электронная
200
печатная A5
423
16+
Школьный психолог. Сын мэра

Бесплатный фрагмент - Школьный психолог. Сын мэра

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-3770-2
электронная
от 200
печатная A5
от 423

1

Молодой человек подошёл к высотному дому и, подняв голову, увидел два силуэта на крыше.

— Опять они, — с досадой подумал он и крикнул. — Стойте! Не делайте этого.

Его никто не услышал.

Тогда Виктор бросился к подъезду и в одно мгновение оказался возле лифта, но кнопки вызова нигде не было. Молодой человек тщетно пытался её найти, обшарив руками всю стену. Стена была гладкой и холодной. Да тут ещё и двери лифта куда-то исчезли. Тогда Виктор рванул вверх по лестнице. Он перепрыгивал через несколько ступенек, спешил, но лестница почему-то не заканчивалось. Совсем обессиленный, молодой человек присел на корточки и заплакал от отчаянья. Ещё через мгновение он обнаружил, что всё-таки находится на крыше, но подростков на ней уже нет.

— Не успел, — махнул рукой Виктор.

Резкий порыв ветра поднял его на несколько метров и стал относить к краю.

— Нет! — кричал молодой человек, пытаясь сопротивляться, но силы были неравными.

Стоя на самом краю, Виктор посмотрел вниз. Ни машин, ни людей. Даже двор с деревьями и детской площадкой куда-то исчезли. И в этот момент молодой человек стремительно начинает падать в пропасть.

В эту минуту он, как правило, просыпается.

Уже прошло полгода, как начальник школьной психологической службы города Виктор Кравец спас подростков — Веронику и Игоря — от суицида, но подобные сны периодически возвращались к нему. Как психолог Кравец понимал, что в тот день он пережил сильнейший стресс и сейчас его подсознание пытается бороться с этим стрессом. Поэтому он не боялся таких снов и знал, что рано или поздно какое-то ещё более важное событие в его жизни эту борьбу затмит.

В тот день после обеда Виктор поехал во Дворец творчества детей и молодёжи, чтобы поговорить с руководителем одного из кружков, который заподозрил своего подопечного в увлечении азартными играми и воровстве денег. О таких случаях Виктор знал, но вывести подростка на откровенный разговор было делом сложным, поэтому он, прежде всего, решил поговорить с его руководителем. Михаил Яковлевич был человеком общительным и остроумным. Более двадцати лет назад он возглавил кружок авиамоделизма и воспитал не одно поколение будущих инженеров, учёных и конструкторов. Он имел несколько почётных грамот Министерства образования. Благодаря собранной информации и своей интуиции психолог заранее набросал психологический портрет своего собеседника.

— Вообще-то он не такой уж и хороший человек, — размышлял психолог.- Замечательный педагог, любит детей и находит с ними общий язык, но в общении с другими людьми груб, не любит возражений и часто оскорбляет других. С личной жизнью тоже не всё заладилось, дважды был женат, но женщины долго не могли терпеть его жестокости и рукоприкладства. От первого брака сын, от второго — дочь, платит за них алименты, но с детьми не встречается и не поддерживает с ними отношения.

Разговор получился конструктивным. Михаил Яковлевич рассказал о своём воспитаннике и теперь Кравец наверняка знал, как он выведет подростка на чистую воду и вынудит того сознаться.

— Вот и всё, — подумал психолог, направляясь к выходу. И тут он случайно столкнулся с группой мальчиков, которые радостно что-то обсуждали и направлялись в концертный зал.

— Это воспитанники хореографического ансамбля «Радуга», — догадался Виктор, разглядев надетые на детей костюмы.

Ансамбль «Радуга» был известен не только в городе, но и далеко за его пределами. Ансамбль много гастролировал в стране и за рубежом, и поэтому стать участником « Радуги» было престижно. Все родители города старались определить своё чадо в этот ансамбль.

Виктор вспомнил, ему кто-то говорил, что в ансамбле небезуспешно выступает младший сын мэра города.

— Вот бы с ним познакомиться, — родилась в голове у Виктора неожиданная идея.

Психолог не знал, как выглядит сын мэра, но тщательно вглядываясь в лица мальчишек, он точно знал, что среди них его не было. Интуиция его не могла подвести.

— У вас уже закончились занятия? — спросил он ребятишек.

