теперь они горячо спорили, кому раньше достанется дежурство с Малышом. Дело едва не дошло до драки, пока не вмешался вожатый Игорь. Он принёс график дежурства, составленный им самим. Им пришлось смириться.

Ещё в отряде была девочка, Валя, она всё про всех знала и очень любила сплетничать, но часто всё оказывалось неправдой, потому что она делала выводы прежде, чем получала подтверждение фактам. Ещё в их отряде были ребята, которые посещали литературный кружок и представляли себя будущими поэтами и писателями: Витя, Гоша и Лена. А ещё будущий художник Гена, гимнастки Юля, Галя, выдумщик и фантазёр Федя, ну, и два лентяя, с которыми постоянно мучился Игорь вожатый, Лёня и Рома. Вот и весь их отряд.


Однажды сразу после завтрака, Женька, как ракета, помчался по территории лагеря. Лина на что-то отвлеклась и не заметила его исчезновения.

— Куда опять делся этот мальчишка? — спросила Лина, Шурика.

— Только что тут сидел, — пожал плечами Шурик.

— Когда он так внезапно исчезает, это к добру не приводит, — заявила девочка и они вместе с Шуриком пошли искать Женьку.

Нашли они его в пионерской комнате для совещаний. Женька в лупу осматривал подоконник.

— Ты чего это? — удивлённо спросил Шурик.

Лина подошла поближе.

— Чем это ты занят, Женя? — поинтересовалась она.

— Я теперь буду Шерлоком Холмсом, буду определять по приметам, не заметным другим, что здесь произошло.

— И что же ты определил? — с интересом спросила девочка.

— Наш вожатый Игорь очень волновался, а вожатая второго отряда Люся нервничала

ужасно.

— И как ты это узнал? — спросил Шурик.

— Люся всегда поливает цветы в комнатах, а так как она ужасная аккуратистка, то странно, что пролила воду в двух местах. Игорь же имеет привычку выглядывать в окно, если появляется какая-нибудь проблема, и он вот здесь порвал жалюзи, когда хотел их открыть.

— И что из этого следует? — в свою очередь удивилась Лина.

— Элементарно, Лина! — хвастливо воскликнул Женька, — Игорь влюбился в Люсю и

позвал её сюда для объяснения, нервничал жутко, сломал жалюзи. Люся тоже любит

Игоря, иначе почему тогда она не видела, куда льёт воду? Она смотрела на Игоря,

а цветы поливала машинально. В обратной ситуации, зачем ей так нервничать?

— Гениально! — восхитился Шурик, — Так мы будем теперь узнавать все лагерные тайны!

— Хм, разгадай-ка ещё чего-нибудь, — недоверчиво сказала Лина.

— Ты мне не веришь? — спросил уязвлённый Женька.

— Что-то я не замечала томных взглядов Люси и Игоря, ему скорее вожатая Ира нравится, правда он ей — ни капельки, — заметила Лина.

— Так он скрывает, — не сдавался Женька.

— Зачем ему скрывать? — удивилась Лина.

На этот вопрос Женька ответить не смог, поэтому сказал:

— Пойдём дальше!

Друзья шли за ним, а он увлечённо объяснял на ходу:

— Неразлучные друзья Миша, Виталик и Костя, опять поссорились. Это следует из того, что клумба, на которой Миша с Виталиком посадили цветы, вся разворочена,

цветы сорваны и исчезли. Значит, Костя, который цветы не сажал, навредил им из

мести.

— А почему ты думаешь на Костю? В лагере много Ребята, — возразила Лина.

— Костя тут постоянно сидит на лавочке с книгой и читает, а сегодня он выжидал удобного случая, чтобы отомстить. Вот сейчас лавка свободна, навредил и убежал от расправы!

Лина с Шуриком переглянулись. Звучало это убедительно.

— Далее, Лёня и Рома, наши неисправимые лентяи, прячутся в спальне от лагерных дел.

Лёнины следы от кроссовок обрываются у дверей спальни, а обратных следов нет!

— А Рома? — спросил Шурик, — Его следы тут тоже обрываются?

— Рома влез в окно, которое ему открыл Лёня, войдя внутрь.

— Зачем же ему надо было лезть в окно, если он мог войти через дверь, как и Лёня? —

удивилась Лина.

— Не знаю, может потому, чтобы не привлекать внимания. Двое заметнее чем один, —

ответил Женька.

Вдруг они увидели Лёню, он играл с Малышом.

— Лёня, ты же должен быть в спальне! — с обидой крикнул Женька.

— Это ты за меня решил? — удивился Лёня.

— Следы твоих кроссовок ведут туда и обрываются, — настаивал Женька.

— Разве только у меня в лагере есть кроссовки? — ещё больше удивился Лёня.

— Но ведь ты — лентяй! Кому ещё понадобилось заходить в спальню в разгар дня, чтобы

спрятаться там от заданий по лагерному расписанию! — горячился Женька.

Известная сплетница Валя, прибежавшая на шум, воскликнула:

— Я знаю! У нашего художника Гены порвались кроссовки, и он заходил в спальню

переобуться в сандалии!

— Похоже на правду, — сказала Лина, — Эх ты, горе-следопыт!

— Зато остальное я правильно угадал! — сказал Женька.

Пройдя немного дальше, ребята увидели неразлучную троицу — Костю, Виталика и Мишу. Мальчишки весело болтая ели мороженое.

— А, помирились уже! — обрадовался Женька.

— А мы и не ссорились, — возразил Костя.

— Зачем же ты клумбу тогда испортил? — спросил Костю Шурик.

— Клумбу? — с беспокойством воскликнул Костя, — Теперь я понимаю, зачем Гоша решил меня устранить с лавочки, послав за мороженым!

— За что он вам навредил? — спросила Лина.

— Он решил подарить цветы Гале, нашей гимнастке, а я тут мешал ему, потому, что сидел и читал, я естественно не позволил бы ему рвать цветы. Он послал нас за мороженым, денег дал на десять порций, одно ему, а остальное нам. Наврал, что ногу ушиб.

Женька понуро пошёл дальше. Игорь шёл по дороге им навстречу, сердитый и недовольный.

— Игорь, — цепляясь за последний шанс угадать, сказал Женька, — У тебя же сегодня радость! Как же ты можешь хмуриться?

— Какая ещё радость? — раздражённо буркнул он.

— Взаимная любовь, что может быть лучше на свете? — удивился Женька.

— Чего? Какая ещё взаимная любовь? — усмехнулся Игорь, — Ты чего, совсем уже?

— Вы же разговаривали сегодня с Люсей в пионерской комнате! — сказал Женька.

— Я там сегодня не был и ни с кем не говорил, — ответил Игорь.

— Ты скрываешь это, но нам всё известно. Вы с Люсей любите друг друга, из-за

этого вы оба нервничали, ты порвал жалюзи… — продолжал Женька.

— Кто порвал? Я? — возмутился Игорь, — А может ты сам и порвал их, а теперь придумываешь всякую чушь, чтобы не отвечать за свой поступок?

— Но Люся же тебе нравится, — возразил Женька.

— Это твои фантазии, — сказал Игорь и направился к пионерской комнате.

Женька побежал к Люсе.

— Ты чего плохо цветы поливаешь? — крикнул он в отчаянии, — На подоконнике вода пролита!

— Я не поливала, у нас этим теперь занимаются дежурные, у меня и так дел по горло! —

сказала Люся, — Получит теперь Рома внеочередное дежурство за небрежность. Лентяй

всё делает кое-как, лишь бы отделаться от работы поскорей!

Женька повернулся и пошёл по дорожке прочь.

— Плохой из меня Шерлок Холмс, — печально сказал он.

— Зато ты самый лучший в мире друг! — воскликнул Шурик.

— Здесь я уже не спорю, это действительно так, — подтвердила Лина.

Женька заулыбался и повеселел.

— А дедуктивный метод ты всегда освоить сможешь, — ободрила его Лина, — Только учись наблюдательности, как следует, да ещё надо уметь логически мыслить.

— По логике, мне должен достаться утешительный приз, — хитро улыбнулся Женька.

— Угадал, — засмеялась Лина, — идём за мороженым!

Захватывающие приключения

Несколько дней прошли без приключений, Женька даже увлёкся ненадолго рисованием. Художник Гена пытался научить его рисовать, но у Женьки не хватало терпения. Видя, что ничего у него не выходит, он швырнул карандаши в угол, разорвал

свои рисунки и выскочил на улицу. Сидеть подолгу на одном месте он не мог.

— Вы как хотите, а я сегодня опять отправляюсь за лагерный забор в поисках приклю–

чений, — сказал он друзьям.

— А что, — вдруг согласилась Лина, — Два раза нас прощали за побег, авось, и сейчас

выкрутимся.

Ребята упаковали палатки, фонарь, и немного крупы, которую Лина взяла из кухни во время своего дежурства, чтобы сварить кашу. Прихватили и котелок, чтобы было в чём варить. После обеда неугомонная троица оказалась по другую сторону лагерного забора. Решили идти к реке, вода рядом — и еду приготовить можно, и посуду помыть потом.

— Глядите, плот радостно крикнул Женька, — Поплывём на нём скорей!

— Но он ведь чей-то, — возразила Лина, — Вдруг хозяин придёт, а плота нет.

— Да мы немного прокатимся и сразу же вернём! — заверил её Женька.

— Я тоже хочу прокатиться, — сказал Шурик.

— Двое за! Отчаливаем! — воскликнул Женька и прыгнул на плот, — Чур, я за рулём!

Лина хоть и сомневалась, но всё же шагнула на их неожиданный корабль. Шурик

следом за ней.

— Вот бы спасти кого-нибудь! — мечтательно проговорил Женька, — А ты, Шурик, о чём мечтаешь?

Шурик промолчал, он мечтал открыть новую звезду и назвать её именем Лина.

— Смотрите, — сказала Лина, — Кто это?

Около перевёрнутой лодки по колено в воде стоял мужчина, вокруг плавала поклажа.

— Дяденька, мы сейчас! — крикнул Женька, вертя руль во все стороны и пытаясь подплыть к лодке. Друзья ему помогали. Шурик выудил из воды мешок с вещами, ящик

с продуктами, палатку. Лодку мужчина сам вытянул на берег.

— Спасибо, ребята! Малы, а сильны, — сказал мужчина, принимая у них свои вещи.

— Да чего уж там! — сказал Женька, и они поплыли дальше, куда несла плот река.

Вдруг они увидели моторную лодку с инспектором.

— Привет, ребята! — узнал их участковый и остановился, — Вы не видели тут браконьеров? — спросил их инспектор.

— Нет, а как они выглядят? — спросил Шурик.

— Ну, как, вроде обычных людей, но с сетью, много рыбы добывают, — ответил инспектор.

— Увидим — задержим! — пообещал Женька.

— Ну, конечно, — улыбнулся инспектор, и лодка поплыла дальше.

— Ребята, — сказала Лина, — А тот человек, кому вы помогали вытащить лодку, не браконьер ли?

— Вернёмся туда! — решительно сказал Женька. Он стал разворачивать плот, и они отправились в обратный путь. Теперь все трое внимательно смотрели по сторонам.