— У нас репетиция перед концертом, — ответил кто-то. — Если вам нужен Иван Юрьевич, то он в концертном зале, но вряд ли он сейчас будет с кем-то разговаривать. Перед концертом все заняты, а вообще набор в наш коллектив только в сентябре.

Получив столь детальную информацию, Виктор спокойно мог отправиться домой. Но желание познакомиться с сыном мэра было настолько сильным, что Виктор не выдержал. Он незаметно пробрался в концертный зал и стал наблюдать за происходящим на сцене. Он никогда не видел выступление «Радуги», поэтому репетиция перед концертом была для него в диковинку. Исполнение артистов ему понравилось и он, забыв, что находится не на концерте, начал аплодировать. К счастью, звуки музыкального сопровождения заглушили его необдуманный порыв. Репетиция длилась почти два часа. Всё это время Виктор терпеливо сидел на заднем ряду и внимательно наблюдал за происходящим на сцене. Лиц артистов он не мог толком разглядеть, но когда на сцену вышла небольшая группа мальчиков лет 10—11 для исполнения очередного танца, то психолог вдруг почувствовал, что на сцене находится тот, встречу с которым он так желает ускорить.

Кравец с трудом дождался окончания репетиции и стал дежурить у входа во Дворец творчества.

Если бы руководителя школьной психологической службы города спросили, с какой целью он хочет познакомиться с сыном мэра, то однозначного ответа никто бы не услышал. Кравец сам не знал, зачем ему знакомиться с сыном мэра, с его отцом он был уже знаком хорошо. По долгу службы он встречался с Павлом Андреевичем Сидоренко и ничего плохого об этом человеке сказать не мог.

Из здания вышли несколько мальчишек, они радостно между собой что-то обсуждали. Кравец сразу увидел, кто ему нужен. Это был светловолосый паренёк, среднего роста, который помахал своим спутникам и побрёл в противоположную сторону. Мешкать было нельзя, Виктор приблизился к мальчику и спросил:

— Тебя зовут Павел?

Мальчишка окинул молодого человека любопытным взглядом и, ничуть не смутившись, строго сказал:

— Я же просил отца, чтобы меня никто не встречал. Здесь идти всего 10 минут. Что может со мной произойти?

Психолог сообразил, что сын мэра принял его за кого-то другого, скорее за помощника отца или его охранника.

— Я вообще-то здесь не для того, чтобы тебя охранять. Я просто хотел с тобой познакомиться.

Психолог увидел, как мальчик внутренне напрягся, даже немного испугался.

— Кто вы? — спросил он, спустя мгновение.

— Я руководитель школьной психологической службы города — Виктор Кравец. Разреши, я проведу тебя домой, а заодно по дороге мы поболтаем.

Павел с большим интересом стал разглядывать молодого человека.

— А я вас знаю, — вдруг выпалил он. — Вас показывали по телевизору после того, как вы спасли двух подростков от самоубийства и разоблачили банду, которая толкала их к этому. Точно, это вы! Отец рассказывал о вас и даже обещал отблагодарить ценным подарком.

— Странно, почему я об этом не знаю? — пробурчал Виктор.

— Вам ничего не подарили? — удивлённо спросил сын мэра. — Я спрошу у отца, почему он не выполняет свои обещания.

— Не стоит, твой отец — занятый человек. У него много других проблем и забот, может он собирается выполнить своё обещание позже.

Виктору хотелось узнать, что за ценный подарок решил вручить ему мэр. После этого случая прошло полгода. И если за это время мэр не выполнил обещание, то ждать вознаграждения уже не стоит. Об этом случае все благополучно забыли.

— О чём вы хотели со мной поговорить?

— Да так, просто хотел познакомиться, ведь о тебе много говорят в последнее время.

— Неправда, — Паша остановился и укоризненно посмотрел на психолога. — То, что я сын мэра знает совсем мало людей. Моя семья тщательно это скрывает.

— Но ведь Иван Юрьевич знает, кто ты?

— Иван Юрьевич знает, — подтвердил мальчик. — Но больше никто в ансамбле не знает, ни другие хореографы, ни другие участники.

— Пошли, пошли, зачем мы остановились, — продолжили не спеша идти дальше. — Может и правильно, что не выпячиваешься.

— Отец говорит, что чем больше людей знают о нашей семье, тем мы становимся более уязвимыми.

— Он прав, — утвердительно кивнул Кравец. — Но почему тебя никто не сопровождает.

— Зачем? Я обыкновенный мальчишка, иду домой после занятий.

Кравец, как только увидел мальчика, сразу же составил его психологический портрет. Сейчас же, после беседы с ним, этот портрет обрёл более конкретные черты. Паша скромный, спокойный и немного застенчивый ребёнок, любит побыть в тишине, наверное, пробует писать стихи, имеет много друзей и готов каждому из них помогать, если потребуется. Любимец Ивана Юрьевича и других хореографов за свой спокойный, неконфликтный характер.

— У тебя есть старший брат? — спросил Кравец, хотя знал ответ на этот вопрос.

— Андрей учится в десятом классе, на следующий год думает поступать в университет в Варшаве.

— А почему именно в Польшу, здесь разве нет хороших университетов?

— Так отец решил.

— Скажи, твоего брата назвали в честь дедушки, а тебя в честь отца. Не выходит путаница, что у вас в семье два Павла.

— Мама никогда не называет папу по имени, — улыбнулся мальчик.

— А как же?

— Дорогой или Андреевич.

— Интересно, — в свою очередь улыбнулся Виктор.

— Вот мы и пришли, — Павел остановился в нескольких десятках метрах от длинного многоэтажного дома, обнесённого вокруг высоким бетонным забором, по периметру которого размещались камеры видеонаблюдения.

Кравец знал этот дом. Жители города называли его «народным домом». Этот дом строился полтора десятка лет из очень дорогих материалов, а архитектором был приглашённый из столицы специалист. Квартиры в этом доме получили многие руководители города. Не удивительно, что дом обнесли забором, а при единственном заезде на парковку выставили будку с многочисленной охраной.

— Вас дальше не пустят, — озвучил Павел то, что Кравец уже знал и без него.

Паша как будто прочитал его мысли.

— Я поговорю с отцом, может быть, в следующий раз вам разрешат зайти к нам.

Психолог больше испугался такого предложения, чем обрадовался. Побывать в гостях у мэра в его квартире было не честью, а головной болью. Во-первых, ему пришлось бы тщательно скрывать сам факт такого визита, чтобы не возникло нездоровых слухов и пересудов. А во-вторых, об этом визите могли узнать представители СМИ, которые не преминули бы возможностью разузнать о личной жизни мэра какие-нибудь подробности. Хотя, конечно, любопытно какие планировки и обустройство в таком шикарном здании.

— Нет, Паша, спасибо, — отказался Кравец. — Вообще не стоит отцу говорить, что мы с тобой познакомились. Пусть наша встреча останется в секрете. Когда придёт момент — расскажем.

Сын мэра по-взрослому утвердительно кивнул и направился в сторону вышедшего из будки охранника. Кравец не мог предположить, какие последствия будет иметь эта встреча.

2

Вскоре Виктор купил билет на концерт «Радуги» и уже был в предвкушении предстоящих впечатлений от так полюбившегося ему ансамбля. Но через несколько дней к нему в кабинет зашли три человека в полицейской форме.

— Кравец Виктор Николаевич? — один из полицейских вопросительно посмотрел на психолога.

— Да, — неуверенно ответил Виктор и хотел спросить, зачем к нему пожаловала столь важная делегация, но сотрудник полиции не дал ему это сделать.

— Собирайтесь, вас приказано доставить в полицейское управление.

— Простите, вы пришли меня арестовать?

— Не задавайте лишних вопросов, — сухо ответил полицейский. — Вы задерживаетесь для выяснений всех обстоятельств возможного вашего участия в похищении сына мэра. Вы — под подозрением.

— Что? — Кравец вдруг оторопел, услышав столь неожиданную информацию. — Сына мэра похитили?

— Для вас это неожиданно? Быстрее собирайтесь. Мы не хотим лишней шумихи и утечки информации. Но если не подчинитесь, мы выведем вас из здания в наручниках. Поверьте, это будет неприятно и для ваших сослуживцев, и для вас самого. Чтобы не было лишних разговоров, двое подождут внизу возле машины, припаркованной с торца здания. И отдайте мне телефон. Мы пойдём вместе.

— Я вас понял. А как мне объяснить всем, по какой причине я покинул своё рабочее место.