Вдруг Лина увидела край лодки, спрятанный в высоких камышах. Она молча указала

на лодку, и друзья её поняли без слов. Шурик нырнул в маске для ныряния, а Лина

с Женькой стали в тревоге ждать.

— Там сеть под водой! — сообщил вернувшийся Шурик.

— Что будем делать? — спросила шёпотом Лина.

— Вы тут оставайтесь, а я поплыву вслед за инспектором! — сказал Женька.

Лина вышла на берег, и Шурик за ней. Женька уплыл, но на плоту долго догонять моторную лодку!

— Шурик, много там рыбы? — спросила Лина.

— Порядочно, — сказал Шурик.

— А вдруг браконьер сейчас придёт и заберёт рыбу? — испугалась Лина.

— Надо действовать, — сказал Шурик, достал перочинный ножик и нырнул снова.

А Лина увидела, как к берегу движется какая-то фигура. Когда человек подошёл

совсем близко, а Шурика всё не было, Лина очень испугалась. Человек направился к сети, спрятанной под водой. Вот он уже потянул за край сети… Она легко вытащилась

из воды! Вся порезанная в клочья и без рыбы. Лина видела, как мужчина изменился в лице и стал оглядываться. Вдруг он заметил Лину и побежал в её сторону! Она прыгнула в реку и нырнула. Мужчина тоже нырнул. Рядом с Линой оказался Шурик

и загородил её от браконьера. Мужчина схватил Шурика за руку и стал тянуть к берегу.

Лина стала звать на помощь и ухватилась за Шурика, что было силы, пытаясь оторвать его от браконьера. Но и вместе им не хватало сил. Лина звала на помощь, как могла громко, и услышала спасительный звук моторной лодки! На ней летели инспектор с Женькой.

— Иду на помощь! — кричал Женька.

Инспектор надел наручники на браконьера и собрал вещественные доказательства.

— Ребята, я должен записать ваши имена и фамилии, вам положены медали за задержание

преступника, — сказал инспектор.

— Медали! — в восторге закричали мальчишки. Наконец-то их мечта сбылась!

Инспектор уехал с браконьером, а наши путешественники, пройдя немного по берегу, отыскали причаленный плот и поплыли дальше.

— Плыву я, — рассказывал Женька, — Ну, думаю, не догнать мне моторной лодки, а она

курсирует по реке, обратно едет. Я к инспектору, кричу ему, он меня к себе пересадил и к вам на выручку успел.

— Ты, Шурик, молодец, с сетью справился, — улыбнулся Женька, — И ты, Лина, молодец,

мы бы лодку не заметили.

Начало темнеть. Женька сидел у руля, а Лина спрашивала у Шурика:

— Шурик, у тебя ничего не болит?

— Нет, Лина, — улыбался он, пряча от неё ссадину на локте.

— Как схватил тебя этот бандит! — ужасалась Лина, — А что это ты всё руки прячешь? Покажи-ка!

Увидев рану, Лина вскрикнула, и глаза её наполнились слезами. Она схватила аптечку,

которую всегда носила с собой и вылила на руку Шурика половину пузырька йода.

Тот застонал, а Лина заплакала.

— Глупый мальчик, ведь могло быть заражение, а ты всё молчишь, герой…

— В лагере нас уже хватились, — задумчиво сказал Женька.

Они причалили к берегу, установили палатки, и Лина приготовила кашу. Когда ужин был съеден, ребята уснули в палатках.

Проснулись они оттого, что кто-то их теребил. Это оказался вожатый Игорь.

— Подвели вы меня, ребята, — сказал он им, — А я за вас ручался начальнице лагеря. Всю

ночь вас искал.

— Прости нас, мы хотели ещё вчера вернуться, да не получилось, — сказал Шурик.

— Поехали в лагерь, — сказал Игорь, — Я на мотоцикле.

— Игорь, мы тут плот угнали, вернуть надо, — признался Женька.

— Потом я за ним вернусь, а сейчас садитесь двое сзади, один в коляску и поехали, —

велел Игорь, — Что с рукой, Шурик?

— Сражался, — проворчал Шурик.


В лагере им устроили выговор по полной программе.

К обеду в лагерь явился инспектор и на торжественной линейке наградил ребят медалями и пожал им руки.

— Замечательных детей Вы воспитали! — сказал он Софье Ивановне. Она с уважением

посмотрела на Лину, на перевязанного Шурика и на радостного Женьку. Весь

лагерь им аплодировал. Девочки нарвали цветов и подарили букеты нашим героям.

И уже готовилась стенгазета в их честь. На кухне по такому случаю готовили огромный торт. А наши путешественники опять мечтали о побеге и новых приключениях.

— Полететь бы на воздушном шаре вокруг света! — мечтательно сказал Женька.

— А я бы ещё хотел на подводной лодке опуститься на самое дно океана, — поддержал Шурик.

— Всё впереди, — задумчиво произнесла Лина.

Вечером, когда лагерь ложился спать, Женька примчался к Лине с Шуриком, которые сидя на лавочке самозабвенно разговаривали.

— Я видел! — выкрикнул он, задыхаясь, — Метеорит упал, огромный такой! Айда искать!

— Где же мы ночью его найдём? — удивился Шурик.

— Он сейчас раскалённый, пока летел. как огненный шар, чуть не расплавился, может даже пожар где-то в лесу начался! — возбуждённо твердил Женька.

— И воронка должна остаться, — сказала Лина.

Они полезли через забор и оказались опять за территорией лагеря.

— Вон там, недалеко, — говорил Женька, сверяясь по компасу, а Лина светила фонариком. Вдалеке виднелся дымок, и они двинулись на него. Дошли до костра, там местные ребятишки пекли картофель. Пошли осматривать округу. Долго искали, обжигаясь

о крапиву, лезли через бурелом, и вдруг Лина увидела большой камень, он лежал в глубокой воронке, она поднесла руку и ещё издалека ощутила жар.

— Он горячий!

— Мы его не донесём! — сказал Женька. А Шурик предложил:

— Давайте позовём Виктора Андреевича из обсерватории.

Женька остался стеречь метеорит, а Шурик с Линой побежали в лагерь. Вскоре они вернулись с Виктором Андреевичем, наспех одетым и непричёсанным.

— Он немного остыл! — сказал Женька.

Виктор Андреевич принялся записывать долготу, широту, время падения метеорита. Шурик снял рубашку и в неё положили метеорит, он оказался тяжёлым, и астроному тоже пришлось пожертвовать своей рубашкой. Несли его все вместе, каждый ухватив за свой кусочек материи.

На утренней линейке Виктор Андреевич торжественно объявил о том, что Шурик,

Женька и Лина, нашли метеорит.

— Подумаешь! — про себя хмыкнула Валя.

— Везёт же некоторым, — проворчала Лена.

— Вам ребята, и только вам, предоставляется право назвать метеорит именем! — сказал астроном.

— Лина Антонова! — не сговариваясь, крикнули Женька и Шурик, — Её именем мы называем метеорит!

Лина скромно улыбалась и краснела. Весь лагерь им аплодировал, готовилась стенгазета в их честь, на кухне пекли огромный торт в форме метеорита. В обсерватории под стеклянным колпаком лежал на подставке метеорит с табличкой; в таком-то

месте, такого-то числа, был замечен и найден метеорит, названный именем Лина

Антонова. А наша троица сидела на заборе, болтала ногами и мечтала о новых приключениях.

К ним подошла Софья Ивановна и сказала:

— Ну, что, герои, видимо, надо почаще разрешать вам сбегать из лагеря? Вон сколько

пользы!


Женька на следующую ночь опять собрался за забор на прогулку, и Лина с Шуриком тоже.

— Надо делать обход территории, — сказал Женька, — Вдруг чего ещё случится.

Ребята погуляли по лесу, но ничего необычного не приметили.

— Никаких нарушений нет, — отметил Шурик, — вернёмся в лагерь?

— Пожалуй, — согласилась Лина.

Вдруг они увидели костёр.

— Надо проверить, на всякий случай, — предложил Шурик.

Ребята пошли на огонёк, но увидели простых туристов, мирно ужинающих у костра.

— О, ребята, привет! — воскликнул один из туристов, — Вы откуда?

— Из лагеря, — ответил Женька.

— А чего в лесу делаете, ведь отбой уже был? — спросил другой турист, белобрысый.

— Да мы обходим лес, тут недавно бандита поймали, — ответила Лина.

— Что??? — забеспокоились туристы.

— Эй, Дима, собирай вещи, успеем на последнюю электричку! — крикнул белобрысый и

залил костёр водой из котелка.

Дима сгрёб, как попало, палатки, ещё трое подхватили гитару и посуду и, бросив недоеденный ужин, помчались к станции. Через пять минут поляна опустела. Наши друзья удивлённо глядели вслед пятерым рослым мужчинам.

— Чего это они? — потрясённо спросил Женька.

— Это они с непривычки, — снисходительно сказал Шурик, — Нет здешней закалки. Пойдёмте дальше, — сказал Женька и полез на дерево.

— Куда тебя понесло? — крикнула Лина, — Ночью ничего ведь не видно!

— Мне видно, луна светит, а сколько звёзд вокруг! — ответил Женька, — Лезьте сюда!

Шурик хотел было залезть вслед за Женькой, но Лина ему не разрешила.

— Ты-то будь поумней! Чего тебе там делать в потёмках? — строго сказала она Шурику.

Вдруг раздался треск, и Женька полетел вниз, свалившись прямо на Шурика.

— Вот! — наставительно сказала Лина, — А я ведь предупреждала! Ты сильно ушибся, Женя? Дай я осмотрю твою ногу!

— Пустяки, хорошо, что я ещё невысоко залез, — пробормотал Женька, потирая ушибленную ногу, обратно он шёл заметно прихрамывая.

Друзья вернулись в лагерь. Женька хотел было удрать в спальню, но Лина крепко схватила его за руку.

— Пока не осмотрю твою ногу, не отпущу!

— Ладно, — сдался Женька, — Осматривай.

К счастью, ничего серьёзного не было, простой синяк, но и его Лина смазала йодом. На всякий случай.

— Теперь можешь идти, — позволила Лина, Женьке, и укоризненно посмотрела на хихикающего Шурика.

— А тебе лишь бы посмеяться! Вот я за вас возьмусь. Тоже мне, пограничники!

Шурик с Женькой помчались наперегонки к спальному корпусу, на бегу толкая друг друга.


На следующее утро Лина, едва проснувшись, увидела на своей тумбочке у окна букет цветов и пять больших яблок. Валя с завистью взглянула на подарки, предназначенные Лине.

— Везёт тебе, — вздохнула Валя, — а мне никто цветы ночью на тумбочку не кладёт.

Лина выглянула в открытое окно. Под ним, терпеливо ожидая её и широко улыбаясь,

сидели Женька и Шурик.

— Целых два кавалера! А у меня ни одного, — огорчилась Валя.

— Спасибо, мальчики! — растрогалась Лина.

— Давай к нам через окно, я поймаю, — сказал Женька.

— А двери для чего придуманы? — возразила Лина, — Вы, кстати, уже умывались?

— Началось, — проворчал Женька.

— Умывались, конечно, сияем как солнышко! — охотно ответил Шурик, — Выходи скорей,

Лина!

— Сейчас! — сказала Лина.

Она выбежала к ним на улицу.

— Мы совсем не участвуем в жизни лагеря! — сказала ребятам Лина.

— А зачем? — удивился Женька, — Разве там мало народу без нас?

— Нехорошо как-то, — ответила Лина, — В своём мирке замкнулись и до всего нам и дела нет?

— А мне так нравится! — возразил Шурик.

— Но мы же в обществе живём, а не в дремучем лесу! — наставительно сказала Лина.

— И что ты предлагаешь? — насторожился Женька.

— Принимать участие хоть в чём-нибудь, что касается лагеря, — ответила Лина.

— Ну, что же, если только хоть в чём-нибудь, тогда изредка можно, — согласился Шурик.


В лагере тем временем, намечалась работа по улучшению внешнего вида территории.

— У кого какие есть предложения? — взывал к отряду вожатый Игорь.

— Нужно построить скворечники для сов, — сказал Женька.

— Чего? — удивился Игорь, — Зачем это?

— Чтобы мышей ловили, а то девчонки боятся вечером гулять, — ответил Женька.

Ребята засмеялись.

— Ты вечно придумаешь всякую ерунду! — в сердцах сказал Игорь.

— Давайте посадим вдоль всех дорожек, цветы, — предложила Лина.

— Вот, отличная идея, молодец, Лина! — похвалил её Игорь, — Какие ещё есть идеи?

— Надо побольше лавочек сделать, — предложил лодырь Лёня, — А то иногда все скамейки заняты, посидеть негде.

— Вот вы этим лично и займётесь, — одобрил Игорь.

— Мы не умеем, — стал отнекиваться Лёня, а Рома отчаянно закивал.

— Так я вас научу! — ободрил их Игорь.

— Кто тебя за язык тянул? — проворчал Рома и толкнул Лёню.

— Беседки у нас все облупленные, красить пора, — сказали неразлучные друзья Миша, Костя и Виталик.

— Правильно, — согласился Игорь, — Чуть позже я вам выдам краску.

— А мы подметём лесенки и дорожки, помоем полы везде, — предложили гимнастки Юля и Галя. К ним присоединилась поэтесса Лена.

— И я с вами, — сказала Лина.

— Женька, пошли красить беседки, — предложил Шурик.

— Сейчас, только надену кепку, а то краска на волосы накапает, — отозвался Женька.

Лентяи Лёня и Рома всё же сбежали и спрятались, да так, что их до обеда никто не нашёл. Покрасив беседки, Женька с Шуриком принялись мастерить лавочки. Им помогали поэты Витя с Гошей и фантазёр Федя.

К вечеру лагерь похорошел и обновился, и ребята разошлись отдыхать и заниматься личными делами. Кто читал, кто мечтал. Женька слонялся в поисках развлечений.

— Хочу в поход, — ныл он.

— Сейчас я отпрошусь у Марии Николаевны, — сказала Лина, — Вон она идёт.


К ребятам подошла воспитательница.

— Женя, Шурик, я терплю ваши побеги из лагеря только потому, что с вами вместе

находится Лина, которая не даст вам совершить глупостей. И всё-таки это непорядок!

— А мы хотели устроить поход, — сказала Лина, — Мы тут рядышком на полянке будем, можно?

— Ну, что с вами делать, — улыбнулась Мария Николаевна, — Ладно уж, идите. Только к утру чтобы вернулись!

— Ладно! — обрадовалась Лина.

Женька с Шуриком тоже были счастливы. Собрались быстренько и отправились в лес.

Поставили палатки. Сходили за водой.

— Мальчишки, идите кашу есть! — позвала Лина немного погодя.

— Одно и тоже, — скривился Женька.

Шурик молча начал есть, хотя видно было, что и он охотно съел бы что-нибудь другое.

— А что прикажешь ещё готовить в походе? — удивилась Лина, — Я должна была с собой бифштексы взять или отбивные?

Шурик прыснул от смеха, а Женька только хмыкнул и пошёл искать грибы.

Лина с Шуриком уже поели и болтали около костра, а Женьки всё не было.

— Опять куда-то его понесло, — вздохнул Шурик.

Женька явился, когда стемнело. Он был явно доволен, принёс с собой лесные орехи, зеленоватые и неспелые. Кроме того в его добыче присутствовал щавель, всякие грибы, ягоды и какие-то коренья.

— Что это за чепуху ты притащил? — брезгливо поморщилась Лина, взяв корень и выкинув его в траву.

— Это хорошая еда, — гордо сказал Женька.

— Коренья эти могут быть ядовитыми, надеюсь, ты их не ел?

— Пока нет, но хочу попробовать, — ухмыльнулся Женька.

— Даже не думай, — отрезала Лина и продолжила осмотр принесённого Женькой.

— Грибы ты принёс старые, их есть нельзя, орехи неспелые и ягоды сомнительные!

Выкинь всё!

— А щавель? — с сожалением спросил Женька.

— Один щавель есть тоже не надо, его добавляют в суп, а нам варить не из чего, мясо и

картошку надо доставать. Ешь, что приготовили! — с этими словами Лина протянула Женьке миску с кашей. Пришлось ему есть кашу.

— Хорошо, что мы герои! — сказал довольно Женька, — Нам разные привилегии, и режим можно не соблюдать, и ночью гулять по лесу!

— Однако к утру надо быть в лагере, — напомнила Лина.

— Лето заканчивается, — вздохнул Шурик, — Так не хочется уезжать в город.

— Давайте опять приедем сюда на следующее лето! — предложил Женька.

— Обязательно, — согласилась Лина, а Шурик кивнул.


Накануне отъезда ребята навестили астронома в обсерватории, нагляделись в телескоп и на метеорит «Лина Антонова».

— Кто-же мне поможет искать метеориты, открывать кометы? — с сожалением сказал Виктор Андреевич.

— Мы приедем на следующее лето, обещаем! — заверил его Женька.


В лагере каждый из них попрощался с подросшим Малышом, который радостно прыгал вокруг них.

Впереди была осень и школа.

Возвращение в город

Ребята отправились в пятый класс. Женька вспоминал лагерь с тоской.

— Как там наш Малыш?

Но он вскоре увлёкся футболом, и мысли о лагере вылетели у него из головы. Шурик футбол не очень любил, но иногда играл с ребятами на пустыре недалеко от школы.

Лина обычно болела за них, стоя рядом и наблюдая за игрой. Потом они втроём шли гулять в парк или во двор.

— А что, ребята, — как-то спросила их Лина, — Если бы на меня напали хулиганы, как бы

вы поступили?

— Я бы им вмазал, как следует! — воскликнул Женька.

— За что им на тебя нападать? — удивлённо спросил Шурик, — Больше приставать что ли не к кому?

— Отвечай, — настойчиво сказала Лина, — На что ты способен ради меня? Женька ответил,

а ты ушёл от ответа.

— На всё способен, — сказал Шурик.

— А в заброшенный дом тоже сможешь залезть? — допытывалась Лина.

Шурик оробел, но сказанное обратно не вернёшь.

— Да, смогу, — ответил он.

Старинный заброшенный дом имел дурную славу. Кто-то рассказывал, что когда-то в подвал спустились туристы и сгинули. Один мальчик видел там странные тени, и не

людей, и не зверей. И ночью там огни горят.

— Иди, — насмешливо сказала Лина.

Женька раскрыл от ужаса глаза и потрясённо смотрел на сникшего Шурика.

— Ты правда пойдёшь? — спросил он Шурика.

Тот лишь кивнул. Женька терзался сомнениями, вроде он тут не при чём, а совесть

гнала его в старый дом, потому что Шурик его друг.

— Спокойной ночи, — ласково сказала Лина и направилась к своему подъезду.

— Ты не простишься со мной? — спросил её Шурик, — Вдруг я исчезну, как те туристы?

— Может, ещё увидимся, — ответила Лина и ушла спать.

— Шурик, я тоже иду! — решился Женька.

— Ещё чего, — ревниво буркнул Шурик, — Она меня проверяет.

— А вдруг там что случится? — возразил Женька, — Я приду на помощь.

— Сам пойду, — насупился Шурик.

— Слышь, Шурик, а как она узнает, что ты там был? Может, соврать и не ходить?

— Это будет нечестно, — ответил Шурик и пошёл к заброшенному дому.

Женька тайком пошёл за ним, нащупывая перочинный ножик в кармане, если что, то он защитит своего друга.

Из тьмы показался дом. У Шурика даже фонаря нет, страшно ужасно. Вдруг на в одном из окон верхнего этажа засветился слабый огонёк. Шурик вошёл в проём двери. Он ощупью поднимался по лестнице. Женька на цыпочках следовал за ним. Фонарь у него был, но он боялся себя обнаружить. Вдруг Шурик зацепился курткой

за гвоздь и рванулся, послышался треск рвущейся материи. Мальчик оступился на сломанной доске ступеньки и полетел вниз, прямо в объятия Женьки. Тот его не удержал и они покатились далее вместе.

— Вот увязался! — рассердился Шурик.

Женька засветил фонарь, теперь было всё равно. Шурик встал, потирая ушибленную ногу, молча стал подниматься наверх. Женька шёл сзади.

До их слуха донёсся звук катившегося шара по полу на верхнем этаже, и они разом вздрогнули. Но всё же продолжали подниматься. Теперь ясно было слышно, как наверху кто-то ходит.

— Шурик, — позвал Женька, его шаги становились всё медленней.

— Чего ещё? — недовольно пробурчал Шурик.

— Давай вернёмся, был уговор, что ты войдёшь в, а не поднимешься на самый верх, —

сказал Женька.

Шурик и сам уже хотел скорей обратно, но перед Женькой не хотел показать страха. А тем временем внизу послышался шорох, и кто-то начал тихо подниматься за ними вслед по лестнице. Наверху тоже кто-то настойчиво ходил. Друзья прижались друг к другу и мелко дрожали. Они остановились, тот, кто поднимался за ними, тоже затих. Вдруг наверху упало на пол что-то тяжёлое, и кто-то побежал по лестнице вниз.

Сзади раздался слабый вскрик, и ребята, обернувшись, посветили туда фонарём. Они увидели Лину, которая пыталась спрятаться за уступом стены. А сверху скатилось на

них нечто мохнатое и бесформенное, схватило обоих в охапку и потащило наверх.

Но вдруг Лина подскочила к существу и огрела его обломком садовой скамейки, который предусмотрительно прихватила с собой, увидев около дома. Существо взвыло, разомкнуло объятия, в которых сжимало ребят и, кряхтя, заковыляло наверх.

— Держи его! — воинственно закричал Женька и помчался за ним следом. Шурик не отставал. Вдвоём они повисли на шкуре чуда-юда и рвали её во все стороны.

— Да отвяжитесь вы, тронутые какие-то! — заныло существо.

Шкура сползла, и наша троица увидела известного во дворе шестнадцатилетнего хулигана Яшку.

— Шубу порвали, от матери теперь будет! — отчаянно причитал Яшка.

Все молча уставились на клочья бывшей шубы.