— Ничего никому объяснять не надо, спускаемся вниз и садимся в машину.

Кравец и раньше встречался с представителями полиции. Но это было по работе, в основном он контактировал с начальником отдела по работе с несовершеннолетними — Эдуардом Львовичем Тимченко, полицейским психологом Яковом Бородиным и некоторыми другими сотрудниками этого отдела. Он также хорошо знал заместителя начальника городской полиции Сергея Витальевича Баталова, который в спорных ситуациях не раз вставал на сторону Виктора, а также некоторых других высокопоставленных сотрудников полиции.

В полицейском управлении задержанного сразу же провели на третий этаж в кабинет, в котором за небольшим столом восседал худощавый, высокий, ещё молодой, но уже лысеющий мужчина.

— Присаживайтесь, — сухо пригласил хозяин кабинета, представившись. — Следователь Резник Сергей Родионович.

Когда Виктор сел на стул, следователь продолжил традиционный анкетный опрос.

Кравец нехотя отвечал на вопросы, ему хотелось скорее узнать подробности происшествия, в котором, как ни странно, его обвиняют. Улучив свободную минутку, когда следователь вносил в компьютер его ответы, Виктор спросил:

— Скажите, это правда, что сына мэра похитили?

Молодой следователь был раздражён вопросом психолога:

— Вопросы буду задавать я, а вы должны чётко на них отвечать. И когда за вами пришли, то всё сказали.

Виктор сразу же составил психологический портрет человека, сидящего перед ним. Высокомерный, вспыльчивый, пытается пробиться по служебной лестнице, как можно выше, но из-за своего характера не любим коллегами и вышестоящим начальством. В послужном списке несколько раскрытых громких дел. Женат, детей нет. Следователь неплохой, обладает интуицией и логическим мышлением, но не может до конца реализовать свой потенциал.

— Я познакомлю вас с некоторыми материалами дела. Но прежде всего вы должны подписать бумагу о том, что будете хранить в тайне всю информацию, которую получите в стенах этого кабинета.

У Виктора в глубине души забрезжила маленькая, но всё-таки надежда, что статус его ещё окончательно не определён, а значит и не потерян. Его профессиональный опыт может пригодиться.

После этого следователь открыл папку с официальными данными, лежащую перед ним и начал читать: «29 мая текущего года, в 21.42, на имя начальника городского управления полиции С. В. Баталова поступило срочное уведомление от мэра города П. А. Сидоренко. В нем сообщалось об исчезновении его младшего сына Павла Сидоренко, 2011 г. рождения, не вернувшегося с репетиции ансамбля „Радуга“, проходившей во Дворце творчества детей и молодёжи. С тех пор Павел на связь не выходит, его телефон отключен. В связи с тем, что этот случай квалифицируется как чрезвычайный, были немедленно начаты следственно-розыскные мероприятия».

Из документа следовало, что была осмотрена вся территория следования мальчика от Дворца творчества до его места жительства, проверены все подъезды и подвалы близлежащих домов.

Были опрошены родные пропавшего мальчика, Сидоренко Павел Андреевич, отец, и Андрей, старший брат, 2004 года рождения. Они предоставили фото Павла, описали его внешность, привычки и одежду, в которую он предположительно был одет. Специалистами полиции осмотрена комната Павла и его компьютер.

Следователь отвлёкся от чтения, глянув на унылое выражение лица Виктора.

— Вы ведь понимаете, почему Вас сюда доставили?

— Вы меня подозреваете в похищении мальчика.

— Вот именно. Я опущу некоторые подробности и зачитаю, то, что касается именно вас.

«В результате дальнейших оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что накануне похищения мальчика, а именно 26 мая, с ним встречался неизвестный молодой человек. Ознакомившись с изъятыми видеозаписями из системы видеонаблюдения, установленной на входе во Дворец творчества детей и молодёжи, подтверждается факт контакта Павла Сидоренко с неизвестным. Опрос участников ансамбля и охранника, дежурившего в тот день возле дома на улице Молодёжной, дом 5, где проживает мэр города со своей семьёй, свидетельствует, что тот же мужчина, сопровождал мальчика по дороге домой. Анализируя кадры системы видеонаблюдения, идентифицирована личность молодого человека — начальник психологической службы департамента образования и науки городского совета Кравец Виктор Николаевич, 1995 г. рождения.

В связи с весомыми подозрениями участия В. Н. Кравца в этом чрезвычайном происшествии, было принято решение о его задержании».

Следователь вопросительно посмотрел на Виктора и сказал:

— Я могу продолжить или этого достаточно. Скажи, зачем ты встречался с сыном мэра?

Этого вопроса Виктор боялся.

— Я не знаю, — честно признался он. — Неужели вы думаете, что я причастен к этому похищению.

— Моё личное мнение здесь никого не интересует, но факты упрямая вещь.

— Постойте, — воскликнул просветлённый Кравец. — Если вы меня легко идентифицировали с помощью камер видеонаблюдения, то вам ничего не стоит определить и тех людей, которые похитили мальчика. Или вы хотите сказать, что в тот день камеры были отключены.

— Не надо дерзить, — процедил следователь. — Камеры работали, но лиц похитителей не видно. Я зачитаю: «Было установлено, что 29 мая в 18.48 двое неизвестных встретили мальчика возле входа во Дворец творчества детей и молодёжи и Павел без всякого сопротивления сел в их машину, припаркованную недалеко. При изучении файлов видеонаблюдения, а также опроса свидетелей установлено, что предполагаемые похитители высокого роста, атлетического телосложения, возраст 25—35 лет. Никаких других данных о похитителях не удалось собрать. Номер и марка их машины также не установлена».

— А теперь я хочу услышать от тебя, зачем вы похитили мальчика и где он сейчас находится. Поверь, у нас есть рычаги давления, чтобы заставить тебя рассказать всю правду.

— Правда заключается в том, что я не причастен к этому преступлению. Это просто стечение обстоятельств. Но если вы меня отпустите, то я постараюсь помочь найти настоящих преступников.

— Размечтался, — злорадно заметил следователь. — Отпустить главного подозреваемого! Но я выведу тебя и твою банду на чистую воду. Зачем вы похитили мальчика? Говори, какие ваши требования, а заодно и организуй встречу с мальчиком, чтобы мы могли убедиться, что с ним ничего страшного не произошло. Учти, если с пацаном что-то произойдёт, поверь мне, из тюрьмы тебя живым не выпустят.

Кравец понимал, что он попал в весьма затруднительное положение — доказывать свою невиновность сейчас было бесполезно. Ему теперь никто не поверит. Но какую правду хотят от него услышать. Даже если он сознается в этом преступлении, то мальчика это домой не вернёт. Кравец мучительно искал ответ на один-единственный вопрос: что делать? Рассматривая обстановку в кабинете следователя, он заметил, как одинокая муха бьётся об стекло, пытаясь вылететь наружу. Виктор сравнил себя с этим бедным насекомым.

Спасение, как, оказалось, возникло неожиданно в лице заместителя начальника местной полиции. Сергей Витальевич буквально влетел в кабинет следователя и сдержанно попросил:

— Оставьте нас на пару минут наедине.

Визит начальства следователю не понравился, но он, молча, с недовольным видом, вышел из кабинета.

Сергей Витальевич остановился в метре от Виктора.

— Скажи, по какой причине, ты накануне провожал мальчика домой, — с негодованием спросил Баталов. — Павел Андреевич, как узнал, что ты можешь быть причастен к этому преступлению, велел немедленно доставить тебя к нему. Какие твои объяснения?

— У меня нет никаких объяснений. Неужели вы думаете, что я как-то связан с похитителями?

— Я так не думаю, ты слишком умён, чтобы так подставить себя, но факт остаётся фактом. Ты отлично знал, когда у Павла заканчивается репетиция и его маршрут к дому. О встрече с мальчиком ты кому-нибудь рассказывал?

— Нет.

— И всё-таки, зачем ты с ним встречался? И как ты узнал, что это сын мэра города?

— Я был по делу во Дворце творчества, попал на репетицию «Радуги», какая-то деталь подтолкнула к суждению, ну и интуиция.

— Слушай, но я не могу прикрепить к материалам дела твою интуицию. Есть какое-то другое, более логическое объяснение.

— Нет.

— Так, короче, мы тратим время. Мэр ждёт тебя в своём кабинете. Подумай о том, что ты можешь ему рассказать. И учти, он сейчас расстроен и зол. Так что твои рассказы об интуиции ему не понравятся.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 423