— Обманщица, — укоризненно сказал Лине Яшка, — Защитничков привела, а на спор договор был иной. За чужими спинами мы все храбрые! Эх ты! А я ещё в неё влюбился. Хотел погулять с ней.

— А я не нуждаюсь! — гордо отчеканила Лина и повернулась, чтобы уйти.

Шурик с Женькой покатились со смеху. А Лина с грустным упрёком посмотрела на них.

— Ну, что, Шурик, мы квиты? — болезненно улыбнулась она.

— В смысле? — удивился он.

— Я рисковала ради тебя, так же как ты ради меня. Учитывая то, что я к тому же жен–

щина.

— Лина… — только и прошептал Шурик.

— Да здравствует дружба! — крикнул Женька.

— Эй, кто тут дебоширит? — послышался голос участкового дяди Миши.

Вся компания вылезла обратно на улицу.

— Ага, ну, конечно, Яков! Ничего другого и не следовало ожидать, — усмехнулся участковый, — Ну-ка, мелюзга, по домам! — скомандовал он нашей троице.

— А я как же? — гнусавил Яшка.

— А с тобой у нас будет разговор особый, — наставительно сказал участковый.

Ребята потопали домой. Всю дорогу Шурик уважительно смотрел на Лину, поражаясь её отвагой.

— Пока, — бросил Женька и скрылся в подъезде.

— Шурик, тебе тоже влетит за порванную куртку? — робко спросила Лина.

— Пустяки, — махнул рукой Шурик, — Ты очень испугалась?

— Не имеет значения, — ответила Лина.

— А я что-то не пойму, — сказал Шурик, — Куда пропали туристы?

— А, может, их и не было вовсе, — ответила Лина, — Наверное, это всё придумали сплетницы девчонки. А Яшка решил подыграть.

— Ты очень смелая девочка, — сказал Шурик.

Лина лишь улыбнулась.

Заманчивая находка

Однажды Лина и Шурик гуляли во дворе, ожидая Женьку. Вдруг Шурик увидел кошелёк, валявшийся около скамейки.

— Смотри, — сказал он Лине.

Лина тут же подскочила, схватила кошелёк и открыла. Там было довольно много денег.

— Пойдём в магазин, я себе всего накуплю! — обрадовалась Лина.

— А вдруг кто-то сейчас ищет его, давай подождём, — сказал Шурик.

— Никто не придёт за ним, наверное, забыли, где потеряли, — сказала Лина.

— Немного подождём, — просил Шурик.

Лина уселась на лавку, и обиженно сказала:

— Взрослые всегда заработают себе деньги, но детям откуда их взять? А так всего хочется!

— Чего же тебе хочется? — спросил Шурик, — Я куплю тебе, мне родители дают немного карманных денег.

— Твоих денег хватает на мороженое да на кино, а мне хочется бусики, туфельки, часики и много чего ещё.

Просидев на лавочке час, Лина встала и собралась уходить.

— Постой, — попросил Шурик.

— А что я должна здесь сидеть весь день? — удивилась Лина.

— Ладно, — с сожалением сказал Шурик, — Иди.

Лина удивлённо пожала плечиками и ушла. А Шурик сидел на лавочке и ждал, может,

кто и придёт за кошельком.

Стало темнеть, Лина под руку с Женькой прошествовала мимо Шурика.

— Мы идём смотреть новый фильм, — сказала она Шурику.

Тот лишь уныло глядел им вслед. Женька оглянулся и покрутил пальцем у виска.

Вот уже они из кино возвращаются, едят мороженое. Лина делает большие глаза, а Женька лишь махнул в сторону Шурика рукой.

Шурик всё сидит. Вдруг он заметил женщину, которая шла по улице и словно что-то искала, прошла мимо лавочки, где сидел Шурик.

— Тётенька, Вы что-то ищете? — спросил Шурик.

— Я потеряла кошелёк, в нём зарплата за месяц. На что я теперь буду жить? — огорчённо

сказала она.

— Какой он был?

— Такой небольшой, синий, с застёжкой-молнией, — ответила женщина.

— Вот Ваш кошелёк, — протянул его Шурик.

— Мальчик, милый, спасибо тебе большое, ты же прямо спас меня! — заплакала женщина, — Это тебе на мороженое, — и протянула ему несколько монет.

— Спасибо, не надо, — вежливо отказался Шурик и пошёл домой к Лине.

— Она ещё не пришла, гуляет, — ответила её мама.

Он поискал Лину во дворе, она сидела на качелях, а Женька её раскачивал.

— А я деньги вернул, вся зарплата женщины там была, — сказал им Шурик.

— Молодец, — улыбнулась Лина.

— Пойдём завтра куда-нибудь? — спросил Шурик Лину и Женьку.

Лина понимала, что была не права, но не хотела сразу признать это.

— Я подумаю, — сказала Лина. А Женька хитро улыбнулся.

Назавтра Шурик разбил свою копилку, собрал все деньги и пошёл в магазин.

Лина вышла гулять и увидела Шурика на лавочке.

— Что, опять кого-нибудь ждёшь? — спросила она.

— Тебя, — ответил Шурик и протянул ей бусики.

Лина вскрикнула от радости и тут же надела их на шею. А потом они, дождавшись

Женьку, пошли в парк и катались на карусели, ели мороженое и были счастливы.


Однажды Женька, которому его кипучая деятельность не давала покоя, предложил:

— Может, пойти искать клад?

— Да где ты его искать будешь, если бы карта какая-нибудь была, — возразил Шурик.

— Я читал, что в старых домах прятали сокровища в стенах, замуровывали, а у нас рядом старинный дом! — с азартом доказывал Женька.

— А как же мы без разрешения будем ломать стены? — удивилась Лина.

— Надо сначала простучать всё, где стук глухой, там и сокровища запрятаны! — наставительно ответил Женька.

— Ладно, — сказала Лина, — Только это долго очень, а вдруг нам кто-нибудь помешает?

— Управимся, — уверенно сказал Женька.

Вечером они собрались все вместе и отправились обследовать дом.

— Ой, а там Яшка, — вспомнила Лина, — Пугает опять всех.

— Вряд ли он туда сунется после встречи с участковым, — ответил Женька.

Засветив фонарь, они молоточками стали простукивать стены и даже на всякий случай пол. Дом был обветшалый, в некоторых местах обвалились кирпичи.

— Может, кто-нибудь уже нашёл сокровища, — сказала Лина, — Стена обвалилась, а там богатство.

— Искать надо в любом случае, — сказал Женька.

Поднялись на второй этаж, там валялся металлический шар, который катал когда-то для страха по полу Яшка.

Ничего не найдя, Женька решил, что они плохо искали, и полез на крышу.

— Не упади, — крикнула Лина.

Вернувшийся Женька был в унынии.

— Дом же старый, обязательно должны быть сокровища, — удивлялся он, — А ничего нет.

Выйдя из дома на улицу, все огорчённо уселись на лавочку. Светало. Мимо них прошёл участковый дядя Миша.

— Чего приуныли? — спросил он всю компанию.

— Да вот искали сокровища всю ночь, а кроме крыс тут ничего нет, — вздохнул Женька.

— Да тут не вы первые искали, — улыбнулся дядя Миша, — Но только здесь к сожалению

жили простые люди и не прятали драгоценности на всякий случай.

— Жаль, — насупился Женька.

— Археологи находят разные старинные вещи, ценности, — сказала Лина, — Вот если бы

мы, когда вырастем, стали бы ими!

— Так давайте станем! — согласился Женька, — Будем ездить всюду втроём!

Эта идея всем понравилась. На том и порешили.

Лихость не всегда уместна

В школе объявили лыжные соревнования. Лина с Шуриком тут же записались

участниками. И Женька тоже захотел. Они договорились тренироваться вместе. Поехали за город, где никто не помешает. Тренировались всё воскресенье, взяли с собой термос и бутерброды и вместе поели во время перерыва.

— Такой темп. Я, наверное, последний приду, — жаловался Шурик.

— А я почти Лину догоняю, — похвастался Женька, — А тебе по идее должно быть стыдно,

Лина — девчонка, а намного быстрее тебя катается, — многозначительно сказал он Шурику.

— Нужно больше тренироваться, — сказала Лина, — Надо бы каждый день сюда ездить, да

с утра школа, потом уроки. В общем постараемся.

Они и правда стали каждый день ездить за город прямо из школы, а уж потом, вечером, делали уроки. Шурик всё же медленно ездил, ну, уж как мог.

Наступил день соревнований. Вся группа участников вместе с тренером и помощниками поехали на автобусе за город, на отведённое им место. Там уже была накатана лыжня и вывешены таблички «старт» и «финиш». Желающие поболеть за них заранее приехали и ждали юных участников, выстроившись вдоль трассы

от старта до финиша. Участники гонок должны были проехать два километра.

Им раздали номера, которые они повязали поверх спортивных костюмов. Судья

дал сигнал старта, и все рванулись вперёд. Женька поспешил, запнулся и упал на лыжню, но потом быстро поднялся и вскоре обогнал впереди идущих. Лина уже скрылась вдали, с ней ли кому тягаться. Шурик шёл не последним, но и далеко не первым, хотя и обогнал пятерых, не зря прошли Линины уроки. Он возвращался после них, падая дома без сил. Он ехал так быстро, как вообще только мог.

Короче, Лина пришла естественно первой, вторым шустрый Женька, а Шурик, увы,

пятым. Всего участников было двенадцать человек.

— Не расстраивайся, Шурик, это отличный результат, — похвалила Шурика Лина.

Лине вручили призовой кубок, Женьке и пришедшему третьим участнику, грамоты. Шурик не особенно и огорчился, нужно ему это всё, призы какие-то!

— Тебе не хватает уверенности в своих силах, — объясняла Лина Шурику, — Ты заранее

Думаешь, что не сможешь, а вот пришёл же пятым, семерых опередил, значит можешь!

— Ничего, я на велосипеде лучше умею ездить, чем на лыжах, вот летом, если будут соревнования, тогда посмотрим, — ответил Шурик.

— А я сейчас съеду с горки, глядите! — крикнул Женька, — и, сделав крутой вираж, он лихо съехал с горы. Лина восторженно глядела на него.

— Я тоже так могу! — отчаянно воскликнул Шурик и побежал к ещё более крутому спуску.

— Шурик! Стой, там опасно! — крикнула ему вслед Лина, но он уже мчался во весь дух и

никого не слышал.

Добежав до спуска и глянув вниз, он испугался, но всё равно поехал.

Летел со страшной силой, ветер свистел в ушах, он долго удерживал равновесие, но всё же упал и покатился прямо к заледеневшему озеру, которое в нескольких местах оттаяло, так как была оттепель и достаточно тепло для зимы. Он скатился прямо на тонкий лёд, который сразу же под его тяжестью проломился и Шурик оказался в воде по горло.

Лина схватила лыжи и в мгновение спустилась по тому же склону, где он съехал.

Женька побежал звать взрослых, которые рассаживались в автобус и ждали опоздавших. Лина с берега протянула Шурику лыжную палку, он ухватился, но у Лины не хватало сил, он был слишком тяжёлый. Хорошо ещё что их физрук подоспел почти сразу, тоже скатился к полынье и вытащил незадачливого Шурика. На руках отнёс его в автобус, где тот смог переодеться во всё сухое, и напиться горячего чая. Женька

сочувственно глядел на Лину.

— Вот же обуза тебе на сегодняшний день, — качая головой, сказал он ей, — Только и возись с ним.

— Ничего, — сказал физрук, — Вот подрастёт наш Шурик и наберётся ума.

Шурик жутко покраснел, хотел показать свою лихость, а что вышло? Лина вздохнула и

села рядом с Шуриком.

— Шурик, ты согрелся? — мягко спросила девочка.

— Да, — сказал он и угрюмо молчал, пока не доехали до города.

Когда приехали, все стали расходиться по домам, и Шурик побрёл к себе. Лина тоже побежала домой, ещё надо было сделать уроки.

Конечно, он простудился и заболел, хоть и не сильно, но в школу не ходил неделю.

На следующий день после его невольного купания в озере, увидев, что Шурик не пришёл в школу, Лина отправилась к нему домой.

Дверь открыла его мама.

— Здравствуйте, я пришла навестить Шурика, — сказала Лина.

— Где это он так умудрился простудиться, ума не приложу! — сказала мама.

Лина вошла к нему в комнату.

— Привет, Шурик, — сказала она, — Я уже поняла, что ты ничего не стал рассказывать родителям. Как себя чувствуешь?

— Почти нормально, — ответил Шурик сиплым голосом, пытаясь встать с кровати, но Лина ему запретила. Она сидела с ним, рассказывала школьные новости, но его мама заглянула в комнату и сказала:

— Линочка, ему нужен отдых, да и тебя дома, наверное, ждут.

— Да, я ухожу, — ответила Лина.

— Ты теперь считаешь меня хвастуном, неудачником? — спросил Шурик и взглянул Лине

прямо в глаза.

— Глупости не болтай, — сказала Лина.

— Мы должны говорить друг другу только правду, — упрямо ответил ей Шурик, — Тебе со

мной трудно, я знаю.

— Не бывает так в жизни, чтобы совсем не было трудностей, но мы друзья и их все переживём, — сказала Лина.

— И тебе со мной по-прежнему интересно? — удивился Шурик.

— А почему должно что-то измениться? — спросила Лина.

— Так я же многое не умею, вот с горы съехать не смог, пятым пришёл…

— Ну и что? Научишься! А если и не научишься, так невелика беда, подумаешь! Просто, может, твоё призвание не в этом, — успокоила Лина.

— Я, правда, тебе нужен, как прежде?

— Конечно! Глупый ты мальчик, — серьёзно сказала Лина, — Ты замечательный товарищ.

Лицо Шурика просветлело, он заулыбался.

Когда Лина выходила из квартиры Шурика, она увидела Женьку, который направлялся к нему.

— Меня мама Шурика уже попросила уйти, — сказала она Женьке.

— Эх, жаль, что я пораньше не пришёл! — с досадой сказал Женька.


Теперь каждый день они ходили вместе к Шурику, приносили школьные уроки, чтобы Шурик не отставал от занятий. Женька не острил, потому что Лина ему строго-настрого запретила это делать, чтобы Шурик не обиделся.

— Меня завтра списывают, — сообщил однажды Шурик друзьям.

— Вот и отлично, — заулыбалась Лина, — А то мои родители всё о тебе спрашивают, почему не приходишь. И о Женьке тоже спрашивают, ведь он без тебя никуда не ходит.

Любимая пристань

Линина мама очень обрадовалась их приходу.

— Проходите ребятки, — приветливо сказала Тамара Алексеевна.

На столе уже был обед и праздничный пирог по случаю выздоровления Шурика. Шурик почувствовал себя лучше, чем дома, ибо там не было так уютно. Отсюда не хотелось уходить никогда.

— Садитесь, ребятки, — суетилась мама, — Вот и салат твой любимый, — сказала она Шурику.

Весело болтая, они обедали вчетвером. После обеда дети отправились в Линину комнату и вместе сели делать уроки, а потом стали играть в разные игры. А вечером пришёл с работы Линин папа, пожал, как всегда, мальчикам руки.

— Привет, ребятня, как дела? — бодро спросил он Шурика и Женьку.

— Всё хорошо, — улыбнулся Шурик.

— А почему не отлично? — задорно сказал папа, — Пошли ужинать, у нас сегодня праздник! — и папа поставил на стол коробку с тортом.

— С выздоровлением! — весело гремел папин голос.

И они все вместе снова сидели за столом, папа смешно шутил, и Шурик совсем забыл, что надо возвращаться домой. А когда вспомнил, то даже немного огорчился.


Однажды ребята гуляли после школы во дворе. Лина увидела качели и села покачаться, Женька её услужливо раскачивал.

— А я могу раскачаться так сильно, как только можно! — сказал Шурик, — Хочешь, покажу?

— Вот ещё, — ответила Лина, — Не стоит даже пытаться.

— Ты думаешь, я упаду? — с обидой спросил Шурик.

— Откуда мне знать? — пожала плечами Лина, — Ты какой-то отчаянный стал, даже страшновато как-то. Ты как будто пытаешься мне что-то доказать, а зачем, Шурик?

— Я не пытаюсь ничего доказать, просто я так уже качался и не свалился, — упрямился Шурик, — Скажи, Женька!

— Ну, и отлично, но меня избавь, пожалуйста, от подобных зрелищ, — сказала Лина и спрыгнула с качели, уводя Шурика от греха подальше.

— Я всё-таки мужчина, — сказал ей Шурик.

— Ты пока что мальчик! — ответила Лина.

Погуляв ещё часок, они отправились к Лине делать уроки, как всегда вместе. Лина всегда поможет, если мальчикам будет что-то непонятно.

Линина мама ушла в ночное дежурство. Лина хотела включить настольную лампу, чтобы лучше было делать уроки, а лампа вдруг погасла. Проверила лампочку, но она не перегорела, значит, дело в чём-то другом.

Шурик, конечно, решил починить.

— Я сам! — сказал он и взял инструменты.

— Ты разве умеешь чинить лампы? — с сомнением спросила Лина.

— Ох, он и починит! — насмешливо сказал Женька.

— Подожди, — неопределённо ответил Шурик Лине. Долго возился, даже паяльником что-то делал.

— Готово! — сказал он и включил лампу в розетку. Шнур задымился, и посыпались искры, которые попали на тетрадь и подожгли её.

— Спасибо! — сказала Лина, выдернула шнур из розетки и. схватив вазу с цветами, побрызгала водой на огонь.

Женька прятал улыбку.

— Я делал всё правильно, — оправдывался Шурик.

— Ну, конечно, — сказала Лина, — Лучше оставайся романтиком, а лампу оставь в покое до прихода моего папы.

— Теперь садись за стол и переписывай всю тетрадь, эта уже не годится для работы.

— Интересно, — вздохнул Шурик, — В чём моё призвание?

— Учись Шурик, а там и сам разберёшься, — сказала Лина.

Вечером пришёл Линин папа, как всегда поприветствовал Ребята, пожал им руки.

— Папа, у нас тут маленькая проблема, — сказала Лина, после того как они все вместе

поужинали, — Что-то с лампой случилось.

— О-о-о, — сказал папа, — Вижу следы чьих-то упорных усилий. И он хитро посмотрел на мальчиков. Шурик засопел и нахмурившись уставился в пол. Женька покачал головой.

— Пойдём, научу, — ободряюще сказал папа Шурику.

Папа очень терпеливо объяснял и показывал. Шурик повеселел.

— В следующий раз я починю лампу сам, — пообещал он.

— Вот и отлично, — ответил папа, — Ты обращайся, Шурик, если что, я всё объясню, как чинить.

— А я научу тебя готовить, если хочешь, — с энтузиазмом сказала Шурику Лина.

— В жизни надо много чего уметь, чем больше, тем лучше, — кивнул Линин папа.

Мальчикам надо было идти домой, попрощавшись до завтра, они нехотя ушли.


Шурик решил научиться ходить на руках и отправился вместе с Женькой после уроков в школьный спортивный зал. Лина их искала, но не нашла, и пошла одна домой. А Шурик тем временем настелил матов, чтобы не больно было падать, и стал упорно раз за разом учиться. Ребята заглядывали иногда в зал, но они не мешали и уходили почти сразу.

— Шурик, а тебе это надо? — ворчал Женька, — Пошли лучше с ребятами в хоккей гонять.

— Надо! — упрямо ответил Шурик.

К вечеру начало получаться то, что он хотел. Несколько шагов он мог идти на руках, потом всё равно падал.

— Ничего, — сказал он Женьке, — Завтра продолжу.

Домой пришёл поздно, уроки еле сделал. А тут телефон звонит.

— Шурик, вы куда пропали? Я вас искала, а вы меня даже не проводили и в гости не

пришли! Женьке не дозвонилась, у него занято.

— Лина, у меня тренировка была, хождение на руках.

— А что, получается? — спросила Лина.

— Да, за один день почти научился! — сказал Шурик.

— Шурик, приди ко мне в гости, покажи, как ты это делаешь, — с любопытством

сказала Лина, — А Женька тоже научился?

— Время позднее, давай лучше завтра, — сказал Шурик, — Да и устал я, целый день в

зале прозанимался. А Женька только сидел да советы давал, ну ещё в мяч поиграл.

— В зале я не догадалась вас поискать, — с досадой сказала Лина, — А вот завтра я

вместе с вами буду там заниматься. Сегодня на ужин были телячьи отбивные, мама

вас ждала к ужину, жаль, что вы не пришли.

— Я хотел немного позаниматься и сразу к тебе идти, но поставил себе цель, пока не

смогу пройти хоть немного на руках, из зала не уйду.

— Это правильно, но могли бы и меня позвать, — ответила Лина.

— Зачем тебе опять видеть мои неудачи? Лучше посмотришь завтра на результат.

— Ладно, до завтра, — сказала Лина.


Назавтра они вместе пошли в спортивный зал, и Шурик продемонстрировал свои успехи. А потом они с Линой и Женькой поиграли в теннис, в волейбол и баскетбол, полазили по канату, попрыгали через коня. Усталые, но счастливые, они пошли к Лине домой.

— Мама! — крикнула с порога Лина, — А Шурик умеет на руках ходить, как в цирке, и научился за один день!

— Молодец Шурик, — сказала мама, — Ребятки, я на ночное дежурство ухожу, ужинайте

сами или ждите папу, уроки делайте не слишком поздно.

И мама поспешила на работу.

Лина попросила Шурика:

— Давай опять на руках попробуй!

— Нет, здесь места мало, ещё разобью чего-нибудь, если задену.

— Вот это точно! — подтвердил Женька.

— А как же родители увидят? Так хочется им доказать, что ты способный, — настаивала Лина.

— Пригласи их в школу, в зале и покажу, — сказал Шурик.

— Если у них будет свободное время, — ответила Лина.

Вернулся с работы Линин папа.

— Папочка, — подбежала к нему Лина, — Скажи, ходить на руках это полезное дело?

— На руках? — смеясь, переспросил папа, — Ну, в общем-то..

— А Шурик умеет! — радостно призналась Лина.

Папа, как всегда, пожал руки мальчикам.

— Ну-ка, изобрази, — сказал Линин папа Шурику.

Шурик стеснялся, не хотел, но его очень попросили и он, встав на руки, прошёл несколько шагов, ничего не разбил, а всего лишь задел ногой картину на стене,

зацепил рукой телефонный провод, так что телефон едва не свалился на пол.

— Здорово! — восхитился папа, — Так держать, доводи всякое дело до конца.

— Точно! — подтвердила Лина.

— Что у нас на ужин? — с интересом спросил папа, и все отправились ужинать.


Поужинав, дети сели учить уроки.

— Надо выявить все ваши способности! — решительно сказала Лина, — Выбирать будущую профессию надо уже сейчас.

— А нам не рановато? — удивился Женька.

— Как же их выявить? — спросил Шурик, — Я хотел вообще-то с вами вместе работать на

одной работе.

— Я то смогу на любой, но надо интересную выбрать, — сказала Лина.

— А мы вроде с тобой и Женькой хотели стать археологами, — напомнил Шурик.

— Заманчиво, но подучиться, надо читать книги по археологии, — сказала Лина.

— Ладно, буду читать, — согласился Шурик, — Скажи, а если из меня не получится этот самый археолог, ты одна будешь ездить в экспедиции? Или вы вместе с Женькой?

— Я с ней без тебя никуда не поеду! — отозвался Женька, — Пусть катится одна.

«Надо его подзадорить, чтобы не ленился», — подумала Лина, а вслух сказала:

— Не знаю, не знаю… Профессия эта настолько меня интересует, что придётся, пожалуй,

выбирать между тем и тем.

— Ты хочешь сказать, между нами и археологией? — c тревогой спросил Шурик.

— Да, именно это я имею в виду, — уверенно сказала Лина.

— Тогда я не буду учиться, — упрямо сказал Шурик и отвернулся от Лины.

«Перебор», — подумала Лина.

— Шурик, я же пошутила, извини меня, пожалуйста, за неудачную шутку, — виновато

сказала Лина, — Ты же знаешь, что мы друзья. Я буду с вами заниматься, а если вы не

выучитесь на эту профессию, я одна не буду археологом. Мы всё равно будем работать

все вместе, пусть даже на другой работе.

— У меня выросли крылья, — сказал Шурик.

— Нет, ты уже с ними родился, — ответила Лина.

Дети смотрели в окно, в небе светила луна.

— Знаешь, Александр Блок сказал: «Археолог — или влюблённый, или поэт», — тихо произнесла Лина.

— Я не пишу стихов, — медленно произнёс Шурик.

— Это к лучшему, первое гораздо ценнее, — ответила Лина.

— Кем бы мы не стали, мы будем всегда вместе, — сказал ничего не понявший Женька.

— Обязательно, — согласилась Лина.

Перевоспитание

В дом Женьки и Шурика въехали новые жильцы. Это были родители со своим сыном, пятнадцатилетним школьником. Он стал учиться в их школе, заканчивал восьмой класс. Хулиганом он оказался похлеще их местного Яшки. Раньше все ребята спокойно оставляли свои велосипеды во дворе, пока играли в мяч или качались на качелях. Другие могли покататься на великах, пока хозяевам они не понадобятся. Все друг друга знали, и все друг другу доверяли. Теперь же, чуть зазеваешься, и шины у велосипеда уже проколоты. Это всё Кирилл, его рук дело. Та же участь ждала забытый кем-нибудь мяч или самокат. Всё, что попадало в руки Кириллу, сразу ломалось и портилось. Даже лампочки, и те повсюду были разбиты, куда мог дотянуться этот лоботряс. Жильцы устали уже вкручивать каждый день новые лампочки. Жалобы на хулигана не прекращались.

Лина вдруг вспомнила, что до желания стать археологом, у неё было другое — стать воспитательницей или учительницей. А так как частично её талант повлиял на Шурика с Женькой, то она надеялась справиться и с Кириллом.

Однажды она шла в гости к Женьке, у которого был день рождения, и несла подарок. Всего-то и надо было, что пересечь двор от своего дома, до дома Женьки с Шуриком. И встретилась с Кириллом. Кирилл тут как тут, идёт, усмехается.

— Лина, я сейчас! — крикнул Шурик, увидев её в окно. Но пока он спустится с девятого этажа!

— Что это мы несём? — развязно сказал Кирилл, — Мне подарок? Хорошая девочка!

— А как ты угадал? — удивилась Лина.

Не ожидая такой реакции от девочки, Кирилл усмехнулся:

— В этом дворе всё моё, поняла? Так, что ты мне приготовила в подарок? Давай сюда.

— Получай, только попробуй угадать, что там внутри на ощупь, спорим, что не угадаешь! — спокойно сказала Лина и протянула ему коробку. Сама же прошла в подъезд дома своих друзей.

— Это я-то не угадаю?! — воскликнул Кирилл и, развязав ленту, не глядя, сунул в коробку руку.

Шурик мчался вниз по лестнице, перепрыгивая через три ступени, на выручку Лине.

— Садимся в лифт! — велела Лина, — Скорей!

С улицы послышался разъярённый вопль Кирилла.

— Что там случилось? — спросил Шурик Лину уже в лифте.

— Угодил в мышеловку, — невозмутимо ответила Лина.

Придя к Женьке в гости, Лина сказала:

— Женечка, я вообще-то приготовила для тебя роликовые коньки, но их придётся подарить тебе потом, видишь, что делается?

Даже на девятый этаж доносились вопли возмущённого Кирилла. Ребята выглянули с балкона. Участковый дядя Миша, уводил в отделение распоясавшегося Кирилла.

— Он сломал нашу яблоньку! — воскликнула Лина со слезами на глазах.

— Ну, это ему даром не пройдёт! — мстительно сказал Женька, сжимая кулаки, — Попадётся он мне!

— Нам попадётся, — поправил его Шурик.

— Ребята, к столу! — позвала их Женина мама.

Женька задул как положено двенадцать свечей и загадал желание.


Вечером, друзья отважились выйти из подъезда на улицу, чтобы проводить Лину до её дома. Кирилла не было видно, должно быть, всё ещё сидел в отделении. Лина пригласила ребят к себе в гости, чтобы вручить подарок Женьке.

— Надеюсь, что теперь ты быстро научишься кататься на коньках, ведь это почти тоже

Самое, что и фигурные. А на фигурных ты уже довольно уверенно держишься, — сказала она Женьке, отдавая подарок.

Женька решил тут же опробовать свои коньки, и, надев их, вышел из Лининого подъезда. Женька следовал за ним. Лина смотрела на них в окно сверху.

— Ага, попались! — злорадно улыбаясь, медленно проговорил Кирилл. Расставив в стороны руки, (на правой был завязанный палец — травма от мышеловки), он направился к Женьке, который покачивался на коньках.

Женька нагнулся, проехал прямо под рукой Кирилла и направился к своему дому, Шурик побежал следом. Кирилл с разбега хотел пнуть Женьку, но тот увернулся, и хулиган врезавшись головой в деревянный грибок на площадке, упал, взвыл и хотел вскочить на ноги, но Шурик схватил детское ведёрко, забытое кем-то в песочнице, и нахлобучил его на голову Кириллу. Оставшийся там песок попал хулигану в глаза. Ругаясь, Кирилл бросил ведёрко на землю. Но друзья уже были далеко.

На другой день Кирилл с воспалёнными от песка, красными глазами, встретил друзей по дороге в школу.

— Эй, а я не злопамятный, — издали крикнул он мальчикам, — Мир?

Друзья насторожились.

— Подойдите сюда, — ровным голосом предложил Кирилл, — Я вам за храбрость конфет дам. Смотрите, шоколадные!

— Не ходи, — сказал Шурик Женьке, который очень любил сладкое.

— Я не трус! — возмутился Женька и смело направился к Кириллу.

Лина пошла за ним, она была начеку.

— Давай свои конфеты, — протянул руку Женька.

— На, — усмехаясь сказал Кирилл и хотел врезать Женьке по шее, но его рука вдруг замерла в воздухе. Вместо Женьки перед ним стояла Лина, которая вмиг заслонила друга собой.

— Отойди, деточка, в сторонку, нам посчитаться надо с ним за вчерашнее, — закипая процедил Кирилл.

— А со мной ты не хочешь разве посчитаться? Или забыл уже мышеловку? — насмешливо

сказала Лина, — Что, слабо драться с девчонкой? Трус!

Кирилл как-то сразу сник и, проворчав что-то непонятное, поплёлся к школе. Обернувшись, он крикнул:

— Погоди ещё, Женька! И ты, Шурик, тоже получишь! За всё посчитаемся!

— Иди, иди! — крикнула Лина, — Шакал несчастный!

— Лично я не буду прятаться за девчачьей спиной! — воскликнул Женька. Шурик согласился с другом.

— Тебя, Лина, он не тронет, а мы всё-таки мужчины! — сказал Шурик.

— Давайте, я вас научу нескольким приёмам, — предложила Лина. И стала учить их дзюдо.


Однажды, когда мальчики шли по улице одни, на их пути возник Кирилл.

— Ну, что? Подружки вашей тут нет, защитить некому, так получайте же!

Но не успел Кирилл никого ударить, как Шурик применил приём, Женька тоже,

и хулиган свалился на землю поверженным.

— Слабак! — пренебрежительно сказал Женька.

— Ага, — согласился Шурик, — Здоровый, а ума нет и мускулов нет.

И мальчики помчались домой.

— Привет, конкуренту! — насмешливо бросил проходивший мимо хулиган Яшка.

Кирилл мрачно поднялся с земли и побрёл домой. Встретил около своего дома всю компанию. Шурик, Женька и Лина весело болтали. Лина взглянула на Кирилла, а тот,

весь побитый и грязный, вдруг смутился и, пряча глаза, прошмыгнул в подъезд.

— Вот чешет! — глядя ему вслед, усмехнулся Женька, — Даже лифт дожидаться не стал.


На следующий день, Кирилл вышел из подъезда и столкнулся в дверях с Линой, она ждала друзей, чтобы вместе идти в школу.

— Между прочим, — сказала ему Лина, — Яблони мы сами сажали, трудились, поэтому

наша улица обрела своё теперешнее название! А ты приехал на всё чужое и сразу давай ломать!

— Да ладно тебе, — проворчал Кирилл, — Посажу я вам хоть десяток яблонь, хоть сегодня

после школы. Первый раз вижу такую девчонку. Отчего ты такая смелая?

— От природы, — насмешливо сказала Лина.


После уроков Кирилл, получив от Лины лопату и саженцы, сажал яблоньки.

За этим событием наблюдал весь двор. А любопытная соседка тётя Люба с первого этажа Лининого дома даже в окно чуть не вылезла от удивления.

С этих пор Кирилл стал меняться в лучшую сторону. Хотя по прежнему ходил

Нечёсаный и неопрятный. Но не всё же сразу.

Кирилл подружился с Шуриком и Женькой, не говоря уже о Лине, отвагой которой он восхищался. Давал ребятам свой магнитофон слушать, который они по очереди забирали к себе домой, на сколько хотели. А Кирилл даже не напоминал им о магнитофоне, пока ребята сами не его возвращали. Крутил верёвочку, пока девочки прыгали, качал спустившиеся шины на велосипедах.

Однажды Лина сидела, задумавшись, на лавочке.

— О чём задумалась? — подсел к ней Кирилл.

— Не знаю теперь кем быть, хотели с ребятами археологами стать, а теперь думаю, может, и правда моё призвание педагогика?

— Рановато тебе об этом думать, ты же ещё маленькая, — сказал Кирилл.

— А вот и нет! Никакая я не маленькая, — возмутилась Лина, — Мне уже двенадцать лет.

— Ну, извини, — смутился Кирилл от такого её отпора, — А я, знаешь, уезжаю от вас.

— Куда? — испугалась Лина.

— Отец получил назначение по работе в другой город, далеко, — с сожалением сказал Кирилл.

— Как жаль, мы к тебе совсем привыкли, — сказала Лина.

— Я буду вам писать и скучать буду без вас, — вздохнул Кирилл.


Настал день отъезда, как раз перед летними каникулами, после окончания занятий в школе. Весь двор вышел провожать Кирилла. Он много полезного сделал по благоустройству детской площадки. Красил скамейки, белил деревца. Теперь кто будет всем этим заниматься?

— Кирилл! — позвал его Шурик, — Вот твой магнитофон, забирай!

— Оставь его себе на память, — сказал бывший хулиган, — Мне уже некогда будет его

слушать. Я летом еду в трудовой лагерь, работать буду.

— Прощай, Линочка, — сказал Кирилл, — Да, чуть не забыл! — Кирилл протянул Лине резную шкатулочку тонкой работы.

— Сам делал для тебя, вырастешь, будешь там хранить колечки, бусы.

— Спасибо! — от всей души поблагодарила его Лина.

— А, может, мы ещё увидимся? — спросил Женька.

— Как судьба сложится, — ответил Кирилл, и его косматая голова скрылась в кабине машины.

Долго ещё друзья смотрели вслед уезжавшему грузовику.

Лина положила в шкатулочку бусики, которые ей подарил когда-то Шурик.

И снова каникулы

На следующее утро друзья отправились в тот же самый лагерь, что и в прошлом году. Первым делом узнали, что оленёнка выпустили весной в лес, и он теперь живёт вместе с другими оленями. Затем навестили астронома и метеорит «Лина Антонова».

— Здравствуйте, мои хорошие! — обрадовался учёный, — Телескоп к вашим услугам!

— Какой красивый наш метеорит! — снова восхитилась Лина.

— И главное, весит целых десять килограмм! — подтвердил Виктор Андреевич.

В первый же день ребята наговорились обо всех событиях друг с другом. Что удивительно, этим летом в их отряде были все те же самые ребята, что и прошлым

летом. А вот вожатой у них вместо Игоря, была вредная Аня, не знавшая об их прошлогодних подвигах.

— А я занимаюсь подводным плаваньем! — похвастался фантазёр Федя.

— А я выучил сам немецкий язык, — поведал юный писатель Витя.

— А я за зиму связала две кофты, себе и маме! — гордо сказала Валя.

— А у вас чего нового и интересного? — спросила Валя у Лины, Женьки и Шурика.

Те лишь переглянулись многозначительно и промолчали.

— Ну ясно, что-нибудь сверхъестественное, типа падения метеорита и поимки браконьера! — догадалась она.

— Нет, всего лишь перевоспитали одного хулигана, — ответила Лина.

— Тоже немало! — похвалил её Витя.


В первую же ночь, ребята сбежали в лес.

— Куда отправимся на этот раз? — шёпотом спросил Шурик.

— Может быть, будем искать сокровища, — предложил Женька, — Ведь в старом доме так и не нашли, кроме того будущая профессия археолога обязывает.

— Отличная мысль, — согласилась Лина.

Они шли, освещая себе путь фонарём.

— Где будем искать? — спросил Шурик, — Поскольку об археологии я знаю мало, то не

разбираюсь ни в чём.

— Надо поискать какие-нибудь знаки, которыми отметили место, где лежат сокровища, —

предложила Лина.

— Какие знаки? — спросил любознательный Шурик.

— Камень какой-нибудь или ещё что-нибудь заметное, — сказала Лина.

— Вот! — крикнул Женька, и указал на большой камень.

— Будем копать вокруг него, потому что перевернуть его у нас не хватит сил, — сказала Лина.

Копали долго, но кроме корней деревьев, ничего не нашли.

— Дальше пошли, — сказала Лина.

— Что это? — воскликнул Женька.

Они подошли поближе, туда, куда он указывал. Там росло ужасно скрюченное дерево.

— Это отличительный знак? — спросил Шурик у Лины.

— Мы должны всё проверять, — ответила она.

Они вскопали всю землю вокруг дерева, и Шурик нашёл какой-то блестящий камешек,

но Лина сказала что это обычный камень.

— Может здесь? — с надеждой спросил Шурик, указывая на железную скобу, торчащую из земли. Когда они раскопали землю под ней, открылась живописная свалка.

Ребята поплелись дальше. Они ходили всю ночь по лесу, встречая «отличительный знак», принимались копать под ним или вокруг него, но так ничего и не нашли.

Под утро, когда уже рассвело и стало всё видно без фонаря, Женька нашёл чью-то

запонку с камешком посередине.

— Может быть, хоть это драгоценный камень? — спросил он Лину.

— Нет, это простая стекляшка, — осмотрев камешек, сказала Лина.

И Женька выбросил запонку обратно в траву.

— Эх, надо знать места, — с сожалением сказал Шурик, — Для этого и существует археология.

— А я читал, что люди без этой археологии находят клады, копая свой огород, — возразил

Женька.

— Это редко происходит, — сказала Лина.

— Может спросить кого-нибудь, есть ли шанс найти в этих местах сокровища, — предложил Шурик.

— Кого спросить? — удивилась Лина, — Археологов тут нет, а больше никто не знает.

— В лагере нас уже хватились, — неуверенно сказал Шурик.

— Вернёмся? — спросил Женька, взглянув на свои старые часы с треснувшим стеклом, — Через час там завтрак подадут, опоздавшие ничего не получат, так сказала Аня.

— Пошли, — сказала Лина, — Всё равно искать бесполезно.

Наша троица поплелась к лагерю. Ворота были открыты, и дежурные сидели возле них.

— Где шлялись? — с неодобрением спросили они наших друзей.

— Гербарий собирали, — отшутился Женька, — Спецзадание.

— Будет вам сейчас на орехи, — проворчал один из дежурных.

— Осталось десять минут, жмём! — крикнул Женька, и троица помчалась в столовую.

Прибежали почти в половине девятого и успели взять кашу и чай.

После завтрака новая вожатая Аня, подошла к ребятам.

— Куликов, Волков, Антонова. Только приехали и сбежали! У нас за это исключают из лагеря и отсылают домой!

— Аня, — спросил Шурик, — А в этих местах водятся клады?

— Куликов, не заговаривай мне зубы. Пойду докладывать о вашем побеге Софье Ивановне.

— Аня просто не в курсе, но начальница лагеря ей всё объяснит. Мы ведь герои! — сказал Женька.

— Пойдёмте в нашу обсерваторию, — предложила Лина, — Будем любоваться звёздами.


— Заходите, заходите, — приветливо сказал Виктор Андреевич, — Телескоп к вашим услугам.

— А вы не знаете, нет ли в здешних местах сокровищ? — спросил его Шурик, пока Лина смотрела в телескоп.

— Как же, знаю, — охотно ответил астроном, — Пару лет назад тут в лесу один грибник нашёл сундучок с золотыми монетами.

— Как же он их нашёл? — спросил Шурик и выразительно взглянул на подошедшего Женьку.

— А так, искал он грибы, во все места залазил, чтобы не пропустить ни одного, а тут вдруг наступил на кочку, а нога и провалилась внутрь. Осмотрел он ямку, может, там чего есть тоже, и нашёл внутри сундучок, открыл его, а там монеты старинные. Сдал он их государству и получил часть суммы за находку. Так-то вот.

— А где именно он нашёл их? — спросила подошедшая Лина.

— А вот в том леске, который сразу за воротами лагеря начинается, — ответил учёный.

Ребята молча переглянулись и вышли из обсерватории.

— Отличительные знаки! — передразнил Женька Лину.

— Кто же знал, — оправдывалась она, — следующей ночью будем обследовать все кочки.

Ночью наши неугомонные путешественники вновь отправились за ворота в лес. Стали упорно искать. Вдруг они увидели огонёк, это был след от фонаря, который нёс какой-то мужчина. Он шёл с лопатой и осматривался по сторонам.

— Тоже клад ищет, — шёпотом сказал Женька.

Когда мужчина прошёл мимо них, ребята рискнули двинуться дальше. Проверяли они округу очень тщательно, но опять ничего не нашли.

— Если тут один раз нашли золото, это не значит, что обязательно есть ещё, — сказал Шурик.

— Пожалуй, — согласилась Лина.

— Плюнем? — спросил Женька.

— Но тот человек видимо не теряет надежду, ищет, — сказала Лина.

— Да, обидно будет, если он найдет, а мы нет, — вздохнул Шурик.

— Надо проследить за ним, — сказала Лина.


На следующую ночь, ребята не искали клада а искали того мужчину. Его они не нашли, а вот что случилось. Шурик споткнулся об какую-то железяку и растянулся на траве.

— Шурик, что случилось, ты не очень ушибся? — подбежала к нему Лина.

— Нет, не очень, — испуганно ответил Шурик. А Женька наклонился над тем местом, откуда торчала железка.

— Отличительный знак, — прошептал он.

— Где? — кинулись к нему Шурик и Лина.

Женька указал на вскопанную и примятую землю, закиданную сорванной и повядшей травой из которой торчала покрашенная жёлтой краской, арматура.

— Копайте скорей! — велела Лина, а сама смотрела по сторонам, готовая предупредить их

об опасности.

На глубине полуметра, ребята нашли чемодан. Когда они его открыли, то увидели разные украшения, кольца, брошки, колье и деньги.

— Скорей в лагерь! — заторопила Лина, — Нет, лучше к нашему астроному!

Но Шурик и Женька сперва забросали ямку землёй и травой, воткнув как было кусок трубы. Затем галопом они помчались прямо к домику Виктора Андреевича, который велел им, «будить в любое время, если что, особенно если это падение метеорита или прилёт нло».

Они втроём принялись дубасить кулаками в дверь, и астроном открыл немедленно. Захлёбываясь словами, ребята одновременно принялись рассказывать ему о приключении. Но как ни странно, он их понял и ни разу не переспросил. Тут же позвонил в милицию и стал ждать приезда наряда. Ребята тоже ждали. А учёный

напоил их чаем с булками, и они съели всё, потому что от волнения страшно проголодались.

Приехал наряд милиции во главе с участковым, который вручал ребятам медали за поимку браконьера в прошлом году.

— Ну, ребята, — развёл он руками, — У вас просто чутьё на преступников!

— Да мы клад искали вообще-то, — признался Шурик.

— Клад, — усмехнулся участковый, — За два года с того случая, перерыли весь лес по сто раз. А вот то, что вы нашли, это украдено из ювелирного магазина на прошлой неделе.

Сейчас идите спать, а утром на линейке ожидайте поздравлений по всей форме.

Ребята счастливые помчались в свои спальни.


Утром опять была торжественная линейка, и участковый вручил Женьке, Шурику и Лине почётные грамоты и замечательные наручные часы, которые каждому лично надел на руку. Пожал всем троим руки и поблагодарил за помощь милиции. А вожатую Аню, воспитательницу Марию Николаевну и начальницу лагеря Софью Ивановну поблагодарил за отличных ребят. Весь лагерь им аплодировал.

— Мы теперь каждый раз ждём летнего сезона с нетерпением, — сказал участковый.

Опять готовилась стенгазета в честь нашей троицы, на кухне пекли торт, покрытый золотистой глазурью, в форме золотой монеты, а ребята беззаботно сидели на заборе и каждую минуту поглядывали на новенькие часы.

К ним подошёл участковый, и сказал:

— Всё это хорошо, но преступник ещё не пойман. Сможете вы его узнать при встрече? —

спросил он ребят.

— Сможем, — ответили они.

— Тогда на следующую ночь, прошу в лес на прогулку, — сказал он ребятам.

Опять с наступлением ночи ребята отправились в лес, но уже не так боялись,

ведь с ними был участковый и ещё два милиционера в придачу. Сделали засаду рядом с тем местом, где нашли награбленное.

Ждали долго, но к трём часам ночи увидели огонёк фонаря и человека, шедшего в их направлении.

— Это он, — зашептала Лина.

Мужчина, не доходя до того места, где спрятал ценности, заметил что-то неладное, то ли ребята плохо закидали землю травой, то ли криво воткнули в землю трубу, а только он огляделся и кинулся прочь.

— Стой, стрелять буду! — крикнул участковый и бросился за ним вдогонку. Два других

милиционера находились с другой стороны, там, куда преступник бежал.

В общем, грабителя поймали.

— Спасибо вам, ребята, за помощь! — с чувством сказал участковый, — Может, когда вырастете, станете милиционерами?

— Нет, мы хотим археологами стать, — сказал Шурик.

— Тоже неплохо, — с некоторым сожалением сказал милиционер, — А то, может, передумаете, и к нам всё-таки?

— Вряд ли, — сказал Женька.

— Ну, что же, искать сокровища вы тоже умеете. Упорство — хорошее качество в любой профессии! — сказал участковый и, попрощавшись с ребятами, повёз преступника в отделение.


Женька вертелся, как на иголках, его непоседливый характер требовал действий.

— Хоть бы ты никогда не взрослел, — мечтательно сказала Лина, — Не представляю

тебя другим!

— Я и сам не представляю, — ответил Женька.

— Нам троим никогда не взрослеть бы! — сказал Шурик.

— Чем займёмся? — немедленно спросил Женька.

— Пойдём купаться, — предложил Шурик.

Друзья согласились. Плавать они уже умели с прошлого лета. Но Женьке этого было мало, и он любил нырять и разглядывать дно моря.

Постоянно приносил он ребятам, то морских звёзд поглядеть, и тут же выпускал обратно, то камешки, которые переливались всеми цветами радуги.

— Повезло же нам, что начальником лагеря здесь работает добрая Софья Ивановна, — сказал Женька.

— Да, — согласилась Лина, — Режим можно не соблюдать.

— Днём не спать, ночью гулять, — подхватил Шурик.

— Мы тут на особом счету, потому что герои! — добавил Женька, — Медали имеем, почётные грамоты, фирменные часы!

— Но Софья Ивановна просила больше чем на ночь не исчезать, — сказала Лина.

— Я хочу в лес! — сказал Женька и помчался к забору.


— Сегодня приезжают шефы нашего лагеря, — сказала Лина, — Все готовятся.

— А чего особенного? — удивился Женька, — Ну, приезжают и приезжают, а мы тут причём?

Словно услышав его вопрос, к ним подбежала Софья Ивановна.

— Куликов, Волков и Антонова! Сегодня за ворота ни ногой! — велела она.

— Почему? — спросил Женька.

— Шефы приедут, вы должны присутствовать на линейке, вы же герои нашего лагеря! —

ответила Софья Ивановна и умчалась раздавать распоряжения другим.

— Погуляли, — вздохнул Шурик.

— Ну, что, ослушаться нам Софью Ивановну или не стоит? — спросила Лина.

— Не надо, — сказал Женька, — Пусть шефы нас увидят, может быть, сфотографируют для

истории или автографы возьмут на память!

Ребята стали ждать приезда шефов, сидя на лавочке и болтая.

Вот, наконец, автомобиль с шефами въехал через ворота в лагерь. Когда он остановился, его окружили ребята со всех отрядов. Шефы вылезли из него и

поприветствовали всех.

— Ребята, на линейку становитесь! — сказала Софья Ивановна.

Наша троица тоже не спеша пошла.

— Где же наши герои? — спросил главный из шефов.

Лина, Шурик и Женька вышли из строя, правда Женька на секунду раньше друзей.

— Вот это да! — поразился он, — Такие маленькие, а уже герои! Как же вы справились с

браконьерами, не побоялись? Сколько же вам лет?

— Нам по двенадцать, — сказала Лина.

С шефами приехал корреспондент столичной газеты. Он постоянно щёлкал затвором

фотоаппарата и снимал наших путешественников.

— Вы подумали о том, что у бандитов может быть оружие? — продолжал шеф.

— Да, — ответил Женька, — Но мы сомневались, что он будет стрелять в детей! Кроме

того у нас сильно развито чувство долга!

— Похвально! — восхитился шеф, — Но мальчики всегда стремятся к подвигам, а вот то, что среди вас есть девочка, факт удивительный!

— Мне с ними ничего не страшно, — ответила гордо Лина, — Друзья готовы пожертвовать

собой, чтобы спасти меня от любой опасности!

— Молодцы, ребята! Настоящая у вас дружба! — продолжал восхищаться шеф, — Мы вам

привезли подарок, один на всех, но какой!

С этими словами остальные шефы, вытащили из автомобиля медную статую в виде

раскрытого цветка, в середине которого, были выбиты их имена с фамилиями.

— Этот цветок будет установлен на центральной аллее, чтобы все, кто будет приезжать

в этот лагерь, знали о вас и ровнялись на вас! — торжественно сказал шеф.

Корреспондент сфотографировал нашу троицу на фоне статуи.

После торжественной линейки все пошли обедать в столовую. А после обеда шефы совершили прогулку по лагерю, осматривая всё вокруг. Статуя была уже установлена, все подходили и любовались.

К вечеру, тепло простившись со всеми, шефы уехали, пожелав нашим героям расти большими, здоровыми и счастливыми.

— Может, опять отправимся на поиски бандитов? — спросил Женька, — Нам что-то везёт

на них в последнее время.

— Можно, — согласилась Лина.

После ужина, ребята по-тихому сбежали за территорию лагеря.

— Как тут в лесу хорошо! — блаженно улыбаясь и вдыхая полной грудью свежий воздух,

сказал Женька.

— Очень хорошо, — согласилась Лина, — и как-то спокойно сегодня.

Гуляя, они наткнулись на сломанное дерево, судя по всему, совсем недавно сломанное. Пройдя дальше, они услышали голоса.

— Сейчас как запылает! — говорил один.

— Ага, — вторил другой голос, — Весело будет!

Ребята крадучись выглянули из-за кустов. Два здоровых парня собирались облить керосином из канистры дерево и кусты.

— Стой! — крикнул Женька и прыгнул на одного из хулиганов. Другой плеснул керосин.

— Это ещё кто? — насмешливо сказал нарушитель, — Малявка какая-то! Поджигай, Вовик.

Вовик достал спички, но Шурик вышиб коробок из его рук. А Лина пребольно укусила

Вовика за руку. Тот взвыл и попытался поймать Лину, но он имел дело с Шуриком,

который за Лину готов был отдать жизнь. Шурик налетел на Вовика, начал дубасить изо всех сил по чему попало, и тот пустился наутёк. Затем Шурик помог Женьке, который никак не мог справиться с другим хулиганом. Вдвоём они повалили хулигана на

мокрую от керосина землю и дубасили его.

— Пустите, я всё понял! — заныл хулиган и, вскочив, помчался догонять Вовика.

— Молодцы, мальчишки! — победоносно крикнула Лина.

— Если бы не ты, Шурик, я бы с ним не сладил, — признался Женька.

— Ну, как тут без нас обойтись? — сказал Шурик.

Поэтами становятся не сразу

В лагере объявили конкурс на лучшее стихотворение. Правила были такие: писать можно о чём угодно, короткое или длинное стихотворение не имеет значения, срок написания два дня.

Женька загорелся идеей стать поэтом.

— Ты же не умеешь писать стихи, — удивился Шурик.

— Я в раннем детстве пробовал, — сказал Женька.

— Мы будем болеть за тебя, — сказала Лина.

Женька удалился на берег моря в уединённое место и начал творить. Лина с Шуриком и другими ребятами, тем временем, играли в волейбол.

— А я точно не смогу ничего сочинить, — сказал Шурик.

— Я могла бы выиграть, — сказала Лина, — Но не буду участвовать потому, что хочу дать шанс на победу Женьке.

Другие ребята, коих оказалось много, тоже вовсю писали стихи. Некоторые из них посещали литературный кружок.


Настал день конкурса.

— Все участники, сдайте свои стихи, — сказала воспитательница Мария Николаевна.

Все потянулись в комнату литературного кружка, где сидела редколлегия.

Листочки со стихами ложились на стол, и скоро это уже была внушительная стопка.

— Результат будет ясен через пять часов, — объявило жюри, — Лучшее стихотворение прочитаем всем.

Ребята разбрелись кто куда, а Женька исчез. Лина с Шуриком искали его, но не нашли.

— Ребята, вы не видели Женьку? — спрашивала у всех Лина.

— Был тут, когда сдавали стихи, а потом куда-то пропал, — отвечали ребята.

На обед он тоже не явился. Лина уже начала беспокоиться, тянула Шурика за собой и искала Женьку. Когда наступил назначенный час, жюри всех позвало.

— Итак, победителем признано стихотворение, к сожалению, не подписанное, мы не знаем имени автора! Отзовись, кто написал!

И стихотворение прочитали.

Ребята стояли и с восторгом слушали это творение из десяти строф. Но никто не отозвался, никто не признал стихотворение своим.

— Я знаю, чьё оно! — сказала Лина, — Это стихотворение Женьки Волкова.

— А где он? — послышались голоса.

— Ищите его все, он должен получить приз!

— А это не он, он же весельчак, такой стих не в его натуре, — крикнул кто-то.

Вдруг кто-то воскликнул:

— Вон он идёт!

И все посмотрели в ту сторону, куда показывали первые увидевшие Женьку. Он шёл

от берега моря, словно во сне.

— Жень, ты где был? — спросила Лина.

— А сколько времени? — спросил он.

— У тебя же часы на руке, — удивлённо сказал Шурик.

— Это твои стихи? — спросил кто-то из жюри.

— Да, — ответил Женька.

— Поздравляем! — крикнули все хором.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 782